Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2018-09-25, 22:10
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 2 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
Возьми моё сердце...
ЛиэнДата: Понедельник, 2010-11-29, 09:24 | Сообщение # 21
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, зачем так жестоко? cry
Неужели, нет более дипломатичных способов воздействия? biggrin


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2010-11-29, 09:24 | Сообщение # 22
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Любовь… Он всё-таки произнёс это слово, и этим ослабил меня, сам того, наверное, не подозревая. Рональд Сандовал, напрасно ты думаешь, будто это чувство мне неведомо. Я знал любовь. Но объектом её стал не Уильям Бун, который был моим другом — единственным, кто пытался меня понять и даже отваживался со мной спорить, порой вынуждая меня менять своё мнение. Твои чувства ко мне были настолько сильны, что ты не решался даже заговорить со мной, в судьбоносные моменты от волнения утрачивая дар речи. Я слишком поздно понял, что это молчание не было признаком равнодушия. Что один твой взгляд, устремлённый на меня, красноречивее сотен слов…
— Вы — тейлонец, — произнёс он, вероятно, в глубине души догадываясь, что мои вопросы продиктованы не праздным любопытством, и эта мысль пугала его. Ведь подтверждение его догадки означало бы, что моральные жертвы, на которые он шёл — все эти бесчисленные предательства, сделки с совестью — были напрасны. Агент Сандовал, правда редко бывает отрадной. И мне сейчас так же горько, как и тебе, осознавать, что я упустил последний шанс, посланный мне судьбой. Да'ан, ты заслуживаешь смерти, говорю я себе. И только одно событие могло бы послужить для меня поводом остаться в живых. Произойдёт ли оно — покажет финал этой игры, к которой я подтолкнул тебя, Рональд. Я всё-таки снова лгал самому себе, говоря, что бороться за жизнь не входит в мои планы, ибо уже за неё борюсь. Тем не менее, я по-прежнему готов добровольно перейти на другой уровень — меня не пугает смерть. Гораздо страшнее — бесцельное, ничем не оправданное существование…
Когда Рональд оттолкнул меня, я почувствовал облегчение. Наконец-то он сумел преодолеть свою робость. Я вынудил его опуститься на пол рядом со мной, словно разрушая последний барьер между нами. Теперь, когда нас отделяет расстояние вытянутой руки, ты не сможешь мне солгать. Ты думаешь, что я тебя соблазняю, и оттого испытываешь неловкость. Забавно, ведь мне нет нужды это делать. Меня не интересует твоё тело. Я лишь хотел услышать от тебя правду, и в моём поведении нет ничего противоестественного. Впрочем, людям свойственно всюду искать подтекст, да, наверное, не только им.
Я незаметно придвинулся ближе, сокращая это расстояние и одновременно контролируя взглядом каждое его движение. Несколько минут мы сидели молча. Я почти физически ощутил неловкость, которую испытывал агент Сандовал от этой опасной близости. Что ж, пока всё идёт по плану. Но в этот момент произошло нечто, изменившее ход игры…
Я закрыл глаза и сосредоточился, прислушиваясь к тому, что происходило за стенами базы, и не смог сдержать улыбку. Быть может, в данном случае так даже к лучшему. Из любой ситуации можно извлечь выгоду — даже если она кажется безвыходной. Хотя, вынужден признаться, на мгновение мною овладел страх. Впрочем, разве я не рассчитывал на нечто подобное, направляя шаттл именно сюда?
— Да'ан, что с вами? Вам плохо? — утратив над собой контроль, агент Сандовал ещё больше сократил расстояние между нами. — Не молчите же…
В порыве чувств он коснулся моего плеча. Я открыл глаза. В других обстоятельствах Рональд, наверное, отшатнулся бы, но сейчас он осторожно приподнял мою голову, заглядывая мне в лицо, на котором наверняка проступили энерголинии.
— Какая вам разница, как чувствует себя осуждённый на смерть? — слабо улыбнулся я.
— Оставьте этот ироничный тон — сейчас он неуместен, — довольно твёрдо произнёс Рональд Сандовал. — Вы нуждаетесь в помощи?
— Помощь уже идёт — правда, не уверен, что она подоспеет вовремя.
— Какая помощь? О чём вы? — встревожился он.
— Там, снаружи — джаридианцы. Наверное, они засекли наш шаттл, и теперь попытаются проникнуть сюда.
— Джаридианцы? — недоверчиво посмотрел на меня Рональд Сандовал.
— Что вас так удивляет? Вам же хотелось убить меня и умереть самому? Мечты сбываются, Рональд Сандовал. Теперь нам действительно некуда бежать. Может, всё-таки поговорим перед тем, как покинуть этот мир?
— Да'ан… — из груди землянина вырвался вздох то ли возмущения, то ли восхищения. — Вы… знали? И нарочно заманили меня сюда?
— Разве иначе можно было вызвать вас на откровенность? — я вновь позволил улыбке скользнуть по моим губам.
— Но вы ведь подвергли риску собственную жизнь!
— Которая давно не имеет особой ценности, — пожал плечами я. — В данных обстоятельствах этот разговор для меня гораздо важнее.
— Вы — игрок, Да'ан, — покачал головой Рональд, пытаясь скрыть за улыбкой свою нервозность.
— Агент Сандовал, я — политик. В какой-то степени все мы являемся игроками. Разница лишь в том, что одни играют в чужие игры, а другие — в свои собственные. Так вы согласны говорить или предпочитаете провести томительные минуты ожидания в молчании?
— Ожидания чего?
— Решения нашей участи. Я не настаиваю на общении, но за содержательной беседой время пролетает быстрее.
— Вы загнали меня в угол, — с грустью в голосе прошептал он.
— У нас ещё есть время, — я сделал вид, что не обратил внимания на его реплику. — Данное помещение имеет высокую степень защиты. Даже проникнув на базу, джаридианцы ещё нескоро доберутся до нас.
— А если я не захочу играть по вашим правилам? — с вызовом взглянул на меня Рональд, и его тёмные глаза азартно блеснули.
— Воля ваша. Только правила давно уже не мои — их несколько подкорректировала сама жизнь.
— Вы — чудовище, — произнёс он, слегка отстраняясь и окидывая меня восхищённым взглядом.
— Знаю, — спокойно ответил я, опуская веки, но продолжая украдкой наблюдать за своим противником.

