Главная страница
Регистрация
Вход

Понедельник, 2018-11-19, 07:54
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
Возлюбленные дети неба
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-15, 10:37 | Сообщение # 101
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Танцевать оказалось совсем несложно — Да'ан без труда постигал это земное искусство. Достаточно было лишь довериться сильным рукам Дианы и отдаться во власть её гибкого, упругого тела. Движения рокерши отличались здоровой чувственностью и непринуждённой грацией молодой дикой кошки. Но это была кошка, которая гуляет сама по себе — ни во взгляде, ни в жестах девушки не было и намёка на похоть. Сподвижник не думал о том, что со стороны они могут выглядеть странно — просто, следуя совету своей любимой, расслабился и получал удовольствие.
— Во, дают девки! — присвистнул один из посетителей, не без удовольствия разглядывая ловкую парочку.
— Девки за углом стоят, — осадила его Диана, не прерывая танца.
— Может, и мы немного потанцуем? — предложил Лиам Рене.
— Ну, раз уж твой начальник решил позволить себе расслабиться — потанцуем!
Мисс Палмер попыталась лихо отодвинуть ногой стул, как это делала рокерша, но ей удалось лишь его опрокинуть. Что, впрочем, выглядело не менее лихо. Блондинка была подшофе, и потому не нашла в своём поступке ничего предосудительного. Тем более, Рене рассудила, что в данном заведении привыкли и не к такому — особенно, если учесть, что в своё время Диана была здесь частым гостем.
Майор Кинкейд довольно уверенно вёл свою партнёршу и наступил ей на ногу всего два раза. Агент Сандовал, скользнув рассеянным взглядом по веселящимся парочкам, уткнулся в свою рюмку. Ему было грустно — он ощущал себя так, словно его жизнь потерпела крах. Однако при этом Рональд не испытывал сожаления — быть может, оттого, что слишком много ошибок было совершено в недавнем прошлом.
— Слышь, брат, не кисни, — потрепал его по плечу Михей. — Небось, в Дианку втрескался? Все мы через это проходили. Да только не для нас она… Что тейлонцу хорошо, то нашему брату — погибель.
Агент Сандовал грустно улыбнулся. Он, действительно, думал о Диане и Да'ане. Но у майора Кинкейда не было оснований для беспокойства — Рональд вовсе не собирался им вредить. Он слабо представлял себе свою дальнейшую судьбу. Промелькнула даже мысль попросить у Михаила Фёдорова политического убежища и предложить свои услуги в качестве главы службы безопасности, однако пока Сандовал не рассматривал её всерьёз. Устав медитировать на рюмку, он неожиданно для себя принял приглашение «чертей» сыграть в преферанс. И вдруг поймал себя на том, что целую вечность не держал в руках карты. Да и вообще успел позабыть, какое удовольствие порой могут доставлять простые вещи. «Если я уцелею — мне придётся заново учиться жить», — подумал Рональд, включаясь в игру.
— Диана, кажется, я напилась, — без тени смущения сообщила Рене во время непродолжительной передышки.
— Не кажется, а действительно напилась, — критически оглядела блондинку рокерша. — Настоятельно рекомендую тебе воспользоваться ситуацией и сделать то, на что ты никогда не решишься на трезвую голову.
— О чём ты? — нахмурилась мисс Палмер, чуя подвох.
— Скажи ирландцу о том, что ты его любишь.
— А… Зачем?
— Чтобы знал! Я ведь более чем уверена, что за всё время вашего совместно проживания в номере вы даже ни разу не поцеловались.
— Надо же, какая догадливая, — усмехнулась американка. — Зато вы, наверное, времени не теряли.
— Ты не уступаешь мне в догадливости, — парировала русская, склоняя голову почти на тейлонский манер.
— И… как оно? — глаза Рене расширились от возбуждения.
— Что именно? — с притворным непониманием уточнила Диана.
— Ну… Любовь с тейлонцем?
— Любовь и любовь, — пожала плечами рокерша. — Какая разница, тейлонец или человек? Поверь мне на слово, расовая принадлежность для любви — не препятствие.
— Но вы же совершенно разные!
— Разные… — согласилась Диана. — Только я никогда не искала лёгких путей.
И она умчалась танцевать, оставив любопытную блондинку теряться в догадках: что же происходит между Североамериканским Сподвижником и его земной возлюбленной, когда они остаются наедине? Судя по тому, как нежно эти двое прижимались друг другу, расовые различия им, действительно, не мешали. А ведь Лиам вообще был частично человеком — по крайней мере, его физиология мало отличалась от земной. И мисс Палмер подумала, что хоть Диана и сумасшедшая, на сей раз её слова содержат в себе рациональное зерно.
— Не устал? — заботливо поинтересовалась рокерша, поправляя на тейлонце парик.
— Я отлично себя чувствую, — благодарно улыбнулся тот. — Мне давно не было так хорошо…
— Мне тоже, — призналась Диана. — Я не знаю, что бы со мной сталось, если б в моей жизни не появился ты. Когда появились на свет мои дети, мне казалось, что я смогу жить только ради них. Но они подросли, и одиночество вновь начало меня тяготить. Передо мною вновь замаячила пропасть — возможно, я просто спилась бы или погубила себя иным способом. Ты спас меня, Да'ан.
— А ты — меня. И не только меня. Я теперь знаю, как мне нужно действовать.
— Что ты задумал? — встревожилась девушка.
— Я должен попасть на Носитель, чтобы продемонстрировать своим собратьям, на какие чудеса способна любовь. Если удастся вывести из стасиса моих детей — мне поверят.
— Но ведь это может быть опасно! — испуганно воскликнула Диана, непроизвольно прижимая инопланетного возлюбленного к себе.
— В свете последних событий, это довольно рискованный поступок, — кивнул Сподвижник, прикрывая глаза. — Но я сделаю всё, чтобы остаться в живых — ради тебя. Отказаться от своей затеи я не могу. Каждый тейлонец является патриотом и от рождения предан Сообществу.
— Да уж, это не мы, поливающие грязью свою родину и предающие её на каждом шагу, — вздохнула Диана. — Смотрю на человечество и понимаю, что пока мы не почувствуем себя единой расой, об эволюции можно забыть… Но речь сейчас не об этом. Я не отпущу тебя на Носитель одного.
— Придётся, — с сожалением произнёс Да'ан.
— Мы отправимся туда вместе, — решительно заявила рокерша. — И ты не сможешь запретить мне тебя сопровождать.
