Главная страница
Регистрация
Вход

Четверг, 2018-06-21, 05:52
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
Возьми моё сердце...
ЛиэнДата: Среда, 2011-01-12, 09:45 | Сообщение # 141
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
И не осталось больше ничего — ни сомнений, ни даже трезвого расчёта, которым я так часто руководствовался в своих поступках. Была только цель... Нет, не так — Цель. И ради неё я жил. Недавно мне довелось пройти эволюцию на физиологическом уровне. Но когда Дорс сообщил о том, что Рональд ранен, и жизнь моего любимого может оборваться в любой момент, изменилось моё сознание, и миру явилось совершенно иное существо. Этот новый Да'ан способен был поставить любовь выше всего того, что ценил до сих пор: Сообщества, дипломатической карьеры, даже себя самого. Он одновременно пугал меня и вызывал восхищение. И этим существом был я... Это не снимало с меня ответственности за содеянное ранее, но давало возможность исправить свои ошибки.
Я бесшумно крался по тёмным коридорам, прислушиваясь к малейшим шорохам и прижимаясь к стенам, словно срастаясь с ними. Окружающий мир не проявлял по отношению ко мне признаков враждебности — я чувствовал это. И каждое мгновение ощущал поддержку моих друзей и Рональда. Мой путь снова лежал туда, откуда я мог не вернуться. Но у меня были основания надеяться на благополучный исход моей, на первый взгляд, безрассудной миссии.
Впереди показался силуэт человека. Я замер, прячась в стенную нишу и вглядываясь в полумрак. Это была светловолосая женщина. Рене Палмер... Когда она проходила мимо меня, я выскользнул из своего укрытия и схватил её. Движение было молниеносным — она ничего не успела сообразить. Даже не вскрикнула, как это обычно делают женщины. Только удивлённо смотрела на меня.
— Да'ан?
— Вы не ошиблись, — улыбнулся я и продемонстрировал мисс Палмер активированную шакараву, зная, что ей знаком сей «предмет».
— Но... как вы здесь оказались?
— Думаю, вы прекрасно знаете, каким образом я попал на базу. Если же вы имеете в виду факт моего пребывания конкретно в этом месте, пусть это останется моей маленькой тайной. Равно как и то, куда и зачем я направляюсь.
— Что вы собираетесь сделать со мной?
— Ничего, представляющего опасность для вашей жизни — всего лишь, слегка оглушить. Для вашей же безопасности.
— Нетипично для вас, — улыбнулась Рене, и было заметно, что ей почти удалось преодолеть свой страх. Явно, во имя некой личной цели. Когда она вновь заговорила, моё предположение оправдалось. — Да'ан, если это возможно, пожалуйста, ответьте на мой вопрос. Где сейчас майор Кинкейд? Я не могу с ним связаться, а Джонатан уверяет, будто ничего не знает о местонахождении Лиама, но почему-то я ему не верю.
— Он там же, где и Рональд Сандовал, — ответил я.
— Вы... хотите сказать, что Лиам... мёртв? — голос девушки дрогнул.
— Они оба живы и находятся здесь, на базе, — успокоил я её. — В последнюю минуту майор Кинкейд попытался освободить агента Сандовала, за что и поплатился. Вернее, поплатился он не за это, а за привычку следовать своим идеям в ущерб здравому смыслу.
— А разве то, что вы добровольно сдались Джонатану, не противоречит здравому смыслу?
— Нет, мисс Палмер. Это была единственная возможность сохранить жизнь Рональду.
— Неужели, этот человек, и правда, так много значит в вашей жизни? — она посмотрела на меня с недоверием, словно ища в моих словах подвох.
— Рене, можете считать меня равным себе, — тихо произнёс я, будучи уверенным, что она поймёт меня. — Разве вы поступили бы иначе, окажись на месте агента Сандовала Лиам?
— То есть, вы просите относиться к вам, как к женщине, которая любит мужчину? — с лукавой улыбкой уточнила Рене.
— У меня нет пола, — возразил я. — Но это не мешает мне любить Рональда.
Я оглушил её аккуратно — без боли, оттащил в сторону и уложил в нишу, послужившую мне укрытием. Впереди меня ждала встреча с Джонатаном Дорсом. Я нашёл его в той самой комнате, где мы общались в первый раз. Он изменился в лице, увидев нацеленную на него шакараву. После первого хода преимущество было на моей стороне. Я сел напротив него, не дожидаясь приглашения.
— Да'ан? — он заставил себя удивлённо поднять бровь — с претензией на аристократизм.
— Да, мистер Дорс, это я. Простите, что врываюсь без предупреждения, но разговор не терпит отлагательств.
— О чём вы хотите со мной говорить?
— О заключении мирного договора — между Синодом и Сопротивлением.
— На каком основании? Вы — чужие на этой планете, вас вообще не должно здесь быть!
— Но мы есть, и уже стали частью вашей земной действительности. Я готов признать, что тейлонцы не всегда были правы в отношении человечества, и продолжить оказывать помощь вашей расе в решении ряда проблем. Нравится это вам или нет, но контакт двух рас уже произошёл, и мы хотим видеть в землянах потенциальных союзников, а не врагов, и потому готовы пойти на некоторые уступки со своей стороны.
— Вы — наша основная проблема, и лучшей помощью для человечества с вашей стороны было бы отсутствие вмешательства в его судьбу. Но тот момент, когда можно было бы разойтись миром, уже упущен. Да'ан, вы, как Глава Синода, и ваш предшественник на это посту должны ответить за свои преступления.
— Тогда рядом с нами на скамье подсудимых должны сидеть и вы, мистер Дорс — как наш непосредственный соучастник, — улыбнулся я.
— Вы утрируете — грубый ход для тонкого дипломата, каковым вас считают.
— Можно говорить сложно о простых вещах и просто о сложным. И то, и другое есть прегрешение против реальности, но второе, по крайней мере, поддаётся логике.
— Этот диалог лишён смысла, — раздражённо бросил Джонатан.
— В таком случае придётся вас убить, чего лично мне не хотелось бы... — покачал головой я. — Устранить, как препятствие на пути к построению мирных отношений между людьми и тейлонцами. И, быть может, заодно пожертвовать собой.
— Вы не сможете это сделать, — усмехнулся он — слишком самоуверенно для человека, убеждённого в своей правоте.
И я допустил ошибку. Переоценил себя, полагая, что смогу выстрелить в человека на поражение. Позволил себе промедление и в тот же миг осознал, чего мне это будет стоить. Мощный энергетический разряд пронзил моё тело, разрушая хрупкую структуру. Я ещё был в сознании, когда Джонатан Дорс отбросил в сторону оружие и склонился надо мной.
— Да'ан... Я не хотел этого, поверьте... — заметно было, что к нему тоже пришло понимание совершённой ошибки и того, какие последствия она будет иметь для всех нас.
— Теперь вам предстоит устанавливать мир между двумя расами самостоятельно, хотя мы могли бы сделать это вместе. В своём видении действительности вы оставили место лишь для одного из нас. Судьба распорядилась так, что этим единственным оказались вы. Этот непростой путь... В сложившихся обстоятельствах победитель всегда одновременно является и проигравшим. Такова ваша участь и... цена, Джонатан.
Едва я вымолвил последнюю фразу, силы покинули меня...

