Главная страница
Регистрация
Вход

Воскресенье, 2018-05-20, 14:43
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
Возлюбленные дети неба
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 11:52 | Сообщение # 81
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
К Зоору я ещё вернусь smile
Мне просто показалось логичным, чтобы Лиам позаботился о "папочке". Правда, типичным для себя способом biggrin


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-12-01, 12:01 | Сообщение # 82
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, согласна именно так он бы и сделал.
А вот Зоора почти жаль, ему сейчас, наверное скучно, оставили малыша одного biggrin
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 12:07 | Сообщение # 83
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Знаешь, как ведёт себя малыш, оставшийся один дома? Сначала радуется, наслаждается "свободой", а потом... wink biggrin

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-12-01, 12:09 | Сообщение # 84
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, вот я и говорю, бедный ребенок biggrin
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 12:19 | Сообщение # 85
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Мы уже видели в сериале, что получилось, когда без присмотра взрослых остались двое детей - Лиамка и Зоорка biggrin

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-12-01, 12:23 | Сообщение # 86
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Мы уже видели в сериале, что получилось, когда без присмотра взрослых остались двое детей - Лиамка и Зоорка

слава богу, что живы остались biggrin
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 12:34 | Сообщение # 87
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
А вообще у них наследственность хорошая. Уже хотя бы поэтому каноническая концовка - лажа. Но мы наш, мы новый мир построим biggrin biggrin biggrin wink

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-12-01, 12:36 | Сообщение # 88
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Не напоминай мне про каноническую концовку angry
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 12:52 | Сообщение # 89
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Не буду. Будем считать, что её не было smile
Тем временем в моём фике почти все в сборе. Банде под предводительством Дианы осталось подобрать ещё одного товарища wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Четверг, 2011-12-01, 13:35 | Сообщение # 90
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Банде под предводительством Дианы осталось подобрать ещё одного товарища

догадываюсь кого biggrin
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-01, 14:16 | Сообщение # 91
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Только не сдавай! biggrin

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-12-02, 10:44 | Сообщение # 92
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Вначале отсутствие Североамериканского Сподвижника обрадовало Зо'ора — никто не донимал Главу Синода нравоучениями. Однако спустя некоторое время его начало одолевать ощущение смутной тревоги. Тейлонский лидер заподозрил, что родитель запросто мог заняться организацией заговора с целью его смещения с высокого поста. А расставание с креслом Главы Синода в ближайшие планы Зо'ора не входило. Он попытался связаться с Да'аном, но безуспешно, и это лишь усилило беспокойство. Молодой тейлонец чувствовал, что его родитель жив, только почему-то не мог установить его местонахождение. С учётом исчезновения Дианы, майора Кинкейда и странной истории с похищением агента Сандовала, всё это, мягко говоря, настораживало. И всё же Зо'ор даже под угрозой конфискации золотого запаса не признался бы в том, что его испугало ещё одно обстоятельство: он вдруг почувствовал, что остался один на один с властью, к которой так стремился. И рядом не было мудрого Да'ана, который мог не только поучать, но и, при необходимости, дать совет…
Рене Палмер внимательно изучала распечатку, сделанную Авгуром. Журналисты дорого отдали бы за столь подробное досье на рок-певицу Диану. Здесь было всё: биографии её возлюбленных, сведения о творческой деятельности, а также список мест, где наиболее часто выступала российская звезда. Выбирая между Киевом, Москвой и Санкт-Петербургом, Рене решила начать поиски с последнего. Слишком часто Диана упоминала этот город в интервью. К тому же, в Москве находилась резиденция Российского Сподвижника, а свободолюбивая Украина считалась одним из оплотов Сопротивления в Восточной Европе. С учётом всех обстоятельств, логично было бы предположить, что беглянка предпочтёт держаться подальше и от тейлонцев, и от их оппонентов. Мисс Палмер отложила в сторону бумаги, разглядывая маникюр. Предстоящая поездка в Россию не вызывала у неё восторга, но это была та жертва, на которую роковая блондинка готова была пойти во имя правого дела Сопротивления. Но у неё, как у Главы Синода, имелась своя тайна: размеренная жизнь успешной бизнес-леди давно надоела Рене до чёртиков, и её душа отчаянно рвалась навстречу приключениям…
Да'ан умел извлекать выгоду из любой ситуации. Вот и сейчас, свесив на глаза длинную чёлку (пришелец уже достаточно привык к парику, чтобы не испытывать дискомфорта), он украдкой наблюдал за своим Защитником. Североамериканскому Сподвижнику была известна история появления майора Кинкейда на свет. Однако то, как Лиам поступил по отношению к Рональду Сандовалу, позволило тейлонцу лучше понять характер полукимеры. Нет, Да'ан никогда не сомневался в благородстве Защитника. Но только сейчас он обнаружил в Лиаме нечто, роднившее его с Дианой. То, что вызывало ощущение тепла.
— И всё-таки, ирландец, ты — бестолочь, — стрельнув у Василия сигарету, рокерша смачно затянулась.
— Это ещё почему? — обиженно вскинул брови полукимера, который и сам испытывал неловкость в присутствии агента Сандовала, хоть тот и не подавал признаков жизни.
— Ты говоришь, твоему папаше грозила опасность со стороны Зо'ора…
— Ну? — при слове «папаша» Кинкейд поморщился.
— Но если б это действительно было так, ты не смог бы беспрепятственно похитить Сандовала из больницы из-за наличия охраны.
— Определённая логика в этом есть, — вздохнул Лиам, а Североамериканский Сподвижник удовлетворённо улыбнулся, прикрывая глаза.
— Следовательно, Глава Синода не знал о местонахождении агента, — торжествующе заключила Диана.
— Для него это — вопрос времени, — не сдавался полукимера.
— Так ведь и родитель твой тоже не лыком шит. Господи, и в кого ты такой уродился!
— Какой? — вызывающе взглянул на девушку Защитник.
— Психологически незрелый, — после непродолжительной паузы изрекла рокерша, вызвав своей репликой приступ хохота у «чертей» и улыбку у Да'ана.