— Почему? — испытующе взглянул на неё тейлонец.
— Потому, что я полечу с тобой в качестве твоей законной супруги, — торжествующе изрекла Диана. — Мишаня ведь обещал, что лично нас распишет. А в качестве свадебного презента пускай найдёт способ, как нам попасть на этот ваш Носитель. В конце концов, он — мужик неглупый…
Североамериканский Сподвижник промолчал, что вполне можно было истолковать как знак согласия. А в следующую минуту Диана уже подтащила его к столу и громко объявила:
— У меня для вас приятная новость. Надеюсь, что приятная. Дорогие друзья, мы с Да'аном хотим пригласить вас на свадьбу!
Все отреагировали на данную новость по-разному.
— Куда? — изумлённо переспросил Рональд Сандовал.
— Поздравляю, — растерянно пробормотал Лиам Кинкейд.
— Зашибись! — вырвалось у Рене любимое словечко Дианы — ничего более подходящего ей в голову не пришло.
— Что, уже? — Василий с подозрением покосился на живот рокерши.
— Ну, приятель, ты влип, — сочувственно посмотрел на тейлонца Виктор.
— Это ещё неизвестно, кто из них влип больше, — философски изрёк Санёк, подозревая в Сподвижнике тихий омут с матёрыми чертями.
А Михей наполнил опустевшие рюмки и закричал так, что в баре задребезжали улыбки:
— Горько!
Да'ан уже знал, что это означает — дважды его просить не пришлось.
— Во, дают девки! — вновь присвистнул давешний посетитель, схлопотав от одного из своих товарищей звонкий подзатыльник — в их памяти ещё была свежа зверская расправа над любителем танцев.
А Да'ан и Диана под гром аплодисментов слились в поцелуе — благо, лёгкие нравы республики Росток допускали и не такие вольности в общественных местах. А уж стены «Фортуны» повидали столько на своём веку, что едва ли их можно было удивить видом целующегося пришельца из космоса. Мисс Палмер под шумок улучила момент и запечатлела на губах майора Кинкейда горячий поцелуй. Тот опешил и залился краской. Но губы Лиама расплылись в недвусмысленной улыбке. Теперь Рене поняла, что имела в виду Диана, когда уверяла, будто на этой земле поневоле становятся такими, какие они есть, но объяснения данному феномену так и не нашла — да, если честно, не особенно и пыталась…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-12-16, 10:29 | Сообщение # 102
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Звонок Дианы выдернул Михаила Фёдорова из состояния блаженства. Он возлежал на животе посреди своей кровати в чём мать родила, а Камилла, одетая лишь в кружевной бюстгальтер, увлечённо делала ему массаж — надо сказать, довольно умело. Девушка скорчила недовольную гримаску, пытаясь отобрать у Фёдорова глобал.
— Мишель, не отвлекайся, — томно промурлыкала она.
Но президент, желая продемонстрировать, «кто в доме хозяин», властно выдернул у неё коммуникатор.
— Диана, какие-то проблемы?
Камилла ещё больше нахмурилась, услышав имя рокерши, но когда поняла из реплик Фёдорова, о чём идёт речь, успокоилась.
— Помнишь, ты обещал расписать нас с Да'аном? — немного нараспев — сказалась принятая доля алкоголя — спросила девушка.
— Ага, — ухмыльнулся Михаил, поначалу расценив данный вопрос как проявление пьяного бреда. — Вас как — под хохлому или гжель?
— Мишаня, я серьёзно… Когда ты сможешь это сделать?
— Да хоть завтра, — президент едва сдержал улыбку, представив себе это межрасовое бракосочетание.
— Замётано! — обрадовалась Диана. — Завтра с утра подыщу себе подходящее платье.
— Платье? — глаза Фёдорова изумлённо округлились. Эта новость удивила его гораздо больше, чем известие о предстоящей свадьбе.
— Ты не ослышался, — кивнула рокерша, отключаясь.
Глядя на Североамериканского Сподвижника и его будущую супругу, которые выглядели связанными некой общей тайной, тревожившей их, но всё-таки счастливыми, мисс Палмер приуныла. Она вдруг поймала себя на мысли, что сама не прочь примерить подвенечный наряд.
— Эй, дорогая, так не годится, — окликнул блондинку Михей, наполняя её рюмку. — С таким лицом годится только на похоронах сидеть. Будет и на твоей улице праздник.
— Когда он будет… — тяжело вздохнула захмелевшая Рене.
— А хочешь, я на тебе женюсь? — подмигнул ей Василий. — Прямо сейчас!
— Мне, конечно, льстит ваше предложение… — холодно начала американка, но в этот момент встрепенулся совсем было ушедший в астрал майор Кинкейд.
— Что значит, ты на ней женишься? — возмутился Лиам. — Да я сам на ней женюсь!
Он так резко вскочил, что едва не опрокинул стол с водкой и разноплановой закуской, заказанной Дианой — здесь были салат «Оливье», колбасная нарезка, сало, креветки-гриль и десертный виноград. Глаза мисс Палмер широко распахнулись — она не ожидала от полукимеры такой прыти.
— Вот это по-нашему! — одобрительно ухмыльнулся Михей. И в следующий момент черти хором заорали:
— Горько!
Да так заорали, что задребезжали стёкла. Лиам неуклюже обнял цепляющуюся за край стола Рене, которая тотчас же безвольно повисла в его руках, и, смущённо озираясь по сторонам, быстро чмокнул её в губы.
— Так не годится, — махнула рукой Диана, которая сидела, небрежно закинув ногу на стол и обнимая за талию своего тейлонского возлюбленного. Да'ан с его царственной осанкой выглядел очень аристократично — даже в столь неформальной обстановке, но его манеры обрели ещё большую уверенность, даже властность.
— Совершенно не годится, майор Кинкейд, — серьёзно произнёс Североамериканский Сподвижник, и Рене Палмер сдавленно хихикнула.
— Дубль второй, — скомандовала рокерша.
— Понял, — Лиам сосредоточился, словно собираясь с силами, и решительно сгрёб в охапку Рене, издавшую жалобный писк. Компенсацией за причинённые страдания стал звонкий поцелуй, встреченный бурей оваций.
— Во, дают! — изумлённо уставился на парочку неугомонный посетитель и оглянулся по сторонам, ища поддержки у товарищей, который отодвинулись от него на безопасное расстояние — на всякий случай.
