Главная страница
Регистрация
Вход

Понедельник, 2018-11-19, 08:37
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
Возлюбленные дети неба
YullДата: Среда, 2011-11-09, 14:02 | Сообщение # 41
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Yull, наверное, все мы должны быть благодарны нашим бывшим - даже если они нам делали больно...

наверное
Quote (Лиэн)
Ну, дальше станет погорячее. И Лиам будет несколько удивлён

хотелось бы на это посмотреть
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-09, 15:29 | Сообщение # 42
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, Лиам ведь тоже на пустом месте не повзрослеет. Отчего он ведёт себя, как дитя? Интеллект взрослого, а эмоциональный опыт - крайне маленький.

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Среда, 2011-11-09, 15:44 | Сообщение # 43
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Yull, Лиам ведь тоже на пустом месте не повзрослеет. Отчего он ведёт себя, как дитя? Интеллект взрослого, а эмоциональный опыт - крайне маленький.

поэтому я не сужу его строго
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-09, 15:52 | Сообщение # 44
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Вообще всё больше убеждаюсь, что "голый" интеллект - штука бесполезная, даже страшная.

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-11-10, 11:19 | Сообщение # 45
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Немногим более часа назад Диана ещё сидела в Посольстве, даже не подозревая о грядущих переменах в её жизни, и вот уже она стоит посреди Крещатика, а уютное куполообразное киевское небо дружески подмигивает ей сквозь прорези листьев каштанов. Девушке вспомнилось, как несколько лет назад, ещё до прибытия тейлонцев, она бежала из США на самолёте — от своей несбывшейся мечты, и слёзы точно так же застилали ей глаза. А в перерывах между тревожной полудрёмой и беззвучным плачем она едва слышно шептала: «Люблю…» — все десять часов полёта.
— Люблю… — механически повторила Диана, и вдруг со всей остротой осознала, что произошло. И, присев на скамейку, позволила своей боли прорваться наружу — такими горячими слезами, что они обжигали кожу.
В «Легенде» царил обычный полумрак. Людка — одна из немногих подруг и, по совместительству, добровольный импресарио, по-матерински распекала её, потягивая нежный розовый мускат.
— Ох, Дианка, всё у тебя не как у людей, — неодобрительно вздохнула Людмила, высокая дама крепкого сложения с простоватым, но добрым лицом. — И надо же было тебе сунуться в их трижды неладное Посольство?
— Я люблю его, — тихо произнесла Диана, вглядываясь в пляшущее на стене отражение сигаретного дыма.
— Люблю… — передразнила подруга. — Забудь, идиотка!
— Не хочу, — помотала головой бывший консультант Североамериканского Сподвижника, в сердцах гася сигарету.
— А придётся, — безапелляционно изрекла Людка. — Если, конечно, ты не собираешься век по нему сохнуть. Позволь тебе напомнить о том, что ты — мать двоих детей.
— Хреновая, наверное, из меня мать, — шмыгнула носом Диана, утирая повисшую на подбородке слезинку. — Фу, расклеилась — аж самой тошно…
— Ну, прости меня, дуру — это всё я виновата, — Людмила ласково погладила свою безалаберную подругу по голове большой грубоватой ладонью, больше похожей на мужскую. — Набросилась на тебя чуть ли не с порога… Только мы ведь не чужие — переживаю я, понимаешь? Ты поплачь — сразу полегчает…
Она склонила голову Дианы себе на плечо, обнимая притихшую рокершу, сама в этот миг вспоминала о своей последней неудавшейся попытке вскочить в уходящий поезд и под занавес четвёртого десятка хоть как-то устроить личную жизнь. Однако после мучительного, а где-то даже унизительного романа, длившегося почти полгода, ей предпочли свеженькую молодую красотку.
Зо'ор пришёл в ярость, узнав об исчезновении Дианы. Обрушив на родителя поток оскорблений (тот выслушал их со своей обычной ироничной покорностью), он вызвал к себе агента Сандовала, потребовав явиться немедленно. Глава службы безопасности Синода выслушал приказ с подобающей импланту бесстрастностью. В действительности же ему стоило немалых усилий скрыть свою радость. Требование в кратчайшие сроки разыскать сбежавшего консультанта Североамериканского Сподвижника полностью совпадало с его интересами. Однако, найдя девушку, Рональд не намерен был передавать её Зо'ору — у него на Диану имелись свои виды. Он обратил внимание на то, что Глава Синода выглядел нервным и уязвлённым, и увязал это с персоной музыкантши. «Интересно, что такого она сказала или сделала этому инопланетному снобу?» — терялся в догадках агент Сандовал, а разыгравшееся воображение рисовало ему такие картины, от которых его шеф перешёл бы на другой уровень, не пережив позора.
Да'ан пребывал в растерянности. До сих пор ни одно живое существо не приводило лучшего тейлонского дипломата в такое смятение. В его сознании постоянно всплывал образ Дианы, её жесты, исполненные природной грации, негромкий бархатистый голос, в котором время от времени проскальзывали то звонкие, то хрипловатые нотки — в зависимости от настроения. Североамериканский Сподвижник привык ставить интересы Сообщества выше собственных. Вернее, его интересы были тождественны интересам Сообщества. Ради спасения расы он, в случае необходимости, пожертвовал бы своей жизнью, не говоря уже о жизнях белковых существ. Хотя, как и подобает хорошему политику, приложил бы все усилия, дабы свести число жертв к минимуму. Однако сейчас Да'ан вдруг поймал себя на мысли, что не готов жертвовать отдельно взятым существом, и это стало для него открытием.
Общаясь с Уильямом Буном, Лили Маркетт, Лиамом Кинкейдом, тейлонец постепенно всё больше узнавал о людях, в отдельных случаях даже проникаясь к ним уважением — представители этой расы оказались способными на героические поступки и порою являли собою примеры редкого благородства и самопожертвования. Но только эта странная русская девушка заставила его впервые задуматься о людях, как о равных. «У неё есть дети, — вспомнил Сподвижник, и эта мысль болью отозвалась в его душе. — Она их любит — так же, как любой тейлонский родитель, только, в отличие от нас, не скрывает свои чувства. И они тоже в ней нуждаются… Почему ради спасения моей расы нужно непременного кого-то лишать жизни?»
Да'ан непроизвольно коснулся рукой щеки, и произошло невиданное. Он осознал, что намерен совершить поступок, который любой представитель его консервативной расы счёл бы иррациональным. Однако тот, чьё имя на нескольких планетах произносили с суеверным ужасом, интуитивно чувствовал: это — единственный способ искупить деяния, принёсшие ему славу лучшего политика Сообщества, но лишившие внутреннего равновесия. Было бы неверно полагать, что принятое решение далось ему легко — тейлонцу стоило определённых усилий пускай не отбросить, а хотя бы подавить в себе сомнения. Несколько минут он стоял посреди кабинета в раздумьях, после чего вызвал майора Кинкейда, стараясь, чтобы его голос звучал, как обычно, ровно, даже холодновато.