Лепесток алый
«Только вернись, умоляю...» — шептал я. Но время шло, а Да'ан всё не появлялся. Я готов был отдать всё, что угодно, только бы ещё раз увидеть его — живым. Тяжёлая дремота навалилась на меня — сказалось усталость. Но в какой-то момент сон словно рукой сняло — я пришёл в себя от ощущения смутной тревоги и огляделся по сторонам. Майор Кинкейд посапывал в углу, неуклюже развалившись. Лора Флай свернулась клубочком под боком у Тима Эванса. Источник неприятного ощущения явно находился за пределами этого помещения...
Внезапно раздался резкий стук в дверь, разбудивший моих товарищей по несчастью.
— Что вы сделали с дверью? Откройте! — потребовал нежданный гость, и его голос показался мне знакомым, но сразу я не смог его идентифицировать.
— Простите, но мы не можем этого сделать, — с язвительной вежливостью ответил я. Меня вдруг охватил какой-то злой азарт — так преступник, которого вот-вот должны расстрелять, смеётся в лицо своему палачу.
— Рональд Сандовал, сейчас не время шутить. Да'ан тяжело ранен. Я принёс его сюда в надежде, что кто-то из вас сможет ему помочь.
Я узнал голос Джонатана Дорса и почему-то поверил ему.
— Мы действительно не можем открыть дверь — она намертво приварена к дверной коробке...
По горькой иронии судьбы Глава Синода, стремясь защитить наши жизни, поставил под угрозу свою. Кажется, Лиам тоже не усомнился в правдивости слов лидера Сопротивления, потому что решительно направился к двери. В центре его ладони появилось знакомое светящееся пятнышко. Лицо Кинкейда побледнело от напряжения, он несколько минут пытался совладать с дверью, но обречённо опустил руку.
— Ничего не получается... — он с отчаянием посмотрел на меня, словно надеялся, что я найду выход. В голове вертелся только один вариант, и я его озвучил.
— Джонатан, пускай кто-нибудь спустит сверху моего скрилла — тогда я смогу открыть дверь. И глобал тоже верните — чтобы вызвать подмогу.
— Хорошо, — после непродолжительной паузы согласился Дорс.
Минуты ожидания показались вечностью.
— Может, врёт он всё — просто хочет выкурить нас отсюда? — усомнился Эванс.
— Хотелось бы, чтоб это было так... — вздохнул я, ощущая себя так, словно настали последние времена и мир вот-вот должен рухнуть. Последние сомнения развеялись, когда сверху спустили скрилла. — Дорс не настолько глуп, чтобы без причины дать мне в руки оружие.
Когда дверь была вырезана, я на мгновение закрыл глаза, собираясь с силами. В образовавшийся проём шагнул Джонатан Дорс. На руках у него безвольно повисло хрупкое прозрачное тело. Я осторожно взял у него Да'ана, и сердце моё едва не разорвалось от боли. Грудь Главы Синода была разворочена, из неё тонкими струйками сочилась голубоватая энергия. Устроив раненого на полу, я связался с Та'иром по глобалу. Он уже знал о случившемся и поблагодарил меня за точные координаты.
— Сейчас буду, — пообещал юный тейлонец, который выглядел серьёзным и напуганным.
Лиам Кинкейд попытался помочь Да'ану своей шакаравой, но вскоре осознал бесплодность своих действий.
— Зачем ты это сделал? Я... убью тебя, слышишь? — майор со стиснутыми кулаками бросился на Дорса, но я остановил его.
— Прекрати сейчас же! Уверен, Да'ан хотел бы, чтобы Джонатан остался в живых. Это будет для него худшим наказанием, чем смерть.
Я взял прозрачную ладошку любимого, пытаясь согреть её своим дыханием, словно это могло удержать в нём жизнь. Он всегда выглядел таким хрупким, что я часто предпочитал любоваться им издалека, опасаясь причинить боль неосторожным движением. А ведь в своё время и у меня поднималась рука на эту воздушную неземную красоту... Прости, моя любовь. Ты доверился мне, но я тебя не сберёг... Даже близость смерти не могла разрушить неизъяснимое очарование тонких черт. Да'ан, если бы я мог отдать тебе свою жизненную силу, то сделал бы это, не раздумывая. Но мне остаётся только сидеть рядом с тобой и видеть, как ты уходишь...
Перед глазами у меня проносились события тех дней, которые мы провели вместе. А до него как будто ничего и не было — словно я и не жил вовсе. Мы могли бы быть счастливы, но он уходил, оставляя меня одного, хотя должно было быть наоборот. Без Да'ана я — чужой в этом мире, который с уходом моего любимого станет для меня слишком просторным. Но я найду в себе силы продолжать жить, храня в своём сердце воспоминания о нём и терпеливо дожидаясь того часа, когда судьба сжалится надо мной и позволит последовать за ним — быть может, я ещё успею его догнать…
— Её спасут, правда же? — с надеждой посмотрела на меня мисс Флай.
— Лора, ты действительно хочешь услышать от меня правду? — она всё поняла по моему взгляду и отвернулась, пряча слёзы.
— Не могу в это поверить... Не могу! Как это — будем мы все, Посольство, её цветы и кошки... Но только её самой не будет? Не должно так быть... Это неправильно!
Я посмотрел на Лору, которая была близка к истерике, но ничего не сказал — просто не осталось сил на слова. На душе было так больно и гадко, что хотелось умереть самому. Но смерть выбрала более достойного…
К нам несмело подошёл Лиам.
— Рональд, я хотел бы кое-что ему сказать…
— Конечно, — я собрался было встать, чтобы отойти в сторонку, однако Кинкейд задержал меня.
— В этом нет необходимости — сейчас ты нужен ему, — он опустился на колени и коснулся руки тейлонца. — Да'ан, прости меня… Сам знаешь, за что. Поверь, я не хотел причинить тебе боль. В наших отношениях было много моментов, за которые мне стыдно. Я обвинял тебя в предательстве, отталкивал… А закончил тем, что сам тебя предал. Мне казалось, ты всегда будешь находиться рядом и прощать меня. А когда почувствовал, что теряю тебя, во мне вдруг взыграла обида и… Наверное, ревность. Я до сих пор готов провалиться сквозь землю, когда вспоминаю о том поцелуе, и дорого отдал бы за то, чтобы ты, как прежде, считал меня своим другом…
В голосе майора звучало искреннее раскаяние, и даже я готов был взять обратно свои слова о том, что не могу его простить. В этот миг на пороге появилась Рене Палмер в сопровождении Та'ира и Зо'ора. При виде Лиама она радостно бросилась к нему и вдруг застыла, заметив бесчувственного Да'ана.
— Господи… Кто это сделал?
— Какая теперь разница… Он был надеждой двух… даже трёх рас. Теперь нам самим предстоит решать свои проблемы.