— Будешь подружкой невесты, — шепнула Диана мисс Палмер. — Смотри — не упусти букет.
Так завершился этот странный день. Рене не знала, что и думать, и потому решила не думать вообще, щадя свою психику…
Платье, в спешном порядке доставленное из самого модного магаданского свадебного салона, оказалось именно таким, каким ему и следовало быть — длинным, белоснежным, атласным. Простого кроя, но украшенное тонким кружевом и изысканной вышивкой, оно открывало роскошные плечи Дианы и спину с соблазнительными ямочками на лопатках. Парикмахеру стоило большого труда красиво уложить короткие волосы невесты, скрыв выбритые виски, и закрепить изящную диадему с длинной фатой. Глаза рокерши были неярко, но умело подкрашены — они казались огромными, в пол-лица. В руках, затянутых в белые шёлковые перчатки, она сжимала букет из маленьких нежных розочек.
— Нет слов! — восхищённо выдохнула Рене, и восхищение было совершенно искренним.
— У меня тоже, — призналась Диана, не без удовольствия разглядывая своё отражение в зеркале. — Зашибись!
На мгновение её бледное лицо с чётким профилем омрачилось — она пожалела о том, что рядом с ней нет ни матери, ни брата, ни детей. Но Диана одёрнула себя: так родные были избавлены от последующего тягостного прощания — возможно, навсегда.
Да'ан был в своём блестящем комбинезоне — его маскировочный наряд остался в машине. Резиденция президента была предусмотрительно закрыта для посетителей — во избежание появления незваных гостей. В роли подружки невесты, как и договаривались, выступила Рене Палмер, нарядившаяся по такому случаю в платье благородного оттенка шампанского. Вид у американки был торжественный и взволнованный, однако из её безупречной причёски не выбивался ни один волосок. Диану подвёл к импровизированному алтарю Михей — на правах старшего в группе. Когда Да'ану сообщили, что ему следует назначить свидетеля со своей стороны, Сподвижник задумался. Все ожидали, что выбор падёт на Защитника — Лиама Кинкейда, но он вдруг, неожиданно для всех, назвал имя агента Сандовала.
— Я? — изумился Рональд. — Но почему?
— Потому, что мне так хочется, — загадочно улыбнулся тейлонец. Не мог же Да'ан, в самом деле, признаться, что Лиам смотрится в смокинге несколько неуклюже, и его вид может не лучшим образом сказаться на эстетической стороне церемонии?
С лица Михаила Фёдорова всё время, пока велись последние приготовления, не сходила улыбка. От него ни на шаг не отходила Камилла, одетая в короткое алое платье со смелым декольте — этот несколько вызывающий наряд шёл к её яркой наружности. Она была под стать своему избраннику — роскошная, уверенная в себе, но без малейшего налёта аристократизма. Когда пришло время начинать церемонию, к президенту республики Росток сам собою вернулся серьёзный вид. Терпеливо ответив на положенные вопросы, необычная пара замерла в ожидании кульминационной фразы.
— Объявляю вас… супругами! — Фёдоров запнулся на последнем слове, вспомнив об отсутствии пола у пришельца, но вовремя нашёлся, сгладив неловкую паузу важностью манер — он напоминал в этот момент протестантского священника. Рене и Камилла, не сговариваясь, достали платочки. И даже кое-кто из «чертей» украдкой смахнул скупую мужскую слезу.
— Поздравляю, — церемонно поклонился агент Сандовал, целуя руку Дианы — он до последнего не верил, что эта свадьба всё-таки состоится, и сейчас выглядел несколько растерянным, однако изо всех сил старался придать своему лицу невозмутимое выражение.
— Благодарю, — столь же чопорно кивнула рокерша, а в глазах её вовсю плясали шальные искры.
Счастливые молодожёны словно на мгновение выпали из реальности, погрузившись в какой-то свой мир. Оба понимали, что, возможно, им суждено будет не оставаться друг с другом в горе и в радости, а погибнуть вместе. Похоже, почувствовали это и гости.
— Грустновато как-то… — вздохнул Михей. — Вот уж не думал, что мы Дианку замуж выдадим…
— Да ты погляди — она же прямо светится от счастья! — не разделил настроение друга Василий.
В этот миг невеста наполнила шампанским полулитровый фужер и, залпом опорожнив его, лихо хватила о пол — на счастье. И проницательному Михею стало не по себе — его неумолимо преследовало ощущение присутствия на пиру во время чумы. Он мысленно отругал себя — мол, у Дианы радость, она стала супругой инопланетянина по любви, однако ощущение не притупилось, и ударник силой заставил себя улыбнуться.
Постепенно немногочисленные гости нашли себе занятие. Рене, поймавшая букет невесты, на который кроме неё претендовала и Камилла, о чём-то шушукалась в уголке с Лиамом. Подвыпивший Михаил с жаром рассказывал очередную историю из своей бурной юности Камилле, слушавшей его с открытым ртом, и чувствовал себя при этом героем. Рональд Сандовал снова был вовлечён «чертями» в азартные игры. А виновники торжества молча сидели во главе стола, но их взгляды, устремлённые друг на друга, были красноречивее любых слов. И две руки тесно переплелись под столом, знаменуя прочность этого союза — сколько бы ему ни суждено было продлиться.
— И только смерть разлучит нас, — прошептала Диана, и Да'ан эхом повторил за нею эту фразу…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-12-19, 10:39 | Сообщение # 103
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Улучив момент, молодожёны отозвали в сторонку Фёдорова — к огорчению Камиллы, на которую, впрочем, никто не обратил внимания.
— Ну, что, голубки? — Михаил окинул их осоловелым взглядом. — Окольцевали мы вас, птички мои! Кстати, с меня — подарок.
— Вот об этом мы и хотели с тобой поговорить, — многозначительно переглянулась со своим супругом Диана.
— Проси, что хочешь! — президент сделал широкий жест, от которого угрожающе затрещала его батистовая рубашка. — Могу тебе «Фортуну» подарить — в своё время я выкупил эту забегаловку.
— Невесте своей подари — вместо кольца. Она обрадуется. А нам лучше в качестве подарка помоги решить одну проблему…
— Только не говори, что нужно кого-то грохнуть, — нахмурился Фёдоров.
— За кого ты нас принимаешь? — негодующе вскинула тонкие брови невеста. — Нам всего лишь нужно попасть на корабль-Носитель.