Лиам выслушал шефа, не перебивая — он был настолько ошеломлён, что при всём желании не смог бы вымолвить ни слова. На мгновение полукимере даже показалось, будто кто-то из них двоих сошёл с ума — настолько неожиданным было предложение Да'ана.
— Так вы согласны, или мне следует искать другого союзника? — испытующе взглянул на своего Защитника Сподвижник, привычно склоняя голову к плечу.
— Да'ан, вы… уверены, что действительно этого хотите? — спросил Кинкейд, ощущая себя так, словно всё в окружающем мире внезапно перевернулось с ног на голову.
— Мне нечего терять, — медленно произнёс тейлонец, отворачиваясь к окну. — Зо'ор не оставит меня в покое, и рано или поздно добьётся своего: я окажусь в такой ситуации, когда буду вынужден перейти на другой уровень. А так у меня есть шанс — возможно, последний. И не только у меня…
— Но почему именно Киев? — удивился Лиам, почтительно склоняя голову — его впечатлило отчаянное бесстрашие такого хрупкого на вид существа.
— Думаю, Диана, будучи проницательным человеком, догадывается о том, что её будут искать. И начнут, естественно, с России. Наверняка, она постарается вернуться на родину в кратчайшие сроки — всё-таки, там у неё есть друзья, люди, которым можно довериться. Но для того, чтобы замести следы, на какое-то время остановится в транзитной стране. Недавно, рассказывая о своей жизни, Диана, в числе прочих городов, где её любят и ждут, упомянула Киев.
— Что ж, Киев так Киев, — вздохнул Лиам, до конца не понимая ни логики шефа, ни причин произошедшей с ним перемены. — Вы хорошо подумали? Обратного пути не будет.
— Его уже нет, — покачал головой Да'ан. — По крайней мере, для меня. А вы ещё можете подумать — только недолго.
— О чём тут думать? — тряхнул взъерошенной башкой Кинкейд, который в этот миг отчаянно хотел, чтобы в кабинет ворвалась Диана, привычно ткнула его кулаком в живот и огрела по спине с криком: «Салют, ирландец!» Однако вместо неё бесшумно вплыла одна из многочисленных секретарей Посольства, положила на стол какой-то документ и безмолвно выскользнула в коридор.
— Собирайтесь — не будем терять времени, — велел Североамериканский Сподвижник, вознамерившийся приложить все усилия, чтобы в ближайшее время лишиться данного поста, места в Синоде и, возможно, жизни.
Лиам направился к выходу, но у порога остановился в нерешительности.
— А если она пошлёт нас к чёрту? — спросил он.
— Мы туда не пойдём, — обезоруживающе улыбнулся тейлонец.
— Послушайте, вы, часом, не влюбились? — с подозрением покосился на Да'ана Защитник.
— На данный момент я не могу однозначно ответить на ваш вопрос, не будучи знакомым с обсуждаемым предметом, — уклончиво ответил Сподвижник, а на губах его играла всё та же лукавая улыбка.
Зо'ор раздражённо закрыл инфопоток. Он потратил почти два часа своего драгоценного времени впустую, так и не выяснив, чем было вызвано иррациональное поведение консультанта его родителя. Глава Синода пытался узнать, какую роль в жизни человека играют прикосновения губ, но так ничего и не понял — кроме того, что люди делают это часто и охотно. Тем страннее выглядело поведение Дианы. «Жалкие примитивные существа с нестабильной психикой, — подумал Зо'ор, однако загадка, таившаяся в одном из этих существ, не давала ему покоя. — Я слишком хорошо знаю своего родителя. Да'ан хитёр, и ничего не делает просто так. Что ж, поглядим, кто из нас окажется хитрее…»
А сама Диана, временно заглушив боль армянским коньяком, спала на диване в киевской квартире Людмилы, уютно свернувшись калачиком и пока не подозревая о тех сюрпризах, которые припасла для неё судьба. И снился ей солнечный день в Вашингтоне, мост на котором она стояла вместе с Да'аном, фонтан и золотые рыбки…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-11-11, 11:32 | Сообщение # 46
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Людк, а, Людк! Там какой-то тип ломится — с виду иностранец. Только эти могут припереться в солидное заведение в таком задрипанном прикиде, — сообщил мускулистый остриженный почти под ноль охранник, в котором посетитель-новичок в жизни не опознал бы девушку, носившую романтичное имя Маргарита.
— Чего ему надо?
— Дианку спрашивает, — Марго выглядела встревоженной. Диану в «Легенде» любили и всегда искренне переживали за неё, зная о редком таланте неугомонной рокерши находить приключения — порой на пустом месте.
— А ну, тащи его сюда — поглядим, что за птица.
Уперев руки в бока, Людмила смерила оценивающим взглядом долговязого взъерошенного парня в потёртой кожанке.
— Ты кто такой? — хмуро поинтересовалась подруга беглянки.
— Майор Кинкейд, Защитник Североамериканского Сподвижника, — представился незнакомец, который говорил по-русски с сильным акцентом. — Мне нужно знать, где находится Диана. Это очень важно. Ей угрожает опасность.
— Тебя Да'ан прислал? — недоверчиво прищурилась Людка.
— Да'ан здесь, — Лиам сразу почувствовал, что этой женщине можно доверять.
— Неужто, твой шеф к ней неровно дышит?
— Что, простите?
— Зачем Североамериканскому Сподвижнику понадобилась моя подруга? — Людмила буквально сверлила полукимеру холодными голубыми глазами.
— Почему я должен отвечать на этот вопрос? — Кинкейд выдержал этот взгляд, что далось ему непросто — он даже зябко поёжился.
— Потому, что Дианка по уши втюрилась в твоего тейлонца. В смысле, влюбилась. И я не хочу, чтобы она страдала, — призналась женщина.
— Так ведь он тоже… того… Влюбился, — ответил Лиам, нисколько не кривя душой, поскольку не мог найти иного логичного объяснения странным поступкам своего начальника. — Да'ан многим рисковал, отправляясь сюда. Возможно, его уже объявили в розыск. Хотите правду? Если они оба и выберутся из этой передряги живыми, то только вместе.
— Хорошо, я скажу тебе, где её можно найти, — после непродолжительной паузы кивнула Людмила, жестом отпуская Марго, всё это время пристально следившая за гостем, держась на расстоянии, которое она могла преодолеть одним броском.
Агент Сандовал пребывал в растерянности. С первых же минут Москва оглушила и ослепила гостя, обрушившись на него всей своей варварской мощью, и он не представлял себе, как будет искать Диану в этом шумном, грязном, кишащем сотнями тысяч машин и человеческих тел городе. Он снял номер в средней гостинице — прибывшие с ним волонтёры разместились в местном Посольстве. Рональд рассудил, что поиски следует начать с местных арт-кафе и ночных клубов. Судя по статьям, найденным в Интернете, на родине Диана, благодаря своей неоднозначной репутации, была довольно известной личностью, хоть её и нельзя было назвать звездой первой величины.