В этот момент агент Сандовал, о котором все забыли, пошевелился и даже открыл глаза. Правда, тотчас же их закрыл, поскольку у него создалось впечатление, будто он бредит. Рональд вдруг обнаружил себя сидящим на скамейке в незнакомом месте в окружении целой толпы людей. Там были несколько мужчин крепкого телосложения славянской наружности, сбежавшая Диана, майор Кинкейд, какая-то странная темноволосая особа с глазами Североамериканского Сподвижника и… Камилла. Поймав на себе взгляд агента, пришедшая было в себя девушка пронзительно вскрикнула и вновь потеряла сознание. Обернувшись на крик, Лиам возбуждённо ткнул рокершу локтем в бок.
— Диана, это она!
— Кто — она? — не поняла та.
— Ну, та самая дамочка, которая мне звонила, чтобы потребовать выкуп за… агента Сандовала, — Кинкейд слегка запнулся на имени начальника службы безопасности, что не ускользнуло от внимания его собеседницы.
— Ты хотел сказать, за твоего дражайшего папашу? — ухмыльнулась музыкантша, однако полукимера дал ей знак молчать, указав взглядом на Рональда. — Так он ещё и не в курсе? Зашибись! Ну и мыльную оперу вы здесь развели, ребята…
— Майор Кинкейд, извольте пояснить, что здесь происходит? — холодно спросил агент Сандовал, выпрямляясь — тело, отвыкшее от движения, плохо его слушалось.
— Изволю, — кивнул Защитник, в этот момент почти сочувствуя Сандовалу, которому предстояло узнать о том, что его жизнь потерпела крах. По крайней мере, прежняя жизнь, а новая пока не сулила ничего — даже неприятностей, поскольку невозможно было предсказать ход событий даже на ближайшие пять минут.
Рональд Сандовал выслушал рассказ Лиама, не перебивая, и задумался.
— Я ещё могу вернуться на Носитель… — осторожно начал он.
— Ты можешь выбрать более гуманный способ самоубийства, — улыбнулась Диана, протягивая агенту извлечённый из кармана остро заточенный складной нож.
— Но вы ведь… не собираетесь брать меня с собой? — осторожно поинтересовался он.
— Вынуждена тебя огорчить — именно это мы и намереваемся сделать, — девушка сунула руки в карманы и ловко обернулась на одной ноге. — По крайней мере, до тех пор, пока не решим, как нам действовать дальше.
— То есть, берёте меня в заложники? — чёрные глаза заинтересованно сверкнули. Рональд вдруг поймал себя на мысли, что эта непредсказуемая русская нравится ему всё больше, и перспектива пребывания в её обществе выглядит даже заманчиво.
— Кажется, я догадываюсь, в кого ты пошёл, — прошептала Лиаму Диана, но вслух произнесла нечто иное. — Нет, придурок, мы просто берём тебя с собой. Ещё вопросы будут?
— Будут, — агент Сандовал заставил себя улыбнуться. — Вы дадите мне возможность переодеться?
Он брезгливо покосился на спортивный костюм, в который облачил его майор Кинкейд.
— Прихорашиваться будешь в Питере, — отрезала рокерша, забавляясь видом начальника службы безопасности Синода, попавшего в неловкое положение.
— А что будет со мной? — робко подала голос Камилла.
— А тебя, по справедливости, следовало бы оставить здесь, — прищурила глаза Диана. — Теперь я тебя вспомнила. Терпеть не могу людей, которые говорят гадости за спиной, не имея смелости посмотреть в глаза. Но мы же не скоты какие-нибудь, поэтому ты тоже пойдёшь с нами. Но только с одним условием: если вы с Рональдом Сандовалом вздумаете друг друга укокошить — будьте добры, сделайте это так, чтобы у нас не возникло проблем с правоохранительными органами.
И они, наконец, устремились к порталу. Диана улыбнулась при мысли о том, как смотрелась их разношёрстная компания со стороны. Пропустив Да'ана вперёд, она в очередной раз невольно залюбовалась его походкой. Девушка поймала себя на том, что в последнее время события развиваются слишком стремительно, и у неё просто не остаётся времени на обдумывание происходящего. Пока ей было ясно одно: агент Сандовал, Камилла и даже Зо'ор с Сопротивлением — далеко не главные действующие лица во всей этой истории. Но Диана даже не представляла себе, как она может спасти тейлонскую расу, будучи земной женщиной, хоть и не совсем обычной по местным меркам. А спасать надо было — в этом ошибочно кажущаяся порой легкомысленной рокерша ни усомнилась ни на минуту, ведь уже готова была признаться себе в том, что любит одного из представителей этой расы. Да и не только себе…
«Возлюбленные дети неба…» — ей вдруг вспомнился недавний разговор со Сподвижником — во всех подробностях, хоть она тогда и напилась. Диане всегда была близка мысль о том, что каждый человек несёт в себе от рождения частицу божественного. «В нас — Бог…» — машинально повторила она про себя изречение Овидия. И сейчас ей, как никогда, необходимо было в это верить. Девушка чувствовала, что взвалила на себя, возможно, непосильную миссию. А желающих разделить её было не так уж много: собственно, сам Да'ан, майор Кинкейд и… Рок-звезда задумчиво посмотрела на Рональда Сандовала, чьё лицо напоминало застывшую бронзовую маску. «Интересно, какому Богу служишь ты?» — интуиция подсказывала Диане, что в лице этого странного человека она может приобрести как опасного врага, так и не менее опасного союзника…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-12-05, 10:59 | Сообщение # 93
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Возле портала Диану со товарищи встретила опередившая их Людмила — и предусмотрительно поспешила проводить на квартиру, покуда никого не потянуло на подвиги.
— Сняла первую попавшуюся, — призналась она. — Немногим лучше общаги, но выбирать не приходилось.
— Годится, — благодарно улыбнулась рокерша. — Людка, ты — настоящий друг!
— Лучше скажи, у вас хоть клеится? — Людмила взглядом указала на Да'ана.
— Не знаю, — пожала плечами Диана. — В иные моменты кажется, между нами — пропасть… А иногда вдруг возникает ощущение, будто склеилось так, что уже хрен разорвёшь…
— Только, умоляю, без глупостей, — насторожилась Людка. — Завтра вечером поёшь в «Заправке». Ясно?
