Главная страница
Регистрация
Вход

Четверг, 2018-06-21, 05:50
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 6 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
Возьми моё сердце...
ЛиэнДата: Понедельник, 2010-12-20, 09:42 | Сообщение # 101
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Сообщество приняло выдвинутые мною условия — мои решения не обсуждались, какими бы странными они ни казались. Порой меня самого удивляло то, что происходило. За какие заслуги мы получили шанс на спасение, и почему такая возможность была дана именно мне? Но, наверное, сейчас не время задавать вопросы. И я сделал то, что, в принципе, несвойственно представителям моей расы: доверился обстоятельствам…
Дитя, которое я нёс в себе, росло и развивалось. Мы много времени проводили в безмолвном общении — я показывал ему, как выглядит этот мир, не навязывая своих представлений о нём. Мой ребёнок должен иметь возможность составить собственное мнение о тех или иных предметах и явлениях. Я чувствовал: моё поведение непонятно окружающим — и Сообществу, и людям, но при этом осознавал, что стою на верном пути.
Лишь одно омрачало моё счастье — беспокойство о судьбе Зо'ора. С другой стороны, я понимал, что его присутствие рядом со мной могло бы осложнить мою миссию. Сигнал в Сообществе свидетельствовал о том, что он жив и не подвергается пыткам. Мне оставалось лишь одно: ждать, пока родится ребёнок и это упрочит моё положение в Сообществе настолько, что можно будет поднять вопрос о мирных переговорах с Джаридой. Прости, Зо'ор — при всей моей любви к тебе, я не могу пожертвовать судьбой нашего народа ради твоего скорейшего освобождения. Хотя не знаю, как повёл бы себя, если бы тебе грозила гибель…
Всё это время я каждый миг ощущал поддержку Рональда. Люди говорят, от любви до ненависти — один шаг. Мне данное утверждение не кажется справедливым, поскольку любовь — источник жизни, а ненависть таит в себе смерть. Сомневаюсь, что он когда-либо по-настоящему ненавидел меня и желал моей смерти. Сейчас он готов довольствоваться малым, и украдкой наблюдает за мной, радуясь хоть такой иллюзорной возможности быть вместе. Но всё чаще я ловлю себя на мысли, что сам жажду большего. Наверное, я из тех, кто стремится взять от жизни или всё, или ничего. И последний вариант меня не устраивает.
Мне всегда нравилось общаться с людьми в непринуждённой атмосфере. Поэтому я охотно принял приглашение нового Североамериканского Сподвижника поучаствовать в праздновании очередной годовщины со дня открытия Посольства. При виде меня Лиама Кинкейда, как всегда, передёрнуло. Хотя логичнее было бы ожидать подобной реакции от меня, однако я всецело был поглощён вынашиванием ребёнка. Неприятное происшествие почти стёрлось из моей памяти. Меня больше пугало не то, что сделал со мной Лиам, а мой ответ на его действия. Но, кажется, угрызения совести отвлекли его от внезапного проявления у меня шакаравы. Оставалось только надеяться, что этого больше не повторится…
Я с удовольствием наблюдал за веселящимися людьми. Лора Флай танцевала с Тимом Эвансом — как мне показалось, очень красиво и изящно. Их танец выглядел довольно чувственным, но в то же время в нём не было ничего непристойного, оскорбляющего вкус. Эта девушка вела себя так непосредственно и непринуждённо, что я не смог сдержать улыбку. Пускай мои новые Защитники испытывают трудности с соблюдением субординации и упорно продолжают причислять меня к женскому полу, я ощущаю себя в их присутствии комфортно и в безопасности. Жаль, конечно, что так получилось с Лиамом. Но, быть может, у нас ещё будет возможность всё исправить… Ещё раз полюбовавшись танцующими парами, я незаметно выскользнул в сад. Там царили покой и свежесть. Я замер, делясь со своим ребёнком ощущением обезоруживающей силы, которую таила в себе красота земной природы. И вновь мой чуткий слух уловил едва ощутимый шорох.
— Агент Сандовал, выходите, — с улыбкой обернулся я на звук. Из-за дерева со смущённым видом вышел Рональд. — Желаете разделить со мной красоту этого вечера?
— Мои желания подчиняются вашим, — тихо произнёс он. — Вы позволите мне остаться?
— Останьтесь, но только если это ваше личное желание, — согласился я. — А почему вы не танцуете?
— Я? — в свете фонаря, под которым мы стояли, было заметно, что он покраснел. — Видите ли… Там нет никого, с кем мне хотелось потанцевать.
— Понимаю… — кивнул я. — Могу я обратиться к вам с просьбой?
— Обращайтесь, — ответил агент Сандовал, явно борясь с чувством подступающей неловкости.
— Покажите мне, как это делается.
— Вы хотите, чтобы я… научил вас танцевать? — недоверчиво взглянул на меня он.
— Верно, — согласился я. — Почему это так вас удивляет? Я люблю учиться чему-то новому. Рональд… Что-то не так? Моя просьба оскорбительна для вас?
— Нисколько! — поспешно возразил он. — Просто она… несколько неожиданна.
Рука Рональда несмело легла на мою талию. Мою руку он положил себе на плечо. Какое-то время мы стояли неподвижно, затем он соединил наши руки, которые оставались свободными. Из Посольства доносилась довольно приятная мелодия.
— Такое ощущение, словно я предложил вам нечто предосудительное, — поддел его я.
— Простите, если я дал вам повод для таких мыслей. Слышите музыку? Это называется танго. Расслабьтесь и просто доверьтесь мне и музыке…
Голос Рональда стал тише, в нём зазвучали нежные нотки. Прикосновения его рук были очень осторожными, словно он дотрагивался до чего-то очень хрупкого. В то же время от него исходила сила, но не враждебная, а сулящая защиту…

Лепесток алый
Этот тейлонец всегда найдёт способ застать меня врасплох и, что называется, поставить в тупик. Когда он попросил научить его танцевать, я на мгновение лишился дара речи. Я ожидал от него чего угодно, но только не этого. Да'ан снова дразнил меня. Он так искусно разыгрывал наивность, удивление, недовольство, в то же время ясно давая мне понять — это лишь игра, что я не мог не поддаться его обаянию. В высшей степени парадоксальное существо: все его уловки просты и очевидны, и он даже не считает нужным это скрывать. Но у того, на кого они рассчитаны, не находится сил, чтобы воспротивиться. Я знаю, как это бывает: сначала ты идёшь у него на поводу будто бы в шутку, думая, что в любой момент сможешь отступить. Но спустя мгновение тебя затягивает обволакивающий омут ярко-голубых глаз, и ты понимаешь — из него уже не вырваться. Более того — сам начинаешь стремиться к этой сладостной погибели.
Когда моя рука легла на его талию, я вздрогнул. Всякий раз, касаясь Да'ана, я с удивлением обнаруживал, что это небесное создание материально. Его тело на ощупь было упругим и прохладным, но, несмотря на отсутствие тепла, под искусственным фасадом ощущалось биение жизни — в виде пульсации энергетических потоков. Вместе с тем, меня не покидало ощущение иллюзорности происходящего. Казалось, стоит мне закрыть глаза и вновь открыть их — и моя неземная мечта развеется, как дивное видение. Он выжидающе посмотрел на меня, и я вынужден был продолжить эту игру, которая уже начинала забавлять.
Да'ан оказался послушным учеником — он чутко реагировал на все движения моего тела. Природное изящество позволяло ему двигаться легко и непринуждённо в такт музыке. Я поймал себя на мысли, что меня волнует не мягкий телесный контакт, сопровождающий танец, а то, с какой очаровательной непосредственностью Глава Синода постигает эту неведомую ему науку. Да'ан прикрыл глаза, вслушиваясь в музыку, и всецело отдался во власть моих рук, позволяя себя вести и получая от этого удовольствие. Нежные прожилки на коже тейлонца сводили меня с ума, но я из всех сил старался сдерживать свои эмоции, боясь обидеть его нескромным взглядом.
Мы легко скользили по дорожке — финальный аккорд настиг нас у её края, там, заканчивался ряд фонарей. Дальше начиналась темнота — не пугающая, а манящая, таинственная, и граница между светом и мраком была настолько чёткой, что казалась осязаемой. Моя ладонь лежала на талии Да'ана, а его — на моём плече. Музыка всё ещё звучала в нас, мы были словно связаны ею. Над нами простиралось звёздное небо, и узкая дорожка, посреди которой мы стояли, казалась краем бездны. У меня возникло ощущение, будто сейчас должно произойти нечто важное. А Да'ан всё не спешил высвобождаться из моих объятий, и я не решался первым разжать руки, опасаясь его обидеть. Наконец, он заговорил, и голос его зазвучал неожиданно звонко, с какими-то новыми нотками.
— Спасибо тебе, Рональд… Это было чудесно!
— Рад, что тебе понравилось, — я невольно улыбнулся. Тейлонец напоминал мне в этот миг ребёнка, который открыл для себя очередную простую истину — из тех, что познаются на собственном опыте и потому приводят в восторг.
— Мне придётся тебя покинуть… — с сожалением произнёс он, склоняя голову, но в его словах и этом грациозном жесте читалась некая недосказанность, дарующая надежду.
— Всё хорошее рано или поздно имеет свойство заканчиваться, — вздохнул я, в который раз давая себе слово не тешиться иллюзиями — лишь затем, чтобы тотчас без тени сожаления его нарушить.
— А вот это уже зависит от нас самих, — мне показалось, будто по губам Да'ана скользнула знакомая мне улыбка.
— На что ты намекаешь? — насторожился я.
— Намекаю? — удивился он. — Нет, по-моему, я весьма откровенно озвучиваю свои мысли. Скажи, ты… можешь мне довериться?
— Довериться?
Сердце моё дрогнуло и забилось чаще. Я почувствовал: вот оно — то самое решающее мгновение, которое определит мою дальнейшую жизнь. И, наверное, не только мою. Я ждал этого момента, и всё-таки он, как это обычно бывает, наступил внезапно. Но выбор уже был сделан — ещё до того, как я озвучил своё решение. Иногда просто невозможно научиться летать, не сорвавшись в пропасть…
— Не смотри на меня так, словно тебе непонятно значение этого слова, — с мягким упрёком взглянул на меня Да'ан. Он стоял, озарённый мягким вечерним светом, и невозможно было от него отказаться, даже зная, что свет, который исходит от него — отражённый.
— Да, я могу тебе… довериться, — ответил я и не узнал собственный голос, глухой и дрожащий. Что же ты со мной делаешь — вот так, одним неуловимым движением век выбивая почву у меня из-под ног?
— Спасибо, — рука тейлонца несмело коснулась моей щеки, и я невольно замер, ошеломлённый этим проявлением нежности. А когда пришёл в себя, Да'ана уже рядом не было. Казалось, он растворился в воздухе, будто сказочное существо — из тех, в которых все мы верим в детстве. Я вглядывался в бархатистую тёмно-лиловую темноту, вслушивался в шорохи ночного сада, и мне чудилось, будто где-то в глубине души звучит знакомый завораживающий голос: «Доверься мне. Всё будет хорошо…» И мне не оставалось ничего другого, кроме как последовать этому зову и молить Бога об одном — чтобы хватило сил не свернуть с избранного пути…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЭлуэДата: Понедельник, 2010-12-20, 23:44 | Сообщение # 102
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 120
Статус: Offline
Лиэн, как же мне нравятся твои стихи! flower такие красивые, искренние и чувственные! ты вообще очень тонко чувствуешь красоту)

Наконец-то Зо'ор получил по заслугам! может, джаридианцы ничего страшного с ним не сделают, но хоть подрожит от страха biggrin
Лора, кстати, вызывает подозрение. я бы не удивилась, если она в конце концов окажется агентом Сопротивления и сделает Да'ану мегабяку)
Лиам отжёг, так отжёг! не ожидала от него...
А зачем тэйлонам совесть? и Да'ану в том числе? это его вечное самокопание и самоуничижение вперемешку с бурной деятельностью... действительно, очень по-женски получается. но это не минус, просто авторское видение, поэтому не буду спорить) тем более, что назначение Даана главой Синода и беременность очень радуют.
Только временами думает он очень по-человечески, на уровне лексики...
А вот видение Сандовала совершенно не совпадает с моим. Ладно, женственный он получился (опять же, на уровне лексики), но он вдруг сделался ещё и набожным... бррр!
а в целом, нравится, что события развиваются довольно быстро и непредсказуемо) буду ждать проды smile