— Агент Сандовал, он очень любил вас. Сказал: «Рене, можете считать меня равным себе» — то есть, женщине, любящей мужчину. Наверное, представителю его расы непросто было произнести такие слова… — с грустью произнесла мисс Палмер.
Я посторонился, пропуская тейлонцев. Намеренно не стал отвечать Рене, опасаясь, что Зо'ор растерзает Дорса. Я посмотрел на детей Да'ана, не решаясь озвучить свой вопрос.
— Мы не довезём его, — покачал головой Та'ир, осмотрев своего родителя. — Задеты важные энергетические центры.
— А как же его способность генерировать Основную Энергию? — спросил я, цепляясь за последнюю надежду.
— У него не получается, — пояснил Зо'ор. — Да'ан не может даже умереть — боль настолько сильна, что ему не удаётся открыть каналы для выхода энергии, которые сильно повреждены. Всё, что мы можем — помочь моему родителю это сделать, тем самым облегчив его страдания. Он ведь продержался так долго лишь благодаря подпитке от Носителя.
— Почему корабль не может ему дать Основную Энергию?
— Для этого ему нужно её высвободить. А Носитель не станет жертвовать одним членом Сообщества ради спасения другого, пусть даже правителя.
Старший ребёнок Главы Синода осторожно коснулся раны, и мой взгляд вдруг упал на Джонатана Дорса, который держался в стороне от всех. В глазах главного сопротивленца я прочёл сомнения и страх. Его противник покидал этот мир в окружении тех, кому был дорог. Даже умирая, он сумел примирить недавних врагов. Маловероятно, что таким же светлым будет уход самого Дорса…
— Нет, я не могу… — Зо'ор бессильно опустил руки, уступая место «брату». — Может, у тебя получится?
Та'ир придвинулся к Да'ану, и в этот миг их сходство стало особенно заметным. Его тонкая полудетская рука легла на израненную грудь родителя. В ту же секунду всех нас на мгновение ослепило — мне показалось, будто рядом что-то взорвалось. Я был отброшен к стене. «Ударная волна… Чёртов Дорс!» — промелькнуло в моей голове. Но я не потерял сознание, а когда открыл глаза, то увидел, что тела Да'ана и Та'ира, соединённые, как звенья одной цепи, ярко светились.
— Что с ними? — спросил Кинкейд, потирая ушибленное плечо — майора тоже отшвырнуло к стене.
— Та'иру передалась способность Да'ана генерировать Основную Энергию, — пояснил своему Защитнику Зо'ор и, быть может, впервые за всё время нашего знакомства я прочёл на его надменном лице искреннюю радость.
— Он будет жить? — в порыве чувств я вцепился в руку тейлонца, но спохватился и выпустил её. — Простите…
— Да, агент Сандовал, Глава Синода будет жить. Вы, люди, назвали бы произошедшее чудом, — торжественно провозгласил Зо'ор, и я опустился на колени, не думая о том, как это выглядит со стороны, и мысленно благодаря своего безымянного и безгранично терпеливого Бога…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-01-12, 09:45 | Сообщение # 142
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Когда я открыл глаза, то встретился со взглядом Рональда, полным такой трепетной нежности, что душа моя просто не могла на неё не откликнуться.
— Рональд, прости меня…
— Нет, это ты меня прости. Если бы я не потащился на тот треклятый юбилей, всего этого не было бы…
— Не вини себя. В нашей жизни всегда имеют место события, которые невозможно предугадать. Всё уже позади, и… Я хочу, чтобы ты знал. Я люблю тебя, Рональд… Не думал, что можно любить так сильно…
— Не сильнее, чем я тебя, — губы любимого коснулись моей ладони, и я вздрогнул, опуская глаза от смущения. Моя реакция не ускользнула от его внимания.
— Ты прав, здесь не место… Но я просто не мог сдержаться.
— Не думаю, что кто-то нас за это осудит…
Я обвёл взглядом всех тех, кто был рядом со мной в тот момент, когда душа моя уже почти не принадлежала этому миру. Тех, кто помог мне остаться… Та'ир выглядел усталым. Бедное дитя — слишком рано ему довелось столкнуться с этой стороной жизни. Тим Эванс топтался в стороне, явно желая что-то сказать и не решаясь. Глаза Лоры Флай покраснели, но сквозь слёзы она смотрела на меня с такой радостью, что я улыбнулся в ответ, посылая ей импульс тепла. Я обратил внимание, что рядом с ней стоит Зо'ор. Он пребывал в крайней растерянности, и моя Защитница ласково поглаживала его по руке, словно пыталась успокоить. Судя по виду моего ребёнка, он едва ли отдавал себе отчёт в том, что с ним происходит и почему. Рене Палмер повисла на руке у Лиама Кинкейда. Джонатан Дорс под шумок поспешил исчезнуть — наверняка со своими «гориллами», как окрестил его приспешников Тим. Но я знал, что мирный договор будет подписан…
…Шло время, мы постепенно приходили в себя после пережитого, но страх потерять друг друга всё ещё был настолько силён, что мы с Рональдом старались не расставаться. Друзья подтрунивали над нами, но я знал, какая сила вынуждала меня хвататься за глобал, стоило только Рональду где-нибудь задержаться. И имя ей было — Любовь… Отныне все мои дни были наполнены этим чувством. Я жил им, с удовольствием открывая для себя новые маленькие радости, связанные с чудесным состоянием, ранее недоступным мне. Я испытывал счастье, проявляя заботу о Рональде и даже просто глядя на него. Мы получали удовольствие от общения и в то же время находили особую прелесть в том, чтобы сидеть молча вдвоём, в этот миг ощущая себя почти единым целым — на грани слияния, но не слепого растворения друг в друге.
Я был спокоен за судьбу своей расы — чувствовал, что понемногу тейлонцы начинают приспосабливаться к реальности, в которой нам предстояло жить. Особенностью нашей расы всегда было сочетание таких контрастных черт, как консерватизм и тяга ко всему новому и неизведанному. Как правитель, я первым ступил на неизведанный путь, который привёл меня к спасению. И мой народ отважился пойти за мной... Мой бывший враг, а отныне союзник Ворджак, напротив, проявлял тревогу — он сам попросил меня о встрече, и я не смог ему отказать.
— Да'ан, мне кажется, что мы зашли в тупик, — признался он.
— Из любого тупика есть выход, — возразил я. — И если ты найдёшь его для себя, то сможешь указать и своему народу.