— Куда уж яснее, — вздохнула рок-звезда. — Надеюсь, нас там хоть накормят?
— И накормят, и даже напоят — но только после концерта, — заверила импресарио. — А то знаю я вас…
Комнат оказалось целых две. В одной прямо на полу разместились черти и майор Кинкейд— к их услугам оказались целых три матраса, за которые тотчас же разгорелась битва. Завершилась она тем, что Василию и Лиаму на двоих пришлось довольствоваться потёртой ковровой дорожкой. Во второй обнаружились два продавленных дивана. Один могновенно оккупировала Диана, указав Камилле и агенту Сандовалу на второй.
— Я не буду с ней спать, — вздёрнул подбородок Рональд.
— Как истинный джентльмен, уступишь даме ложе, а сам расположишься на полу? — усмехнулась рокерша. — Не советую, сквозняки здесь — будь здоров. В соплях ведь утонешь, а у нас не лазарет. Кстати, как башка?
— Спасибо, с моей головой всё в порядке, — чопорно кивнул агент — разве что не раскланялся.
— Это радует. Значит, небольшая встряска пошла тебе на пользу, — подмигнула отчаянно напускающему на себя важность Сандовалу Диана.
В ту ночь из девяти постояльцев квартиры не спали только двое — чтобы не мешать остальным, они устроились на кухне, притворив дверь и не включая свет. Даже Рональд Сандовал сладко сопел, демонстративно отвернувшись к стене. Да'ан восседал на хлипкой табуретке, будто в своём изящном кресле, напоминающем трон — его осанка оставалась такой же царственной. Он сбросил с себя парик и одежду, и Диана откровенно любовалась плавными изгибами стройного тела тейлонца. Она только что приняла душ и сидела, завернувшись в большое полотенце. На ногах у девушки красовались пушистые носки из кошачьей шерсти, подаренные одной из поклонниц. Луч света, проникающий в тесное помещение сквозь незанавешенное окно, мягко ложился на её бледное лицо.
Каждый из них думал о своём. Североамериканский Сподвижник догадывался о том, что его отсутствие уже начинает тревожить Зо'ора. А ведь он до сих пор так и не понял, каким образом Диане удаётся синтезировать Основную Энергию, и как применить эту её способность для спасения тейлонской расы. Сам Да'ан испытывал подъём сил, и это лишь углубляло терзавшее его чувство вины перед собратьями. С другой стороны, было ещё нечто, не дававшее ему покоя. Нечто, чему он не знал имени — связанное с Дианой, но таившееся в нём самом. Присутствие консультанта необъяснимо волновало Сподвижника. Он вспомнил, как огорчился, невольно обидев девушку, и какую радость у него вызвало её возвращение. Пришельцу показалось, будто они сблизились настолько, что чувства земной женщины начали отображаться в нём. И сейчас она ощущала себя одинокой и потерянной.
Так оно и было — Диану терзали сомнения. «Дураку понятно — он пошёл за мной не ради меня, — думала девушка. — И я не имею права его судить, ведь он заботится не о себе, а обо всей тейлонской расе. Надо ценить хоть такую возможность быть с ним рядом. Да'ан нуждается в помощи, только как ему помочь? Если он считает, что я могу это сделать — наверняка, так оно и есть. Господи, ну почему именно сейчас, когда нужно быть сильной, я чувствую себя такой беспомощной?» Диана недоумевала, зачем именно её небеса избрали для осуществления столь важной миссии. Ей казалось несправедливым, что судьба целой расы оказалась в одних руках — не шибко умелых. Больше всего на свете рокерша боялась совершить ошибку, которая могла стоить жизни её любимому. На душе было так тягостно, что не тянуло даже выпить, хотя недопитая бутылка водки стояла под рукой — только мучительно хотелось разреветься, но девушка из последних сил сдерживала себя, расценивая подступивший к горлу влажный ком как предательство организма. Нервы сдавали, и Диана не знала, как долго сможет сохранять самообладание. Она словно внезапно оказалась один на один с судьбой, и за спиной не было никого, кто мог бы её подстраховать. «Солдаты не плачут», — беззвучно прошептала она, сознавая, что уже на пределе…
Ничто не утаилось от внимания Да'ана — ни влажный блеск в потемневших глазах Дианы, ни напряжённость её позы. Она вдруг сжалась в комочек, подтянув колени к груди, и выглядела в этот момент такой маленькой и хрупкой, что тейлонца охватила жалость. Он осторожно коснулся прохладными пальцами обнажённого плеча рокерши, с которого соскользнуло полотенце. Диана вздрогнула и устремила на Сподвижника взгляд, в котором отчётливо читались удивление и надежда. Инопланетянин поднялся и встал рядом, положив ладони ей на плечи. Какое-то время они молчали. Девушка затаила дыхание, словно опасаясь потревожить тейлонца.
— Диана… — он отважился заговорить первым. — Я не знаю, что со мной происходит… Но только для меня вдруг стало жизненно важно, чтобы с тобой всё было в порядке. До сих пор я испытывал подобные чувства лишь по отношению к Сообществу. Однако моё поведение не кажется мне иррациональным. Я виноват перед тобой, поскольку не имел права впутывать тебя в свои дела. Помнишь, однажды в Посольстве ты сказала, что будешь меня защищать? Позволь мне теперь защищать тебя…
Глаза Дианы широко распахнулись. Она отчаянно хотела поверить услышанному, но боялась, что это окажется лишь сном. Девушка пошевелилась, и полотенце окончательно сползло вниз, обнажив белоснежную грудь, которую она даже не попыталась прикрыть, по-видимому, ничего не заметив. И в этот миг интуиция подсказал тейлонцу, как ему следует действовать. Да'ан осторожно взял ладонь Дианы в свою и медленно поднёс её к своим губам — ощущение человеческой кожи, сухой и горячей, показалось ему приятным.
— Что… ты делаешь? — изумлённо воскликнула рокерша, непроизвольно отстраняясь, однако инопланетянин не выпустил её руку.
— Не знаю, — признался Североамериканский Сподвижник, опуская веки. — Но почему-то я уверен в том, что поступаю правильно, хотя со стороны моё поведение, должно быть, выглядит иррациональным. Ты ведь не оттолкнёшь меня?