В первом же заведении с громким названием «Реактор» он познакомился с юной особой, назвавшейся Камиллой. Девица была затянута в блестящую чёрную кожу, а обнажённые руки от предплечий до кончиков пальцев украшали татуировки в виде причудливого восточного орнамента.
— Диана? А, эта чокнутая… Кто ж её не знает! — усмехнулась девица, потягивая заказанный для неё Рональдом коктейль. От её внимания не ускользнула толщина бумажника нового знакомца.
— И вы можете подсказать мне, где она сейчас находится? — с едва уловимым акцентом поинтересовался импозантный азиат.
— Да чёрт её знает, — пожала плечами Камилла, презрительно кривя ярко накрашенные губы. — Может, с очередной девкой загуляла, а может, на сей раз мужика подцепила. Правда, говорят, Дианка за ум взялась с тех пор, как родила, да только верится с трудом. А тебе она зачем?
— Мы познакомились в Америке, — ответил Сандовал, который заранее позаботился об убедительной легенде. — Она выступала в одном клубе, с которым я сотрудничал как менеджер. Нашёлся состоятельный клиент, пожелавший пригласить Диану на юбилей своей компании, но она внезапно уехала домой, никого не предупредив.
— Это на Дианку похоже — у неё всегда не все дома были, — согласилась девушка, хищно облизываясь и бросая в сторону Рональда недвусмысленный взгляд, однако тот сделал вид, будто ничего не заметил.
— Могу я оставить свою визитку, чтобы вы связались со мной, если вдруг вам станет известно местонахождение Дианы?
— Ладно, давай. Расспрошу знакомых ребят — может, кто чего слышал, — милостиво согласилась Камилла, рассудив, что такое знакомство ей не помешает.
Девушка была красива — вполне во вкусе Рональда. Но она показалась главе службы безопасности Синода слишком доступной, и это напрочь отбило у него охоту продолжить общение в более интимной обстановке. Выйдя из клуба, он оглянулся по сторонам и не смог сообразить, куда ему следует свернуть, чтобы попасть к порту. Агент Сандовал хотел было вернуться в «Реактор» чтобы попросить Камиллу показать ему дорогу, как вдруг услышал за спиной вкрадчивый голос.
— Опаньки! Ты гляди, какие нынче интеллигентные чурки пошли — даже на людей похожи. Почти, — над Рональдом с угрожающим видом навис бритоголовый верзила. И прежде, чем агент Сандовал успел выстрелить из скрилла, на его голову с размаху обрушился некий тяжёлый предмет…
— Слышь, Милка, там твой хахаль у крыльца валяется, — сообщил девушке официант, выходивший покурить.
— Какой ещё хахаль? — не поняла Камилла.
— Ну, этот таджик, которого ты клеила. Или китаёза — тебе виднее, кто он там. Вроде, с виду приличный мужик, а нажрался, как обычный гастарбайтер со стройки.
У крыльца действительно обнаружился Рональд Сандовал — в бессознательном состоянии. Из раны на затылке сочилась кровь. Его карманы были вывернуты.
— Гопники местные поработали, — покачал головой официант.
— Серёга, чего ты встал, как хрен посреди огорода? — возмутилась девушка. — Вызывай скорую — бегом!
Дважды ей повторять не пришлось — Серёга рванул к телефону. Оглянувшись по сторонам, Камилла быстро вынула из манжет белой рубашки Рональда дорогие запонки и сунула их в карман своих кожаных брюк. Затем она вынула из другого кармана влажные салфетки и осторожно вытерла с лица агента кровь.
— Дианка, ну чего ты ревёшь? — недоумевала Ириша, темноволосая худощавая особа баскетбольного роста, которая работала режиссёром в одном из экспериментальных московский театров и подрабатывала в ночном клубе «Мясо» постановщиком танцевальных миниатюр. — Втрескалась, что ли?
— Ага, — всхлипнула Диана, опрокидывая в себя рюмку водки.
— В бабу? — понимающе кивнула подруга.
— Нет, — помотала головой рокерша, облачённая в любимые рваные джинсы и простую чёрную футболку, что придавало ей мальчишеский вид.
— В мужика, что ли? — недоверчиво взглянула на неё Ириша.
— Нет, — вздохнула Диана, обхватывая руками колени — она, как обычно, забралась на стул с ногами.
— Дура! — обиделась брюнетка. — В водку ты втрескалась — причём, похоже, по уши. Так нельзя, дорогуша. Говорила же я тебе: «Влюбляйся в тейлонца». Дело безнадёжное, но вреда для организма было бы всё же поменьше.
— Может, я уже в него влюбилась — откуда ты знаешь? — с притворным равнодушием произнесла Диана, глядя на подругу из-под спадающей на глаза неровно подстриженной чёлки.
— Дура, — повторила Ириша, наполняя свою рюмку. — Ещё?
— Давай, — согласилась рокерша, пододвигая опустошённую ёмкость.
В этот момент в уютный закуток, где сидели подруги, ворвался крепыш с барабанными палочками, который тяжело дышал и выглядел почти напуганным.
— Михей, чего тебе надо? — вызверилась на него Ириша, которая соскучилась по Диане и была настроена на милую девичью беседу.
— Девки, там такое… — он махнул рукой куда-то в сторону входа.
— И что же там такое? — язвительно осведомилась долговязая брюнетка. — Летающая тарелка приземлилась?
— Сами поглядите. Дианка, вообще-то это тебя касается, — загадочно бросил Михей, исчезая за дверью. Подруги растерянно переглянулись и устремились ко входу…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Понедельник, 2011-11-14, 00:02 | Сообщение # 47
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Ух!!! Ну, что сказать... Во первых, я понимаю, что Рене Палмер никто не любит, но зачем так перегибать палку?
Во вторых, интересно - Рене Палмер изображена женщиной, не любящей людей, которые от нее отличаются. Забавно, но героиня такая же. Что она к несчастной блондинке прицепилась? Ну, ухаживает за внешностью, ну, сноб, ну и Бог с ней. Сама Диана, хоть и делает вид, что на внешность ей наплевать, ухаживает за ней с не меньшим пылом. Рене Палмер хотя бы признает свою зацикленность на внешности, а героиня, увы, нет. Диана сама, боюсь, сноб. Людей - не таких, как она - презирает. И показательное раздевание на публике с заявкой "Да пошли вы все!"(надеюсь, цитирую точно) это доказывает. Извиняюсь, но это неуважение не только к людям, пришедшим на прием, но и к тому, кто их пригласил - к Даану. Что за подростковые замашки у женщины среднего возраста, матери двоих(если не ошибаюсь) детей! Пора уже вести себя соответственно. А то у тебя вышел эдакий Питер Пэн в юбке.
Кстати, интересно, что Диана оправдывает свое поведение тем, что люди не умеют общаться! Однако она сама не умеет. Людей просто на дух не переносит, мол, плохие они. Не любят ее, критикуют... А уж критики в свой адрес Диана не потерпит!
Общение же с Дааном... Гм... Сводится к монологу Дианы, которая изрекает банальности, а тейлон почему-то приходит от этого в неземной восторг. Странное общение. Похоже, Даан нравится Диане просто потому, что восторгается всем, что бы она не делала или сказала. Когда же, наконец, она вспомнит, что при общении следует еще и узнать собеседника? Что она знает о Даане? Ничего.
Короче, боюсь, подростковый период у Дианы крайне затянулся. Ну, бунтовать - это здорово. Все мы это проходили... Лет в шестнадцать - восемнадцать! Но нельзя же этим заниматься вечно.