Лепесток алый
Наверное, мне никогда не суждено будет его понять. Да и времени на понимание у нас уже не осталось, хотя Да'ан, кажется, убеждён в обратном. Несколько минут мы сидели молча. Я тайком любовался совершенным силуэтом тейлонца и тонкими чертами его лица. Природа наделила это существо губительной красотой — той, которой красивы ядовитые растения и самые опасные хищники. Той, о которой никогда не подумаешь, что она может таить в себе смерть. Как это ни парадоксально, мне было его жаль больше, чем самого себя, хоть он и разрушил мою жизнь, да и не только мою.
Я знал, что его внешность искусственна, и она — лишь пленительная иллюзия. Но когда ощутил под пальцами мягкость ткани его одежды и шелковистую гладкость кожи, меня бросило в жар. Я заглянул в лицо Да'ана, на котором светящейся паутинкой проступили энерголинии, и увидел на губах тейлонца слабую улыбку. Но это была улыбка победителя. Выбор у меня был невелик — держаться до последнего или сдаться…
Первым нарушил молчание Да'ан.
— Они уже здесь, — невозмутимо промолвил он, и жар внутри меня сменился холодом. Он замолчал, выжидающе глядя на меня в ожидании ответного хода. И в этот момент я вдруг со всей остротой ощутил близости смерти. Она не испугала меня — напротив, придала какой-то злой решимости.
— Вы хотели откровенного разговора? Вы его получите, Да'ан. Я люблю вас…
В просторном полутёмном помещении воцарилась тишина — такая, что я услышал шелест собственного дыхания.
— Я знаю, — произнёс он, не меняя интонации.
— Не может этого быть! — воскликнул я. — Откуда вы можете это знать?
— Ваши чувства были написаны на вашем лице, Рональд Сандовал. Впрочем, как и мои. Но вы предпочитали не замечать того, что могло бы выбить вас из колеи — в этом мы с вами похожи.
— Ваши… чувства? Нет, это невозможно! А как же… Уильям Бун? — мне пришлось собрать все силы, чтобы выговорить это имя.
— Уильям Бун был моим близким другом… — с грустью произнёс Да'ан, и глаза его посветлели. — Он пытался меня понять, а это весьма ценно. В наших отношениях присутствовала определённая доля нежности и заботы. Но между нами никогда не было того, что вы, люди, называете любовью.
— Да'ан, но вы… Вы не можете меня любить! — почти закричал я. — Не можете!..
— Не нужно кричать — я прекрасно вас слышу, — мягко прервал меня тейлонец, делая едва уловимое движение рукой. — Почему вы так уверены в том, что это невозможно?
В этот миг наши взгляды встретились, и в бездонных голубых глазах я прочитал то, о чём мечтал всю жизнь. Мною овладело отчаяние, ведь я узнал об этом лишь перед лицом смерти. Но это несправедливо! Я не хочу умирать… И он тоже должен жить!
— Да'ан, я… — к горлу подступил влажный ком, не позволяя вымолвить ни слова.
— Молчите, — он легонько коснулся моей руки своими прохладными пальцами. — Простите меня, Рональд Сандовал. И… прощайте.
— Почему — прощайте? Вы же сами сказали, помощь уже идёт, — я цеплялся за призрачную надежду, которую мне давали оброненные Да'аном слова.
— Но и джаридианцы уже почти у цели. Если они захватят нас в плен, меня подвергнут пытке, которую я не выдержу. Поэтому правила, установленные Сообществом, предписывают мне перейти на другой уровень.
— Нет! — уже почти не владея собой, я схватил его за плечи, прижимая к себе, и тейлонец меня не оттолкнул. Я почувствовал, что на глазах у меня выступили слёзы, и едва сдерживал их. — О какой пытке вы говорите? Ведь у представителей вашей расы высокий болевой порог…
— Джаридианцы знают, как причинить нам боль и сделать её невыносимой, — покачал головой Да'ан. — Мне очень жаль, Рональд, но нам придётся проститься. Всё могло бы быть иначе, но, видно, не судьба…
— Я не могу тебя отпустить, слышишь? — мой голос снова сорвался на крик. — Не могу… У меня есть скрилл. Я буду защищать тебя. Они не смогут взять тебя в плен!
— Защищать ценой своей жизни, Рональд? Я не нуждаюсь в такой защите. Зачем мне оставаться в живых, если ты умрёшь? — во взгляде Да'ана я прочёл отчаянную решимость. Этому удивительному созданию, на вид такому хрупкому и изнеженному, в иные моменты была свойственна на грани безумия, перед которой я невольно пасовал.
Повинуясь внутреннему порыву, я сжал его в своих объятьях. Маленькая ладонь коснулась моей груди, но Да'ан не оттолкнул меня.
— Не торопись на другой уровень, прошу, — взмолился я. — Обещай мне, что будешь держаться до последнего. Не может быть, чтобы ничего нельзя было придумать…
— Прости меня ещё раз… Это по моей вине мы оказались здесь…
— Нет, это ты меня прости — я сам вынудил тебя так действовать. Боже, какими дураками мы были…
— Согласен, получилось глупо… — он прикрыл глаза, словно от сильной боли. Я коснулся виска тейлонца, склоняя его голову себе на плечо. В иных обстоятельствах я бы никогда не решился на подобное, но близость смерти стёрла все условности, и мы предстали друг перед другом в беспощадной душевной наготе. Так в холодном космосе, под сенью кроваво-красной планеты встретились два одиночества…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Понедельник, 2010-11-29, 12:37 | Сообщение # 23
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
Espera, зачем так жестоко?
Неужели, нет более дипломатичных способов воздействия?