— Я? Боже, конечно, нет…
Она бесшумно соскользнула с табурета, на котором сидела, и полотенце упало к её ногам. В тот же миг оба одновременно шагнули навстречу друг другу, словно срастаясь в порывистых объятьях.
— Да'ан…
— Диана… — губы тейлонца, призвавшего на помощь все знания о человечестве, устремились навстречу губам девушки.
— Погоди, — она вновь отстранилась, только теперь уже мягче. — Мне нужно сказать тебе одну вещь… Я… люблю тебя. Да. Люблю.
Диана нервно сглотнула, едва сдерживая слёзы, и замерла, будто в ожидании чего-то плохого. Но длинные тонкие пальцы нежно коснулись её волос, скользнули вдоль шрама на виске и задержались на щеке. Больше тейлонцу ничего не нужно было делать — девушка судорожно прижалась к своему инопланетному возлюбленному, пряча лицо у него на груди. Будучи не в силах бороться со слезами, она дала себе волю.
— Почему ты плачешь? Я причинил тебе боль? — встревожился Да'ан.
— Нет, — качнула головой Диана. — Просто ты только что сделал меня счастливой.
— Это — большая ответственность, — тихо обронил Сподвижник. — Я не знаю, что вы, люди, называете любовью… Но сейчас твои чувства звучат во мне, и они похожи на мои собственные. Прежде я не испытывал ничего подобного…
— Я сломала твою жизнь — прости, — с горечью прошептала рокерша, ощущая себя так, будто до сих пор не знала любви, а лишь её подобие.
— Не сломала, — мягко возразил тейлонец. — Напротив — спасла…
И случилось то, что должно было случиться — их губы соприкоснулись. Впервые в жизни Да'ан перестал быть хозяином своему телу. Нет, с ним не произошло никаких чудесных метаморфоз, приблизивших его физиологию к человеческой. По большому счёту, этот поцелуй вообще не являлся физическим актом. Но он был очень важен для тейлонца — как ознаменование нового этапа его личной эволюции.
«Да'ана нужно немедленно отыскать и уничтожить…» — подумал Зо'ор, откидываясь в своём кресле. Главу Синода внезапно охватил страх — как будто его мир вот-вот должен был рухнуть. И опасность исходила от Североамериканского Сподвижника — того, кто некогда дал ему жизнь…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-12-06, 10:39 | Сообщение # 94
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Рене скрипнула зубами от досады — вопреки ожиданиям, нахальная девица и не думала прятаться. Напротив, по всему городу были расклеены афиши, гласившие, что Диана — а с плакатов смотрела именно она — будет выступать вечером в клубе «Заправка». Мисс Палмер чертыхнулась про себя и принялась готовиться к посещению данного заведения, априори отнесённого к разряду «подозрительных». Ей было известно, какая публика посещает концерты консультанта Североамериканского Сподвижника, и это следовало учесть, дабы слиться с толпой и как можно дольше оставаться незамеченной. Она с тяжким вздохом влезла в бесформенные джинсы, простую чёрную майку и тёмно-синюю трикотажную кофту, с трудом подавив в себе желание накраситься. Волосы Рене небрежно стянула резинкой, спрятав их под бейсболку, поверх которой натянула ещё и капюшон от кофты. Не без ужаса взглянув на себя в зеркало, главная блондинка Сопротивления всё же не смогла сдержать удовлетворённую улыбку — даже Авгур не признал бы в этой подозрительной личности неопределённого пола холёную бизнес-леди. Оставалось надеяться, что и глазастая рок-звезда не разоблачит «шпионку» раньше времени.
— Я не пойду ни на какой концерт, — заупрямилась Камилла, опускаясь на диван с явным намерением пасть в объятья Морфея.
— Пойдёшь, — безапелляционно заявила Диана. — Или мы держимся вместе, или проваливай на все четыре стороны. В конце концов, тебя никто не заставляет слушать мои песни — можешь натянуть наушники и наслаждаться своей любимой попсой.
Камилле хватило ума не настаивать на своём, и она нехотя поднялась. Рокерша окинула её критическим взглядом и вынула глобал. Минут через двадцать прибыла Людмила — с увесистым пакетом, в котором, к величайшему сожалению «чертей», оказалась вовсе не еда.
Рональд Сандовал каким-то чудом даже в узких джинсах и кожаной куртке умудрился сохранить представительный вид. Неодобрительно прищёлкнув языком, Диана растрепала агенту волосы — он на удивление безропотно позволил произвести над собой данную процедуру, и отошла в сторонку, любуясь плодами своих трудов.
— Так намного лучше, — кивнула она.
Мысленно с ней согласилась и Камилла — в таком виде начальник службы безопасности Синода выглядел более доступным. Огорчило её лишь то, что Рональд, судя по всему, получал удовольствие от общения с Дианой. Девушка заметила, как едва заметно вздрогнул агент, прикрывая глаза, когда тонкие пальцы рокерши коснулись его волос. «И что они находят в этой бесполой невзрачной особе?» — недоумевала она, украдкой разглядывая Диану. Отсутствие внимания со стороны агента Сандовала удручало красотку. Правда, новая одежда Камилле понравилась — за исключением тяжёлых ботинок. Утешало лишь то, что они гармонично сочетались с чёрным кожаным костюмом и оказались намного удобнее той обуви, которую привыкла носить роковая брюнетка…
«Заправка» встретила Диану одобрительным рёвом.
— Бо-ги-ня! — восторженно скандировала публика, приветствуя худенькую женщину невысокого роста, чью фигуру почти полностью скрывала гитара. Певица отбросила со лба отросшую чёлку и уверенно взяла первый аккорд. Настроение у неё было отличное — судя по реакции зала, концерт обещал быть удачным. Тем более, за сценой её ждал Да'ан — при мысли о Сподвижнике на душе у Дианы потеплело. Всю дорогу они просидели молча, держась за руки. И только взгляды, устремлённые друг на друга, были красноречивее всяких слов.
— Ишь, голубки, — усмехнулся Василий.
— Завидуй молча, — показала ему язык Диана, но глаза её, казалось, излучали тихий свет — и точно такой же таился в бездонном взгляде её инопланетного возлюбленного.