 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-12-21, 09:54 | Сообщение # 103
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Элуэ, совесть, конечно, штука бесполезная, а порой и вредная biggrin
Но мне почему-то показалось, когда я смотрела сериал, что Даану присущ сей эмоциональный атавизм wink
Насчёт человеческих замашек - набрался у людей. Ну, и у автора.
Набожность Рональда - той природы, что у солдат на войне. Не по убеждению, а скорее от отчаяния. К тому же, его Бог - не объект поклонения, а внутренний собеседник, вроде Даановского Маэла.
Спасибо за замечания и внимание! flower
P. S. Проды хочу shy


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-12-21, 09:54 | Сообщение # 104
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Я спросил, может ли Рональд довериться мне, и он ответил утвердительно. Доверие — то, без чего невозможна любовь, не терпящая слепого подчинения… Не хочу, чтобы он воспринимал наше чувство как узы, сковывающие сознание и душу. Мне оно принесло прозрение и освобождение. Я не сразу нашёл в себе силы и мужество, чтобы начать бороться за возможность быть вместе. А когда осознал, что готов к этому, меня удерживало лишь одно: способен ли Рональд вверить мне свою судьбу — не так, как вверяет её раб, но как равный? Даже если б он ответил отрицательно, мои чувства к нему не ослабели бы. Я бы стремился завоевать его доверие и ждал бы столько, сколько нужно, пока не услышал бы заветное: «Да, я могу тебе довериться». Но эти слова прозвучали, и я чувствовал себя окрылённым. Стоя над пропастью, я смотрел в неё без страха, зная: если вихрь судьбы сметёт меня, и сорвусь, то не упаду, а взлечу, подхваченный крыльями моего чувства…
Восхитительное, ни с чем не сравнимое состояние… Я упивался им, с восторгом глядя на звёзды — как в детстве, и любя весь мир за то, что в нём есть существо, которое мне дороже собственной жизни. Прислонившись к дереву, я ощутил под пальцами мягкую шероховатость коры, и это было приятно. Каждое движение доставляло мне неимоверное удовольствие. Любовь меняет нас и тем самым наделяет способностью изменить окружающий мир. До сих пор я наполнял его злом, полагая, что преследую благие цели. Сейчас судьба дала мне возможность попытаться хоть частично исправить содеянное. Имею ли я моральное право не простить своих врагов, будучи сам прощённым? Ты можешь подарить своему народу мир, Да'ан. Тот, кто, по сути, и явился виновником этой бессмысленной войны. И в этом заключается не парадокс, но высшая справедливость. Ты сделаешь то, что надлежит, даже если тебе это будет стоить жизни. Но попытаешься выжить — ради того, кто доверился тебе.
Шло время, но, казалось, оно замедлило свой ход — теперь каждый день был полон открытий, словно я заново познавал этот мир. Наблюдая за людьми, я всё чаще задумывался об их чувствах, о мотивах их поступков. Уильям Бун изменил моё отношение к этой расе. Рональд Сандовал помог понять простую истину: все мы по своей сути одинаковы. И всё чаще я замечал в глазах землян отображение тех чувств, которые испытывал сам, ощущая незримое внутренне родство с девушкой, замечтавшейся в саду над раскрытой книгой; с парнем, выбирающим букет у торговки цветами на углу…
— Ну, и куда мы сегодня потащимся? — насмешливо поинтересовался Тим Эванс. — На съезд метеорологов по вопросу «Откуда ветер дует?» или на форум представителей движения в защиту мамонтов от клонирования?
— Вынужден вас разочаровать — сегодня нам предстоит посетить всего лишь Североамериканское Посольство, — бесстрастно сообщил я.
— Глядите, как заблестели глазки у нашей Лоры, — подмигнул он. — Небось, уже вся в предвкушении встречи с Лиамом Кинкейдом.
— Не вижу в этом ничего предосудительного, — осадил я Тима. — Разве майор Кинкейд не заслуживает симпатии? Впрочем… возможно, вы просто ревнуете?
— Кто — я? Лора, конечно, милая девушка, только меня больше интересует другой объект. Но, боюсь, там у меня нет никаких шансов, — вздохнул парень.
— Шансы есть всегда, — многозначительно посмотрел на него я и увидел, как в его глазах вспыхнул огонёк интереса. — Просто иногда они ничтожно малы.
— Вот, стерва… — услышал я за спиной восхищённый шёпот. — Учись, Лора — так разбивают мужские сердца.
— И наживают себе проблемы, — сердито отмахнулась от коллеги мисс Флай.
При виде Лиама глаза её действительно радостно вспыхнули. Он, как это обычно бывало при встрече со мной, торопливо пробормотал приветственную фразу и поспешил скрыться в своём кабинете. Мне тоже захотелось поработать в уединении, поэтому я отпустил своих Защитников. С закрытием большей части проектов работы стало гораздо меньше. Я неторопливо разбирал корреспонденцию, периодически отвлекаясь на вид за окном. На душе было легко и свободно… Внезапно я услышал шаги за спиной.
— Лиам? — я был удивлён и одновременно обрадован его появлением.
— Я ненадолго. Пришёл предупредить — будь осторожнее, — он развернулся и направился было к выходу, но я остановил его.
— Спасибо за предупреждение. Наверное, Джонатан Дорс в очередной раз приговорил меня к смерти? Что ж, я ценю твой поступок… Ведь, по сути, ты сейчас сделал ради меня то, что в своё время сделал ради тебя я — предал Сопротивление. Только я, в отличие от тебя, не являюсь человеком — даже частично.
— Да'ан, как ты можешь? — Кинкейд бросился ко мне со стиснутыми кулаками, и в этот момент в глазах у меня потемнело. Мой ребёнок воспринял реакцию Лиама как угрозу для моей жизни, наградив меня вспышкой боли. Я почувствовал, что оседаю на пол, и сознание покинуло меня…

Лепесток алый
Я видел, как Кинкейд вошёл в кабинет Главы Синода, а спустя некоторое время оттуда послышался крик. Забыв о конспирации, я ворвался к Да'ану и увидел его лежащим на полу. Лиам Кинкейд склонился над тейлонцем. Стремительным ударом я отбросил майора в сторону.
— Что ты с ним сделал?
— Ничего, — растерянно посмотрел на меня Лиам, потирая плечо, которым стукнулся о стену. — Мы разговаривали, а потом он вдруг ни с того, ни с сего грохнулся в обморок.
— Ни с того, ни с сего, говоришь? — передразнил его я. — Я слышал, как ты орал на Да'ана. Ты… поднял на него руку?
Я встряхнул Лиама, и он, на удивление, даже не попытался дать мне отпор, словно чувствовал себя виноватым.
— Что здесь происходит? — услышал я рядом девичий голос и обернулся. На пороге стояла Лора Флай, а из-за её плеча выглядывал Тим Эванс. — Да'ан! Господи… Очнись же…
Она бросилась к тейлонцу и легонько потрясла его за плечо, но тот не подавал признаков жизни. Даже наоборот, утратил свой искусственный фасад, что было тревожным признаком. Лора села на пол, устроила голову Да'ана у себя на коленях и в панике схватила глобал.
— Нужно срочно кого-то вызвать на помощь… Что вы с ней сделали, придурки чёртовы?
— С ней? — удивлённо уставился на девушку Кинкейд. В этот момент взгляд его упал на бесчувственного тейлонца и майор побледнел. — Б-боже… Он же… Она…
Заикаясь, майор испуганно попятился назад, указывая дрожащим пальцем на Да'ана. Я невольно взглянул на прозрачное тело Главы Синода и остолбенел. У меня на мгновение даже перехватило дыхание. В области живота под прозрачной кожей я различил маленький светящийся сгусток, очертаниями напоминающий… младенца! Но как такое возможно?
— Вот это да!.. — почесал затылок Тим Эванс. — Один из вас, я так понимаю, счастливый папаша?
— Я… Этого не может быть! — заорал Лиам. — Я же только поцеловал его… Её…
— Что? — я подлетел к нему и с размаху отвесил пощёчину, буквально впечатав в стену.
— От поцелуев дети не рождаются… — с сомнением покачал головой Эванс и едва успел увернуться от моего удара.
— Сейчас же прекратите, уроды! — вмешалась мисс Флай. — А если вам вздумалось прикончить друг друга — сделайте это где-нибудь в другом месте.
В этот момент тейлонец пошевелился и начал восстанавливать искусственный фасад. Он приподнялся, с удивлением глядя на нас.
— Что за консилиум здесь собрался? — по губам Да'ана скользнула слабая улыбка.
— Да вот, эти двое пытаются выяснить, кто из них отец вашего ребёнка, но никак не придут к консенсусу, — с издевательской ухмылкой ляпнул Тим. — Вы… это… не расстраивайтесь. Если что — я готов жениться, правда.
Глава Синода с выражением крайнего неодобрения на лице поднялся, опираясь на руку Лоры, и его жесты были полны изящного достоинства.
— Покиньте мой кабинет — все, — с ледяным спокойствием произнёс он, поднимаясь в своё кресло.
Да'ан ждёт ребёнка? Это не укладывалось у меня в голове… Откуда? Каким образом? И о каком поцелуе толковал этот придурок Кинкейд?
— Вызвать Целителя? — поинтересовалась Лора.
— Спасибо, но в это нет необходимости, — мягко возразил тейлонец, игнорируя нас с майором. — Я в порядке.
Несколько минут я бродил по саду, пытаясь прийти в себя, но в голове и на душе у меня царил хаос. Мне не давал покоя один вопрос… Собравшись с силами, я переступил порог кабинета Да'ана. Он был один — полулежал в своём кресле под энергодушем. Почувствовав моё присутствие, Глава Синода выпрямился, вопросительно глядя на меня.
— Нам нужно поговорить, — решительно начал я.
— Ты уверен, что следует делать именно сейчас? — с тихой печалью в голосе поинтересовался он. — Мы ведь оба можем потом пожалеть о сказанном сгоряча…
— Скажи мне только одно: это ребёнок Кинкейда? — в этот момент я вновь, как в былые времена, почти ненавидел Да'ана. Неужели этот тейлонец со спокойным и немного грустным взглядом, которому трудно не поверить, обманул меня? Я представил себе, как губы Лиама касаются атласных губ моего неземного возлюбленного, и меня передёрнуло. Сразу всё встало на свои места, и странное поведение Лиама в свете этой версии выглядело вполне логичным. А как же просьба Да'ана о доверии? Жалкий лицемер… Я стиснул кулаки, но тот час одёрнул себя. Быть может, я ошибся в своих выводах?
— Рональд… — мне показалось, что широко распахнутые глаза тейлонца потемнели от боли. Он нервно сжался, словно от удара. Мне показалось, что Да'ан может снова потерять сознание, и я метнулся к нему в порыве раскаяния, но он отстранился. — Ты же обещал довериться мне… Но я отвечу на твой вопрос — нет, этот ребёнок не имеет к Лиаму никакого отношения. Ты получил ответ. А теперь, пожалуйста, оставь меня.
Лучше бы в его голосе звучало презрение, холод — всё, что угодно, но только не разочарование. Господи, какой же я идиот!
— Да'ан, прости меня!.. — в порыве чувств я схватил его за руку, однако он одним взглядом вынудил меня выпустить её.
— Иди, Рональд… — Да'ан отвернулся к окну, и я вышел, чувствуя себя так, словно навсегда утратил самое дорогое в своей жизни…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Вторник, 2010-12-21, 17:05 | Сообщение # 105
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Ладно, товарищи, не буду вам обедню портить. Развлекайтесь на здоровье!
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-12-21, 17:15 | Сообщение # 106
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, у нас не обедня, а разведение бурной деятельности. Из расчёта "сто граммов на один литр" - перемешать и хорошенько взболтать tongue