И я рассказал ему свою историю, в которой было всё: страдания, ошибки, поступки, достойные сожаления. Однако вместе с ценным опытом, порой имеющим горьковатый привкус, я обрёл и самое главное — то, что придавало мне сил, наполняло моё бытие смыслом. Прежде я считал, что основой жизни является энергия, а теперь точно знаю, что в действительности это — Любовь, и не упускаю возможности поделиться своим знанием с другими, не боясь показаться смешным. Кажется, Ворджак меня понял...
Когда мы прощались, я с надеждой смотрел ему вслед. Лидеру джаридианцев предстояло найти выход самостоятельно, заплатив за спасение свою цену — быть может, отличную от моей, и я был уверен, что он справится. Ведь на самом деле даже отдельно взятая разумная особь способна достигнуть многого — гораздо большего, чем принято считать. Было очевидно, что пути двух рас разошлись — быть может, навсегда. Вероятно, мы уже никогда не станем единым целым. Но в нашей власти сохранить мирные отношения — во имя будущего тех, кто завтра придёт на этот уровень вместо нас. И в этом я видел свою миссию как правителя, политика, члена Сообщества...
Приближались зимние земные праздники — Рождество и Новый год. В Посольстве царила приятная суматоха — Зо'ор настоял на том, чтобы отметить их совместно, в знак дружественных отношений между двумя расами. После того, как Лиам Кинкейд женился на Рене Палмер, Лора сама попросилась в Защитники к новому Североамериканскому Сподвижнику. А затем её примеру последовал и Тим Эванс.
— Нравишься ты мне — только шакаравой своей не лупи… — вздохнул он, прося о переводе на новое место. — Но у тебя есть Рональд. Гляжу на вас, и душа радуется: если на свете есть такая любовь — значит, стоит жить…
— Конечно, стоит, — улыбнулся я. — Поверь, однажды любовь придёт и к тебе. Быть может, она будет несколько иная, но такая же сильная, настоящая…
Нас с Рональдом вовлёк в подготовительный процесс Зо'ор — воспользовался тем, что мне трудно отказать, когда он о чём-то просит. Моё милейшее дитя благополучно переложило все обязанности, связанные с подготовкой праздника, на плечи сотрудников Посольства и под благовидным предлогом самоустранилось. Роль распорядителя взяла на себя Лора Флай. В результате Рона вместе с Тимом снарядили за покупками, а меня загнали на стремянку и заставили наряжать ёлку.
— Если я отсюда свалюсь, то сверну шею, а с тобой ничего не случится, — мило улыбнулась Лора.
— Может быть, ты в курсе, чем заняты мои дети? — поинтересовался я, цепляя на несчастное дерево конструкцию из разноцветных лампочек — она называется «гирляндой».
— Расслабься, они заняты друг другом, и потому у нас есть возможность спокойно украсить зал, — заявила Лора, развешивая игрушки на нижних ветках.
Но спокойствие продлилось недолго — к Зо'ору нагрянул какой-то политик, и он отправил Та'ира помогать нам.
— Для чего это нужно? — указал мой ребёнок на гирлянду.
— Наверное, в древности данная традиция имела практическое значение — вроде отпугивания злых духов, — пояснил я. — А сейчас этот предмет выполняет сугубо эстетическую функцию.
— А вот и злые духи пожаловали, — рассмеялась Лора, указывая на двух кошек. Сотрудницы Посольства смастерили им блестящие ошейники, и теперь животные пытались от них избавиться, не желая следовать земным праздничным традициям.
— Хочу, чтобы выпал снег… — мечтательно произнёс я, разбрасывая по веткам клочья ваты, символизирующие означенный вид атмосферных осадков.
— Зачем тебе снег? — удивился Та'ир.
— Это красиво…
— Дайте и мне что-нибудь повесить, — попросил он.
— Джонатана Дорса, — мрачно усмехнулась мисс Флай, которая до сих пор держала обиду на бывшего лидера Сопротивления.
— Оставь в покое господина Президента, — я строго посмотрел на подругу, хотя природа её отношения к мистеру Дорсу была мне ясна. — Он — немолодой и не совсем счастливый человек, заслуживающий сочувствия.
Наконец, последняя снежинка нашла своё место на ветке, ящик с украшениями опустел, и я спустился со стремянки. Ко мне тотчас же устремились кошки. В этот момент вернулись Рон с Тимом — весёлые, шумные, они принесли с собой праздничное настроение.
— Миссис Сандовал, посторонитесь, — скомандовал Тим, таща впереди себя огромный ящик.
— Как ты меня назвал? — изумился я.
— Согласен, миссис Эванс звучало бы благозвучнее, но не судьба, — вздохнул он и незамедлительно схлопотал от Рональда подзатыльник.
К нам присоединился Зо'ор, наконец-то избавившийся от назойливого политика. Он окинул строгим взглядом плоды наших с Лорой трудов и удовлетворённо кивнул.
— Как ни странно, это выглядит привлекательно.
— И что же тебе показалось странным, скажи на милость? — возмутилась Защитница.
— Иногда я поражаюсь, как из довольно неприглядных предметов вроде кусков волокнистого материала, полосок бумаги и прочей ерунды людям удаётся создавать красоту…
— Даже не знаю, как реагировать — обидеться или чувствовать себя польщённой? — озадаченно поинтересовалась мисс Флай.
— Не думаю, что Зо'ор хотел тебя обидеть — он просто озвучил свои мысли, — успокоил её я.
Вдруг у входа послышались голоса, и на пороге появилась Рене Палмер — вернее, теперь уже Кинкейд, в сопровождении своего супруга, наряженного в костюм Санта-Клауса.
— Эй, народ, чего вы здесь окопались? Там снег выпал! — радостно сообщил Лиам.
— Хотела снега — получай, — подмигнула мне Лора. — Эти дни — особенные, сейчас исполняются все желания.
— Так уж и все? — недоверчиво взглянул на неё Зо'ор.
— Загадай — и убедишься сам, — загадочно улыбнулась она.
Я вышел на порог — снег лежал тонким слоем, но земля была полностью укрыта, отчего зимний вечер казался особенно светлым. Поймал ладонью снежинку, и она медленно растаяла на моей коже, оставляя влажный след. Я смотрел, как сыплются с неба белые хлопья, и в них мне виделся некий символ обновления, возрождения. У меня было только одно желание — чтобы разумные существа во всей Вселенной не стеснялись любить друг друга. Я вспомнил о своём наставнике и его вере в то, что у тейлонской расы есть будущее. Ма'эл, учитель, мы смогли одержать победу — над смертью и… над собственной косностью. Каждую неделю из стасисного отсека к нам возвращается один из тех, с кем мы в своё время мысленно почти простились. Многие разлетелись по колониям — строить новую жизнь, но члены Синода по-прежнему верны Носителю. Я убеждён, что скоро мы утратим основание называть себя «народом без детей». Я — Да'ан, Глава Синода, первый из тейлонцев, открывший для себя Любовь…