С такими, как Даан, нет!!! Ишь, чего удумал! Что это за любовь такая: умру сам и тебя за собой потяну??????? angry


Сообщение отредактировал Espera - Понедельник, 2010-11-29, 12:38
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2010-11-29, 12:43 | Сообщение # 24
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, будем воспитывать smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-11-30, 10:19 | Сообщение # 25
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Когда агент Сандовал сжал меня в своих объятьях, я не воспротивился. Это ощущение было мне внове. Я услышал внутри себя странный звук — это эхом отдавалось во мне биение сердца Рональда. Я виноват… Я снова был виноват перед ним. Ведь это по моей милости мы оказались здесь. Именно я затеял рискованную игру, навязав её Рональду Сандовалу. С другой стороны, если бы не это, мы так никогда и не сказали бы друг другу самые важные слова и покинули этот мир одинокими, сохранив свои выстраданные тайны.
Он осторожно коснулся дрожащими пальцами моего виска, склоняя мою голову себе на плечо. И в этой целомудренной ласке не было ничего оскорбительного. Я солгал бы, если бы сказал, что мне не было страшно. Присутствие Рональда, ощущение тепла его тела дарило покой, возвращая решимость. Морально я давно был готов к переходу на другой уровень. Но сейчас, когда мы открылись друг другу, я отнюдь не жаждал его совершить. У меня снова появился повод, чтобы продолжать жить. И когда агент Сандовал попросил меня тянуть до последнего, я лишь молча кивнул, устраиваясь удобнее в его объятьях. Эти минуты по праву принадлежали нам — тем более, они могли стать последними в нашей жизни. По крайней мере, судьба дала нам возможность провести их вместе, и мы ею воспользовались.
Мы сидели в тишине. Нам было, что сказать друг другу. Но после тех слов, которые уже прозвучали, говорить ещё что-либо было бы бессмысленно, даже преступно. Я знаю, что такое любовь — это высшая степень единства двух разумных существ. Быть может, Рональд Сандовал определяет данное чувство несколько иначе, однако я уверен, что мы испытываем одно и то же. Мне приятно ощущение его руки на моём плече. Это прикосновение даёт ощущение защиты — пускай временное, иллюзорное, но я больше не чувствую себя одиноким.
В помещении, где мы находились, была хорошая звукоизоляция, и мы не слышали, что происходит снаружи. Но в какой-то миг, когда я уже готов был проститься с Рональдом и начать переход на другой уровень, у меня вдруг появилась надежда.
— Да'ан, что ты почувствовал? — с тревогой спросил он. — Ты как будто к чему-то прислушиваешься.
— Кажется, помощь подоспела, и снаружи идёт бой, — пояснил я, не открывая глаз и не поднимая головы с его плеча. Я чувствовал себя обессиленным, и это ощущение было скорее душевного, чем физического свойства.
— Мы… спасены, да? — голос Рональда Сандовала дрогнул.
— Пока ещё нет, — мне не хотелось его обманывать. — Но шанс на спасение у нас есть.
И снова воцарилась тишина. Я не знаю, сколько времени прошло — наверное, не так много, как нам казалось.
— Прости меня за всё то зло, которое я тебе причинил… — произнёс он, и его пальцы ласково коснулись моей щеки.
— Ты тоже прости меня — я причинил тебе ещё больше зла. Если б не я, у тебя бы не было необходимости совершать многие поступки, в которых ты сейчас раскаиваешься. И… спасибо тебе, Рональд.
— За что? — грустно улыбнулся он.
— Если мне суждено будет покинуть этот мир — я уйду счастливым… — ответил я, поворачиваясь к нему, чтобы видеть его глаза.
— Никуда ты не уйдёшь, — упрямо возразил агент Сандовал. Черты его лица смягчились, и мне доставляло удовольствие смотреть на него. Я впервые задумался о том, каким привлекательным с эстетической точки зрения может быть человеческое тело. Странная мысль — особенно если учесть, что впереди меня, вероятно, не ожидало ничего хорошего. Но так часто бывает, что в решающие минуты мы думаем о самых, казалось бы, неподходящих вещах.
В этот момент за стеной послышался шум, запирающая мембрана сдвинулась, и в небольшой панорамный зал ввалилась толпа волонтёров. Рональд обернулся на звук, инстинктивно прижимая меня к себе, и теперь они с интересом разглядывали нас. Спустя пару минут волонтёры расступились, пропуская генерала Т'тана.
— Что здесь происходит? — с удивлением взглянул на нас Военный Министр.
— Мне стало нехорошо, и агент Сандовал попытался мне помочь, — бесстрастно ответил я, мягко высвобождаясь из объятий Рональда.
— Как вы оба здесь оказались?
— Надеюсь, обошлось без потерь? — поинтересовался я, игнорируя вопрос Т'тана.
— Да'ан, мы с тобой друзья, — осторожно начал он, тщательно подбирая слова. — И я не настаиваю на том, чтобы ты отвечал на мой вопрос. Но тебе придётся ответить на него Синоду.
— Я сделаю это, — по моим губам скользнула улыбка, которая повергла моего друга в недоумение. Он одарил меня сочувственным взглядом — наверное, решил, что я слегка не в себе. На самом деле она предназначалась Рональду. Я ободряюще на него посмотрел и украдкой коснулся его руки. Он улыбнулся в ответ — едва заметно, одними уголками губ, и было видно, что мой земной возлюбленный встревожен. Нам предстояла неприятная процедура дачи пояснений в Синоде, но, по крайней мере, мы оба были живы…