Первые несколько песен она, как обычно, исполнила без перерыва — на одном дыхании. И не просто спела — словно прожила их на сцене, предельно обнажив душу. Да'ан в очередной раз подивился её способности отдавать зрителям всю себя и, вместе с тем, сохранять защитную дистанцию, оберегая своё личное пространство от бесцеремонного стороннего вторжения. Пришельцу хорошо был виден зал. Он заметил, какими глазами смотрят на певицу её поклонники, и испытал странное чувство. В Сподвижнике внезапно пробудилось отчаянное желание взять Диану за руку и увести отсюда подальше, но тейлонский дипломат подвил его в себе, справедливо усомнившись в рациональности данного поступка.
— Ревнуешь? — вдруг раздался рядом язвительный шёпот Камиллы.
— Я не знаю, что это такое, — покачал головой Да'ан.
— Это когда хочешь, чтобы кто-то принадлежал только тебе, — пояснила девушка.
— На мгновение у меня возникла подобная мысль, — признался тейлонец. — Но бессмысленно хотеть невозможного.
— Думаешь, она действительно тебя любит? — не унималась Камилла.
— Время покажет, — уклончиво ответил Североамериканский Сподвижник, переводя взгляд на сцену. Он обратил внимание на то, что всё это время за ним пристально следил Рональд Сандовал. Однако шпионские манёвры агента не испугали Да'ана. Волею судьбы эти двое, ещё не так давно считавшие себя противниками, оказались не просто по одну сторону баррикад, но и в равном незавидном положении беглецов. Рональд действительно не спускал глаз с тейлонца, и в иные моменты ушлому филиппинцу казалось, будто мир вокруг него сошёл с ума. Ему бы и в голову не пришло, что между инопланетным дипломатом и земной женщиной могут быть иные отношения, кроме рабочих. Максимум — приятельских. И уж особенно трудно было представить в роли влюблённого самого загадочного из тейлонцев. Потому сейчас агент Сандовал отказывался верить собственным глазам. Тем не менее, поведение Да'ана и Дианы свидетельствовало об одном: их связывало нечто большее, чем просто симпатия…
Взгляд тейлонца вновь рассеянно скользнул по залу, задержавшись на одной из зрительниц, сидящих почти возле самой сцены. Она была одета, как большинство зрительниц, в стиле «унисекс», а все женщины, с которыми до сих пор доводилось общаться Сподвижнику, выглядели совершенно иначе. Но что-то в её облике показалось Да'ану знакомым. Что именно — он так и не понял, списав своё ощущение на усталость и переизбыток эмоций.
Тем временем концерт близился к завершению.
— А сейчас я хочу сделать всем вам небольшой подарок… — переведя дыхание, произнесла Диана. — Я очень люблю этот город и этот клуб, и хочу, чтобы моя новая песня, которую ещё никто никогда не слышал, прозвучала именно здесь.
Зал взорвался аплодисментами. Догадливые «черти» разбежались по углам, оставив солистку в гордом одиночестве. Диана волновалась, и даже не пыталась этот скрыть. Свои песни она вынашивала в себе как детей. И всякий раз первое исполнение было сродни появлению ребёнка на свет. Но певица знала, что её творения оживают лишь тогда, когда вынуждают чьи-то сердца биться чаще. И она решительно шагнула к краю сцены, поближе к зрителям, жмурясь от яркого света.
Это была песня о любви. О столкновении двух совершенно разных миров, каждый из которых до момента встречи, подобной взрыву, был скован одиночеством, словно полюса Земли — глыбами льда. «Так бывает… — пела она, низко склонив голову, чтобы спрятать слёзы, вызванные отнюдь не чересчур ярким освещением. — Забываю обо всем, ни дня не могу прожить одна… Держи меня!» Но в кажущейся простоте слов таились и некое откровение, и высшая мудрость, присущая влюблённым сердцам. И даже голос, сознательно приглушённый, звучал особенно тепло и проникновенно. В этот момент Диана чувствовала на себе взгляд того, кому была адресована песня, и это придавало ей сил. Даже Камилла притихла, тайком поглядывая на агента Сандовала. А майор Кинкейд, который давно перестал улавливать в происходящем хотя бы тень логики, лишь растерянно смотрел на своего шефа, широко распахнув глаза и даже слегка приоткрыв рот. Казалось, за кулисами осталось только тело тейлонца — пустая оболочка, а душа его в это время находилась на сцене, рядом с певицей. Лиам был несказанно удивлён, заметив, что по щекам сурового вида девиц текут слёзы. Ему казалось, будто этим суровым амазонкам чужды сантименты. Многие, несмотря на мешковатую одежду, выглядели довольно привлекательно. Одна даже чем-то напомнила майору Рене. При воспоминании о ней Лиам испытал укол совести, но поклялся себе, что непременно свяжется с мисс Палмер, когда в его жизни хоть что-нибудь прояснится.
Михей уже помогал Диане снять гитару, когда со стороны входа послышался какой-то шум. Ощущение дежа вю вдруг посетило рокершу — совсем недавно ей уже довелось пережить нечто подобное, только в другом городе и клубе. Тогда всё обошлось, но девушка понимала, что во второй раз может им может повезти куда меньше…
— Лиам, прикрой Да'ана — на всякий случай, — крикнула она, бережно опуская на пол гитару. Светло-серые глаза прищурились, наливаясь пугающей зеленью. Так смотрел в лицо опасности последний солдат на войне за любовь. Не сказать, чтобы совсем без страха — это чувство было знакомо Диане. Однако гораздо сильнее была любовь — и желание её защитить…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2011-12-07, 11:26
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-12-07, 11:25 | Сообщение # 95
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Там — волонтёры, — кратко доложила Диане рослая коротко стриженая блондинка. — Не знаю, какого чёрта их сюда принесло, но вам лучше покинуть здание — на всякий случай. Разумнее всего будет сделать это через чердак — крыша «Заправки» почти соприкасается с крышей соседнего кинотеатра. Поторопитесь, пока девчонки их сдерживают. Времени у вас не так много.
— Спасибо, — с неподдельным теплом во взгляде и в голосе поблагодарила девушку рокерша, давая знак своим товарищам следовать за ней. — Смотрите, будьте осторожны.