— Всего лишь? — усмехнулся Михаил, не зная, что и сказать. — А звезду с неба вам не достать?
— Спасибо, не надо, — вежливо возразила Диана. — Понимаешь, для нас проникнуть на Носитель сейчас — вопрос жизни и смерти. Причём, незамеченными. Если мы воспользуемся портом — нас быстренько сцапают.
— Что же вы такого натворили? — с интересом взглянул на Североамериканского Сподвижника президент.
— Назначил Диану своим консультантом, — с едва заметной улыбкой ответил Да'ан.
— Молодец, — одобрительно хлопнул его по плечу Фёдоров. — Не зря она тебя выбрала… Диану я давно знаю. Уникальная девочка — тебе досталось настоящее сокровище. Знаешь, как мы познакомились? Её подруге срочно нужно было лететь в Москву на лечение, а денег у них не было. Дианка, недолго думая, явилась к нам в казино. Как сейчас помню, лютый мороз был, а она — в лёгкой курточке. На голове — ёжик, взгляд колючий, за спиной гитара. Вам, говорит, деньги некуда девать — всё равно ведь проиграете. Лучше мне отдайте, а я вам за это спою. И, действительно, запела. Да так, что матёрые воры разрыдались — а у них по нескольку ходок за плечами было. Дали мы ей денег, и она на два месяца пропала. А потом вернулась, и на радостях, что подруга выздоровела, закатила нам концерт на всю ночь. Береги её, слышишь? Если с ней что станется — башку сниму, и не посмотрю, что тейлонец.
— Если со мной что и станется — то исключительно по моей воле, — гордо вскинула голову рокерша, на мгновение напомнив ту Диану, которую некогда знал молодой бандит Фёдоров. Но, несмотря на дерзкий жест, в её глазах, которые сейчас приняли оттенок морской волны, застыла печаль. — Сам ведь велел нам быть вместе в горе и радости…
— Не знаю, что вы там задумали, ребята… — тревожно покачал головой президент. — Но я вам помогу. Есть у меня тейлонский шаттл — когда-то мои орлы на спор спи…ли. Всё равно, не пользуюсь — так, для понта держу. Думал, так и простоит без дела, ан нет — пригодился.
— Спасибо, ты — настоящий друг! — на сей раз Михаил не успел увернуться, и таки получил знаменитый удар в живот.
— Больно же… — прошипел он. В былые времена данная процедура вызывала у него снисходительную улыбку, а нынче брюшной пресс уже не выдерживал подобных испытаний.
— Совсем ты дохлый стал, Мишаня, — поддела его Диана. — Хоть бы ради молодой красотки занялся собой.
— Всенепременно, — кивнул Фёдоров. — А вы всё-таки будьте поаккуратнее. Не нравятся мне эти ваши вопросы жизни и смерти…
Они хотели улизнуть незамеченными в разгар торжества, однако были застигнуты врасплох Василием, который вышел в коридор покурить. Он насторожился при виде Дианы, облачённой в её обычную одежду.
— А вы куда намылились? — с подозрением спросил басист.
— В свадебное путешествие, — ответила Диана, запечатлевая у него на лбу звонкий поцелуй, и едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться.
— Какое ещё путешествие? — возмутился он. — Э, нет, братцы, так дело не пойдёт!
На его крик сбежались остальные, тотчас же обступив беглецов со всех сторон.
— Ну, и что это значит? — указала на будничный наряд невесты Рене.
— Так надо, — с притворной беззаботностью улыбнулась рокерша, отбрасывая со лба длинную чёлку.
— Я с вами, — заявил Кинкейд, которого заметно штормило.
— Зашибись! Только тебя нам не хватало, — Диана не скрывала своего недовольства.
— А меня вы с собой возьмёте? — внезапно раздался у них за спинами негромкий голос.
— Агент Сандовал? — приподнял безволосую бровь Да'ан, однако на его бледном лице не было и тени удивления. Ярко-голубые глаза смотрели на Рональда так, словно видели его насквозь. Затем Сподвижник перевёл взгляд на супругу. — Что скажешь по этому поводу?
— Скажу, что грехов у него за душой не меньше, чем у нас с тобой, — после непродолжительной паузы произнесла рокерша. — Нужно дать ему шанс почувствовать себя свободным. Если горит желанием — пускай летит с нами.
Чёрные глаза начальника службы безопасности Синода ярко блеснули. Он уже решил для себя, что куда бы ни направлялись эти двое — последует за ними, даже если это будет стоить ему жизни.
— Можно тебя на минутку? — вдруг позвал Сандовала мгновенно протрезвевший Лиам. Агент растерянно последовал за Защитником.
— Диана, как же так? — воскликнула мисс Палмер с нотками отчаяния в голосе, и в этот миг выглядела живой, как никогда.
— В жизни всякое бывает, — улыбнулась музыкантша. — Но ты всё-таки не спеши нас хоронить. Мы ведь — возлюбленные дети неба… Смотри, не упусти ирландца. Он — хороший парень, хоть и малость дурковатый. Но дурь у него временная — с годами пройдёт. А кто ещё тебя вот так запросто полюбит?
— Спасибо тебе, — Рене опустила глаза, пытаясь справиться с волнением. — Не знаю, куда вы собрались и зачем, но почему-то мне кажется, что вреда человечеству от этого не будет. Знаешь, а ты ведь мне открыла глаза на многие вещи… Я поняла, как важно иногда давать волю чувствам и позволять себе просто быть собой.
— А я лишний раз убедилась, что не всегда косметика и каблуки — зло, — подмигнула ей Диана. — Ладно, нам пора. Не скучайте и готовьте красную дорожку с фанфарами — к нашему возвращению. А мы вернёмся — зуб даю!
Да'ан впервые в жизни не нашёл подходящих слов, и лишь улыбнулся своим земным друзьям. Но в его глазах в этот момент отображалась такая гамма чувств, которую едва ли испытывал хоть один член Сообщества за последние тысячелетия.
Взявшись за руки, тейлонец и его земная супруга направились к шаттлу, провожаемые взглядами друзей, полными надежды и искреннего беспокойства. За ними бесшумной тенью проследовал притихший агент Сандовал, который выглядел так, словно его горели по голове чем-то тяжёлым. Почти так и было… У него до сих пор в ушах стояла короткая фраза: «Я — твой сын». Это прозвучало настолько нелепо, что просто не могло не быть правдой. Интуиция мгновенно подсказала Рональду, что Лиам не соврал. Сандовал пока не знал, что ему следует делать с этим знанием, да и пригодится ли оно вообще…
Они уже сидели в шаттле, когда у Дианы внезапно зазвонил глобал.