Лепесток алый
Он будет жить! Господи, всего каких-нибудь пару часов назад я жаждал его смерти, а сейчас радуюсь тому, что он жив. Да'ан прошествовал к шаттлу, держа свою голову высоко поднятой. Похоже, царственная осанка — один из признаков тейлонской расы, но Североамериканский Сподвижник в этом отношении превзошёл всех своих собратьев. Военный Министр посмотрел на него, как на безумца. Но я знал, в чём причина «иррационального», как выражаются сами тейлонцы, поведения Да'ана.
В шаттле мы вновь оказались рядом. Эта близость одновременно волновала и пугала меня. А ещё больше тревожило мучительное ощущение неизвестности. Но было одно обстоятельство, которое отвлекало меня от мрачных раздумий о собственной участи, которая могла быть весьма печальной. Украдкой я любовался тонким профилем тейлонца, выглядевшего задумчивым.
— Я сделаю всё, чтобы ты не пострадал, — почти беззвучно прошептал он, и его взгляд обещал защиту.
— Да'ан, обещай, что не поставишь свою жизнь под угрозу, — попросил я.
— Не более чем обычно, — улыбнулся одними глазами этот неподражаемый Сподвижник.
— Прекрати торговаться! — я посмотрел на него даже с некоторым раздражением, но вновь натолкнулся на обезоруживающий взгляд кристальной чистоты.
Я почувствовал, что теряю рассудок, более того — самого себя, растворяясь в этих бездонных глазах. Один журналист написал о глазах Североамериканского Сподвижника, что они «цвета весеннего неба». Я давно уже не смотрел в весеннее небо. Мне вообще не надо никакого неба — только бы у меня была возможность просто смотреть в эти глаза…
Наш шаттл стремительно приближался к Носителю. «Он — чужой», — твердил себе я, пытаясь сохранить остатки разума, но при этом кривил душой, поскольку в действительности не имел ни малейшего желания избавиться от сладостного наваждения.
— На Земле сейчас, наверное, рассвет… — мечтательно произнёс Да'ан. Боже правый, нам только что чудом удалось избежать смерти, а у него на уме красоты земной природы!
— Ты счастливее меня — за последнее время я успел позабыть, что в природе существуют рассветы…
— Уже заря румянила восток, а свет звезды, что немила Юноне, ещё сиял на бледном небосклоне над полюсом, прекрасен и далек; уже старушка вздула огонёк и села прясть, согрев над ним ладони, и, помня о неписаном законе, любовники прощались — вышел срок. Когда моя надежда, увядая, не прежнею пришла ко мне дорогой, размытой болью и закрытой сном, и как бы молвила, едва живая: «Не падай духом, не смотри с тревогой. Твой взор еще увидит жизнь в моём», — негромко продекламировал он. В его устах это стихотворение прозвучало на редкость мелодично и нежно. Но в голосе Да'ана мне почудилась лёгкая грусть — словно он знал больше, чем я, о том, что ждёт нас впереди.
— Откуда это? — поинтересовался я.
— Ваш земной поэт, Франческо Петрарка. Его сонеты проникновенны и весьма… чувственны, — тейлонец слегка запнулся на последнем слове и смущённо опустил глаза.
— Красиво…
— Во Вселенной существует много красивых вещей… — прикрыл глаза Да'ан, погружаясь в свои мысли. — Только вы, люди, почему-то иногда стараетесь их не замечать. По большому счёту, от нас самих зависит, есть ли в нашей жизни красота.
И здесь я с ним согласился. А ведь именно он, вероятно, не подозревая сам, отчасти был причиной того, что я перестал замечать красоту окружающего мира — для меня она была сосредоточена в одном существе. Я уже решил для себя, что не позволю Да'ану рисковать собой, выгораживая меня. Возможно, этот тейлонец являлся великим преступником — мне известны некоторые страницы его биографии. Но ему были присущи и благородство, и чуткость, и умение сострадать, что составляло интригующий контраст с неуловимым «обаянием зла», которое исходило от него.
Я поймал себя на мысли, что не полюбил бы Да'ана с такой немыслимой силой, будь он сущим ангелом во плоти. Нет, мне нужен был именно мой нежный инквизитор — тот, от кого даже пытку хотелось принять как высшую награду. После того, как я открыл ему свою тайну, стало ясно, что мне больше не вырваться из этого волнующего рабства. Да я и не стремился — мне не нужна была свобода от того, кого я люблю. Тем более, после того, как я узнал, что это чувство взаимно.
Я до сих пор не могу поверить в то, что прекрасное и загадочное существо ответило на мою любовь. Но понимаю, что моё счастье всегда будет иметь горьковатый привкус. Впрочем, какое это имеет значение? Пускай мне никогда не суждено будет даже поцеловать его — я готов был пожертвовать и большим, вплоть до собственной жизни, только бы оставаться рядом с Да'аном, хоть знал, что эта близость может быть смертельно опасной. Когда мы выходили из шаттла, тейлонец напомнил мне грациозную кошку, которая слегка выпустила из подушечек мягких лап свои острые коготки и едва заметно подёргивает хвостом, готовясь к прыжку. И я молил Бога о том, чтобы он не промахнулся — не ради себя, а ради него самого…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2010-12-01, 09:55
 