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-22, 09:43 | Сообщение # 107
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Я вышел в сад, пребывая в состоянии прострации. Он всё-таки усомнился во мне. Значит, ещё не время... Я не считал себя вправе осуждать Рональда за то, что он заподозрил меня в предательстве. Но его поступок причинил мне боль, которую нужно было перетерпеть... Сидя на своей любимой скамейке, я вдруг почувствовал, как что-то ткнулось мне в ногу. Пушистый чёрный зверь — я знаю, люди называют их кошками — вопросительно на меня посмотрел и, не встретив с моей стороны протеста, запрыгнул мне на колени. Я осторожно погладил его, и он начал издавать глухой ритмичный звук — приятный, расслабляющий. Почти одновременно с другой стороны на скамейку забрался второй зверь — такой же пушистый, только белый. Он потёрся о мою руку, издавая похожий звук. От зверей исходило мягкое тепло.
— Давайте знакомиться, — улыбнулся я кошкам, которым пребывание в моём обществе, похоже, доставляло удовольствие.
— Чёрная — Шерри, белая — Лайла, — сообщила Лора, которая в этот момент показалась из-за кустов. — Не возражаешь, если составлю тебе компанию?
— Присаживайся, — согласился я, понимая, что моя Защитница не успокоится, пока не удовлетворит своё любопытство.
— Что, доигралась? — с сочувствием поинтересовалась она.
— Извини, я тебя не понимаю… — меня насторожила её интонация.
— Быть может, я вмешиваюсь в своё дело... Но кто из них всё-таки отец твоего ребёнка — Кинкейд или Сандовал?
— Лора... — от возмущения я едва ли не в первые в жизни не нашёлся, что сказать. — Неужели, ты думаешь, что я?.. Как тебе могло прийти в голову такое?
Я ощутил, как теряю от стыда искусственный фасад. Наверное, Лора почувствовала моё состояние, потому что и сама выглядела смущённой.
— Прости... Только ты же не будешь настаивать на непорочном зачатии? — в глазах мисс Флай заплясали подозрительные искры. Держись, Да'ан — кажется, пришло время расплачиваться за твои издевательства над окружающими.
— Видишь ли, наша физиология… несколько отличается от земной, — начал я.
— Я в курсе, — перебила Лора. — Лекцию по анатомии человека можно опустить, хотя допускаю мысль, что ты можешь разбираться в ней лучше, чем я.
— Смею тебя заверить — Лиам Кинкейд не имеет к этому никакого отношения, — я не удержался и наградил свою Защитницу многозначительным взглядом, но, кажется, нарвался на достойного противника — там, где меньше всего этого ожидал.
— Хорошо, — улыбнулась она, и тон ее был обезоруживающе невинным. — А кто имеет?
У людей принято делиться друг с другом своими переживаниями и радостями. «Что мешает мне облегчить душу и заодно упрочить наши отношения?» — рассудил я. В жизни всегда надёжнее рассчитывать только на свои силы. Обычно я так и делал, но на Земле порой возникают проблемы, с которыми в одиночку мне просто не справиться — нужен союзник. Я обрёл его в лице Лоры, так почему бы мне не ответить доверием на преданность? К тому же, она сможет рассказать Рональду Сандовалу о том, о чём сам я никогда не решусь заговорить…
— Помнишь тот день, когда я к тебе пришёл? Тогда я находился в состоянии Ка'ат'ама. То есть, был способен к зачатию. И уровень Основной Энергии позволял мне это сделать. Так получилось, что мой Ка'ат'ам совпал с... развитием определённых чувств... — я запнулся. До сих пор мне не доводилось обсуждать вопросы личного характера с существом, принадлежащим к иной расе, и я ощущал себя некомфортно.
— Между тобой и Рональдом Сандовалом? Не смотри на меня так, словно я вынудила тебя выдать государственную тайну. Во-первых, это давно уже не тайна. А во-вторых... Не вижу ничего постыдного.
— Я не стыжусь своих чувств, если ты об этом. Просто у нас не принято говорить на такие темы...
— С представителями низших рас? — она явно меня дразнила. Что называется, била моим же оружием, а я был настолько ошеломлён, что не мог достойно ответить.
— С кем бы то ни было. Но если тебе нужны подробности, ты их получишь. Я принял от Рональда Сандовала сильный энергетический импульс — это произошло непроизвольно. Но его оказалось достаточно для того, чтобы я смог завершить Ка'ат'ам должным образом. Ты удовлетворена моим ответом? — я с вызовом посмотрел на девушку.
— Прости меня ещё раз... — пальцы Лоры осторожно коснулись моего плеча. — Поверь, с моей стороны это был не праздный интерес, как может показаться на первый взгляд. Я ведь хочу тебе помочь — не могу видеть, как ты страдаешь...
— Спасибо за добрые намерения, но я не нуждаюсь в помощи, — я опустил глаза, рассеянно перебирая мягкую кошачью шерсть.
— Мне так не кажется, — возразила Лора. — Только не надо вскидывать голову с оскорблённым видом. Я наблюдала за тобой и агентом Сандовалом и заметила, что вы небезразличны друг другу. И если он сейчас страдает от неведения, то ты — из-за собственной дурацкой гордости. Совершенно нелепая ситуация — два взрослых разумных существа мучаются оттого, что не могут набраться смелости поговорить друг с другом! — Пожалуй, в твоих словах есть доля правды... Но всё не так просто, как ты думаешь.
— И не так сложно, как думаешь ты. Только не волнуйся — тебе сейчас вообще нельзя волноваться. Если что — Тим готов на тебе жениться, — подмигнула мне мисс Флай.
— Но я не готов принять от него такую жертву, — мне не удалось сдержать улыбку. Я ощущал себя так, словно между мной и Лорой сломался некий невидимый барьер, и радовался возможности просто с кем-то поговорить.
— А ребёнка-то кто будет воспитывать?
— Я и буду. Больше никому это не доверю — прошлого раза мне было достаточно....
— У тебя ещё есть дети? — удивлённо посмотрела на меня девушка.
— Что тебя так удивляет? Кстати, одного из них ты знаешь. По крайней мере, видела.
— Кто же это, если не секрет?
— Зо'ор...
Тягостная тишина воцарилась в саду. Я заметил, что глаза Лоры влажно заблестели. Её пальцы коснулись моих в робком жесте сопереживания, даруя тепло. И я принял эту поддержку, вдруг осознав, что больше не одинок в этом мире. Так в моей жизни снова появился друг...

Лепесток алый
Я сжал кулак так, что ногти впились в ладонь, но не почувствовал боли. Что же ты наделал, идиот несчастный? Да'ан попросил меня довериться ему, и я согласился. Чёрт меня дёрнул затеять этот разговор — он ведь предупреждал меня, что лучше подождать, чем потом жалеть о сказанном. Но я не последовал совету моего любимого, и теперь он для меня потерян — хочется верить, что не навсегда…
Я услышал звук шагов за спиной и обернулся.
— Агент Сандовал, нам нужно поговорить — это срочно, — на меня чуть ли не с мольбой смотрела юная Защитница Да'ана. Девушка выглядела взволнованной, и у неё был такой беззащитный вид, что я не смог ей отказать.
— О чём вы хотите со мной поговорить, мисс Флай? — я постарался скрыть за вежливым тоном раздражение. Меньше всего мне сейчас хотелось общаться — с кем бы то ни было.
— О моей начальнице, — улыбнулась она.
— Почему вы говорите о Да'ане в женском роде? — я давно хотел задать Лоре этот вопрос, но всё никак не решался.
— Вообще-то это Тим первый начал. А сейчас… Не могу заставить себя говорить «он» о разумном существе, которое ждёт ребёнка — просто язык не поворачивается.
При упоминании о ребёнке я помрачнел. Первой мыслью было попытаться отделаться от Лоры Флай, но что-то остановило меня. Слишком много опрометчивых поступков уже было совершено, чтобы я мог позволить себе роскошь продолжить этот список.
— Почему вы намерены обсуждать вашу… хм… начальницу со мной? Вам не кажется, что это, как минимум, неэтично, ведь Да'ан — и моё начальство тоже?
— Пожалуйста, выслушайте меня, — взмолилась девушка, хватая меня за руку. — Этот ребёнок — он не от Кинкейда. Лиам вообще не имеет к нему никакого отношения.
— Зачем вы мне это говорите? — я почувствовал себя неловко, словно обнаружил, что за мной подглядывают в ванной.
— Затем, что к зачатию ребёнка Главы Синода причастны вы, Рональд…
— Это невозможно, — я резким жестом прервал Лору Флай и отвернулся, давая понять, что продолжения разговора не будет.
— Ещё и как возможно… Вы ведь знаете, что такое Ка'ат'ам у тейлонцев?
То, что последовало за этим вопросом, повергло меня в шок. Я давно работаю с тейлонцами и на всякое насмотрелся. Но рассказ Лоры не укладывался у меня в голове, хотя смысл её слов был мне ясен. Выходит, я помог Да'ану зачать ребёнка, даже не находясь с ним рядом? Это было слишком невероятно, чтобы не вызывать сомнений, но, в то же время, звучало довольно правдоподобно.
— Откуда вам это известно? — спросил я, в упор глядя на мисс Флай, но девушка выдержала мой взгляд.
— Она сама мне рассказала.
— Просто так — взяла и рассказала? — недоверчиво усмехнулся я. Вот, идиот — чуть было не принял бредовые фантазии девицы с богатым воображением за чистую монету.
— Не просто, — улыбнулась Лора. — Пришлось применить некоторые запрещённые приёмы. Мне теперь немного стыдно — я, можно сказать, загнала Главу Синода в угол и учинила допрос. Это несколько нарушило её душевное равновесие. Но, надеюсь, меня оправдывает то, что я поступила так из благих побуждений. Она ведь в жизни не рассказала бы вам правду — гордость дурацкая всему виной, да и просто постеснялась бы заговорить об этом. А вы бы не стали пытаться вызвать её на откровенность из-за боязни причинить ей лишнюю боль. Так и ходили б оба вокруг да около…
— Да'ан знает о нашем разговоре?
— Думаю, догадывается — иначе не поделилась бы со мной сокровенным. Она ведь просто так ничего не делает, но я уже смирилась с этим обстоятельством и даже не обижаюсь. Не знаю, как сама повела бы себя на её месте…
Я с интересом посмотрел на девушку. Даже, пожалуй, с некоторым уважением. Вырвать у тейлонского дипломата признание личного характера — это надо уметь… Кажется, судьба Да'ана действительно ей небезразлична. Что ж, я рад за него — в лице Лоры Флай он может обрести не только надёжного Защитника, но и верного друга.
— Как чувствует себя ваша начальница? — поинтересовался я. Последние слова, против воли, прозвучали с иронией. Наверное, на Земле нет ни одного языка, который позволил бы решить деликатную проблему обращения к бесполому существу…
— Неплохо — если не считать той встряски, которую я ей устроила. А ещё она очень переживает за своего старшего ребёнка.
— Старшего ребёнка?
— Ну да, Зо'ора — он ведь сейчас в плену у джаридианцев. У неё все мысли сейчас о том, как бы его вызволить.
— Зо'ора? Вы ничего не путаете?
— А вы разве не в курсе? Ой… — испуганно запнулась мисс Флай. — Кажется, я сболтнула лишнее. Да'ан меня прибьёт! Но я думала, что это не тайна…
— Лора, пожалуйста, не говорите пока Главе Синода о нашем разговоре, — попросил я, с благодарностью глядя на девушку, и чувствовал себя в этот момент так, словно у меня камень с плеч свалился.
— Конечно, ведь это и в моих интересах, — согласилась она.
Господи, каким же я был дураком… Заподозрил Да'ана чёрт-те в чём — и к Кинкейду его приревновал, и даже… к Зо'ору! Ведь когда Лора сказала, что майор не причастен к зачатию этого ребёнка, я сразу подумал о Зо'оре — о его странных отношениях с Да'аном и о том, что произошло между ними на базе, когда их захватили в плен. Как я мог подумать плохо о своём любимом — об этом удивительном создании, к которому не пристаёт никакая грязь? Я ощущал себя виноватым перед ним — до такой степени, что не знаю, смогу ли искупить свою вину. Но был благодарен Лоре Флай за наш разговор, который расставил все точки над «и» — правда, к сожалению, это произошло слишком поздно…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2010-12-22, 13:27
 