Сообщение отредактировал Espera - Понедельник, 2011-11-14, 00:05
 
YullДата: Понедельник, 2011-11-14, 07:46 | Сообщение # 48
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Рада, что Даан решился действовать, лично я никогда не сомневалась, что Лиам его поддержит. Зоор будет просто в шоке от поведения родителя, какой удар по его тейлонскому самолюбию biggrin Да, Диане с мамой не повезло, зато друзья у нее замечательные, жаль, что и завистники есть. Рони было почти жалко, хотя эта ситуация меня рассмешила, глава службы безопасности сподвижников пал жертвой простых хулиганов, если и это появится в газетах, то Зоор будет мягко говоря не в восторге biggrin biggrin biggrin Больше всего мне нравится в героине, что она честна с собой.
Интересно, и кто там Диану спрашивает? wink
жду продку
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-11-14, 10:46 | Сообщение # 49
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, как сказала бы моя героиня, зашибись!
Назвать "снобом" девушку с таким кругом общения? biggrin Ну, а насчёт того, что говорит банальности... Все мы в быту говорим банальности. Этим она Даану и интересна - что ведёт себя естественно, не стремится показаться оригинальной, а просто озвучивает свои мысли. И не приходит он в неземной восторг - ему любопытно. Потому и слушает внимательно. Ведь никто из людей не подбирался к нему настолько близко и не вёл себя так непосредственно.
Насчёт "показательного раздевания" ты перегнула - были сняты только чулки и обувь wink Да, и кто сказал, что героиня должна вести себя соответственно некому стереотипу? Она - из богемных кругов. Там люди более свободны в своём поведении.
Мораль сей басни такова: не любо - не слушай tongue Тебе ведь и самой нравится изображать в главных ролях "дрянных девчонок". А Диана по сравнению с Лаймой - невинное дитя wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Понедельник, 2011-11-14, 12:03
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-11-14, 10:47 | Сообщение # 50
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, прода непременно будет - только немного позднее. Профестивалила я все выходные smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Понедельник, 2011-11-14, 14:50 | Сообщение # 51
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
Назвать "снобом" девушку с таким кругом общения?

Сноб, родная, это такой человек, который признает нормальным только свой круг общения, других презирает. Именно это твоя Диана и делает.
Quote
Этим она Даану и интересна - что ведёт себя естественно, не стремится показаться оригинальной, а просто озвучивает свои мысли. И не приходит он в неземной восторг - ему любопытно.Потому и слушает внимательно.

А я о чем? Вот и все общение: Диана говорит, Даан слушает. Когда же будет наоборот: Даан говорит, Диана слушает?
Quote
Да, и кто сказал, что героиня должна вести себя соответственно некому стереотипу?

Ну, как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Пришла на прием, веди себя соответственно. А если не хочешь, так и идти нечего. А не изображать из себя избалованную примадонну.
Quote
Тебе ведь и самой нравится изображать в главных ролях "дрянных девчонок".