— Ты не забыла о том, что у тебя есть дети? — по обыкновению, без всякого предисловия обрушилась на неё мать.
— Я помню об этом каждую минуту, — ответила рокерша, судорожно сглатывая подступившие к горлу слёзы. — Но сейчас не время для разговоров. Я только вышла замуж, а сейчас мы летим спасать мир. Молись за меня, слышишь?
— Что за бред? — возмутилась женщина. — Диана, ты снова пьяна?!
— Трезва, как никогда, — тихо произнесла девушка, отключаясь.
И, уже будучи не в силах контролировать свои эмоции, она прижалась к широкому плечу своего инопланетного супруга. Тот в ответ ласково погладил её по голове.
— Мы сделаем это, — ласково прошептал Да'ан.
— И выживем — назло всем, — тряхнула головой его возлюбленная. — Нет, не назло — на благо. Да что это я, в самом деле? Солдаты не плачут. В нас — Бог…
— Вы ошибаетесь, все плачут, — неожиданно мягко возразил агент Сандовал, который выглядел неправдоподобно спокойным. Диане показалось символичным, что именно этот человек сопровождал их в этом опасном путешествии — возможно, в один конец, хоть она и заставляла себя верить в лучшее. И в этот момент шаттл нырнул в подпространство, отрезая троим смельчакам последний путь к отступлению.


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Понедельник, 2011-12-19, 16:38
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-12-20, 10:24 | Сообщение # 104
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Спасибо тебе, — прохладные пальцы Да'ана уже привычно коснулись нежной щеки Дианы.
— Пока ещё рано благодарить, — возразила она, не скрывая тревоги.
— Благодаря тебе, я понял, что это — именно любовь, хотя изначально связывал эти всплески Основной Энергии с твоим творчеством. Хотя, конечно, и это тоже сыграло свою роль…
— Откуда тебе было знать, что это? — с теплом посмотрела на тейлонца девушка. — Ты ведь, наверное, прежде никогда не знал любви?
— Именно в таком проявлении — не знал, — признался Сподвижник, с сожалением думая о том, как много он упустил в своей жизни. Однако Да'ан надеялся, что у него ещё будет время наверстать упущенное.
— Но как отнесутся к таким переменам твои собратья — не воспримут ли они твои чувства ко мне как предательство?
— Им придётся принять это, как данность, — твёрдо ответил Да'ан, и в этот момент Диане уже не казалось удивительным, что некогда её утончённый супруг принадлежал к военной касте. — Только бы у нас всё получилось…
— Получится, — взгляд рокерши выражал уверенность в благополучном исходе. И это не было притворством — в данный момент девушка действительно верила, что они смогут осуществить задуманное. — Понимаешь, в каждом из нас есть частица Бога. И мы — всесильны, когда верим в себя и готовы идти к поставленной цели, несмотря на неизбежные трудности. Но две особи, пускай даже такие отчаянные, не могут быть в ответе за целую расу. Многое зависит и от самих тейлонцев — захотят ли они идти по пути, который им укажут? В любом случае, то, что зависит от нас, мы сделаем.
— Спасибо… — ещё раз прошептал Сподвижник, особенно остро ощущая, что не зря привёл последних потомков угасающей некогда великой расы на эту планету. — Знаешь, и всё-таки ты непохожа на других людей.
— Ты тоже непохож на других тейлонцев, — улыбнулась Диана. — Правда, кроме тебя я видела только твоего ребёнка, но вы с ним совершенно разные. Видишь, как много у нас общего?
— Возлюбленные дети неба? — с добродушной иронией взглянул на русскую музыкантшу инопланетный супруг.
— И это тоже, — совершенно серьёзно согласилась она. — Во всяком случае, мы друг друга стоим… Когда вернёмся на Землю, я познакомлю тебя со своими детьми. Они у меня милые. Такие озорные…
— Скучаешь? — виновато спросил Да'ан.
— Скучаю… — вздохнула Диана. — Думаю, вы друг другу понравитесь. Они очень общительные.
— Я люблю детей, — кивнул Сподвижник. — Кстати, ты обещала своей подруге, Людмиле, что она погуляет на нашей свадьбе.
— Мы закатим грандиозную пирушку, — мечтательно произнесла рокерша. — Даже три. Нет, четыре — в «Заправке», «Мясе», «Легенде» и в Североамериканском Посольстве. Правда, журналисты могут пронюхать… Только, зная меня, акулы пера не больно-то удивятся. А вот тебе придётся туго — тот же Томпсон достанет расспросами.
— Но ведь, по земным меркам, в женитьбе нет ничего противоестественного, — пожал плечами Североамериканский Сподвижник. — К тому же, протокол предусматривает участие в официальных мероприятиях жён политиков.
— И мне придётся с ними знакомиться? — поморщилась Диана. — Они, наверное, скучные болонки — вроде Рене Палмер старого образца. Правда, теперь её не узнать — человеком стала!
— Видишь, у тебя уже есть опыт дрессировки скучных болонок, — поддел её супруг, демонстрируя незаурядное чувство юмора.
И в этот момент из космической тьмы, будто гигантская рыба, вынырнул Носитель. Беглецы замерли. Ещё несколько мгновений назад они мечтали о будущем, а сейчас настоящее обрушилось на них со всей беспощадностью. И отступать, действительно, было некуда…
— Так выглядит мой дом — с тех пор, как джаридианцы сделали нашу планету непригодной для жизни, — промолвил Да'ан, ласково касаясь пульсирующей стены. — Хотелось бы мне познакомить тебя с Носителем при других обстоятельствах…
— Он — живой! — восторженно прошептала Диана. — И, кажется, настроен вполне доброжелательно.
— Носитель всегда был для меня чем-то большим, чем просто корабль, — признался тейлонец. — Не раз в трудные минуты я ощущал исходящую от него поддержку. Думаю, я имею все основания для того, чтобы назвать его другом.
— Куда мы направляемся? — поинтересовался агент Сандовал, до сих пор хранивший молчание.
— В стасисный отсек, — ответил Да'ан. — Я не смогу долго скрывать от Зо'ора своё присутствие на Носителе. Нужно вывести из стасиса Т'тана. Генерал — мой друг, он задержит Главу Синода.