ЛиэнДата: Четверг, 2010-12-23, 09:29 | Сообщение # 108
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Я знал, что Лора Флай поделится выведанной у меня информацией с Рональдом Сандовалом. Отчасти, именно это было причиной того, что я поддался её настойчивым попыткам вызвать меня на откровенность, и мой расчёт оправдался. Искреннее желание моей Защитницы помочь выглядело очень трогательно. Хотя были моменты, когда я испытывал неловкость — как если бы утратил искусственный фасад в присутствии большого количества незнакомых людей. Но в поведении Лоры не было ничего вызывающего, двусмысленного — эта чуткая, непосредственная девочка была полна самых чистых намерений. И я позволил ей сделать то, на что у меня самого не хватило бы духу — поговорить с Рональдом…
Кстати, в тот день, когда между нами состоялся этот странный разговор, я обрёл друга не только в лице Лоры. Две кошки, с которыми я познакомился в саду, теперь всякий раз радостно бежали навстречу, стоило мне только появиться в Посольстве.
— Мы в ответе за тех, кого приручили, — процитировал Тим Эванс одного земного писателя, однажды застав меня в окружении разомлевших от удовольствия животных. Признаюсь, мне тоже было приятно касаться их мягкой, тёплой шёрстки и слышать умиротворяющее мурлыканье.
— И за тех, кто приручил нас самих… — рассеянно ответил я, задумавшись в этот миг совершенно о другом.
— Хотелось бы мне посмотреть на того, кому удастся приручить вас, — рассмеялся он.
— Думаете, стерва не может быть слабой и беззащитной? — я с вызовом взглянул на него, давая понять, что в курсе тех разговоров, которые ведутся у меня за спиной.
— Только не в вашем случае, — уверенно заявил Тим. — Нет, вы, конечно, можете прикинуться такой вот пушистой кошкой… Но ваши когти от этого никуда не денутся, и рано или поздно вы пустите их в ход.
— Кошки не пускают в ход когти без особой надобности, — заметил я.
— Можете уволить меня за нарушение субординации…
— Не могу — вы же сами сказали, что мы в ответе за тех, кого приручили.
— Вы — прелесть! — Тим Эванс отскочил на безопасное расстояние, словно я мог на него броситься. — Даже при условии, что у вас нет груди второго размера, как у Лоры Флай.
— Зачем мне грудь? — не понял я.
— Я и говорю — не нужна она вам, её сполна компенсирует то, что сзади, — очевидно, он сказал нечто уж совсем неприличное, поскольку поспешил скрыться из виду.
— Что это было? — вопросительно посмотрел я на Лору.
— Знаки внимания, — усмехнулась она. — Нравится тебе это или нет, но он воспринимает тебя как особь женского пола.
— К счастью, я ею не являюсь.
— Почему «к счастью»? — с некоторым удивлением поинтересовалась моя Защитница.
— Потому, что в отношениях между существами разных полов всегда существует некоторый элемент противостояния. У нас этого нет…
— Насчёт противостояния — это ты верно подметила. А с Тимом всё же поосторожнее будь — нравишься ты ему.
— Думаю, ты преувеличиваешь, — улыбнулся я.
— Нисколько, — возразила она. — Хотя я тебя понимаю — безусловно, ему далеко до Рональда Сандовала.
— Лора… — я с упрёком посмотрел на девушку, но это её ничуть не смутило.
— Что — Лора? Скажи ещё, что я не права… Слушай, вы хоть целовались?
— С кем — с Тимом Эвансом? — вопрос моей Защитницы поставил меня в тупик.
— С Рональдом Сандовалом, — её тон был притворно равнодушным, но во взгляде сквозил живейший интерес.
— Почему это так тебя волнует? — с подозрением посмотрел на неё я.
— Хочется верить, что у вас обоих в жизни было хоть немного счастья, — с грустью в голосе ответила она, совершенно меня обезоружив. Парадоксальное создание — сначала шокирует своей бесцеремонностью, а потом трогает искренностью своих чувств.
— Да, такой опыт у меня был, — неожиданно для самого себя вдруг ответил я.
— Тебе хоть понравилось? — лукаво улыбнулась Лора.
— Вообще-то… да, — признался я.
— Ну, слава Богу! — облегчённо вздохнула она. — Ой, смотри — сюда направляется предмет твоих тайных грёз. Лёгок на помине! Всё, исчезаю… Ни пуха, ни пера!
— К чёрту, — обречённо махнул рукой я. Кажется, так следует отвечать на эту бессмысленную поговорку?
В конце аллеи действительно показался Рональд. При виде меня он испуганно замер, но я ободряюще улыбнулся ему и сделал приветственный жест. Он нерешительно подошёл и почесал за ухом одну из свернувшихся у меня на коленях кошек.
— Да'ан, я… всё знаю, — смущённо произнёс агент Сандовал.
— Лора Флай рассказала, — кивнул я, рассеянно поглаживая животное, и наши пальцы нечаянно соприкоснулись. Прикосновение было мимолётным, но между нами словно проскочила искра, и он тоже почувствовал это, потому что удивлённо взглянул на меня.
— Прости меня, слышишь? Я повёл себя по-идиотски…
— Бывает… — наши пальцы снова соприкоснулись — кажется, на сей раз намеренно.
— Знаешь, всё это время я думал о тебе — каждую минуту. Беспокоился, всё ли в порядке, мучился неведением… Скажи, Лиам Кинкейд… Он не причинил тебе зла?
— Не больше, чем я ему. А почему ты спрашиваешь?
— Ну… — замялся Рональд. — Он толковал о каком-то поцелуе…
— Так вот каков предмет твоего беспокойства! — я поднялся со скамейки так резко, что кошки скатились с моих коленей, обиженно мяукнув. — А я-то думал, ты действительно пересмотрел своё поведение…
Горечь обиды захлестнула меня, и я устремился прочь, не слыша, что кричал мне вслед Рональд. Неужели, это так трудно — просто поверить тому, кого любишь?..

Лепесток алый
Я смотрел вслед Да'ану, понимая, что должен его остановить, но мне не хватило духу это сделать. И он ушёл — скрылся из виду в конце аллеи, а у меня невольно возникло ощущение, будто между нами пролегла пропасть. Я мысленно ругал себя последними словами. У меня была возможность вернуть его доверие — надо же было снова всё испортить из-за своей дурацкой ревности! Теперь Да'ан точно меня не простит — наверное, даже видеть не захочет, и поделом мне… Я сел на скамейку и попытался приласкать одну из кошек, но она поцарапала меня. Ты совершенно права, киса — большего я не заслуживаю…
Прошло около двух часов со времени этого рокового разговора, когда из-за кустов выглянула Лора.
— Долго вы ещё здесь будете ворковать? Там тебя президент Томпсон требует — говорит, что это срочно. Ой… А где Да'ан?
— Не знаю, — честно признался я.
— Вы, что, поссорились? — с подозрением взглянула на меня девушка.
— Ссоры как таковой не было, — возразил я. — Но и разговора не получилось.
— Снова она свой характер показала? — огорчённо вздохнула мисс Флай.
— Нет, в том, что так вышло, только моя вина…
— Ладно, это не моё дело — выяснять, кто из вас прав, кто виноват, — прервала меня Защитница Главы Синода. — Лучше скажи, где может быть Да'ан?
— Вообще-то я думал, что у себя в кабинете.
— В том-то и дело, что её там нет! Ну, и куда могли черти потащить это чудо?
— Наверное, нужно поискать в саду, — предположил я, чувствуя, как внутри нарастает тревога. В придачу ко всему, на скамейке обнаружился забытый Да'аном глобал.
Последующие минут сорок мы с Лорой и Тимом Эвансом исследовали сад вдоль и поперёк, но искомый объект обнаружен не был. Мисс Флай была в отчаянии и не скрывала этого.
— Господи, ну куда она подевалась? Без глобала, города не знает… Ещё и, простите, в интересном положении!
— Мне кажется, ты напрасно паникуешь, — попытался успокоить её Тим. — Тейлонец и без глобала не пропадёт — даже если допустить, что нашу начальницу нелёгкая понесла в город. В крайнем случае, свяжется через Сообщество с кем-нибудь из своих, скажет, что заблудилась, и её быстренько разыщут.
— Ага, а с нас с тобой потом головы снимут… — сникла девушка.
— Вообще-то если с кого и стоит её снять — то это с меня, — вмешался я. — Ведь проблема возникла по моей вине. Наверное, самое разумное было бы поднять тревогу… Но я предлагаю для начала прочесать окрестности — Да'ан не мог далеко уйти. В конце концов, если возникнет угроза для жизни Главы Синода, Сообщество это почувствует.
— Мы тут места себе не находим, а она, небось, сидит себе где-нибудь на скамеечке, клумбами любуется, — проворчал Тим Эванс.
Первые поиски результата не принесли. Дошло до того, что Лора начала приставать к прохожим с вопросом:
— Вы здесь случайно тейлонца не видели?
Нетрудно догадаться, что люди шарахались от неё, как от сумасшедшей, а некоторые открыто крутили пальцем у виска. Я поклялся себе, что если Да'ан найдётся, упаду перед ним на колени и не встану до тех пор, пока не вымолю прощение. Отдаёт дешёвой театральщиной, но в критические минуты, когда кажется, что жизнь висит на волоске, уже не задумываешься о том, как ты выглядишь со стороны. А я не представлял своей жизни без Да'ана…
— Молодой человек, вам поблизости тейлонец не попадался? — набросилась Лора на очередную жертву. — Ну, худенький такой, бледный, без волос…
— Я бы очень удивился, если б тейлонец, которого вы ищете, оказался толстеньким, темнокожим и с густой шевелюрой, — рассмеялся парень. — Хотя, знаете, одного товарища, попадающего под ваше описание, я видел на соседней улице — в компании двух ребят, похожих на студентов. Они мило беседовали. Я ещё удивился — нечасто можно встретить на улице тейлонца без сопровождения. Но решил, что, возможно, они давно знакомы или неподалёку находится охрана.
— Боже, только этого нам не хватало… — схватилась за голову Лора. — Во что она вляпалась?
— Погоди гнать волну, — одёрнул её Тим. — Напрасно ты считаешь Главу Синода полной дурой. Может, она у них дорогу спрашивала?
— Мне тоже кажется, что вы зря так переполошились, мисс, — вмешался парень, который видел Да'ана. А в том, что это был именно он, я почему-то не сомневался. — Те двое не выглядели как преступники — обычные молодые ребята. Не думаю, что они способны причинить вред вашему тейлонцу.
Но на Лору уже не действовали никакие разумные доводы. У нас с Тимом тоже начали сдавать нервы. Не обнаружив Да'ана на соседней улице, я предложил вернуться в Посольство и подключить к поискам волонтёров. Или же попросить Североамериканского Сподвижника связаться с Главой Синода через Сообщество. Моё предложение не нашло возражений, и мы двинулись в обратном направлении. Почти одновременно с нами у здания Посольства остановилась машина. Я сразу обратил на неё внимание — уж больно необычный вид был у этого транспортного средства: белоснежная малолитражка, расписанная лиловыми орхидеями. «Да'ану бы такое понравилось», — промелькнула в моей голове неуместная мысль, и в этот момент дверца автомобиля открылась…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2010-12-24, 09:37 | Сообщение # 109
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Уходя, я чувствовал на себе взгляд агента Сандовала и едва сдержался, чтобы не оглянуться. У меня не было повода сомневаться в искренности его чувств. Однако стоило Рональду заговорить о поцелуе Лиама, как на его лице появилось то же выражение, что и у Кинкейда, когда он... Мне до сих пор больно и стыдно вспоминать о том, что произошло тогда в Медблоке. Но отныне это часть моего прошлого, и нужно научиться с этим жить...
Погружённый в свои мысли, я брёл, не разбирая дороги, пока внезапно не уткнулся лицом во что-то мягкое и не услышал раздражённый женский голос:
— Глаза разуй, чтобы видеть, куда идёшь!
Я поднял голову и встретился с колючим взглядом тёмных глаз. На меня сердито смотрела незнакомая молодая женщина — очень высокая, черноволосая.
— Простите, — пробормотал я, растерянно озираясь по сторонам.
— Ничего, бывает, — тон её смягчился, а лицо озарилось приветливой улыбкой.
В этот момент я осознал, что место, где мы находимся, мне незнакомо. Похоже, сам не заметил, как покинул территорию Посольства, чего прежде никогда не делал — разве что в Сопровождении кого-то из Защитников. Я попытался прикинуть, как мне лучше поступить в такой ситуации, но мои размышления были прерваны резким звуком — это оказался гудок автомобиля. Чьи-то довольно сильные руки схватили меня и отбросили в сторону. Я приземлился на газон, а когда приподнялся, то увидел протянутую мне ладонь.
— Вставай, самоубийца, — на меня насмешливо смотрели уже знакомые мне тёмно-карие глаза. — Слушай, ну нельзя же быть таким рассеянным, даже если ты — тейлонец.
— Почему вы называете меня самоубийцей? — удивился я.
— А кто только что полез под колёса? — возмутилась моя спасительница.
— Ещё раз простите, я не нарочно. И... спасибо вам.
— Да не за что. И впредь внимательнее будь. Погоди, ты вообще... как? Вид у тебя какой-то странный... — с подозрением взглянула на меня девушка.
— Не беспокойтесь, со мной всё в порядке, — улыбнулся я.
— Как знаешь. Только бросаться под машины я тебе не советую — есть куда более приятные способы расстаться с жизнью.
Поблизости обнаружился небольшой скверик — я присел на скамейку и вновь попытался собраться с мыслями. Во мне боролись два противоречивых желания. Первое — поскорее с кем-нибудь связаться, чтобы меня забрали отсюда. А второе… Я ведь до сих пор толком не видел города. Меня окружало множество людей, и за ними было любопытно наблюдать. Интересно, куда направляется вон тот старик с печальными глазами? А кого ждёт та девушка, которая открыла книгу, но никак не может сосредоточиться на чтении? Я поднялся и свернул на первую попавшуюся улицу — она оказалась довольно оживлённой, со множеством витрин. Прохожие разглядывали меня — одни с любопытством, другие с удивлением, но никто не решался подойти и заговорить. Вскоре обилие людей и ярких красок утомило меня. Наверное, в Посольстве уже заметили моё исчезновение, поднялся переполох. Не хотелось бы доставлять хлопоты моим друзьям...
Я решил выяснить у прохожих, как далеко забрёл. Пожилая дама с большой сумкой показалась мне подходящим объектом, но когда я направился к ней, то наткнулся на неодобрительный взгляд и не отважился заговорить. А две девушки вместо ответа только расхохотались, показывая на меня пальцами, что повергло меня в растерянность.
— Эй, приятель, есть проблемы? — на моё плечо легла крепкая ладонь. Я обернулся и увидел двух парней.
— Вы не подскажете, где находится Посольство? — поинтересовался я. Меня всегда восхищала в людях их способность проявить заботу о тех, с кем они даже не были знакомы, но кто нуждался в помощи. Правда, наделены ею были далеко не все представители этой расы. А, может быть, некоторые просто не имели возможности её проявить…
— Тебе нужно тейлонское Посольство? Это там, — один из них махнул рукой куда-то в сторону. Исчерпывающий ответ ничего не скажешь...
— Сдаётся мне, он заблудился, — вмешался второй. — И... кажется, это не он, а она. К тому же, в положении.
Парень указал на мой округлившийся живот, и я почувствовал себя неловко. Вот, снова меня причислили к женскому полу... Но я рассудил, что возражения лучше оставить на потом. Похоже, они меня не узнали — странно, если учесть, с какой частотой моя физиономия мелькает на экране и в газетах. Впрочем, возможно, для людей все мы на одно лицо, да они, наверное, и не предполагали, что на улице можно встретить столь высокопоставленную персону.
— Ну и дела... — покачал головой первый и вдруг приветливо улыбнулся. — Слушай, подруга, хочешь прокатиться с ветерком? Мы тебя вмиг домчим в твоё Посольство.
— А... на чём прокатиться? — уточнил я.
— На машине, — рассмеялся он. — Шаттл мне пока не выдали.
До сих пор мне не доводилось пользоваться земным транспортом, и я согласился. Выбирать не приходилось, к тому же, эти люди сами предложили мне помощь.
— Ты не бойся, — подмигнул мне водитель, когда мы сели в машину. Она оказалась на удивление красивой — признаюсь, я был худшего мнения об эстетических качествах техники землян. — Доставим в лучшем виде. А как ты здесь оказалась — одна, без охраны? Обычно ваши если и появляются среди людей — то с целой свитой…
— У меня состоялся один неприятный разговор, после которого захотелось пройтись… — я сделал неопределённый жест в надежде, что мне удастся избежать расспросов.
— Всё ясно, с парнем поссорилась, — понимающе кивнул новый знакомый. Я не стал оспаривать его предположение — надо сказать, вполне справедливое.
Мимо нас проносились какие-то здания, улицы — из окон автомобиля город выглядел более привлекательным. Он не пугал меня своим шумом — я расслабился и представил реакцию Тима и Лоры на моё появление в Посольстве. Эта мысль вызвала у меня улыбку. Мой поступок нельзя было назвать серьёзным и ответственным, но я вдруг осознал, как ничтожно мало знаю о людях и об их жизни...