Моей дрянной девчонке, солнышко, 18 лет! Чуешь разницу? У твоей же хороший жизненный опыт за плечами! А ведет себя, как подросток.
Quote
Мораль сей басни такова: не любо - не слушай

Вопрос номер один: ты не любишь критику так же сильно, как и твоя героиня? Я должна только хвалить твой фик? И все? Тебя тут и так хвалят все, кому не лень tongue Надо для разнообразия и покритиковать кому-то. tongue tongue tongue tongue tongue
Вопрос номер два: это мягкий намек на то, чтобы я сюда больше не лезла? biggrin


Сообщение отредактировал Espera - Понедельник, 2011-11-14, 15:07
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-11-14, 16:02 | Сообщение # 52
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, прости, но твои комменты меня тревожат. На каждый мой фик ты как-то болезненно реагируешь. Начинаешь выискивать какой-то подвох, некие "греховные намерения". Почему, собственно, я должна оправдываться перед читателем? Это - моё мировоззрение. Мне неинтересно писать о ходячих добродетелях. Моя героиня - обычный живой человек. И вести она будет себя именно так, как ей вздумается.
Ты говоришь, Даан молчит. Естественно, он ведь не дурак. Не настолько пока Диана к нему привязана, чтобы он мог сказать: "Загибаемся, нужна Основная Энергия". Сначала ему нужно понять, чем дышит человек. По-моему, это элементарно.
Хочешь комментировать - комментируй, твоё право. Но я оставляю за собой право писать так, как мне угодно, ни под кого не подстраиваясь. Если мне не нравится фик, я его просто не читаю и не комментирую. Зачем себя насиловать? Судя по твоей реакции, моё творчество тебе не то, что не близко, а вызывает раздражение. Стоит ли себя мучить?


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Понедельник, 2011-11-14, 18:41 | Сообщение # 53
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Интересно, у тебя есть мировоззрение, а у меня нету, что ли? Тебе тоже моя героиня не нравится, но я же не психую из-за этого, да? И не говорю тебе - не читай! И если у тебя мировоззрение, то, значит, я не могу высказать своего? Ты свое у меня в теме высказываешь, и высказывай на здоровье!
И я что, прошу тебя оправдываться? При чем здесь "греховные намерения"? Я читаю и вижу то, что вижу. И пишу об этом. В чем ты, конкретно, меня обвиняешь? Что я читаю твои произведения? Ну извини, я думала, у нас свобода. Читаю, что хочу. Что я высказываю свое мнение, которое не совпадает с твоим? Ну извини, я тоже имею право на свое мнение и тоже не обязана подстраиваться под тебя. А именно это ты сейчас от меня и хочешь.
Ты обвиняешь меня в том, что я пытаюсь заставить тебя изменить свое мировоззрение? Свой фик? Ну это уже, как ты выразилась, зашибись! Интересно, каким это образом я могу, лишь высказав свое мнение, заставить тебя меняться??? Мне казалось, что мировоззрение - это такая штука, которая так просто не меняется. Почему же ты так боишься услышать что то, с чем ты не согласна? Ну, услышала, ну, не согласилась, и делу конец. В чем трагедия? Что ж ты сразу встаешь в позу мученицы?
Я думала, мы друзья. Я знаю, что наши мировоззрения не совпадают. Меня это не пугает, но, выходит, это почему-то пугает тебя. У меня есть много друзей, и у всех разное мировоззрение. Мы можем дискутировать, можем спорить, ругать героев друг друга, но все же мы остаемся друзьями и принимаем друг друга такими, какие они есть. Однако, в твоем случае так не выходит. Стоит мне высказать свое мнение, как ты говоришь, что у тебя свой путь, мировоззрение, как будто я посягаю на то или другое. Ладно, боюсь, это все. Хвалить твоих героев я не могу. Что ж, это значит, мы не можем быть друзьями??? Так, что ли?
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-11-14, 18:50 | Сообщение # 54
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Espera, обалдеть! Где и в чём я тебя обвиняла? biggrin И где я в позу мученицы становилась? Кстати, вот это уже обвинение - причём, совершенно беспочвенное. Мы можем быть друзьями. Мне не критика твоя не нравится, а всего лишь её тон - с переходом на личности. Не люблю вести дискуссии в таком ключе - на эмоциях. Извини, но мне подобная манера общения чужда. Предпочитаю беречь своё личное пространство и не посягать на чужое smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Понедельник, 2011-11-14, 18:51
 
EsperaДата: Понедельник, 2011-11-14, 20:02 | Сообщение # 55
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
Где и в чём я тебя обвиняла?

Вот в чем:
Quote
На каждый мой фик ты как-то болезненно реагируешь. Начинаешь выискивать какой-то подвох, некие "греховные намерения".

Quote
И где я в позу мученицы становилась?

ну, примерно, вот здесь:
Quote
Почему, собственно, я должна оправдываться перед читателем? Это - моё мировоззрение.

и тута:
Quote
Но я оставляю за собой право писать так, как мне угодно, ни под кого не подстраиваясь. Если мне не нравится фик, я его просто не читаю и не комментирую. Зачем себя насиловать?

И это не в первый раз.
Тебе нужно, чтобы я здесь привела другие цитаты? Из конкретных произведений? Это я могу, но боюсь, что ты опять обидишься.
Когда я сдерживала свои эмоции, ты просила меня чувствовать сердцем, а не разумом. Когда я стала показывать эмоции, опять не слава Богу, так как они оказались не такими, как ты ожидала.
Да ладно, этот диалог мы ведем не в первый раз, и, мне кажется, продолжать просто бессмысленно. Замкнутый круг получается.
Извини, если обидела. Я этого не хотела. Больше у тебя в темах писать не буду.