Лепесток алый
— Тебе не холодно? — спросил я, выходя на крыльцо. Да'ан стоял, озарённый светом фонаря и окутанный ореолом снежинок, напоминая сказочное существо — однажды я уже видел его таким.
— Я нечувствителен к холоду, — напомнил мой любимый, и в голосе его звучали мягкие, женственные нотки.
— Нравится?
— Красиво… — он придвинулся ко мне поближе, позволяя обнять себя за плечи. — Мне сегодня очень хотелось, чтобы пошёл снег. Лора сказала, что если сейчас загадать желание, оно сбудется. Некоторые земные традиции, на первый взгляд, выглядят смешными. Но если искренне верить в осуществление своей мечты, она непременно сбудется.
— И что, кроме снега, ты пожелал?
— Моё главное желание уже сбылось — ты рядом со мной... А что бы ты хотел получить в подарок?
— Вот мой подарок, — я слегка коснулся губами пальцев тейлонца. — Но, знаешь, одно желание у меня есть. Я знаю, что где-то живёт мой сын — хотелось бы его найти...
— Дети — это очень важно... Я уверен, ты найдёшь его, — тонкие пальцы заскользили в воздухе, а бледные, но чувственные губы тронула загадочная улыбка.
— Вечность бы так стоять… — прошептал я.
— За вечность я тебе надоем, — с лёгким кокетством посмотрел на меня Да'ан, затевая одну из тех своих удивительно тонких и изящных игр, которые украшали наши отношения и умиляли меня до замирания души.
— Ты мне никогда не надоешь, — уверил его я. — От тебя же никогда не знаешь, чего ожидать…
— Ради меня ты отказался от некоторых вещей, являющихся неотъемлемой частью человеческого бытия, — с грустью произнёс тейлонец.
— Зато взамен я получил гораздо больше. Рядом с тобой моя жизнь стала более яркой и насыщенной. Я получаю удовольствие, когда ищу такой способ выразить свои чувства, который был бы приемлем для нас обоих. А дети у нас с тобой, как показал опыт, неплохо получаются и без того, от чего я отказался. Лишь одно не даёт мне покоя — что будет с тобой, когда меня не станет?
— Рональд, моя Основная Энергия может продлить твою жизнь. И я буду пытаться это сделать — насколько возможно. А когда нам всё-таки настанет время проститься, я буду жить за нас двоих, ожидая, когда придёт мой час последовать за тобой, и твой образ будет оживать в наших детях, — ответил он.
В этот момент — лёгок на помине — на крыльцо вышел будущий тейлонский дипломат.
— Лора спрашивает, вы ещё долго собираетесь здесь стоять? Все уже собрались и хотят услышать праздничную речь Главы Синода.
— Неужели, они действительно этого хотят? — озадаченно взглянул на меня Да'ан.
— Думаю, да. Но ты не рассчитывай, что мужчины сумеют в полной мере оценить тейлонское красноречие — они будут любоваться твоими прекрасными глазами.
«Странные существа…» — читалось на красивом лице тейлонца, но было заметно, что комплимент ему понятен и приятен.
— Полундра! — воскликнул с порога Кинкейд, который также выбегал на улицу — чтобы набрать горсть снега и высыпать за ворот своей холёной жене. — Кажется, нас решил почтить своим присутствием господин Президент.
— На кой чёрт он нам сдался? — возмутилась Лора.
— Ты ведёшь себя недипломатично, — упрекнул её Зо'ор. — Мистер Дорс, наверняка, пожаловал с благими намерениями.
— Думает, мы будем рады его видеть — после всего, что он натворил?
— Лично меня эта встреча не огорчит, — вмешался Да'ан. — Лора, отпусти свою обиду. Позволь ей остаться в прошлом — вместе с теми событиями, которыми она вызвана. Ты сама бередишь давно затянувшиеся раны, отравляя свою жизнь. Сейчас праздник, у всех радость. Вероятно, среди всеобщего веселья Джонатан чувствует себя одиноким.
— Делайте, что хотите, — махнула рукой мисс Флай.
Видно было, что Джонатан Дорс ощущает себя неловко. Глава Синода ободряюще улыбнулся ему.
— Прекрасно выглядите, — почтительно поклонился Дорс, выдавливая из себя ответную улыбку. Да'ан, и правда, выглядел очень привлекательно — в его облике появилась мягкость и какая-то особенная чистота, присущая ранней юности. «Я как будто заново родился», — не раз говорил он мне, с упоением бросаясь навстречу жизни и новым открытиям. В такие моменты я порой чувствовал себя рядом с ним дряхлым стариком, но моему любимому всегда удавалось встряхнуть меня и заразить своим энтузиазмом.
Когда Да'ан заговорил, его голос звучал тепло и мелодично.