Лепесток алый
Из-за дверцы автомобиля показалась стройная нога... в знакомом ботинке на чудовищной платформе! На мгновение все мы лишились дара речи. Глава Синода, изящно выскользнув из машины, обвёл нас удивлённым взглядом.
— Что здесь происходит? — поинтересовался Да'ан. — И почему у всех такие лица?
— Ты... — Лора первая обрела способность говорить, но чуть было снова не лишилась её от возмущения. — Где тебя носило? Мы с ног сбились, прочёсывая окрестности — не знали, что и думать…
— Не вижу повода для волнения, — пожал плечами тейлонец. — Я всего лишь немного прогулялся по городу. А эти молодые люди любезно предложили мне воспользоваться их транспортным средством. Кажется, теперь я лучше понимаю человечество. При помощи своей техники вы пытаетесь преодолеть физическое несовершенство белковой оболочки и расширить свои возможности…
— Не видишь повода для волнения? — прервала Главу Синода мисс Флай, и её голос едва не сорвался на крик. — Детский сад, ей-богу! А если бы с тобой что-нибудь случилось?
— Тебя бы это огорчило? — Да'ан склонил голову набок, лукаво поглядывая на свою Защитницу.
— Нет, блин, обрадовало бы! Вот за что я тебя люблю? Одни проблемы, и никакой благодарности... — лицо Лоры покраснело, она выглядела возбуждённой и огорчённой.
— Извини, я не хотел тебя обидеть, — примирительно улыбнулся Да'ан. И в этот момент я вспомнил о своём намерении, подошёл к тейлонцу и опустился на колени. Мой любимый с изумлением посмотрел на меня сверху вниз.
— Рональд... Что случилось? — его голос дрогнул. Было видно, что мой поступок вывел Да'ана из равновесия, и он сейчас отчаянно пытался разгадать причину моего «иррационального» поведения.
— Прости меня, если сможешь… — заговорил я, даже не пытаясь подбирать слова, которые стремительным потоком лились из глубины моей души. — Ты не в первый раз слышишь от меня эту фразу, и вправе отказать мне в прощении. Но я искренне раскаиваюсь в том, что обидел тебя своей ревностью. Ты попросил меня довериться тебе и получил моё согласие. Однако я нарушил данное мною слово. Мне так стыдно и больно это осознавать... Сейчас я готов доверить тебе свою жизнь — ты волен распоряжаться ею, как тебе угодно. Хочешь — убей меня, для этого хватит одного холодного взгляда…
— Агент Сандовал, на вас смотрят ваши собратья по расе, — строго произнёс Глава Синода, но в глазах его плясали уже знакомые мне озорные искорки. Действительно на нас с любопытством взирали Лора, Тим и двое незнакомых парней, которые вышли из своей расписной машины.
— Да пускай хоть весь ваш Синод на меня пялится — для меня это уже не имеет значения. Да'ан... Боже, я — такой идиот...
— Но я — не идиот, — с неподражаемой невозмутимостью улыбнулся тейлонец. — И прекрасно понимаю твои чувства. Во избежание дальнейших недоразумений, хочу пояснить, что произошло между мною и майором Кинкейдом. Он попытался меня поцеловать — против моей воли. Не думаю, что хотел причинить боль — скорее, просто из любопытства. Я дал ему понять, что мне это неприятно. Вот, собственно, и всё. И… поднимись, наконец — я чувствую себя неловко, когда ты так на меня смотришь.
— Как — «так»? — спросил я, ощущая, как глаза предательски влажнеют. Я потратил долгие годы жизни на то, чтобы убить в себе всё человеческое, и считал это своей силой. Но Да'ан в два счёта вновь пробудил во мне усмирённые чувства, сделав меня почти беззащитным… Я чувствовал, что в своём рассказе он, со свойственной ему деликатностью, несколько смягчил краски. Но не испытывал ненависти к Кинкейду — это чувство в присутствии Да'ана не имело права на существование.
— Словно я — высшая ценность в твоей жизни, — смущённо опустил глаза тейлонец.
— Так оно и есть, поверь…
— Мне это не кажется разумным, — с сомнением произнёс он, но видно было, что моё признание тронуло его.
— Слишком долго я руководствовался соображениями разума — и к чему это привело? — горько усмехнулся я. — Быть может, пришло время дать волю чувствам? Ты ведь любишь эксперименты...
— Люблю, но в тех случаях, когда имею возможность лично контролировать их ход, — по губам Да'ана скользнула многозначительная улыбка. Я поднялся и осторожно коснулся его руки. Он не отстранился, глядя на меня, как на маленького ребёнка, позволившего себе шалость и пострадавшего от собственного упрямства.
— Ну, вот и помирились, — подал голос один из парней, с которыми приехал Да'ан. — Надеюсь, больше ссориться не будете? Не обижай свою подругу, парень, а то мы её у тебя уведём — красивая она.
— Думаю, она будет против, — вздохнул второй. — Видишь, любовь у них...
Я подошёл к молодым людям, чувствуя, что должен их поблагодарить.
— Спасибо, что не оставили Да'ана, когда он нуждался в помощи. Этот тейлонец — самое дорогое, что у меня есть.
— Он? — парни удивлённо переглянулись. — Вообще-то мы думали, что это она…
— Он, она… В данном случае ни то, ни другое неприменимо, но это неважно…
Как ни странно, они посмотрели на меня без осуждения, даже с некоторым уважением. Когда мы с Да'аном остались в саду одни — Лора и Тим предусмотрительно исчезли, я окончательно утратил над собой контроль и судорожно прижал к себе тейлонца. Уже начало темнеть — зажглись фонари, вновь разделив окружающее пространство на свет и тьму. И в этот момент я поклялся себе больше не отпускать Да'ана, чего бы мне это ни стоило. Слишком близка была пропасть, в которую мы оба рисковали сорваться поодиночке, тогда как вместе у нас ещё был шанс удержаться на краю...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Пятница, 2010-12-24, 13:57 | Сообщение # 110
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Весело живется работникам посольства, ничего не скажешь... biggrin Даан знает, как разрядить обстановку!
Реакция Кинкейда на известие о беременности - это, конечно, что-то. Да и не только его: суета вокруг дивана Даана! Трогательно и в то же время весело. Я могу рассчитывать, что впоследствии таких сцен будет капельку больше? happy




Сообщение отредактировал ashatry_a - Пятница, 2010-12-24, 13:58
 
ЛиэнДата: Пятница, 2010-12-24, 14:50 | Сообщение # 111
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, будет ещё столько всего! wink
Это только третья глава закончилась. Впереди - новые подвиги!
Обещаю, что новый Глава Синода не даст скучать никому, включая себя самого smile
Спасибо! В списке смайлов нет душистой еловой веточки в инее, поэтому дарю тебе лиловую тейлонскую ромашку flower


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Пятница, 2010-12-24, 15:35 | Сообщение # 112
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Спасибо! *реверанс*
Пусть Даан что хочет творит, но Зоора вертает на место - авось джаридианская терапия пойдет ему на пользу. smile


 
ЛиэнДата: Пятница, 2010-12-24, 15:39 | Сообщение # 113
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, конечно, вернём. И... долечим wink

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2010-12-27, 09:54 | Сообщение # 114
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
4. Соло для судьбы с оркестром

Заря омыла кровью облака,
Рождая новый день в мученьях сладостных.
Дорога беспощадно далека,
Но я иду, не ведая усталости.

Мой путь к тебе и узок, и тернист,
Мой путь к себе — скольжение над пропастью…
С молитвой на устах срываюсь вниз.
Взмываю ввысь, крылом касаясь лопасти…

Я — нежный шёлк и царственный гранит,
Вино, что горче яда, слаще сахара,
Величие безмолвных пирамид
И шелест ветра в тонких ветках сакуры.

Я — тьма, но если рядом будешь ты,
Я стану тихим светом покаяния,
Отчаянно бегу от суеты
К тебе, моя земля обетованная.