— Вы тоже берегите себя…
Лиам Кинкейд, невольно ставший свидетелем этой сцены, был поражен трепетным отношением поклонников к певице. Это было больше чем просто восхищение творчеством, а самая настоящая дружба, если не сказать родство. Ярко-голубые глаза Да'ана светились гордостью. Тейлонец особенно остро ощутил в этот миг, что больше не одинок — судьба послала ему достойную соратницу.
К счастью для Рене, она также слышала разговор Дианы и решительно настроенной почитательницы. И тотчас же была замечена воинственной блондинкой.
— А ты чего стоишь, как х… спросонья? — нахмурилась девушка. — Бегом на выход — там волонтёры наших теснят, нужно подкрепление!
— Я приехала с Дианой — новый работник пресс-службы, — Рене выпалила первое, что пришло в голову. Поскольку мисс Палмер довелось учить русский язык в спешном порядке, в её речи отчётливо звучал иностранный акцент. Однако сейчас это сыграло ей на руку.
— Небось, из Америки? — усмехнулась девица. — Так быстрее догоняй — гляди, они уже уходят.
И Рене устремилась следом за Дианой, пропустившей своих спутников вперёд. Объяснение со своенравной рок-звездой было неизбежно, но сейчас американка думала лишь о том, чтобы поскорее выбраться из клуба, который грозил стать ловушкой. И мимоходом проклинала Авгура за то, что поддалась его уговорам, лично отправившись в Россию. На неё никто не обратил внимания — то ли не заметили, то ли приняли за провожатую. Мисс Палмер даже успела на бегу украдкой разглядеть тех, кто сопровождал рокершу, и едва сдержала изумлённый возглас. Четверо мужчин богатырского сложения — музыканты, которых она видела на сцене, две незнакомые девушки, одну из которых Диана заботливо поддерживала под руку, и… В двух особях мужского пола Рене неожиданно для себя узнала Лиама Кинкейда и агента Сандовала. Её мозг попытался найти логическое объяснение присутствию данных субъектов в свите консультанта Североамериканского Сподвижника, однако быстро сдался — задача оказалась непосильной. Вообще всё происходящее здорово смахивало на безумный ночной кошмар, и мисс Палмер оставалось только расслабиться и действовать по наитию. События развивались слишком быстро, чтобы можно было успеть дать им трезвую оценку, и такое впечатление сложилось не только у неё.
Беглецы без труда преодолели расстояние в полметра, разделявшее крыши клуба и кинотеатра, спустившись вниз по пожарной лестнице.
— Туда! — Диана махнула рукой в сторону узкой тропинки, ведущей в запущенный сквер, который в других обстоятельствах смотрелся бы зловеще, однако лучшего потенциального укрытия поблизости не наблюдалось. Рене отметила про себя, что рокерша даже не запыхалась — в отличие от музыкантов, на деле оказавшихся не в такой уж хорошей физической форме, как можно было предположить по их внушительному виду. А девушка, которую сумасшедшая русская почти тащила на себе, совершенно выбилась из сил.
Скрывшись в тени старых, густо посаженных деревьев, они остановились, переводя дух. В этот момент со спутницы Дианы, безвольно склонившей голову на плечо подруги, вдруг упал капюшон, а вместе с ним соскользнул и парик.
— Тейлонец! — пронзительно взвизгнула Камилла, рухнув без чувств прямо в объятья чудом успевшего подхватить её агента Сандовала.
— Да'ан? — вскинула брови Рене.
— Мисс Палмер? — Диана с невозмутимым видом вернула парик на место, бережно придерживая Сподвижника, ноги которого подкашивались. — Какими судьбами?
— Долго рассказывать… — блондинка вдруг поняла, что просто не в состоянии дать более подробный ответ, хоть со стороны её поведение могло показаться невежливым.
— Хорошо, расскажете в другой раз, — кивнула рокерша, помогая пришельцу опереться на её плечо. — А сейчас помогите Рональду привести в чувство вон то тело. Надо же, какие нежные нынче б... пошли! Чуть сто — сразу в обморок...
Она брезгливо поморщилась, явно не питая симпатии к вульгарного вида брюнетке. В другой раз мисс Палмер, наверняка, не позволила бы собою командовать, но сейчас ей не приходилось выбирать. Она покосилась на агента Сандовала, которого совершенно преобразил необычный для него наряд.
— Вас не узнать, — усмехнулась блондинка.
— Вас тоже, — не остался в долгу Рональд, и Рене, оглядев себя, нервно рассмеялась.
Придя в себя, Камилла первым делом слабым голосом поинтересовалась:
— Где он? Уберите тейлонца — я его боюсь…
— А я — тебя, — дурачась, Василий изобразил на своём лице страх. — Заорала так, что уши заложило! Убрать Да'ана, извини, не получится — Дианка не позволит. И надо быть психом, чтобы ей перечить, но ты можешь попытаться.
В это время Лиам нерешительно подошёл к Рене, пряча взгляд.
— Как ты? — виновато спросил он.
— Лучше, чем могло бы быть, — холодно ответила мисс Палмер, отворачиваясь.
— Какие будут соображения, господа? — Диана окинула испытующим взглядом притихшую компанию.
— У меня только — одно: мы крепко влипли, — бесстрастно констатировал Михей.
— Пускай Дианка говорит, — подал голос Виктор.
В этот момент у рокерши зазвонил глобал.
— Вы где? — на экране отобразилось встревоженное лицо Людмилы.
— В парке, возле «Заправки», — ответила Диана. В другой раз она бы непременно обыграла вопрос подруги, но сейчас ей было не до шуток. — А что стряслось?
— Оставайтесь там — я сейчас транспорт подгоню. Не знаю, в чём дело, только по всему городу шляются волонтёры. Их здесь — как грязи, и мне это не нравится.
— Спасибо тебе — что бы мы без тебя делали! — облегчённо вздохнула девушка. — Ждём…
— Что она сказала? — насторожился Василий.
— Ничего хорошего, — нахмурилась рокерша. — Всюду шастают волонтёры. Зашибись! Пора сваливать из Питера, и как можно скорее.