— У каждой разумной расы во Вселенной — свой путь развития, свои испытания и трудности. Так получилось, что судьбы наших рас — земной и тейлонской — пересеклись. Пусть человечество знает: мы действительно пришли с миром. Сейчас вы проходите те этапы развития, которые у нас уже позади. Мы не хотим, чтобы вы повторили наш опыт — ваша раса должна идти своим путём. Но, живя настоящим, всегда следует заботиться о будущем. А в будущем я, как Глава Синода, вижу человечество нашим союзником. Начиная новую страницу в истории двусторонних дипломатических отношений, я хочу пожелать всем нам одного: даже совершая ошибки, не терять воли к жизни. Помните: всегда можно найти повод, чтобы жить. И пока мы живы — у нас есть возможность исправить свои ошибки и двигаться вперёд.
Его слова были встречены аплодисментами. По глазам Да'ана я видел, что сейчас этот признанный интриган и самый изворотливый тейлонский дипломат говорит искренне, не преследуя скрытых целей. Какая-то особенная атмосфера праздника витала в воздухе. Я заметил Зо'ора и Лору, стоявших возле ёлки. Защитница что-то увлечённо рассказывала своему шефу, а он на удивление внимательно её слушал. Я обратил внимание, что в последнее время не только мой любимый, но и его дети начинают активно участвовать в нехитрых земных развлечениях вроде тихих праздничных посиделок в Посольстве, которые проходят очень тепло. И, кажется, Та'ир и даже Зо'ор получают от этого искреннее удовольствие, хоть последний упорно не желает в этом признаваться и корчит снисходительную мину.
— Мне не показалось? — вопросительно посмотрел я на Да'ана.
— В своё время мисс Флай симпатизировала майору Кинкейду, но, наверное, и сама понимала, что это увлечение не было серьёзным. Между ней и моим ребёнком ничего нет, если ты об этом. Они просто общаются. Пока... А дальше — время покажет. Зо'ору их общение идёт на пользу — он начинает лучше понимать людей и... наверное, самого себя. Себя всегда начинаешь понимать лучше в отношениях с кем-то, кто от тебя отличается.
Мы незаметно выскользнули в коридор. Лора в шутку набросила Да'ану на шею гирлянду из лилового дождика, которая красиво поблёскивал в неярком свете, проникавшем с улицы. В этот момент зазвучала знакомая мелодия, с которой у нас обоих были связаны приятные воспоминания, и мы, не сговариваясь, соединили руки и заскользили по полу. И вновь, как тогда, финальный аккорд мелодии застал нас на грани света и тьмы — в конце коридора. Но в этот раз Да'ану не удалось бы ускользнуть от меня, даже если б он и попытался — я крепко держал его в своих объятьях, зная, что больше никуда не отпущу.
— Рональд... — осторожно начал он. — Я хочу, чтобы ты меня поцеловал.
Когда мои губы приблизились к губам тейлонца, он вздрогнул, но не отстранился — лишь ненадолго замер, словно разрушая некую внутреннюю преграду. Я догадывался, какие воспоминания его посетили. И, устремляясь мне навстречу, он, как недавно советовал Лоре Флай, отпустил свою обиду. Наши губы соединились, а спустя несколько мгновений я уже ласкал ладонь любимого, наслаждаясь выражением счастья на его лице. Быть может, это был последний поцелуй в нашей жизни — всё-таки мы по-разному устроены. Но я был уверен, что даже без этого сумею найти способ рассказать ему о своей любви.
— Знаешь, а ведь твой сын сейчас здесь, — произнёс Да'ан, когда мы вернулись в зал.
— Что значит «здесь»? — не понял я.
— Смотри, вот он, — и Глава Синода указал… на Лиама Кинкейда.
— Но... как такое возможно? — меня охватила растерянность.
— Дай мне руку, — мягко попросил он и, не прибегая к словам, поведал мне историю моего сына, который однажды спас мне жизнь, а в другой раз чуть было не отнял её…
…Веселье было разгаре. Мы с Да'аном стояли у окна, обнявшись. Наслаждаясь нашей целомудренной близостью, я думал о том, что исполнились две мои сокровенные мечты. Когда-нибудь я поговорю с Лиамом обо всём — надеюсь, он сможет меня понять и простить, ведь волею судьбы мы не раз становились почти врагами. В моей жизни было немало постыдных страниц, которые уже не вычеркнуть, не переписать. Но, несмотря на это, я получил возможность начать всё сначала. Я, Рональд Сандовал, начальник Службы безопасности Синода. Самый счастливый человек на Земле...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-01-12, 09:46 | Сообщение # 143
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Финальный аккорд