EsperaДата: Вторник, 2010-11-30, 11:39 | Сообщение # 26
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
С другой стороны, если бы не это, мы так никогда и не сказали бы друг другу самые важные слова и покинули этот мир одинокими, сохранив свои выстраданные тайны.

Ну вот не надо!!!! Кто ему мешал просто подойти к Сандовалу и сказать: "Я люблю тебя!"? В том то и дело, что никто! Но Даану все игры подавай...
Quote
Нет, мне нужен был именно мой нежный инквизитор — тот, от кого даже пытку хотелось принять как высшую награду. После того, как я открыл ему свою тайну, стало ясно, что мне больше не вырваться из этого волнующего рабства.
Слова истинного мазохиста... wink
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-11-30, 11:44 | Сообщение # 27
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, не так устроен сей милый товарищ, чтобы просто подойти и сказать wink И об окружающих он тоже отчасти судит по себе.
А что касается мазохизма... По-моему, с Да'аном иначе просто не получится biggrin


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Вторник, 2010-11-30, 11:47 | Сообщение # 28
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
А что касается мазохизма... По-моему, с Да'аном иначе просто не получится
Гм... Тут, наверное, ты совершенно права! wacko cry biggrin biggrin biggrin
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-11-30, 11:52 | Сообщение # 29
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, ну хоть в одном вопросе мы достигли согласия biggrin biggrin biggrin tongue

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Вторник, 2010-11-30, 22:26 | Сообщение # 30
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Боже правый, нам только что чудом удалось избежать смерти, а у него на уме красоты земной природы!

и в этом весь, блджад, Даан. при этом не ясно - то ли у него на уме правда красота, то ли он так мастерски увиливает... от чего-нибудь. biggrin
Quote (Лиэн)
он нас самих зависит

очепятко
Quote (Лиэн)
Нет, мне нужен был именно мой нежный инквизитор — тот, от кого даже пытку хотелось принять как высшую награду

о, БДСМчик пошел... happy
Повезло любовничкам... а ведь все могло закончиться гораздо трагичнее, да, и проникновенней... теперь только третьего лишнего не хватает smile хотя... у них же Зоор есть cool
Будем ждать... Блин, чего-чего мои глаза не видели\читали, но вот бисенена-Сандовала - точно. (Зато бисенена-Буна видели!!) Я все пытаюсь это в своем мозгу уложить поудобнее :))))


 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-01, 09:52 | Сообщение # 31
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, так ещё всё впереди wink
Сия парочка обладает уникальным талантом по созданию проблем себе и окружающим - чем и займётся в скором времени wacko