— Вы уверены, что можете ему доверять? Хорошо подумайте...
— Думать нужно было раньше, — Североамериканский Сподвижник сделал нетерпеливый жест — несколько резковатый, но, всё равно, исполненный изящества.
Внезапно он, демонстрируя невиданную для тейлонца силу, оттеснил своих спутников к стене — в конце коридора показалась группа волонтёров.
— Сейчас я пойду им навстречу, — решительно заявил Рональд. — Они отвлекутся — наверняка, Глава Синода отдал приказ арестовать меня, если я вдруг объявлюсь, а вы тем временем постарайтесь незаметно проскользнуть мимо них.
— Вы рискуете… — Да'ан сделал неуверенный жест, но Сандовал его перебил.
— Другого выхода у нас, всё равно, нет. Не убьют же меня, в самом деле?
«А если и убьют — туда мне и дорога», — мысленно добавил Рональд, для которого жизнь давно утратила вкус. И несколько дней, проведённых в республике Росток с Дианой и её друзьями, лишь усугубили это ощущение. Но даже перед лицом опасности агент Сандовал не смог сдержать улыбку. Ситуация вырисовывалась парадоксальная: он, отчаянно желавший смерти Да'ану и даже пытавшийся воплотить своё желание в жизнь, теперь готов был погибнуть, чтобы дать Североамериканскому Сподвижнику возможность спасти тейлонскую расу. «Нелепая, но благородная смерть… — подумал бывший начальник службы безопасности Синода. — Во вкусе моего сына — думаю, у него будут все основания мною гордиться…» И он решительно шагнул навстречу волонтёрам с криком:
— Не стреляйте!
… Придя в себя, Военный Министр с удивлением оглянулся по сторонам, и увидел прямо перед собой Да'ана — в сопровождении незнакомой земной женщины. Генерал Т'тан уже собрался было задать вопрос, но Североамериканский Сподвижник опередил его.
— Дай руку, — потребовал Да'ан, тревожно поглядывая в сторону входа. — К сожалению, времени на разговоры у нас нет.
Когда энергообмен был завершён, Т'тан посмотрел на друга с любопытством, затем перевёл взгляд на Диану. Она машинально отметила про себя, что этот собрат её супруга довольно красив. Однако мысли рокерши сейчас были заняты судьбой агента Сандовала. Она молила Бога, чтобы Рональд остался жив.
— Это она?
— Да, — коротко ответил Сподвижник. — Мы — в Лоно. Задержи Зо'ора — для нас важна каждая минута. Возможно, происходящее кажется тебе странным… Я всё объясню, только не сейчас — некогда.
— Мы давно знакомы, — склонил голову Военный Министр. — Думаю, ты знаешь, что делаешь.
— Спасибо за доверие, — руки Да'ана сложились в благодарственном жесте.
— Бедняга Зо'ор — никто его не любит, — вздохнула Диана.
— В этом есть и моя вина, — огорчённо произнёс Североамериканский Сподвижник. — Мой ребёнок таков, каким некогда был я сам.
— Придётся ему учиться у тебя любить, — сейчас она воспринимала Главу Синода исключительно как дитя своего супруга, и готова было простить молодому тейлонцу даже его бесцеремонное поведение в Посольстве и поцелуй, послуживший причиной её бегства из Америки.
Когда они вошли в Лоно, Диана вскрикнула, вцепившись в руку супруга. Этой женщине, повидавшей немало на своём веку и смотревшей в глаза смерти, вдруг стало страшно — такого страха ей ещё не доводилось испытывать. При виде тейлонских малышей — ни живых, ни мёртвых — сердце рокерши болезненно сжалось. А Да'ан остановился перед четырьмя младенцами — во взгляде его светились надежда и нежность. И в этот миг Диане показалось, будто между ними пролегла пропасть. «Даже если я его потеряю — уже неважно, — подумала девушка, отчаянно борясь со слезами. — Я люблю Да'ана, и сделаю всё для того, чтобы он был счастлив — пускай и без меня…»


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-12-21, 10:32 | Сообщение # 105
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Ну, а дальше было так...

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-12-21, 10:33 | Сообщение # 106
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Да'ан ждал этого момента так долго, что уже почти потерял веру в то, что он однажды настанет. Сколько раз он приходил в Лоно, брал на руки своих детей, разговаривал с ними, теряя от безысходности последние силы, но вновь находя повод для того, чтобы продолжать жить. Природная стойкость не позволяла ему сдаться и проститься с мыслью о, казалось бы, невозможном. И сейчас Основная Энергия переполняла тейлонца, и её должно было хватить, чтобы дать жизнь этим детям…
— Они такие маленькие… — взволнованно прошептала Диана, осторожно касаясь рукой крохотных пальчиков младенца, которого прижал к груди Да'ан. Прозрачное тельце отреагировало на ласку неярким свечением. Сподвижник замер, словно к чему-то прислушиваясь — вид у него был встревоженный.
— Нам нужно поторопиться — Зо'ор уже вычислил моё местонахождение, — коротко сказал тейлонец, прикрывая глаза — словно готовясь к медитации.
— Что мне следует делать? — спросила рокерша, невольно перенимая тон супруга.
Да'ан взглянул на свою земную возлюбленную — в полумраке Лона её лицо выглядело нереально прекрасным. Любовь несколько смягчила чёткие черты Дианы, наделив их особой красотой. Сподвижник уже готов был сказать, что достаточно одного её присутствия, но внезапно одно желание захлестнуло его мощной волной.
— Пожалуйста, спой песню… — в его голосе проскользнули виноватые нотки. — Знаю, не время, но это придаст мне сил. Твой голос имеет на меня воздействие, которое твои собратья назвали бы «магическим».
— Какую-то конкретную или любую? — уточнила Диана.
— Спой «Границу на замке», — попросил тейлонец.