Предвечерние сумерки — предвосхищение сна,
Предвкушение боли, предчувствие сладостной муки…
Если любишь — любовь никому ничего не должна,
И в безумном порыве над пропастью сомкнуты руки.

Почему-то я верю — мы сможем пройти до конца,
Между небом и твердью земной, между жизнью и смертью.
Тёплый ветер касается нежно родного лица
И закат грозовой горизонт фейерверками чертит.

И неважно, кто прав — уступив, я смогу промолчать.
Всё на свете отдам за тебя — сохраню только душу.
Полыхает огнём на устах поцелуя печать
И петля недосказанных слов, разорвавшись, не душит.

Мы искали друг друга давно — среди звёзд и планет,
Городов и дорог, и людей, разучившихся верить.
И пускай уверяют ханжи, что любви больше нет,
Но Вселенная нам распахнула заветные двери.

И раскинула звёзды судьба — как гадалка пасьянс:
Долгий путь, что один на двоих, на по-прежнему выпал.
…Мы застыли над бездной, а бездна смотрела на нас
Приглашая к прыжку, обещая полёт — не погибель…

И вновь предвечерние сумерки спустились на землю, только сад сейчас окутан не золотистой, как это было летом, а молочно-белой дымкой. Моим глазам светло от снега, а душе — оттого, что она озарена самым прекрасным чувством из доступных смертным. Ты рядом со мной — смею ли я мечтать о большем? Ветки деревьев отбрасывают на снег причудливые тени, которые кажутся живыми. Ветер подхватывает на лету снежинки и кружит их, словно белые лепестки, которые в свете фонарей приобретают алый оттенок. Быть может, когда-нибудь и от нас останутся лишь тени, которые растают в темноте, становясь частью космоса. Однако, даже покидая этот мир, я буду чувствовать себя счастливым, осознавая, что жил не зря…
Мы писали свою книгу поочерёдно, узнавая друг о друге много нового и порой заново открывая для себя то, что стало привычным. А когда была поставлена последняя точка — как финальный аккорд — долго просили прощения. У каждого из нас — своя мера счастья и его цена. Моё счастье — быть с тобой. А цена — я сам, ведь, как все тейлонцы, не владею больше ничем…
— Мне можно будет прочитать вашу книгу? — спросил Та'ир.
— Нужно, — без колебаний ответил я.
— Думаешь, ему стоит показывать то, что мы сотворили? — неуверенно поинтересовался ты.
— Конечно, стоит, ведь это наше с тобой дитя. Именно от нас он должен узнать, что такое любовь и как дорого она порой достаётся. А ведь можно было избежать многих ошибок, если бы мы больше доверяли друг другу и самим себе… Но я ничего не стыжусь и ни о чём не жалею.
— Да'ан… — твои пальцы нежно переплетаются с моими.
— Рональд…
Я чувствую, как отдаётся во мне стук твоего сердца и знаю, что точно так же в этот миг в тебе пульсируют потоки моей энергии. Ты и я — две равные половинки одного целого. Мы прошли долгий путь от взаимного пожелания смерти до готовности отдать друг за друга свои жизни. От предательства до принятия каждым из нас потребностей и воли другого. От изнуряющих игрищ разума до всецелой отдачи во власть своих чувств ослепительной чистоты и целебной силы. Любовь рождается из боли и щемящей нежности, из очищающего страдания и жертвенного преодоления собственных недостатков и губительных страстей. Понадобилось время, чтобы осознать: мы необходимы друг другу, и это является обязательным условием нашего бытия. И только оказавшись у края бездны, мы отважились одновременно сделать шаг навстречу, смыкая руки и переплетая души, словно тонкие стебли. Я люблю тебя — есть ли в мире что-либо важнее этих слов? Я нашёл их в древнем языке наших предков и уверен, что отныне они вновь войдут в Юноа и прозвучат ещё не раз. Как правитель, я желаю блага своему народу. Моя душа радуется, когда я вижу во взгляде моего собрата, обращённом на другого тейлонца, проблески этого чувства. Каждый день я на личном примере доказываю Сообществу, что любовь — это и есть жизнь…
Ты научил меня думать и заботиться не только о себе. Даже Зо'ор недавно сказал мне: «Ты изменился, Да'ан. Теперь я верю, что действительно тебе небезразличен». Мой старший ребёнок стремительно взрослеет, навёрстывая то, что было упущено — во многом по моей вине — и порой это довольно болезненный процесс. Я всячески стараюсь поддержать Зо'ора, и на душе у меня теплеет от радости, когда в его взгляде светится искренняя благодарность, а это происходит всё чаще. Постепенно наша раса исцеляется от слепого поклонения разуму, члены Сообщества вновь обретают способность чувствовать и вместе с ней — некогда утраченную волю к жизни.
Я осторожно касаюсь твоих губ. Мне чужды телесные ласки, но я делаю над собой усилие, чтобы доставить тебе удовольствие. И получаю его сам — оттого, что вижу тебя счастливым. Изменился и ты — в тебе появилась мягкая созерцательность, гармонично сочетающаяся с природной страстностью натуры. Я знаю — что бы ни уготовила нам судьба впереди, она не сможет отнять нас друг у друга. Рональд… Если понадобится, я буду бороться за тебя со всей Вселенной и одержу победу, ибо моим оружием будет любовь…
Когда мы в рождественскую ночь закружились в танце, как сейчас эти снежинки, финальный аккорд застиг нас между светом и тьмой. Жизнь не раз ставила меня перед подобной дилеммой, и я чаще становился на сторону тьмы. Ты научил меня выбирать свет. И даже если однажды мне суждено будет сорваться в пропасть, твои руки, отчаянно стремящиеся меня удержать, станут моими крыльями. В своё время ты доверил мне своё сердце, и я в ответ вверил тебе всего себя. Не имеет значения, что мы появились на свет в разных уголках Вселенной. Главное, что у меня есть ты. А у тебя есть я. И с нами — Любовь…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-01-12, 09:47 | Сообщение # 144
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Как бы всё... smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Среда, 2011-01-12, 14:18 | Сообщение # 145
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Няшненько все закончилось. Нет, правда smile - няшненько. Иллюстрация в известной теме прилагается, хотя там, конечно, уровень няшности в разы ниже smile http://efc.ucoz.ru/_fr/0/5582071.jpg
Отдельно удивила пара - Лиам\Рене, фанфикеры их вниманием обходят (хотя иногда бывают попытки smile ) Внесло элемент неожиданности smile
Очень домашнее получилось повествование, несмотря на вроде бы циклопический размах проблем в нем поднимаемых - они скорее фоном прошли. Ну, так и книжка не про войну, а про любовь... cool
Мне еще диалог про шакараву понравился... Стебут Лиамушку, как кузькину маму smile
Quote (Лиэн)

я переоденусь и возьму скрилла

скрилл остался у мистера Дорса


Скрилл, он же не снимается, если только с рукой или с ее кусочками...
Quote (Лиэн)
Да'ан довольно быстро преодолел намеченный путь, на удивление легко перемахнул через ограждение галереи, поднял руку в прощальном жесте и скрылся из виду…

почему же, почему перед моим взором Даан, в костюме Лары Крофт?.. нет, правда, пора лечиться ))))
Quote (Лиэн)
Вы — чужие на этой планете, вас вообще не должно здесь быть!

Наш человек! cool
Quote (Лиэн)
Да'ан... Я не хотел этого, поверьте... — заметно было, что к нему тоже пришло понимание совершённой ошибки и того, какие последствия она будет иметь для всех нас.

Дорс? Понял свою ошибку? ДОРС?!! wacko wacko wacko
Quote (Лиэн)
Наверное, в древности данная традиция имела практическое значение — вроде отпугивания злых духов, — пояснил я. — А сейчас этот предмет выполняет сугубо эстетическую функцию

Ой, мама дорогая, как хорошо, что он не просвещен в деталях по поводу этой традиции :))
Quote (Лиэн)
Согласен, миссис Эванс звучало бы благозвучнее, но не судьба

А! Я люблю этого мужика smile
Quote (Лиэн)
Вдруг у входа послышались голоса, и на пороге появилась Рене Палмер — вернее, теперь уже Кинкейд, в сопровождении своего супруга, наряженного в костюм Санта-Клауса

biggrin biggrin


 
ЛиэнДата: Среда, 2011-01-12, 17:43 | Сообщение # 146
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Quote (ashatry_a)
Ну, так и книжка не про войну, а про любовь...

Про неё, родимую smile
Quote (ashatry_a)
Очень домашнее получилось повествование, несмотря на вроде бы циклопический размах проблем в нем поднимаемых - они скорее фоном прошли

Я так и хотела: показать, что война войной, а главное - любовь, отношения. И если есть душевное тепло, то глобальные проблемы кажутся второстепенными...