Сообщение отредактировал Espera - Понедельник, 2011-11-14, 20:40
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-11-15, 10:55 | Сообщение # 56
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Пошла жара... Да, просила чувствовать сердцем, но, прости, ни сердца, ни даже разума я в данной дискуссии не нахожу. Вероятно, мы слишком по-разному оцениваем окружающую действительность. Ты меня не обидела, поскольку это невозможно. Просто мученические венцы - не моё. Лучше уж с непокрытой головой.
Жарких дискуссий мне сейчас хватает и в жизни. Поэтому дискутировать ещё и на форуме не тянет smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-11-15, 10:55 | Сообщение # 57
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
В какой-то момент, спускаясь вниз нетвёрдой походкой, Диана ощутила, как по спине пробежал противный холодок. Но девушка подавила в себе страх, рассудив, что в случае, если бы там находился некто, представляющий опасность, Михей вряд ли её позвал бы. В этот час клуб ещё был закрыт для посетителей, но коль уж ударник отважился потревожить двух подруг, имеющих репутацию девиц отчаянных и скорых на расправу, это могло означать лишь одно: стряслось нечто действительно из ряда вон выходящее. Музыкантов, играющих в «Мясе», Диана знала со времён своей неприкаянной, но беззаботной юности. Тогда эти суровые ребята с трогательным снисхождением относились к задиристой пигалице, распознав в ней незаурядный талант. Сейчас она иногда выступала с приятелями в клубе, частенько прибегала к их услугам при записи альбомов и даже приглашала на совместные гастроли. Своенравная рок-звезда дорожила этой дружбой, зная, что парни искренне к ней привязаны, и при необходимости пойдут в огонь и воду, однако не злоупотребляла этой властью, предпочитая, по возможности, решать свои проблемы самостоятельно.
Где-то у неё за спиной по узкой лестнице неуклюже ковыляла уже изрядно поддатая Ириша, вполголоса чертыхаясь и призывая на головы Михея со товарищи все казни египетские. Её впалые ягодицы чуяли: без приключений на сей раз не обойдётся. И, как обычно бывало в таких случаях, Ирина проклинала себя за неосторожное знакомство с Дианой и «попустительство», которое выражалось в том, что в глубине души склонная к авантюрам брюнетка охотно поддерживала все безумные затеи подруги. Более того, охотно в них участвовала.
Одолев последнюю ступеньку, Диана вдруг замерла, как вкопанная. Налетевшая на неё Ириша разразилась потоком отборной брани, однако рокерша претензии подруги проигнорировала. Преодолев смущение, она сделала шаг навстречу незваному, но дорогому гостю. На неё спокойно и немного печально смотрели те самые глаза, которые она не смогла бы стереть из памяти, даже если б захотела. А Диана не хотела — она давно убедилась в том, что бесполезно бежать от самой себя и от собственных чувств. Хотя именно это и пыталась сделать, когда покинула Североамериканское Посольство — в надежде, что её не станут искать. Впрочем, гнездилась в ней и прямо противоположная надежда, вызванная острым желанием быть найденной, однако лишь конкретной личностью. Вряд ли девушка обрадовалась бы визиту агента Сандовала, хоть она и находила наружность вездесущего азиата благородной.
— Что ты здесь делаешь? — воскликнула она, обретя дар речи. И вдруг осознала, что это непроизвольно вырвавшееся у неё «ты» мгновенно преградило им обоим последний путь к отступлению.
— Тебя ищу, — невозмутимо ответил по-русски Да'ан, присаживаясь за ближайший столик и жестом приглашая девушку последовать его примеру. Из-за его широкого, но округлого плеча выглядывал майор Кинкейд, с любопытством разглядывая оклеенные плакатами и афишами стены — по ним можно было отследить творческий путь бывшего консультанта Североамериканского Сподвижника.
— Ты меня нашёл, — улыбнулась Диана, хотя в её взгляде читалась тревога. Она поняла, что без уважительной причины тейлонец едва ли проделал бы такой путь. О том, какой была эта причина, девушка боялась даже думать.
— Ну, ты даёшь, Дианка! — присвистнула Ириша, которая опешила, увидев в заведении со скандальной репутацией живого инопланетянина. — Я уж было, грешным делом, подумала, что ты последние мозги пропила…
Несколько минут необычная парочка сидела молча. Рокерша не торопила гостя, давая ему возможность освоиться в непривычной обстановке. И вопрос Лиама, который в других обстоятельствах показался бы неуместным, пришёлся весьма кстати.
— Диана, а почему «Мясо»? — растерянно поинтересовался полукимера, не найдя в интерьере клуба ни одной детали, которая могла бы оправдать название.
— Музыка здесь смачная и немного жестковатая, как кусок мяса, — пояснила девушка. — Да и трезвых посетителей днём с огнём не сыщешь. «Мясо» как оно есть.
Защитник Североамериканского Сподвижника в очередной раз ничего не понял, но уточнять не стал. При слове «мясо» у него вдруг засосало под ложечкой, и он понял, что в последний раз ел почти сутки назад. Перехватив голодный взгляд Кинкейда, Диана поманила к себе официанта, который приходился сыном легендарной хозяйке данного заведения, в богемных кругах известной как «мама Роза».
— Будь другом, накорми голодающее Поволжье, — попросила она с очаровательной улыбкой, и парень в длинном фартуке цвета бордо понимающе кивнул. А Лиам никак не мог взять в толк, какое отношение имеет к нему один из регионов России.
— Рассказывай, — почти приказала девушка Да'ану, а в голосе её сквозь напускную суровость пробивались нотки неподдельной заботы.
— Мне было бы легче показать, — медленно повёл головой тейлонец, отчего проступившие под тонкой кожей энерголинии вновь стали не видны. Он застыл неподвижно, словно искусное мраморное изваяние. В этот миг от решения Дианы зависела не только его собственная участь, но и будущее всего Сообщества. Однако Да'ан слишком давно занимался политикой, чтобы ответ девушки стал для него неожиданностью.
— Что для этого нужно? — деловито осведомилась та.
— Просто дай мне свою руку, — попросил Сподвижник, и Диана решительно протянула ему узкую ладошку. Поймав на себе насторожённый взгляд Ириши, которая внимательно наблюдала за происходящим со стороны, тейлонец приветливо ей улыбнулся. — Не переживайте, я не сделаю вашей подруге больно.