И девушка запела, превозмогая одолевающую её грусть. Ей вдруг стало страшно — возникло ощущение, будто их с Да'аном разделила некая черта, которую трудно будет перейти. Но она заставила себя отрешиться от тягостных мыслей и вспомнить первую строчку песни. Поначалу голос Дианы звучал немного неуверенно, однако постепенно он окреп и как будто развернулся — подобно хрупкому бутону, превращающемуся в красивый яркий цветок. Рокерша пела, словно в последний раз. Она всегда вкладывала душу в свои песни — иначе просто не могла. И не имело значения, слышит её огромный зал или несколько человек из числа близких друзей. Однако Диана до сих пор не подозревала, что способна исполнять свои песни с такой отчаянной силой — буквально на грани жизни и смерти. В какой-то миг она забыла обо всём — об опасности, которая подстерегала их в лице Главы Синода, о возможной разлуке, и просто всецело отдалась пению. Ей, единственной земной женщине, ставшей супругой инопланетянина, хотелось верить, что между ними нет никаких границ, а уж, тем более, на замке. И она из последних сил цеплялась за эту веру, чувствуя, что сейчас просто необходима Сподвижнику. А что будет дальше — этого не знал никто…
Зо'ор не злился — он просто был вне себя. От обиды, гнева, а где-то, возможно, и зависти. Он понял, с какой целью его родитель проник в Лоно, и чувствовал, что Да'ан в силах осуществить задуманное. Главу Синода одолевали противоречивые желания: расстаться с мыслью о мести и позволить Североамериканскому Сподвижнику войти в историю спасителем расы и… Никогда ещё Зо'ор столь горячо не желал своему родителю смерти. «Почему ты снова меня предаёшь?» — беззвучно шептал молодой тейлонец, однако он не был никем услышан.
Генерал Т'тан всегда был консерватором. Но, вместе с тем, его всегда отличало редкое здравомыслие. И на сей раз, выбирая между следованием традициям и спасением, Военный Министр отдал предпочтение второму. Поступок Да'ана удивил его. С другой стороны, Т'тан сразу интуитивно почувствовал неординарность избранницы его друга — в этой женщине было нечто такое, что отличало её от собратьев по расе. Когда его энергетическая плоть адаптировалась к внешней среде, генерал поднялся и пошёл в направлении Лона, ощущая во всём теле неимоверную лёгкость.
Агент Сандовал давно перестал бояться смерти. Отсутствие этого страха делало его почти совершенной машиной для убийства. Он устал от этой неприглядной роли, но готов был в последний раз взять на себя неприглядную миссию — с той только разницей, что сейчас это происходило добровольно. Волонтёры не ожидали, что задержанный может открыть стрельбу — при аресте Рональд намеренно не оказывал сопротивления. К тому же, на стороне Сандовала был опыт — в своё время он изучил каждый закоулок на этом корабле. И в какой-то миг бывшему начальнику службы безопасности Синода даже показалось, что Носитель помогает ему — весьма кстати в одном из стен обнаружился узкий лаз. Рональд бежал, не имея намерения спасти свою шкуру, а сделал это с единственной целью — защитить того, кого, по логике, должен был возненавидеть ещё сильнее…
— Нет, так не годится, — решительно тряхнул головой Лиам Кинкейд, нервно меряя шагами комнату.
— Как — «так»? — встревожилась Рене.
— Мне нужно попасть на Носитель. Какой бы дрянью ни был мой отец, я не могу бросить его в беде!
Мисс Палмер вздохнула, но заявление полукимеры не стало для неё неожиданностью. Напротив, она удивилась бы, если б Кинкейд не бросился вдогонку, а остался на Земле — дожидаться возвращения троицы, отправившейся, как выразилась Диана, «спасать мир»…
Глаза рокерши радостно вспыхнули, когда Да'ан протянул ей двух младенцев. Супруги стояли на коленях друг напротив друга, прижимая к себе детей — руки обоих словно образовали вокруг малышей защитное кольцо.
— Мои дети будут жить… — торжественно произнёс Сподвижник, и глаза его сияли. Они были такими светлыми и прозрачными, что казалось, будто в них застыли слёзы счастья.
— Я… так рада… — только и смогла вымолвить Диана, привычно борясь со спазмом в горле.
— Это стало возможно только благодаря тебе, — тейлонец посмотрел на девушку с такой нежностью, что она устыдилась своих недавних мыслей. — Мне сейчас так хорошо…
— Мне тоже, — улыбнулась рокерша, чувствуя, как откуда-то изнутри в неё поднимается тёплая волна, наполняя собою не то душу, не то тело — а, возможно, то и другое сразу. На мгновение её стало страшно — никогда раньше она не испытывала ничего подобного. Её узкая ладонь судорожно сжала тонкую кисть тейлонца. — Что со мной?
— Не знаю, — признался тот. — Но я чувствую — ничего страшного. К тому же, я — рядом, с тобой, слышишь? А пока мы вместе — нам ничего не грозит…
Да'ан крепче сжал Диану в своих объятьях, с надеждой и тревогой глядя в её лицо — сейчас светлая кожа девушки побледнела настолько, что казалась прозрачной. Он думал лишь об одном — чтобы любимая его не покинула. Сподвижник не заметил, как в Лоно стремительно ворвался Зо'ор — и был решительно отброшен на пол генералом Т 'таном. А прежде, чем Глава Синода опомнился, прямо перед ним словно из-под земли выросли две мужские фигуры — Лиам Кинкейд и Рональд Сандовал одновременно оказались в нужное время в нужном месте, едва ли не впервые в жизни. Военный Министр повернулся, чтобы позвать Да'ана, но был ослеплён яркой вспышкой. Источником света было большой сверкающий сгусток, очертаниями напоминающий кокон, в центре которого застыли две коленопреклонённые фигуры…
Придя в себя, Да'ан понял, что находится в Медблоке. Рядом обнаружился Мит'гаи — как всегда, неторопливый, сосредоточенно-деловитый.
— Где Диана и дети? — первым делом спросил Сподвижник.
— С детьми всё в порядке, — заверил его Целитель. — Уровень Основной Энергии у них очень высокий — велика вероятность того, что они смогут иметь здоровое потомство.
— А Диана — что с ней? — встревожился Да'ан.
— Мы имеем дело с редким случаем — впервые с таким сталкиваюсь… — медленно произнёс Глава Медкорпуса.
— Ты не мог бы выражаться яснее? — нетерпеливо перебил его Сподвижник. Целитель взглянул на друга со снисходительным неодобрением.
— Прижизненная эволюция — вот что это такое, — пояснил Мит'гаи. — Эта женщина сумела выстроить между вами такие прочные связи, что под воздействием твоей энергии её белковая оболочка начала разрушаться. Мне удалось взять этот процесс под контроль — слишком быстрое отмирание оболочки убило бы твою… избранную.