Где дрогнет тело — выдержит душа.
Мне вместо клятвы хватит обещания…
Прошу лишь об одном: не сделай шаг
Последний — от прощения к прощанию…

Лепесток белый
В последнее время я всё реже покидал Носитель — моё положение уже было слишком заметно, и мне не хотелось привлекать к себе внимание. Лишь иногда по вечерам я позволял себе непродолжительные прогулки по саду возле Посольства. Лора и Тим интуитивно ощущали мою потребность к уединению и относились к ней с уважением. Лёгкая усталость не покидала меня, но теперь это было приятное чувство. Я присел на скамейку, с наслаждением прислушиваясь к биению растущей новой жизни внутри меня. Взгляд мой скользил по цветущему кусту, который гармонично вписывался в окружающий пейзаж, но всё-таки неуловимо отличался от других растений. Я увидел его на одной из планет и, покидая её, взял с собой семена — в надежде, что когда-нибудь смогу их высадить. Так получилось, что слабое на вид растение оказалось довольно неприхотливым и хорошо прижилось в земных условиях. На его родной планете уже вряд ли что-нибудь вырастет — в те времена Смерть можно было назвать моим вторым именем и, уходя, я оставлял после себя лишь выжженную землю…
У этого растения были изящные гибкие стебли, которые причудливо извивались. Их украшали небольшие белые цветы с почти прозрачными лепестками, на которых можно было различить голубоватые прожилки. Бледно-зелёные листья, покрытые бархатистой пыльцой, скрывали тонкие длинные шипы, похожие на иглы. Нежность и коварство, хрупкость и стойкость таило в себе это удивительное растение. Тим Эванс однажды сказал, что оно напоминает ему меня. Наверное, это следует считать комплиментом — впрочем, если вдуматься, довольно сомнительным. Но я и сам, глядя на цветущий куст, ощущал в себе некое родство с ним.
Позади послышался шорох. Я сразу почувствовал: моё уединение нарушил тот, чьё присутствие могло вывести меня из равновесия.
— Лиам, что на сей раз вынудило тебя искать моего общества? — с лёгким сарказмом в голосе обратился я к незваному гостю.
— Да'ан, нам нужно поговорить, — твёрдо сказал тот, кто в прошлом называл меня своим другом. — Ты сможешь уделить мне несколько минут?
— Несколько минут смогу, — кивнул я. — Но сохраняю за собой право оставить твои вопросы без ответа, если они покажутся мне некорректными.
— В этом праве ты никогда себе не отказывал, — усмехнулся майор Кинкейд. — Хорошо, тогда первый некорректный вопрос. Какое отношение я имею к твоему ребёнку?
— Никакого, — улыбнулся я, лаская взглядом белоснежные лепестки.
— Но ведь… я же…
— Позволил себе лишнее? Не отрицаю, подобный инцидент имел место. Но ты ведь не совсем человек, и должен бы знать… Впрочем, даже человек способен понять, что от поцелуев дети не рождаются — если помнишь, Тим Эванс уже обращал твоё внимание на данное обстоятельство.
— Кто тогда? — Лиам устремил на меня взгляд, полный негодования, и лицо его покрылось розоватыми пятнами.
— А вот это тебя не касается, — я вновь отвернулся, давая ему понять, что намерен отвечать на этот вопрос.
— Хорошо, — видно было, что он с трудом подавил в себе вспышку гнева. Прекрасно, мой мальчик, ты делаешь успехи на поприще овладения элементарными коммуникативными навыками, хотя хорошего политика из тебя никогда не получится. — Тогда второй некорректный вопрос. На предстоящих выборах Синод намерен, как обычно, поддержать Томпсона?
— Прости, но это тебя не касается.
— Ошибаешься, Да'ан, это-то как раз имеет ко мне непосредственное отношение.
— Только не говори, что собрался баллотироваться, — с иронией посмотрел на него я.
— Надо же, а я-то думал, у тебя напрочь отсутствует чувство юмора, — в тон мне ответил Лиам.
— Всё играешь в Сопротивление? Что ж, у каждого свои игры… Но в данном случае смею тебя огорчить — ты играешь по чужим правилам. А, посему, будь готов к разочарованиям.
— На твоём месте я вёл бы себя осмотрительнее. Представь, как отреагирует Сообщество на известие о наличии шакаравы у одного из представителей тейлонской расы?
— Не более бурно, чем если бы оно узнало о наличии её у кимеро-человеческого гибрида.
Мой тон был безупречно ровным, но Лиам прямо подпрыгнул на месте, когда его неловкая попытка шантажа была пресечена одним ударом. Зачем тебе эти игры? Ты не создан для них… Да и где тебе тягаться с таким опытным игроком, как я — чуть было не проигравшим собственную жизнь, но всё-таки одержавшим победу?
— Да'ан, ты… изменился, — в голосе Кинкейда звучали нотки возмущения и огорчения.
— Отнюдь, — покачал головой я. — Просто до поры, до времени я позволял тебе брать надо мной верх, чувствовать себя сильным. В юности это очень важно — тогда в зрелом возрасте разумная особь ведёт себя довольно уверенно и способна добиться успеха на избранном поприще.
— Я ведь считал тебя своим другом! — в отчаянии воскликнул Лиам.
— А я и был им — когда рисковал ради твоего спасения всем: положением в Сообществе, жизнью… У меня было желания напоминать тебе об этом, но ты сам перевёл разговор в данную плоскость. Что ж, я ответил на твои вопросы — как смог. А сейчас оставь меня — я устал и нуждаюсь в отдыхе.
Не стыдно признаваться в собственной слабости, когда при этом ты сохраняешь силу… Он ещё какое-то время постоял, неловко переминаясь, и ушёл в крайней растерянности — переваривая то, что, похоже, не ожидал от меня услышать. Взросление — болезненный процесс, но все мы рано или поздно через это проходим. Было время, когда я щадил Лиама, пытался сглаживать острые углы, чем, вероятно, оказал ему дурную услугу. Прости, мой друг, что мне пришлось причинить тебе боль. В противном случае я утратил бы право называться твоим другом. Когда-нибудь ты поймёшь, что сделки с совестью не искупаются благими целями. Надеюсь, это знание достанется тебе не столь дорогой ценой, как это было в моём случае…

Лепесток алый
Вновь я, как в прежние времена, наблюдаю за Да'аном со стороны, не решаясь подойти ближе. Его походка и жесты стали ещё более неторопливыми, а взгляд обрёл особенную прозрачность — теперь глаза тейлонца сверкают, подобно бриллиантам чистой воды. Он ждёт ребёнка… Поначалу эта мысль казалась мне парадоксальной, но вскоре я понял, что люблю всё, связанное с Да'аном, и новый статус лишь возвысил его в моих глазах. «Это почти совершенное творение природы может произвести на свет только маленькое чудо», — думал я, с нежностью глядя на любимого.
Да'ан сидел на скамейке — как всегда, очень прямо, но в его позе не ощущалось напряжённости. Тонкая бледная рука лежала на округлившемся животе в трогательном жесте защиты. Он знаком мне — так делают и земные женщины, когда несут в себе новую жизнь. Одухотворённое лицо тейлонца было прекрасно — беременность смягчила его правильные черты, и холодноватая отстранённость сменилась нежной задумчивостью. Глава Синода свёл своё общение с людьми к минимуму. Судя по реакции некоторых волонтёров, вид тейлонца, ожидающего ребёнка, вызывал у них отвращение. А я недоумевал: как можно было испытывать подобные чувства к этому дивному созданию? Мне до боли хотелось коснуться губами длинных изящных пальцев Да'ана, но я боялся нарушить его уединение, сознавая: это время принадлежит двоим — ему и его ребёнку.
Трудно передать словами, что я пережил, когда увидел, как к Да'ану подошёл Лиам Кинкейд. При всех его достоинствах, майор всегда отличался редкой бестактностью. Не знаю, что сказал Главе Синода бывший Защитник, но, судя по тому, с каким выражением лица Лиам поспешил обратно в Посольство, он получил вежливый, но твёрдый отпор. Да'ан всегда ревностно оберегал своё личное пространство, не допуская грубых вторжений извне. Похоже, именно это мне и довелось наблюдать… После ухода Кинкейда тейлонец выглядел опечаленным — кажется, поведение майора огорчило его. Я почувствовал укол ревности, но сумел подавить в себе это недостойное чувство, оскорбительное по отношению к моему неземному любимому. Я знал, что Лиам Кинкейд занимает в его жизни определённое место — как друг, и мне оставалось лишь принять это и смириться. Порой любовь к Да'ану причиняла мне боль, но я не противился ей, принимая как награду…
Взгляд Да'ана скользил по тонким веткам растения, которое он сам высадил. Вероятно, оно было привезено издалека — мне не доводилось видеть на Земле ничего подобного. Белые цветы оттеняли необычную красоту тейлонца, служа ей достойным обрамлением. Я затаил дыхание, очарованный открывшейся моему взору картиной, и не сразу заподозрил неладное. В какой-то миг Да'ан вдруг резко выпрямился и замер — так, словно малейшее движение причиняло ему боль. Нежный муар энерголиний проступил сквозь белую кожу его искусственного облика. Я выскочил из своего укрытия и бросился к нему.
— Да'ан, что с тобой? Нужна помощь? — моя рука непроизвольно сжала его руку, хранившую в себе одновременно нежную прохладу и мягкое тепло, исходившее откуда-то изнутри.
— Нет, — повёл головой тейлонец, и по губам его скользнула слабая улыбка. — Рональд… Побудь со мной…
Эта просьба прозвучала так трогательно — я не смел даже мечтать о подобном… Разве мог я отказать моему любимому? Мы сидели так близко, что нас отделяло расстояние вдоха, и внутри у меня всё трепетало от ощущения этой хрупкой близости. По телу Да'ана пробежала лёгкая дрожь, и я обнял его за плечи, привлекая к себе.
— Может, всё-таки стоит кого-нибудь позвать?
— Не нужно, — он придвинулся ко мне, словно ища защиты, и доверчиво склонил голову на моё плечо.
— Что всё-таки случилось?
— Я почувствовал в Сообществе сигнал Зо'ора. Моё дитя позвало меня на помощь, и я не могу больше ждать. Сейчас не лучший момент для начала переговоров, но он сообщил мне, что намерен перейти на другой уровень, и я уговорил его подождать.
— И что ты намерен предпринять? — с тревогой поинтересовался я.
— Созвать заседание Синода. Рональд… Помнишь, ты сказал, что будешь молиться за меня? Сделай это сегодня — когда я буду пытаться убедить Сообщество в необходимости спасти моего ребёнка.
— Только не забывай и о другом ребёнке — о том, который ещё не появился на свет, но уже живёт в тебе. Я не могу считать его своим — моё самомнение не настолько велико. Но я не хочу, чтобы он пострадал.
— Неужели ты думаешь, что я способен принести в жертву одно своё дитя, спасая другое? Нет, Рональд… Помню, однажды Лиам сказал мне, когда мы чудом выпутались из очередной передряги, что я живу взахлёб. Но я не могу жить вполсилы. Мне нужно от жизни или всё, или ничего. И я буду спасать Зо'ора не ценой жизни моего ещё не рождённого малыша, а во имя его будущего. Этот ребёнок должен быть уверен, что является частью великой расы, где не предают своих.
— Мне всегда казалось, что Сообщество способно пожертвовать жизнью одного из своих членов ради общего блага, — удивился я.
— Это так… Но ты ведь знаешь — я не всегда согласен с позицией Сообщества. Мне не впервой идти против всех и… выигрывать. Я смогу убедить Синод в своей правоте. Ты ведь веришь в мои силы? — с надеждой посмотрел на меня Да'ан — так, словно от моего ответа зависела его жизнь.
— Верю, — улыбнулся я, подавляя в себе чувство тревоги.
Снова он намеревался подвергнуть свою жизнь смертельной опасности… Мне оставалось уповать лишь на одно — что особое положение Да'ана станет для него своего рода защитой. Он доверял мне, делился со мной сокровенным, и я чувствовал себя счастливейшим из смертных. Однако на душе было неспокойно. Я прекрасно понимал, что возвращение Зо'ора всерьёз осложнит жизнь его родителя. Маловероятно, что бывший Глава Синода оценит усилия своего преемника — скорее, напротив, в очередной раз обвинит его в предательстве. Но в этом был весь Да'ан — умный, тонкий, иногда коварный, но благородный до безумия. И я любил его таким…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2010-12-28, 09:34 | Сообщение # 115
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Я снова сжимал в своих пальцах флакон с криссом. Нехитрая, но мучительная уловка, позволяющая мне сконцентрировать ускользающую волю. Ма'эл, учитель, ты бы понял меня — как понял тот, кого я могу назвать своим любимым… Мысль о Рональде наполнила мою душу нежностью. Сидя в саду, я знал, что он находится поблизости, и был тронут тем, с какой деликатностью он меня оберегал. Когда я услышал зов Зо'ора в Сообществе, и родительская душа отозвалась болью на безмолвный крик своего ребёнка, Рональд вышел из своего укрытия, и я попросил его остаться. Никогда не думал, что человек сможет занять столь важное место в моей жизни, но уже одно его присутствие придавало мне сил. Я смотрел на мерцающие кристаллы вещества, сулящего обманчивый покой, и память вновь отворяла передо мною врата прошлого…
— Ма'эл, мой ребёнок… Он не будет жить…
— Держись, Да'ан. Меньше всего я хотел бы, чтобы ты через это прошёл. Но теперь всё уже позади. Тебе предстоит научиться жить с осознанием того, что твоё дитя не предназначено для жизни. Это тяжело, но возможно. На самом деле ничего невозможного нет…
— Вот именно, учитель! И я не хочу смиряться с тем, что ребёнок, которого я зачал и выносил, не сможет увидеть этот мир. Я буду рожать до тех пор, пока не увижу на устах своего малыша улыбку, которая будет означать, что мы победили.
— Да'ан, дитя моё — думаю, наши отношения дают мне право так тебя называть. Ты избрал для себя непростой путь, сопряжённый с болью. Готов ли ты вновь и вновь испытывать эту боль во имя победы, которой может и не быть?
— Да, Ма'эл. Только она будет — эта победа. Ты же сам сказал — ничего невозможного нет…
— Надеюсь, ты не пожалеешь о своём решении…
— Нет. Я никогда не сожалею о совершённых поступках. У меня был бы повод испытывать подобное чувство, если бы я отказался их совершить.