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-01, 09:54 | Сообщение # 32
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Путь к залу заседаний Синода в этот раз показался мне непривычно долгим. Взгляд мой скользил по складчатым «стенам» Носителя. У людей есть поговорка, которая гласит, что дома даже стены помогают. Носитель был моим домом, и в этот момент, отправляясь туда, где должна была решиться моя судьба, я и впрямь ощущал незримую поддержку корабля. Ведь, по большому счёту, он был моим давним другом… Я незаметно коснулся стены, вступая с Носителем мягкий контакт, и ощущение дружеской поддержки стало ещё более отчётливым.
Сообщество пребывало в смятении и тревоге, но я старался к нему не прислушиваться. Реакция моих собратьев по расе была мне понятна. Бывают моменты, когда страх оказывается сильнее любви. Сейчас Сообщество заподозрило во мне угрозу, но уже одно то, что за мной сохранили право на попытку оправдаться, свидетельствовало о многом. В первую очередь, о том, что, несмотря на моё прошлое, друзей у меня было всё-таки больше, чем врагов.
— Мы арестованы? — поинтересовался Рональд у Т'тана.
— Вы задержаны до выяснения некоторых обстоятельств, — уклончиво ответил Военный Министр.
— Североамериканский Сподвижник не имел преступных намерений, — горячо возразил агент Сандовал, теряя присущую имплантам невозмутимость. Я незаметно толкнул его локтем — надеюсь, он правильно истолковал этот жест.
— Я тоже так думаю, — с удивлением взглянул на него Т'тан. — И если у Да'ана найдутся для Синода убедительные аргументы, с него тут же будут сняты все подозрения.
— В чём хоть его подозревают? — не унимался Рональд.
— В попытке сговора с джаридианцами, — ответил за генерала я и увидел, как расширились от страха зрачки моего земного возлюбленного. — Не беспокойтесь, агент Сандовал. Я невиновен, и с лёгкостью смогу это доказать.
Я не блефовал — мне действительно не составило бы труда доказать свою невиновность. Однако у меня были несколько иные планы. Положение Рональда было незавидным, и я это понимал. Но у меня была возможность попытаться его вытащить, и я не мог её упустить. Правда, это могло бы стоить мне жизни, однако прежде я неоднократно ею рисковал, даже не имея столь уважительной причины.
Синод был в сборе. Зо'ор торжествовал — я ощутил это. Моё дитя жаждало избавиться от меня. Мне жаль тебя огорчать, но я не доставлю тебе такой радости. Мне теперь есть, ради чего цепляться за жизнь. И ради кого…
— Ты — предатель, — со злостью прошипел Зо'ор, и на его лице от возбуждения проступили энерголинии.
— Ошибаешься, я никогда им не был, — возразил я, глядя ему в глаза.
— Не лги. Ты предал тейлонскую расу, пытаясь вступить в сговор с джаридианцами, и недостоин находиться среди нас.
— Погоди, дай Да'ану возможность высказаться, — прервал Главу Синода Т'тан. — Он имеет право защищать себя.
— Говори, — нехотя велел Зо'ор. — Что ты делал на этой базе?
— Я прилетел туда вместе с Рональдом Сандовалом, чтобы конфиденциально с ним побеседовать.
Члены Синода смотрели на меня с нескрываемым удивлением. Кажется, некоторые из них заподозрили, что у меня начинается Ка'ат'ам.
— О чём? — недоумённо поинтересовался Т'тан.
— Это вопрос личного характера, и касается он только меня и агента Сандовала, — ответил я.
— Он сошёл с ума! — закричал Зо'ор. — Да'ан представляет опасность для всех нас, поэтому я предлагаю для блага Сообщества немедленно перевести его на другой уровень.
Хладнокровнее, дитя моё — ты слишком торопишься и плохо контролируешь свои эмоции, давая повод заподозрить тебя в предвзятости. Непозволительный промах для дипломата высокого ранга… Внезапно я услышал, как в образовавшейся неловкой тишине неожиданно громко и чётко прозвучал голос Рональда Сандовала.
— Североамериканский Сподвижник умолчал об одной немаловажной детали.
— О какой? — раздражённо спросил Зо'ор, испепеляя взглядом своего Защитника.
— Это по моей вине мы оказались на этой базе. Я принудил Да'ана покинуть Носитель.
— Но с какой целью? — Т'тан на мгновение утратил искусственный фасад, растерянно переводя взгляд с меня на Рональда.
— С целью того самого конфиденциального разговора, — невозмутимо ответил я.
— Да'ан, ты лжёшь! — закричал Зо'ор. — Вы оба лжёте!
— Ты ошибаешься, — вдруг подал голос Джа'рал. — Они оба говорят правду. В их эмоциональной картине отсутствуют проявления, сопутствующие лжи.
— Но какие личные вопросы могут быть у тейлонца и человека? — не унималось моё дитя.
— Думаешь, у нас не может быть общих тем для беседы? — с едва заметной иронией произнёс я.
— Почему же вы не могли побеседовать на Носителе? — язвительно усмехнулся Зо'ор. — Непременно нужно было лететь именно на эту базу?
— С неё открывается изумительной красоты вид на Юпитер, — пояснил я. — Мне хотелось дать Рональду Сандовалу — человеку, который давно доказал свою преданность тейлонской расе безупречной службой — возможность полюбоваться этой прекрасной картиной.
В зале заседаний Синода вновь воцарилась тишина. Мне не впервой было балансировать на тонкой грани между правдой и ложью, и я верил, что смогу сохранить равновесие. Только бы у Рональда не сдали нервы… Он сумел поддержать мою игру, но хватит ли ему сил довести партию до конца? Я украдкой скользнул взглядом по его лицу, частично утратившему обычную непроницаемость. Волею случая в руках агента Сандовала оказались две судьбы — моя и его собственная. А, быть может, это была наша общая судьба — одна на двоих…