— Куда — в Москву? — грустно усмехнулся здоровяк, у которого, несмотря на осознание серьёзности положения, не возникло даже мысли о том, чтобы оставить Диану наедине с её проблемами.
— В Москву нам теперь путь заказан… — в светлых глазах музыкантши вспыхнул какой-то странный огонёк.
— Что ты предлагаешь? — пристально взглянул на подругу Михей, в глубине души догадываясь, какая мысль посетила её, и от этого ему стало немного не по себе.
— То, о чём ты подумал. Республика Росток…
Все замолчали. Это прозвучало беспощадно, как приговор, но в сложившейся ситуации дарило надежду на спасение. Быть может, последнюю, поскольку дальше бежать было уже некуда.
— Я туда не поеду! — решительно заявила Камилла.
— Никто и не настаивает, — пожала плечами Диана. — Можешь оставаться здесь.
— Вы уверены, что другого выхода нет? — спросил агент Сандовал.
— Есть — на тот свет, — спокойно ответила девушка, и от её слов, особенно, в сочетании с будничным тоном, беглецам стало не по себе.
— Думаю, нам следует довериться Диане, — тихо произнёс Да'ан, плавно склоняя голову — тейлонские жесты в сочетании с земной одеждой производили странное впечатление, и пришелец невольно приковывал к себе взгляд, даже оставаясь в тени.
— Михаил Фёдоров — мой давний приятель, — пояснила рокерша. — В юности я пела в казино, где этот товарищ был частым гостем. Мне и моим друзьям он в убежище не откажет.
Рене, Лиам и Рональд, не сговариваясь, одновременно подумали о том, что у консультанта Североамериканского Сподвижника была бурная молодость, но в данном случае факт наличия у Дианы подобных знакомств скорее радовал, чем удивлял.
— Ты уверена, что граница не окажется на замке? — шёпотом спросил у своей возлюбленной Да'ан.
— Я ни в чём не уверена. Нам остаётся только молиться… — на мгновение она прильнула к тейлонцу, одновременно ища у него поддержки и стремясь защитить — прежде, чем стремглав ринуться навстречу холодным северным ветрам и своей непредсказуемой судьбе…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-12-08, 10:56 | Сообщение # 96
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Родители назвали её Дианой — как древнюю богиню охоты. В отличие от своей божественной тёзки, она знала простое земное счастье и умела его ценить. Любила музыку, детей, друзей, который у неё в действительности было не так уж много. Собаку и кошку, которых видела не так часто. Просто жила и радовалась жизни — даже когда повод для радости приходилось искать долго и мучительно. И так продолжалось до тех пор, пока в её жизни не появился Он. Или Она? Впрочем, это не имело принципиального значения, поскольку её неземной возлюбленный не являлся ни мужчиной, ни женщиной. С ранней юности, если не с детства у неё порой возникало ощущение, что она может покинуть этот мир молодой. И она жила взахлёб, стараясь прочитать как можно больше хороших книг, увидеть как можно больше фильмов, спеть как можно больше песен и... испытать любовь. Пускай, болезненную, но настоящую. А когда однажды посреди темноты ночного сада на неё в упор взглянули сверкающие небесно-голубые глаза — вдруг поняла, что вскоре должно произойти нечто очень важное. Быть может, именно то, ради чего она и появилась на свет — а вся её прежняя жизнь была лишь отсрочкой...
«Транспорт», добытый Людмилой, оказался стареньким микроавтобусом. Он ужасно дребезжал на ходу, звеня, подобно трамваю, зато вместил всех. Ехали молча — только Лиам, терзаемый чувством вины, периодически пытался заговаривать с Рене. Та упорно отмалчивалась, хотя в глубине души уже простила полукимеру — просто хотела немного его проучить. Мисс Палмер поймала себя на мысли, что Диана вызывает у неё всё большую симпатию. До сих пор главная блондинка Сопротивления не встречала в людях столь противоречивого сочетания стального характера и душевной тонкости, хрупкости. Правда, рокерша немного раздражала Рене своей эксцентричностью, но уже не настолько, чтобы с этим нельзя было примириться.
Василий извлёк откуда-то из недр своего рюкзака бутылку водки и пустил её по кругу. Прикрыв глаза и глубоко вдохнув, Диана сделала большой глоток — так пьют не по желанию, а по необходимости, как лекарство. Ещё разок отхлебнув из прохладного горлышка, она протянула бутылку мисс Палмер — без тени издёвки на серьёзном лице. Рене молча кивнула и последовала примеру рокерши. Правда, слегка переоценила свои возможности и закашлялась.
— Молодец, — Диана одобрительно похлопала блондинку по спине. — Можешь, когда хочешь. Но штаны на тебе дерьмовые — такие только рыночные торговки носят.
— Уже неважно, — отмахнулась Рене, чувствуя, как ею овладевает какой-то злой азарт. — Всё равно, мы — смертники, верно?
— Нет, — покачала головой рокерша. — У нас ещё есть шанс выбраться из всего этого живыми — по крайней мере, у некоторых. У тебя — точно, есть.
— А у тебя? — испытующе взглянула на русскую американка.
— Как Бог даст, — Диана машинально сжала в своей руке изящную ладошку Да'ана.
— Но... зачем тебе это всё? — услышанное повергло мисс Палмер в смятение.
— Что именно? — хладнокровно уточнила музыкантша.
— Во имя чего ты готова пожертвовать своей жизнью?
— Во имя любви, — не задумываясь, ответила Диана, и глаза её в этот момент светились такой нежностью, смешанной с грустью, что Рене невольно ощутила лёгкий укол зависти. И тотчас же рокерша — очевидно, без всякой задней мысли — задала вопрос, которого одновременно и боялась, и ждала её собеседница. — А ты? Во имя чего ты готова пожертвовать своей жизнью, работая на Сопротивление?
— Я беспокоюсь о судьбе человечества, — гордо вскинула голову мисс Палмер.
— О судьбе всего человечества — значит, ни о чьей конкретно... — задумчиво произнесла Диана.
— Но ведь кто-то же должен мыслить глобально... — неуверенно возразила Рене.
— Знаешь, мне порой кажется, что если б таких «глобальных мыслителей» было поменьше, а люди больше заботились о себе и своих близких, судьба человечества не вызывала бы беспокойства.