— Уже сделали, — проворчала себе под нос дама-режиссёр, сосредоточенно хмурясь и пытаясь казаться суровой, что у неё плохо получалось. Заинтересованный взгляд Ирины против воли скользил по стройной фигуре пришельца, и если б кто-то из актёров возглавляемой ею труппы так ненатурально изобразил неприступность, она бы, подобно Станиславскому, в сердцах воскликнула: «Не верю!»
— Мне очень жаль, поскольку я не ставил перед собой такой цели, — склонил голову Да'ан, давая нахалке понять, что прекрасно расслышал её реплику, но закалённая многолетним общением со звездами русского рока Ириша даже не покраснела.
В тот момент, когда ладони Да'ана и Дианы соединились, девушка не испытывала страха. Она чувствовала себя так, словно судьба уже ухватила её за ворот и тащит в неизвестном направлении. Североамериканский Сподвижник испытывал угрызения совести, обрушив на ни в чём неповинную земную женщину всю скорбь тейлонской расы, однако сейчас он не видел иного выхода. Всё это время за обоими пристально следили Ириша, Михей и его команда, готовые в любую минуту броситься на тейлонца. Лиам понимал, что причинить Да'ану вред они всё равно не смогут, однако внутренне напрягся, словно перед предстоящей дракой.
Наконец, Сподвижник прервал контакт, рассудив, что пока он передал девушке достаточно информации. Диана не сразу пришла в себя, а когда открыла глаза, они влажно заблестели.
— Прости, — прошептал тейлонский политик, которому впервые в жизни слёзы представителя белковой расы причиняли такой внутренний дискомфорт. — На самом деле это мой путь, и тебе ещё не поздно отказаться разделить его со мной.
— Бессовестный! — глаза рокерши гневно блеснули. — Ты прекрасно знаешь, что уже поздно. Я пойду с тобой, Да'ан — куда бы ты ни позвал меня за собой. Это моё решение, и я не намерена его менять.
— Мы оба можем погибнуть, — напомнил своему бывшему консультанту Североамериканский Сподвижник.
— Погибнуть можно и в собственной квартире — например, поскользнувшись в ванной, — резонно заметила Диана.
— Я не имел права тебя в это впутывать… — грустно покачал головой пришелец.
— Не думаю, что сейчас уместно рассуждать об этом, — прервала его девушка. — Теперь мы можем только идти. И только вперёд.
— Только вперёд… — задумчиво повторил Да'ан.
— Именно так, — кивнула его теперь уже сообщница. Придвинувшись поближе, она инстинктивно прижалась к тейлонцу. А он, повинуясь какому-то внутреннему порыву, ласково провёл пальцами по её волосам — тёплым и мягким на ощупь, и посмотрел на свои пальцы так, словно видел их в первый раз.
— Горько! — вдруг ни с того, ни с сего закричал Михей, выжидающе глядя на притихшую парочку.
— Что понадобилось от нас этому человеку? — поинтересовался Североамериканский Сподвижник.
— Он хочет, чтобы мы поцеловались, — смеясь, пояснила Диана. Этот смех нельзя было назвать истерическим — скорее, отчаянным. И прежде, чем она успела опомниться, губы тейлонца уже оказались подле её губ.
«Зашибись!» — подумала девушка, растерянно отвечая на поцелуй. А Лиам Кинкейд, который сидел чуть поодаль, изумлённо разглядывал большой багровый кровоподтёк на своей руке — он оставил его, когда щипал себя, дабы убедиться в том, что не спит…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Вторник, 2011-11-15, 17:20
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-16, 10:41 | Сообщение # 58
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Когда Да'ан начал передавать информацию — в виде отчётливых и ёмких образов, в первый момент у Дианы возникло такое ощущение, будто она умерла. Неведомая доселе тяжесть внезапно обрушилась на неё. Подобной горечи эта кажущаяся несгибаемой женщина не испытывала даже в тот день, когда перестало биться сердце её последней возлюбленной. В одном Да'ан не ошибся — лучший тейлонский дипломат из всех землян выбрал себе в союзники ту единственную, которой под силу было принять в себя всю боль его расы и не сломаться. Нечто подобное Диана чувствовала на своих концертах, когда эмоции зала захлёстывали её с головой. «Я должна умереть и снова воскреснуть», — однажды сказала она Людмиле, чем повергла подругу в суеверный ужас. Пришлось дать слово больше не говорить «страшных вещей» — с тех пор рокерша скрывала свои мысли и чувства даже от самых близких, ни с кем не разделяя ни свою целебную боль, ни почти убийственную радость…
Прервав контакт, Североамериканский Сподвижник не сразу поднял веки, словно опасаясь прочесть во взгляде девушки осуждение. Однако там не было ничего, кроме сострадания. Тейлонец понял, что Диана непременно захочет обсудить с ним полученную информацию, однако вряд ли это произойдёт в ближайшее время. Она застыла, тяжело дыша, как после напряжённого выступления — совершенно опустошённая, с трудом сохраняющая равновесие. Казалось, её ноги вот-вот подкосятся, и она рухнет на пол. Именно в этот миг Диана и прильнула к пришельцу, словно рассчитывая обрести в его лице надёжную опору. Когда прохладные пальцы Да'ана скользнули по волосам рокерши, она с трудом удержалась, чтобы не расплакаться. И вдруг поймала себя на мысли, что в её жизни давно уже не было простой ласки — настолько близко она подпускала к себе только детей. Душа Дианы сначала сжалась в комочек, а потом распахнулась настежь, словно расправляя крылья. И она замерла в объятьях Да'ана — всесильная в своей беззащитности.
Контакт не был односторонним — в момент передачи информации Североамериканский Сподвижник узнал о своём консультанте всё. Правда, далеко не всё понял. Будучи существом благородным, он тотчас же заблокировал полученные знания, сохраняя за Дианой право самой рассказать о себе то, что она сочтёт нужным. Тейлонец интуитивно чувствовал, что держит в своих руках настоящее чудо, только очень хрупкое. И коль уж судьба доверила Да'ану это чудо, таящее в себе, вероятно, последний шанс на спасение — святой обязанностью Сподвижника было уберечь девушку от врагов, которых она нажила по его же милости. А в чём-то, возможно, и от самой себя. Он вспомнил, как Диана однажды сказала: «Вы не можете запретить мне защищать вас», и в этот миг её взгляд выражал искреннюю решимость. Да'ан был тронут поступком земной женщины, однако воспринял его как должное. Тейлонский дипломат привык к тому, что представители менее развитых рас, ставшие жертвами его легендарного обаяния, готовы были оберегать его ценой своих жизней. Но впервые роль защитника предстояло на себя взять ему самому…