Лепесток алый
Да'ан шёл впереди меня — невозмутимый, гордый, даже слегка надменный, и напоминал в этот момент древнеримского патриция, направляющегося в Сенат. На неподвижном лице тейлонца — холодном лице мраморной статуи — излучали жизнь только глаза. И они дарили мне тепло. Я испытывал страх — чувство, которое прежде мне удавалось загнать в глубины моего сознания. Но сейчас дело обстояло иначе, поскольку боялся я не за себя. Тейлонец не выглядел беззащитным — напротив, весь его облик излучал спокойную уверенность. Ту, которой не было у меня. Я не мог не любоваться плавностью его походки, тонкими пальцами, которые скользили в воздухе — вероятно, в такт мыслям Да'ана. О чём он думал в этот момент, мне было неведомо. Но выглядел мой тейлонский любимый полностью отрешившимся от внешнего мира и погружённым в себя.
Когда Т'тан сказал мне, в чём подозревают Да'ана, мною овладело отчаяние. В ту минуту я готов был умереть, только бы спасти Североамериканского Сподвижника, ведь Сообщество не церемонится с теми, кого признаёт виновными в предательстве или представляющими опасность. Я вдруг осознал, что без этого существа, такого прекрасного и далёкого, моя жизнь будет лишена всякого смысла. Да'ан предстал перед Синодом, не проявляя признаков тревоги — лишь тень усталости на мгновение проскользнула во взгляде. Почему-то мне показалось, что так должны выглядеть тейлонские воины перед боем. Я не мог заставить себя оторвать взгляд от его хрупкого силуэта. Мягкий свет скользил по бледной коже, лаская едва заметные голубоватые прожилки.
Когда Зо'ор назвал Да'ана предателем, он выдержал взгляд своего ребёнка, полный ненависти, хотя внутри меня эхом отозвалась его боль. Тейлонец прикрыл веки, словно собираясь с силами, а когда заговорил, у меня похолодело внутри. Почему он меня выгораживает? Он не должен этого делать. Да'ан, сейчас же прекрати — ради того, что для тебя свято! Я мысленно взывал к нему в надежде, что он меня услышит. Но он, кажется, не собирался бороться за свою жизнь. Или, наоборот, пытался сохранить её нам обоим? Я пребывал в растерянности и решил, не имея чёткого плана, действовать наобум. Мне нечасто доводилось обращаться к Богу, особенно, в последнее время, но сейчас я молился, чтобы не навредить Да'ану. Моё сердце обливалось кровью, когда я слышал, как он делает всё, чтобы навлечь на себя гнев своих собратьев. И я заговорил...
Почему-то принято считать, что у тейлонцев нет чувства юмора. Однако когда Да'ан с бесстрастным видом рассказывал, что хотел дать мне возможность полюбоваться Юпитером, я едва сдержал смех. Я воспринял эту фразу как шутку — адресованную мне, поскольку остальные участники заседания восприняли заявление Североамериканского Сподвижника абсолютно серьёзно. Меня тронул этот своеобразный знак внимания к моей персоне. Я почувствовал, как в груди разливается щемящее тепло. Мне с трудом удалось подавить в себе желание взять тонкую руку Да'ана и сжать её в своей. Даже на фоне своих утончённых собратьев этот тейлонец выглядел преисполненным изящества и достоинства. Он так искусно вёл свою рискованную игру, что вызвал бы искреннее восхищение даже у злейшего врага.
Когда над залом заседаний Синода повисла тягостная тишина, я вдруг ощутил смертельную усталость. Напряжение достигло высшего предела, на какое-то время словно оглушив и ослепив меня. Из этого странного состояния меня вывел тихий голос Да'ана.
— Агент Сандовал, сопроводите меня в мои покои.
Я вышел из зала на ватных ногах, видя перед собой только идеально ровную спину Сподвижника и его довольно широкие, но изящно очерченные плечи. Мой взгляд скользнул ниже, к пленительным изгибам стройного тела, и я одёрнул себя, устыдившись. Да'ан со своей холодной красотой выглядел недосягаемым и вызывал чистые чувства — не вожделение, а благоговение. В моей памяти всплыло ощущение, которое я испытал, когда обнял тейлонца. Оно навсегда останется со мной, но сомневаюсь, что мне будет суждено ещё раз пережить нечто подобное...
— Да'ан, вам больше не грозит опасность? — поинтересовался я, обретя наконец-то дар речи.
— И вам тоже, — по его губам скользнула та неуловимая улыбка, которая делала меня слабым, и я не мог противостоять её притягательной силе.
— Что же теперь будет? — мой вопрос, пожалуй, прозвучал слишком быстро и слишком громко, но ничего уже нельзя было исправить. Взгляд Да'ана, устремлённый на меня, излучал такую печаль, что сердце моё болезненно сжалось.
— Ничего, — почти беззвучно ответил он, отворачиваясь.
— Но... как же так? Мы... не можем делать вид, будто ничего не было...
— В этом нет необходимости, — грациозно повёл головой тейлонец. — Пусть это останется в нашей жизни приятными воспоминаниями.
— Почему, Да'ан? — в отчаянии воскликнул я.
— Потому, что воспоминания — привилегия живых, а я хочу, чтобы вы жили. Спасибо вам, Рональд Сандовал. За всё. Вы можете быть свободны.
Он намеренно выделил это «всё». Я смотрел ему вслед, будучи не в силах даже двинуться с места. Моя неземная мечта, едва коснувшись моих рук, вновь от меня ускользала. Быть может, это было правильно — кто сказал, что мечты непременно должны сбываться?