Снятие скрилла - это авторский полёт фантазии. Я зверушку пожалела - прикинь, каково бы ему было на гулянке biggrin

Quote (ashatry_a)
почему же, почему перед моим взором Даан, в костюме Лары Крофт?.. нет, правда, пора лечиться
- причём, мне wacko biggrin
Лиамушку - его же грех не стебать tongue
А у Даана теперь будет много времени для ознакомления с земными традициями wink
Quote (ashatry_a)
Дорс? Понял свою ошибку? ДОРС?!!
- бывает, и палка стреляет...
Спасибо, что читала и вдохновляла!
И отдельное спасибо за красивую, чувственную иллюстрацию flower


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Garry1111Дата: Пятница, 2011-03-11, 18:20 | Сообщение # 147
Житель города
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Offline
Возьми мое сердце

Слепая ночь легла у ног
И не пускает на порог
Брожу по дому как во сне
Но мне покоя нет нигде
Тупая боль пробьет висок
И пальцы лягут на курок
А в зеркалах качнется призрак
Призрак мечты

Возьми мое сердце
Возьми мою душу
Я так одинок в этот час
Что хочу умереть
Мне некуда деться
Свой мир я разрушил
По мне плачет только свеча
На холодной заре

Ты умерла в дождливый день
И тени плыли по воде
Я смерть увидел в первый раз
Ее величие и грязь
В твоих глазах застыла боль
Я разделю ее с тобой
А в зеркалах качнется призрак
Призрак любви

Я слышу утренний колокол
Он славит праздник
И сыпет медью и золотом
Ты теперь в царстве вечного сна

Я слышу утренний колокол
Он бесов дразнит
И звоном небо расколото
На земле я любил лишь тебя...

источник - http://worldelectricguitar.ru/Take_my_heart.php

 
ashatry_aДата: Пятница, 2011-03-11, 21:41 | Сообщение # 148
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Garry1111, спасиба, кэп cool

 
ЛиэнДата: Воскресенье, 2011-03-13, 13:49 | Сообщение # 149
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Garry1111, спасибо!
Этот фик с особым настроением создавался, и в какой-то момент я уже была не властна над персонажами...
Рада, что сюда заглядывают читатели smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Пятница, 2011-06-24, 01:13 | Сообщение # 150
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, прочитала еще одно твое творение, случайно открыла этот фик и поняла, что это начало дневника Даана. Нужно отметить, что это отличное начало, сюжет весьма противоречивый, но его части переплетены очень гармонично. Герои временами не похожи на канонических, но это ни в коей мере не умоляет их достоинства. Первый раз я спокойно восприняла Даана в женском обличие. Обычно, когда я читаю, что он женщина у меня в глубине души зреет протест, тут этого не произошло. Хотя стервачка он у тебя, что надо biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin Тебе удалось показать целостную и противоречивую личность, этим очень похожую на канон. А еще меня покорила его непредсказуемость, особенно в самом начале фика. Остается гадать были ли его действия спонтанными или он спланировал свое объяснение с Ронни таким образом. Я читала много критики о том, что Даан тут выступил в роли садиста. По-моему, все мы временами поступаем так, обижает, тех, кого любим. Это проще сделать, так как любящий человек беззащитен перед предметом своей любви. Я за свою жизнь не встречала никого, кто мог бы сказать, что не обижал своего любимого человека. Любовь-это взаимоотношение двоих разных людей, между которыми в любом случае будут противоречия. Вообще все сомнения главного героя очень естественны, он оказался на чужой планете и полюбил инопланетянина. Если бы все было бы гладко и сразу понятно, то это превратилось бы в нечто неестественное. Я думаю, что если кто-то окажется в подобной ситуации, то в любом случае будет масса препятствий. А их преодоление будет болезненным. У Даана и Ронни все еще произошло весьма гладко.
Рональд, по-моему, не очень похож на канон, несмотря на это, он получился очень интересным. Я не очень люблю этого героя, но по ходу повествования практически физически ощущала его боль, его сомнения. Мне иногда хотелось настучать им с Дааном по голове тапком biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin Все описанные сомнения воспринимались естественно. Рони был весьма трогательным, когда ревновал Даана практически ко всем, кого встречал biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin В этом плане меня бы позабавила ревность Даана biggrin tongue tongue tongue tongue
А теперь о самой на мой взгляд, противоречивой линии данного фика - Даан и Лиам. Вначале мне хотелось прибить Лиама, а потом Даана. Со сторону полукимеры было жестоко так относиться к Даану, я понимаю, что он сам был виноват в своих бедах. Даан старался все сгладить и давал ему много шансов для примирения. Но мальчик к тому моменту еще не созрел. А, когда это произошло, Даан уже не хотел возобновлять с ним дружеские отношения. Возможно, это было справедливое наказание, но, то, что Даан его заменил на Лору и Тима, мне, если честно не понравилось. Ребята они, что надо. Но, старый друг лучше новых двух. Вообще Лиам к концу фика тоже всем рискнул и даже прощение попросил. У автора свое видение сюжета, но если поставить меня на место Даана, то я не смогла бы расстаться с Лиамои и так просто его заменить.
Теперь пару слов о Лоре. Хорошая девочка, с определенной долей стерозности. Меня восхищает ее чуткость и умение найти выход практически из любой ситуации. Она мне понравилась сразу, когда предложила Даану помощь в трудную минуту.
Дети Даана просто бесподобны, особенно младшенький, я почти влюбилась честно love love love love love love
Понравилась идея синтеза основной энергии.
Quote (Лиэн)
— Знаешь, а ведь твой сын сейчас здесь, — произнёс Да'ан, когда мы вернулись в зал. — Что значит «здесь»? — не понял я. — Смотри, вот он, — и Глава Синода указал… на Лиама Кинкейда. — Но... как такое возможно? — меня охватила растерянность. — Дай мне руку, — мягко попросил он и, не прибегая к словам, поведал мне историю моего сына, который однажды спас мне жизнь, а в другой раз чуть было не отнял её…

А вот за это отдельное спасибо. Жаль только, что не описано выражение лица Лиама в тот момент, когда, Рони поделится с ним счастливой новостью.
Лиэн, фик отличный, тут есть все, что я люблю. Буду читать вторую часть.
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-06-24, 09:34 | Сообщение # 151
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, спасибо за отзыв smile
Во второй части отношения с Лиамом раскроются лучше. Просто в первой Даану было как-то не до того. Ну, и ещё он таким способом дал Лиаму возможность осознать ценность дружбы. Подумалось мне, что если бы не такое временное отстранение, Кинкейд так ничего и не понял бы. Потому и Защитников Даан сменил - чтобы у Лиама была возможность спокойно всё обдумать.
Идея дневничка родилась спонтанно... Сначала один рассказик, потом второй... И понеслось smile
А с местоимениями вообще такая штука получилась... Как-то вдруг задумалась: почему всегда "он", если тейлонец - ни то, ни другое? Так и пришло в голову: пускай для одних будет "он", а для других - "она". Ну, кто как видит. Конечно, это немного вносит путаницу... Но я вообще часто вношу путаницу там, где появляюсь biggrin
Люблю необычные ракурсы...
А тейлонские дети - моя маленькая слабость wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Пятница, 2011-06-24, 12:16 | Сообщение # 152
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
А тейлонские дети - моя маленькая слабость

И моя тоже biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
  • Страница 8 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 6
  • 7
  • 8
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007