Прошли годы, и многое изменилось… Появились поступки, от которых я бы отказался, будь у меня возможность повернуть время вспять. Но лишь в одном я никогда не раскаюсь — в том, что дал жизнь Зо'ору. Даже если однажды он оборвёт мою собственную жизнь… Я взглянул на своё отражение в зеркальной поверхности виртуального стекла, и результат меня удовлетворил. Люди говорят, что на войне все средства хороши. Как Военный Министр (а я продолжаю занимать эту должность), не могу согласиться с данным утверждением. Но в своей нынешней борьбе за жизнь моего ребёнка я намеревался пустить в ход все доступные мне средства. Даже те, в которых не было моей заслуги, поскольку ими наградила меня сама природа.
Я обвёл взглядом членов Синода. В последнее время они робели в моём присутствии, предпочитая не говорить, а слушать. И я взял слово…
— Да'ан, ты уверен, что нам нужен мир с Джаридой? — произнёс Джа'рал, когда я закончил свою речь, и в зале заседаний Синода повисла тягостная тишина. Министр Правды первым отважился нарушить молчание — один из немногих, кому действительно была небезразлична судьба нашей расы. Умный, расчетливый, но слишком осторожный, чтобы войти в историю. Такие часто становятся успешными политиками, но никогда — правителями, поскольку неспособны единолично взять на себя ответственность за принятое судьбоносное решение. С другой стороны, он пользовался заслуженным авторитетом в Синоде, и я понимал, что если смогу убедить в своей правоте Джа'рала — это будет залогом того, что меня поддержит Сообщество.
— Ты считаешь, что сейчас, когда я жду ребёнка, и у нас появилась надежда на спасение, нам нужна война? Какая участь ждёт моё дитя при нынешнем положении дел? Я ношу его в себе не для того, чтобы оно погибло от рук джаридианцев или было захвачено ими в плен. Долгие годы мы вели эту бессмысленную войну, развязанную не без моего участия. И сейчас я намерен попытаться исправить ошибку, допущенную в юности.
— Прости, но мне кажется, что ты не совсем откровенен с Сообществом. Ты ведь хочешь вернуть Зо'ора, не так ли?
Джа'рал испытующе на меня взглянул, восторгаясь собственной прозорливостью. Я собрался с силами, как перед решающим поединком. В этот раз я предстал перед коллегами по Синоду в своём искусственном фасаде, и сделал это намеренно. Надеюсь, моя кожа была достаточно бледна, а взгляд — прозрачен и глубок. Усилием воли я заставил проступить на моём лице тончайшую паутинку энерголиний, а когда заговорил, мой голос звучал мягко, с нотками грусти. Твоя слабость должна стать залогом твоей победы, Да'ан. При помощи грубой силы можно взять верх над джаридианцами. Но со своими собратьями по расе следует действовать тоньше и выбирать более изящное оружие.
— Джа'рал, я не отрицаю, что собираюсь попытаться освободить из плена моего предшественника. Но это не моя основная цель. Кому как не тебе знать, что в Сообществе не принято спасать кого-то одного, подвергая при этом опасности всех остальных. Напротив, я хочу спасти всех нас, и если ценой спасения станет жизнь Зо'ора — это будет моя личная боль. Но, как Глава Синода, я никогда не поставлю личные цели выше интересов Сообщества.
Я почтительно склонил голову, стоя так, чтобы из-за моей спины струился свет, мягко очерчивая округлившийся живот.
— Сейчас ты говоришь правду, — кивнул Джа'рал. — Сообщество принимает твою сторону и даёт согласие на ведение мирных переговоров с Джаридой. Можешь их начать. Будем надеяться, ты знаешь, что делаешь, Да'ан.
— Благодарю за доверие, — я ещё раз почтительно поклонился. — Клянусь, я не совершу ничего такого, что может причинить вред Сообществу.
Я вновь покинул зал заседаний победителем. Но пока это был лишь первый шаг на пути к осуществлению моей цели. Будь осторожен, Да'ан, твердил я себе. Один неверный шаг — и ты сорвёшься в пропасть, а следом за тобой полетят и все остальные. Судьба любит сильных. Сейчас, как бы много ни зависело от тебя, пришло её время исполнить сольную партию. Ты можешь лишь уповать на милость высших сил, вращающих этот мир, и постараться не разочаровать судьбу…

Лепесток алый
Он бессильно прислонился к стене, прикрыв глаза. Тусклый луч скользнул по коже, которая казалась голубоватой из-за проступивших на ней энерголиний.
— Рональд… — голос Да'ана, обычно нежный и мелодичный, сейчас звучал приглушённо, с придыханием. — Твои молитвы снова помогли мне — спасибо. Мы победили — вместе…
Я бережно сжал в своей руке аккуратную, изящно очерченную ладонь, каждый пальчик которой был само совершенство, и поднёс её к губам, устремив на тейлонца вопросительный взгляд.
— Можно?
— Сегодня — да…
Распахнутые во всю свою бездонную глубину голубые глаза смотрели на меня с неподдельной нежностью. Я осторожно коснулся губами ладони Да'ана, и его веки стыдливо опустились.
— Люблю тебя… — прошептал я, и у меня возникло ощущение, будто пространство вокруг нас сейчас взорвётся, не выдержав накала наших чувств. Тейлонец вздрогнул и вдруг расслабился, словно погружаясь в свои ощущения, без остатка отдаваясь им.
— Я тоже тебя люблю… — почти беззвучно ответил он. — Прости меня, Рональд…
— За что? — удивился я.
— Молчи, не перебивай… — он сделал плавный жест рукой, сопровождая его грациозным движением головы. Я поймал себя на мысли, что в это мгновение Да'ан выглядел очень женственно, хотя его красота была иного свойства. Он оставался собой — ни мужчиной, ни женщиной, уникальным созданием, сочетавшим всё лучшее, что могло нести в себе разумное существо. — Я виноват перед тобой…
— В чём, Да'ан? — один звук этого имени, возможность его произносить, приводили меня в священный трепет.
— Я могу сделать тебе больно. Понимаешь?
— Ты… можешь умереть?
Тейлонец склонил голову, и тёмный цвет виртуального одеяния ещё сильнее подчёркивал его бледность. Да'ан выглядел совершенно обессиленным, и я обнял его плечи. От него исходила шелковистая прохлада, которая проникала вглубь моей души, принося с собой очищающую горечь.
— Все мы рано или поздно перейдём на другой уровень, — улыбнулся он. — Но я обещаю тебе, что не буду туда торопиться.
— Я тебя не отпущу. И… он тоже, — я легонько коснулся кончиками пальцев живота Да'ана и заметил, что он излучает едва уловимое свечение. Ответом на моё прикосновение был импульс тепла. — Видишь, твой ребёнок со мной согласен.
— Рональд… Мне страшно, — смущённо признался Глава Синода, и я почувствовал, что это правда — он действительно испытывал страх. — Так стыдно…
— Ничего постыдного в этом нет. Любой на твоём месте боялся бы. Господи… Как ты выдержал это?..
— Благодаря твоей поддержке. Всё время, пока шло заседание Синода, я ощущал её. Ты думал обо мне, и каждая твоя мысль отдавалась во мне вспышкой тепла. Сообщество поверило мне, и я не обману его. Моя цель — принести мир тейлонскому народу. Быть может, я — не лучший правитель… Но моё дитя… Оно не должно погибнуть на войне, понимаешь? И никто не должен погибать раньше положенного срока… Жаль, что я не понимал этого раньше…
— Все мы совершаем ошибки, — я ласково погладил Да'ана по плечу, пытаясь унять внезапно охватившую его дрожь. — И не всегда наши поступки зависят от нас самих.
— Я понимаю, о чём ты, однако это меня не оправдывает.
— Ты — хороший правитель. Быть может, даже лучший, чем заслуживает ваш некогда великий народ.
— Он ещё может вернуть себе былое величие, — пронзительно-голубые глаза вспыхнули каким-то торжественным огнём, в них светились надежда и вера, почти угаснувшие, но разгоревшиеся с новой силой.
— И ты можешь ему в этом помочь. Только не позволяй своему ненормальному ребёнку вновь одержать над собой верх — Зо'ор способен погубить и себя, и всех вас.
— Знаю, и я не позволю ему это сделать. Слишком много ошибок было мною допущено в прошлом… Сейчас я не могу позволить себе такую роскошь — у меня может просто не быть времени на то, чтобы их исправить. Ты… побудешь со мной ещё немного?
— Конечно. Хочешь, я буду рядом с тобой во время переговоров?
Да'ан посмотрел на меня каким-то новым взглядом — как мне показалось, счастливым.
— Хочу, — с улыбкой произнёс он, проводя пальцами по моей щеке. — У тебя приятная кожа — она гладкая и тёплая.
— Рад, что тебе нравится, — я наградил его поддразнивающим взглядом, и он опустил глаза, принимая игру. Тем временем его пальцы переместились вниз, коснувшись шеи, и снова взметнулись выше, скользнув по волосам. Похоже, ему доставляло удовольствие исследовать моё тело.
— Они гораздо мягче, чем я думал! — удивлённо воскликнул Да'ан, поглаживая меня по волосам. Это было восхитительное ощущение — с ним не могли сравниться ласки всех земных женщин, которых я знал, вместе взятых. Что же ты со мной делаешь? Впрочем, ты можешь позволить себе всё, что угодно — я всецело в твоей власти. Только, заклинаю, найди в себе силы вовремя остановиться, поскольку сам я давно уже обессилел…
Мы стояли в темноте, скованные нежностью, и смотрели в панорамное окно. Взгляд Да'ана был полон надежды. И в какой-то миг мне показалось, будто из прозрачной космической тьмы мириадами сверкающих глаз на нас взирает сама судьба. Звёзды загадочно мерцали, словно подмигивали нам, обещая: всё будет хорошо. И так хотелось им верить…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Вторник, 2010-12-28, 19:52 | Сообщение # 116
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Вот и дошло до спасения Зоора Дааныча smile Любопытно, что ж Даан такого предложит джаридианцам, что они решат мир заключить с тейлоном (отдаст Лиама для опытов?)?
И как я уже сказала -верно подмечено, насчет того, что люди-сотрудники посольства неодобрительно отнесутся к беременному пришельцу - ксенофобия, она такая :)))
коротко о главном, имхо:


 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-29, 09:58 | Сообщение # 117
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, спасибо за комментарий!
Твои замечания всегда тонки и интересны. Могу тебя заверить - в ближайшее время этой парочке будет не до нежностей wacko
Потому я позволила себе дать им небольшую передышку. Чтобы не расползтись в стороны, они должны осознать, что действительно нужны друг другу - прости за банальность, "и в горе, и в радости". Или... не осознать и, как ты верно подметила, расползтись.
Имеем задачу с двумя известными - эгоистом и азартным честолюбцем и одним неизвестным - получится ли от их сложения в сумме любовь biggrin
Мне нравится идея отдать Лиама джарам. Но, прости, мне джаров жалко cry
В общем, кто куда, а мы - куда попало. Вперёд, спасать "ребятёнка" smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-29, 10:08 | Сообщение # 118
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лепесток белый
Мы опять находились на той самой базе в окрестностях Юпитера, и это придавало мне сил. На старте переговоров перевес был на моей стороне. Космофлот Джариды погиб, а иные весомые аргументы у них вряд ли найдутся. Но никогда не следует недооценивать противника — даже поверженного... Я не пытался ничего предугадать. Тейлонский политик всегда действует по обстоятельствам, не загоняя себя в тесные рамки каких-либо схем. «Важно то, что происходит здесь и сейчас», — таков наш основной принцип. Искусство дипломатии — это искусство импровизации, и побеждает здесь тот, кто проявит большую гибкость и умение извлекать максимальную выводу из любой ситуации. Рональд протянул мне руку, помогая выбраться из шаттла.
— Как ты себя чувствуешь? — он заботливо придержал меня за талию. Лора и Тим многозначительно переглянулись.
— Спасибо, я в порядке.
Внезапно я почувствовал в Сообществе знакомый импульс — настолько отчётливый, что у меня на мгновение потемнело в глазах.
— Что случилось? — метнулся ко мне Рональд.
— Зо'ор… Он здесь, я чувствую — они привезли его с собой.
— Держись, — прошептал мой любимый, с сочувствием глядя на меня.
— У меня нет выбора. За мной — Сообщество…
Ворджак вошёл в сопровождении двух адъютантов. Он окинул меня проницательным взглядом, в котором не было ненависти.
— А ты живучий, — усмехнулся он, и взгляд его упал на мой живот. — Вернее было бы сказать, живучая. Но вы, тейлонцы — это просто какое-то недоразумение. Вечно ломаешь голову, не зная, как вас и назвать. Даже не верится, что «родственники»...
— Называй меня просто по имени. Я пришёл с миром, — произнёс я ритуальную фразу, сопровождая её приветственным жестом.
— С миром — после того, как уничтожил мой космофлот?
— У меня не оставалось иного выхода — иначе эта война не закончилась бы никогда. Мы можем её остановить, Ворджак.
— Вынужден с тобой согласиться. Твои условия?
Я кратко изложил ему, как Синод видит пространственные границы территорий, подконтрольных тейлонской и джаридианской сторонам.
— Это всё? — испытующе взглянул на меня джаридианец.
— Не всё. У вас в плену находится мой предшественник. На каких условиях мы могли бы его вернуть?
— Ты спрашиваешь, на каких условиях? А если я захочу взамен твою жизнь?
Я заметил, как побледнело смуглое лицо Рональда. Оставалось только надеяться, что на моём лице не проступили энерголинии.
— Хорошо, ты её получишь, — твёрдо произнёс я. — Но теперь я буду ставить условия. Во-первых, ты позволишь появиться на свет ребёнку, которого я ношу в себе. Во-вторых, мне хотелось бы не просто перейти на другой уровень, а передать Основную Энергию моему другу, который находится в стасисе — генералу Т'тану.
Несколько минут Ворджак сидел молча, разглядывая меня, как некую диковину, а потом вдруг расхохотался.
— Да'ан, ты бесподобен! Я ожидал от тебя чего-то подобного — спасибо, что не разочаровал меня. Ты получишь этого тейлонского выродка — в обмен на двух моих товарищей, которые находятся у вас в плену. Только ответь мне на один вопрос. Кем приходится тебе Зо'ор, что ради него ты готов был пожертвовать собственной жизнью?
— Зо'ор — моё дитя, — тихо ответил я, и предательские энерголинии всё-таки проступили на моей искусственной коже.
— Вот оно как… Знаешь, у меня есть много поводов желать твоей смерти, но впервые мне по-настоящему тебя жаль…
— Каждому из нас даётся своё испытание, и я давно уже пришёл к выводу, что непосильных среди них нет.
— Да ты философ, я погляжу… Ещё бы — с таким-то дитятком. Приведите сюда его отродье, — скомандовал Ворджак своим адъютантам. — Твой отпрыск настолько бездарен, что, пребывая на посту Главы Синода, не обладал никакой мало-мальски важной информацией. Его даже пытать не пришлось — сразу выложил всё, что знал. Но ваши синодские дрязги мне не интересны, а с устройством гипердвигателя этот гений не знаком.
Мне чудом удалось сохранить искусственный фасад, когда вошёл Зо'ор. На фоне здоровенных джаридианцев моё дитя выглядело особенно хрупким. Я устремился к нему, но натолкнулся на испепеляющий взгляд.
— Не смей приближаться ко мне, предатель, — прошипел он, отстраняясь.
— Заткнись, ничтожество! — вдруг раздался громогласный голос Ворджака. — Да'ан только что готов был заплатить своей жизнью за твою свободу, и его благородство на грани безумия тронуло меня. Ты недостоин такого родителя…
Зо'ор мгновенно сник. У него был такой потерянный вид, что даже во взглядах Лоры и Тима промелькнула жалость. Он принялся беспомощно озираться по сторонам и вдруг заметил Рональда.
— Агент Сандовал, это… правда?
— Да, Зо'ор, это правда, — спокойно подтвердил он.
Мой ребёнок пошатнулся, теряя искусственный фасад, и осел на пол.
— Отнесите его в шаттл, — скомандовал Рональд и подошёл ко мне.
— Спасибо… — с признательностью прошептал я, от волнения не находя в себе сил говорить громче.
— Да'ан, ты как? — участливо поинтересовался он
— Не волнуйся, всё хорошо, — я постарался вложить как можно больше тепла в улыбку, адресованную любимому. Всё это время Ворджак с любопытством наблюдал за нами.
— Да'ан, мне показалось, или?.. — он с подозрением прищурился, глядя на нас.
— Не показалось, — улыбнулся я. — Я люблю этого человека, а он — меня.
— И как, интересно, к этому относится Сообщество?
— Это моё личное дело — причём здесь Сообщество?
Два взгляда схлестнулись, и Ворджак опустил глаза. Он выглядел опечаленным.
— Вот оно как иногда в жизни бывает… Ты и здесь обошёл меня, Да'ан. Я думал, будущее принадлежит мне, но моя семья погибла, и оказалось, что оно принадлежит тебе…
— Ты ошибаешься, Ворджак. Сейчас в тебе говорит твоя скорбь. Но, поверь, будущее принадлежит всем нам — тебе, мне, этим людям. Можешь мне не верить, только ты ещё будешь счастлив.
— Не думал, что однажды мне доведётся услышать от тебя слова утешения… — грустная улыбка совершенно преобразила суровое лицо лидера джаридианцев.
— А я не думал, что однажды буду обязан тебе спасением Зо'ора. Спасибо, Ворджак.
— Пожалуйста. Мне сейчас пришла в голову одна мысль… Мы с тобой — настолько давние враги, что вправе считаться друзьями.
— Я был бы рад обрести в твоём лице друга, — склонил голову я, проявляя тем самым уважение к своему собеседнику.
Наши руки сомкнулись в ритуальном джаридианском пожатии, напоминающем земное. Так две родственные, но разделённые враждой расы наконец-то обрели мир…

Лепесток алый
Накануне вылета на переговоры я заглянул в покои Да'ана — хотел убедиться, что с ним всё в порядке. И увидел нечто такое, что повергло меня в ужас. Глава Синода стоял, сжимая в тонких пальцах флакон крисса и любуясь игрой света в прозрачных кристаллах. Взгляд его был сосредоточенным. Я бросился к нему и выбил из его руки злополучный предмет. Да'ан устремил на меня удивлённый взгляд.
— Рональд, что случилось? У тебя такой вид, словно ты увидел собственную смерть.
— Да'ан, что это? — я указал на валяющийся на полу флакон. — Я думал, с этой губительной привычкой давно покончено…
— Так и есть, — спокойно ответил тейлонец, поднимая ёмкость с веществом, таящим в себе смертельную опасность.
— Тогда зачем тебе крисс?
— С его помощью я концентрирую волю. Открою тебе секрет — только обещай мне, что сохранишь его, как свой собственный. Преодолев зависимость и уничтожив весь имеющийся у меня запас крисса, я сохранил последнюю дозу — в знак того, что одержал победу над своей слабостью, и больше никогда не позволю какому-то веществу поработить меня. В трудные минуты, когда мне предстоит принимать особо важные решения или предпринимать шаги, требующие определённых жертв с моей стороны, я вынимаю этот флакон и смотрю на него. «Ты сумел справиться с этой бедой, Да'ан, — говорю я себе. — Значит, справишься и с очередным испытанием, которое уготовила тебе судьба». И во мне просыпается вера в собственные силы.
— Прости, — я смахнул со лба выступившие на коже капельки холодного пота. — Просто ты напугал меня.
— Прости и ты меня — я не хотел тебя огорчать, — виновато улыбнулся он, пряча флакон с криссом в подлокотник кресла и тем самым давая понять, что доверяет мне.
— Как малыш? — спросил я, нежно касаясь живота моего любимого.
— Растёт… Мы много общаемся — я рассказываю своему ребёнку о мире, который ему предстоит увидеть.
— Ты уже знаешь, как назовёшь его?
— Та'ир — это означает «долгожданный». Сообщество так долго ждало появления на свет тейлонского ребёнка, что уже утратило надежду…
— А как переводится твоё имя?
— Боюсь, я ему не соответствую, — Да'ан склонил голову к плечу, принимая мою любимую позу. Я готов был часами любоваться им, когда он вот так стоит — близкий, но недосягаемый в своей ослепительной неземной красоте.
— И всё же?
— Источник жизни… Хотя, боюсь, чаще я, наоборот, становился источником смерти.
— Но сейчас ты вполне соответствуешь своему имени, — я встал за спиной у тейлонца и обнял его за плечи.
— Рональд, я так волнуюсь за исход этих переговоров… Ни одна живая душа больше не увидит меня таким — почти обезумевшим от собственной слабости. Пройдёт всего несколько минут — и я снова стану Главой Синода, лидером Сообщества. Я буду сильным, но с тобой мне хочется не прятаться за этой эффектной маской, а быть тем, кем являюсь на самом деле.
— Ты — тот, кого я люблю. Каким бы ты ни был — сильным, слабым, пришедшим с миром или с войной…
— С миром, — уверенно произнёс он. — Отныне — только так.
Переговоры прошли успешно — Да'ану удалось не только заключить мир с Джаридой, но и вызволить Зо'ора. Однако в тот момент, когда Ворджак заявил, что хочет взамен жизнь Главы Синода, и Да'ан ответил согласием, я почувствовал себя так, словно мне зачитали смертный приговор. Знал, что мой любимый, не задумываясь, пожертвует собой ради спасения расы — как поступил бы на его месте любой тейлонец. Но этот джаридианец оказался благородным существом. Глядя на лидеров двух народов, я дивился тому, как отличаются они внешне. Один — нежный, утончённый, кажущийся слабым, но со стальным стержнем внутри. Второй — внешне мощный, даже грубоватый, но довольно уязвимый вследствие тщательно скрываемой сентиментальности. Но было в этих двоих нечто, роднившее их — почти патологическое благородство и какая-то отчаянная храбрость. Та, которая вполне может соседствовать со страхом, но именно такого рода смельчаки способны на подвиг. Оба были умны — каждый по-своему. Да'ан — стратег и тактик от Бога, наделённый удивительным даром красноречия. Ворджак — из тех бравых вояк, которым не чужды практичность, трезвый расчёт и нехитрая житейская мудрость, но именно эти качества позволяют им одерживать победы и оставаться в живых, что является признаком успеха воина и правителя.
Предводитель джаридианцев без труда поставил на место Зо'ора, что до сих пор удавалось немногим. Мне даже стало немного жаль моего бывшего шефа. Почему-то, глядя на него, я был уверен, что он больше не сможет причинить вред Да'ану — в нём как будто что-то надломилось. Наверное, не у меня одного возникло предчувствие, что он больше никогда не будет прежним, поскольку Лора Флай смотрела на Зо'ора с явным состраданием, когда они с Тимом грузили его, бесчувственного, в шаттл. Всю дорогу Да'ан держал своего непутёвого отпрыска за руку, но он так и не пришёл в себя. По возвращении мы передали освобождённого пленника Мит'гаи. Целитель неодобрительно покачал головой, но заверил, что жизни Зо'ора ничто не угрожает.
Главу Синода на Носителе встречали как победителя. Я гордился им, когда он появился на мостике — с усталым, но просветлённым лицом. Наши взгляды встретились, и он едва заметно улыбнулся мне. «Это тоже наша общая победа», — услышал я внутри себя тихий голос. Речь Да'ана была короткой — он поблагодарил Сообщество за доверие и огласил текст мирного договора. По счастливым лицам тейлонцев — обычно вялых и безучастных ко всему, что происходит вокруг — я понял, как устали они от этой войны. Впереди их всех ждала новая жизнь. И повести в неё свой народ предстояло моему любимому. «Верю в тебя», — мысленно произнёс я и получил в ответ едва уловимый благодарный кивок…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
SaturnДата: Среда, 2010-12-29, 10:20 | Сообщение # 119
Имплантированный
Группа: Пользователи
Сообщений: 52
Статус: Offline
Отлично написано! А продолжение будет?
 
ЛиэнДата: Среда, 2010-12-29, 11:04 | Сообщение # 120
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Saturn, спасибо за внимание! flower
Конечно, будет. Сегодня в конце дня кое-что выложу smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возьми моё сердце... (О жизни, какой она иногда бывает...)
  • Страница 6 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007