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Среда, 2010-12-01, 18:02 | Сообщение # 33
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Встретились садист с мазохистом. Мазохист говорит: "Ну мучай же меня скорее, мучай!!!" А садист отвечает: "А вот и не буду!" Происходящее мне напоминает этот анекдот. wacko tongue cry

Сообщение отредактировал Espera - Среда, 2010-12-01, 18:02
 
ЛьессДата: Среда, 2010-12-01, 22:36 | Сообщение # 34
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 341
Статус: Offline
Да ладно, девчёнки! Классный фик. Не знаю, как остальным, а мню нра. И ещё, на "борде" есть переводной фик "Если бы я мог плакать..." - такаааая порнуха!.. О чём я?.. Так вот: данный фик в принципе не описывает ничего особенного. Ну, чувства, переживания и протча. Короче, всё что ниже пояса, мхом заросло. И ничего у них, в ЭТОМ смысле, не будет. Ибо, КАК??? Но вот ей-богу! Ведь краснею, когда читаю! Да так, что сотрудники внимание обращают! love shy
Так что, как говаривает моя очаровательная старшая коллега, жрите, что дают и бегите домой, пока автобусы ходят! biggrin Прошу прощения за грубость. Но наболело. Просто я не понимаю, зачем ломать голову и напрягать мозги, анализируя прочитанное, выискивая какой-то скрытый смысл и подтекст... По-моему, девяносто процентов всех мерещащихся подтекстов придуманы самими читателями. А не пробовали просто читать и восхищаться? Лично у мя такого складного повествования никогда не получается. Это ж песня, а не фик! Куда уж мне, со своими "частушками"? wacko Зато есть на кого равняться! tongue


Блин-нагад!!!
 
ashatry_aДата: Среда, 2010-12-01, 22:54 | Сообщение # 35
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Quote (Льесс)
Просто я не понимаю, зачем ломать голову и напрягать мозги, анализируя прочитанное, выискивая какой-то скрытый смысл и подтекст...

а кто-то что-то искал? )) а если честно - хочется иногда почесать мозги о что-нить интересное, но не сильно заумное
Quote (Льесс)
По-моему, девяносто процентов всех мерещащихся подтекстов придуманы самими читателями.

согласна!
Quote (Льесс)
А не пробовали просто читать и восхищаться?

таки невероятно, но да, пробовали ))) и восхищались )))
...
Quote (Лиэн)
Моя неземная мечта, едва коснувшись моих рук, вновь от меня ускользала

што-то мне подсказывает, что не в последний ра-а-аз... Даанчик, скотина biggrin . Вот уж нечем заняться великовозрастному тейлону - Сандаля мучает, сам мучается и всем хорошо... (читателям в первую очередь)


 
ЛьессДата: Среда, 2010-12-01, 23:03 | Сообщение # 36
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 341
Статус: Offline
Согласна. (надкусываю печеньку, отхлёбываю чаёк и кошусь на мужу, вылезшую из душа) Кого бы и мне помучкать?..

Блин-нагад!!!
 
ЭлуэДата: Среда, 2010-12-01, 23:11 | Сообщение # 37
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 120
Статус: Offline
Ааааах!!!!!!! Какие дивные виктимно-агрессорские игры!!! Сколько эстетства! Моя в восхищении, и вообще в экстазе heart heart heart Как же вкусно поданы чувства, и сам фик напоминает реку, по которой плывут белые и алые лепестки))) Красиво. НЯ! flower

Quote
зачем ломать голову и напрягать мозги, анализируя прочитанное, выискивая какой-то скрытый смысл и подтекст... По-моему, девяносто процентов всех мерещащихся подтекстов придуманы самими читателями

не всегда, отнюдь не всегда) как пишущий иногда фики, скажу, что смыслов иногда натыкаю много, но так их умудряюсь закопать, что редко кто раскапывает... ну, или не признаются biggrin
 
ashatry_aДата: Среда, 2010-12-01, 23:15 | Сообщение # 38
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Quote (Элуэ)
виктимно-агрессорские игры

прогрессорские... cool
Quote (Элуэ)
как пишущий иногда фики, скажу, что смыслов иногда натыкаю много, но так их умудряюсь закопать, что редко кто раскапывает... ну, или не признаются

этим пользуются авторы многих сериалов - сделают легкий вброс, а потом следят по интернетам, что там фанаты надумают, авось чего полезного.
я вот тоже люблю закопать... правда не смыслы, а цитаты smile правда пока ничего не раскопали. или, опять таки, не признаются...
(открыт клуб раскопщиков цитат и смыслов, просьба записываться в первом окошке! не найдем закопанного - так закопаем что-нибудь сами) biggrin


 
ЭлуэДата: Среда, 2010-12-01, 23:19 | Сообщение # 39
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 120
Статус: Offline
ashatry_a, а почему прогрессорские?)
а я бы пооткапывала, но пока что-то неудачно... да и на цитаты памяти нет. только аллюзии отследить могу, если вдруг знакома с предметом)
 
ashatry_aДата: Среда, 2010-12-01, 23:20 | Сообщение # 40
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Quote (Элуэ)
ashatry_a, а почему прогрессорские?)

Ну, тейлоны они ж как вроде обещались развивать человечество и вести его к светлому будущему? А Даан выбрал нетривиальный способ ))


 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
  • Страница 2 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007