На последнем слове медик запнулся — тейлонцы давно уже никого так не называли. В своё время Сообщество уничтожило институт семьи как пережиток. Однако само слово сохранилось в Юноа — возможно, неспроста?
— Так Диана будет жить? — лицо Да'ана просияло.
— Самое поразительно, что да — я не вижу угрозы для её жизни, хотя она ещё очень слаба. Если б ты взял себя в руки, то почувствовал бы, что этой женщине каким-то чудом удалось проникнуть в Сообщество, выстроив связи не только с тобой, но и с твоими детьми. Пройдёт каких-нибудь лет пятьдесят — и мы сможем воочию наблюдать будущее человечества…
— Можно мне к ней? — вновь перебил Целителя Североамериканский Сподвижник.
— Сначала ответь на один вопрос — Диана просила непременно задать его тебе. Что с границей?
— Граница открыта, — уверенно ответил Да'ан, и Мит'гаи посторонился, пропуская его в соседнюю палату.
Эту же фразу тейлонец повторил, склонившись к изголовью ложа своей возлюбленной. Когда его прохладные губы коснулись руки Дианы, она открыла глаза. И на мгновение под её кожей проступили едва заметные энерголинии.
— Возлюбленные дети неба… — слабо улыбнулась девушка. — Мы сделали это!
— Да, — кивнул Сподвижник. — Мы это сделали. Как ты говорила — в нас Бог?
— Если наши души открыты для любви…
Они и сами пока до конца не осознавали, как много сделали для этого мира, который в какой-то миг вдруг повис на тонкой ниточке, но был подхвачен двумя парами рук, сплетённых в объятьях. Так завершилась одна из самых трагических глав в истории великой тейлонской расы — на удивление, благополучно. И волею судьбы в неё оказалось большими буквами вписано имя земной женщины…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-12-21, 10:33 | Сообщение # 107
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Эпилог

— Сейчас ты увидишь моих детей, — глаза Дианы просто светились от счастья. — Мит'гаи сказал, что я буду оставаться человеком ещё лет пятьдесят — успею поставить их на ноги и дождаться внуков, а, возможно, и правнуков… Забавно — мы ведь с тобой теперь многодетные родители. Шутка ли — семь отпрысков на двоих? Зашибись!
Они стояли на мосту, обнявшись — тейлонец и девушка. На девушке было белое свадебное платье, которое она носила с роскошной небрежностью. Машины приветственно сигналили, а прохожие изумлённо оглядывались на необычную пару. Откуда им было знать, что невеста вследствие прижизненной эволюции напрочь утратила чувствительность к холоду? Да'ан и Диана, а это были именно они, только что сбежали из «Заправки», где проходило последнее мероприятие в череде обещанных свадебных торжеств. Всё было как положено: крики «Горько!», многочисленные поцелуи, похищение невесты, танцы до упаду и традиционная драка «чертей» с охраной. Виновница торжества отплясывала так, что её пышные юбки взлетали вверх, обнажая стройные ноги. А Людмила с Иришей, умилённо глядя на молодожёнов, о чём-то оживлённо спорили, и чаще всего в их дискуссии звучала фраза: «Я же говорила!»
Как раз перед бегством счастливой парочки майор Кинкейд в присутствии многочисленных свидетелей предложил Рене Палмер стать его женой, а «черти» принялись настаивать на том, что данное событие нужно «обмыть». И первым к Лиаму подошёл с поздравлениями… агент Сандовал. А Кинкейд, хоть и проявил сдержанность, не оттолкнул своего земного отца. Североамериканский Сподвижник и его супруга удовлетворённо переглянулись и, не сговариваясь, взялись за руки, устремляясь к выходу…
До Нового года оставалось ровно два часа. Диана подставила ладони открытые ладони жемчужно-серому декабрьскому небу, словно благодаря его за сохранённую жизнь её любимого и спасение целой расы. И вдруг сверху, медленно кружась, упала хрупкая белая снежинка — словно в знак благословения, растаяв прозрачной слезой на пока ещё тёплой коже. Рокерша вспомнила, как буквально пару дней назад её палату в Медблоке посетил Глава Синода — почти тайно, насторожённо озираясь по сторонам. Зо'ор выглядел не разгневанным — скорее, удивлённым и немного подавленным.
— Скажите, зачем вы это сделали? — с явным нетерпением спросил молодой тейлонец, и по выжидающему пристальному взгляду ярко-голубых глаз было заметно, что ответ для него очень важен.
— Потому, что люблю твоего родителя, — не кривя душой, ответила девушка.
— Дело только в этом? — недоверчиво переспросил Зо'ор.
— Полагаю, да, — с трудом сохраняя серьёзное выражение лица, ответила Диана.
— Вы же не хотите сказать, что это чувство — всесильно?
— Нет, потому что вы уже это сказали, — улыбнулась рокерша.
И Глава Синода вышел прочь — в состоянии крайней растерянности. Он даже не попрощался, забыв об элементарной вежливости, что было несвойственно представителям его расы, но Диана чувствовала: в этом неприветливом с виду тейлонце произошла некая незримая перемена. Перемена к лучшему. И она мысленно пожелала ребёнку своего супруга только одного — любви…
— Нам не пора? — Да'ан обнял Диану за плечи, наслаждаясь ощущением близости, которое теперь не покидало их.
— Пора, — согласилась она. — Сейчас, только маме позвоню…
Из пышных складок платья на свет Божий был извлечён всё тот же «заслуженный» глобал.
— Наконец-то объявилась… — язвительно усмехнулась мать неугомонной рокерши, но взгляд её выдавал наличие тревоги за «непутёвую» дочь и радости.
— Мам, а мы сейчас едем к вам — с мешком подарков! — сообщила Диана.
— Кто — «мы»? — нахмурилась женщина.
— Я и мой супруг. Мир спасён — теперь можно и с мамой познакомиться!
— У тебя… белая горячка? — неуверенно спросила родительница.
— Радуйся — я теперь не пью! Почти. И дело не в том, что нельзя — просто мне это теперь не нужно…
Отключившись, Диана радостно закружилась, подставляя лицо и плечи сыплющимся с неба снежинкам. Так легко и хорошо ей было только в детстве. Теперь она совершенно точно знала: небо не забудет своих возлюбленных детей. А любовь они с Да'аном сумеют сберечь — пронеся через всю жизнь. И, возможно, даже заберут её с собой на новый уровень — как знать? Во Вселенной ведь случаются и не такие чудеса…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
  • Страница 6 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007