Их поцелуй был встречен аплодисментами. Долговязая Ириша, музыканты — все эти люди и внешне, и по поведению сильно отличались от тех, с которыми он общался в Посольстве. Однако в их присутствии Да'ан ощущал себя вполне комфортно. Чутьё подсказало тейлонцу: суровые на вид земляне не причинят ему зла. Так до конца и не уяснив значение поцелуя в жизни белковых особей, Сподвижник по ободрительной реакции немногочисленной публики понял, что поступил правильно, не оттолкнув девушку. Правда, его озадачил растерянный вид майора Кинкейда, будто бы вмиг утратившего связь с реальностью.
— Слышь, Дианка, а это вообще баба или мужик? — подал голос невысокий белокурый мужчина крепкого телосложения, указывая взглядом на Да'ана.
— Саня, заткнись — не позорь ни себя, ни нас, — толкнул его локтем Михей, но тейлонец уже повернулся к нахалу, снисходительно улыбаясь.
— Я не являюсь ни мужчиной, ни женщиной, — негромко ответил тейлонец, даже в столь щекотливой ситуации сохранивший величавость манер — похоже, бесцеремонность Сани нисколько его не задела. — Вам, наверное, трудно это понять — в земной реальности до нашего появления не было подобных существ…
— Что значит «не было»? — хохотнул неуёмный балагур. — А как же Дианка?
В этот раз Михей толкнул приятеля сильнее — так, что тот чудом удержался на ногах. Возможно, между музыкантами завязалась бы драка, если бы не предупреждающий взгляд Дианы, направленный в их сторону.
— Прости, — пристыженно пробормотал Саня, скрываясь за широкой спиной рослого Михея.
— Прощаю, — довольно ухмыльнулась девушка, привычно опуская руки в карманы. — Значит, так, друзья мои. Нам с Да'аном срочно нужна квартира — с минимумом удобств. Сойдёт и крошечная — лишь бы было, где уронить кости.
— Комната в общаге годится? — уточнил Михей.
— Желательно, чтобы это всё-таки была квартира, — девушка выразительно посмотрела на замершего рядом с нею безмолвного тейлонца.
— Он, вообще, живой? — с сомнением покосился на Сподвижника Саня.
— Судя по тому, как он пялится на Дианкину грудь — более чем, — подал голос доселе молчавший патлатый верзила. Мужчины расхохотались — взгляд Да'ана действительно был устремлён на указанный предмет, обтянутый чёрной тканью футболки.
— Там же ничего не видно, — усомнился блондин.
— Может, он насквозь видит, — предположил волосатый.
— Эй, черти, хорош трепаться, — беззлобно выругалась Диана. — Лучше подумайте, где найти подходящую квартиру.
— А этого куда денете? — Михей с подозрением покосился на майора Кинкейда, который по-прежнему выглядел так, словно проснулся в незнакомом ему месте. И, наверное, это было к счастью — получилось бы гораздо хуже, если б он оказался в состоянии принимать участие в беседе. Не то, чтобы девушка сомневалась в умственных способностях юного полукимеры. Просто она уже немного изучила характер Лиама и пришла к выводу, что Защитник склонен делать скоропалительные выводы и совершать опрометчивые поступки, а дополнительные проблемы ей были сейчас ни к чему.
— С собой возьмём, — пожала плечами Диана. — Позаимствуем у Ириши раскладушку — будет на кухне спать.
— Не худший вариант — всё же лучше, чем ничего, — кивнул ударник. — Да и держаться вам лучше всё-таки вместе… Кстати, ты петь сегодня будешь, или нам на тебя не рассчитывать?
— Куда я денусь? Деньги-то нужны… — при упоминании о деньгах рокерша погрустнела, и из груди её вырвался вздох сожаления, вызванного не перспективой выступить в клубе, а осознанием плачевности своего материального положения.
— Я в состоянии решить данный вопрос, — доверительно шепнул ей предусмотрительный Сподвижник, у которого имелся тайный счёт в одном из крупных банков — на всякий случай. И сейчас он порадовался тому, что в своё время довольно неплохо для представителя своей расы изучил быт людей.
— Прекрасно, но петь я всё равно буду, — похоже, к Диане вернулось хорошее расположение духа, и она принялась насвистывать известную песенку, демонстрируя абсолютный слух.
— Надо подумать, куда спрятать твоего тейлонца, — почесал затылок Михей. — Может, попросим Иришу побыть в роли няньки?
— Вот ещё! — возмутилась брюнетка. — Больно мне надо с ним возиться, хоть он и хорошенький…
— Мне хотелось бы увидеть твоё выступление… — осторожно начал Да'ан.
— Правда? — глаза девушки расширились, и это свидетельствовало о том, что её посетила очередная безумная идея, которую она была намерена воплотить в жизнь. — Погоди, сейчас что-нибудь придумаем.
— Может, не надо? — робко выразила свой протест Ириша, знавшая, чем чреваты подобные настроения подруги. — Я согласна за ним приглядеть.
— Надо, Федя! — воскликнула рокерша, в очередной раз повергнув в недоумение Да'ана и Лиама, которые, не в первый раз слыша из уст Дианы данную фразу, никак не могли взять в толк, кто же такой этот таинственный Федя…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-11-17, 08:05 | Сообщение # 59
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Трогательная встреча, рада, что у Дианы хватило мужества не впадать в панику, и не осуждать Даана, а попробовать во всем разобраться самой. Интересно, что же Даан задумал. Бедный Лиам, он оказался тут явно не в своей тарелке biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin Друзья Дианы получились очень живыми, когда про низ читаешь, кажется, что знакомишься с реальными людьми.
Жду проду
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-11-17, 10:36 | Сообщение # 60
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, друзья срисованы с натуры. Живее всех живых biggrin Рада, что они производят такое впечатление smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007