— Всё это звучит очень красиво, — щёки блондинки порозовели от возбуждения и выпитого алкоголя, и в этот момент она показалась Лиаму несказанно красивой — немного растрёпанная, в странном одеянии, зато куда более живая и близкая, чем та холёная бизнес-леди, которую он знал. — Только ты ведь сама себе противоречишь, пытаясь спасти целую расу — причём, чужую...
— Ты ошибаешься, — прервала её Диана. — Я лишь пытаюсь спасти того, кого люблю — вот и всё.
«И, быть может, именно по данной причине у тебя это получится», — подумала Рене, которая удивлялась самой себе. Ей следовало бы ненавидеть эту женщину, которая открыто заявляла о своей любви к тейлонцу, а, следовательно, предавала человечество. Возможно, даже попытаться остановить «предательницу», вплоть до физического устранения — но у неё не поднялась бы рука. И мисс Палмер, вместо того, чтобы вспомнить о своём долге одного из лидеров Сопротивления, продолжала следовать за странной русской, которая в иные моменты казалось почти сумасшедшей. Но где-то в глубине души Рене чувствовала, что если правда и существует в этом мире — она на стороне Дианы, с её живой, выстраданной, сметающей всё на своём пути любовью. И невольно замерла, сражённая безрассудной смелостью рокерши — как любой человек, соприкоснувшийся с чем-то высшим, настоящим, не поддающимся человеческой логике.
— Будем прощаться, — Диана порывисто обняла Людку, глаза которой влажно блестели. — Не реви, друг — мы ещё споём.
— Эх, Дианка, не можешь ты по-людски... — вздохнула Людмила, даже в такой момент не удержавшись от обычного ворчания. — Доиграешься ведь...
— Лучше проиграть, чем спасовать, — улыбнулась рок-звезда, немного бахвалясь, но в её браваде не было ничего отталкивающего. — Сопли-то утри. Вернусь я — зуб даю! Ещё на моей свадьбе погуляете.
— И кто ж тебя с ним распишет? — вновь запричитала Людка, и её стенания потонули во всеобщем хохоте.
— Прости меня... — прошептал Да'ан, наклоняясь к своей возлюбленной — в этот миг он готов был отдать всё, что угодно, только бы повернуть время вспять и вернуться в тот день, когда впервые увидел Диану в саду возле Посольства. Будь у Сподвижника такая возможность, он не стал бы просить Лиама перенести спящую девушку в свой кабинет, а велел бы вызвать такси. Тогда и он сам, и его раса утратили бы шанс на спасение, но жизни Дианы ничего бы не угрожало, и она, как прежде, продолжала бы дарить людям своё творчество, радуясь редкой возможности побыть с детьми в перерывах между концертами. И, возможно, однажды встретила бы свою судьбу... Случилось невиданное: впервые тейлонец поставил человеческую жизнь выше интересов Сообщества, но что-то изменилось в сознании Да'ана, и сейчас это казалось ему естественным.
— Нет, — вдруг твёрдо сказала Диана, словно прочитав мысли своего любимого. — Ты — моя судьба. Именно тот, кого я ждала, и никто другой мне не нужен.
— Мы можем погибнуть, — в голубых глазах Да'ана не было даже тени страха — лишь лёгкое сожаление.
— А можем и выжить, — улыбнулась девушка, ласково обнимая его за плечи. — Мы ведь возлюбленные дети неба...
— Спасибо тебе... — бледные веки Да'ана опустились, и его лицо, словно выточенное из мрамора, являло собою в этот миг образец совершенной красоты — чистой, не имеющей ни пола, ни возраста.
А небо в этот миг смотрело на них — спокойное, безмятежное. Голубое, как глаза Североамериканского Сподвижника. Под этой величественной, кажущейся холодной бездной проблемы смертных казались ничтожными. Тем более дерзким и отчаянным выглядел вызов, который отважились бросить судьбе двое влюблённых. Но они чувствовали — это небо их оберегает. И готовы были идти до конца — даже не задумываясь, хватит ли им сил на то, чтобы изменить заданный кем-то ранее ход событий. Их имена были созвучны, а сами они ощущали себя единым целым, хоть и родились под разными небесами...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-12-09, 10:42 | Сообщение # 97
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Тёплая зимняя одежда сковывала движения — Рене не ожидала, что придётся так тяжело. С другой стороны, она была благодарна Диане, которая позаботилась о подходящей экипировке — колючий мороз впивался в нежную кожу американки, студёный ветер пронизывал до костей. Они шли уже около двух часов, и усталость давала о себе знать. Забыв о своих обидах, мисс Палмер опёрлась на руку майора Кинкейда — не дожидаясь, пока растяпа-полукимера предложит свою помощь. Ноги почти по колено увязали в снегу. Рядом, цепляясь друг за друга, шли Камилла и Рональд Сандовал. Если, конечно, это можно было назвать ходьбой — они почти ползли, и то один, то другой периодически, теряя равновесие, падал на колени. Поначалу девушка довольно бурно выражала возмущение, но после того, как предводительница их небольшого отряда вежливо предложила ей вернуться обратно, умолкла — лишь изредка жалобно постанывала. Рене с благодарностью посмотрела на рокершу — вопли Камиллы её порядком достали. Диана ободряюще улыбнулась недавней сопернице, протянув ей флягу.
— Сделай глоток — только один, чтобы не захмелеть.
Рене не стала отказываться. Горьковатая жидкость приятно обожгла горло, на мгновение даровав обманчивое тепло. Последовали её примеру и «черти», которые поначалу шутили и дурачились, но последние минут двадцать шли молча. Сама Диана воздержалась от употребления «допинга». Русская музыкантша твёрдо шла вперёд, подставив лицо обжигающе ледяному ветру и держа за руку Да'ана. Тейлонец продемонстрировал недюжинную силу характера, не отставая от своей возлюбленной, хотя ему было тяжело — хрупкий энергетический организм не привык к таким нагрузкам. Правда, с каждым шагом Сподвижник ощущал, как постепенно крепнет его тело, наполняясь Основной Энергией. Северное солнце было слишком ярким для него, привыкшего к полумраку, но он готов был до конца делить с Дианой этот путь.
— Слышь, богиня, долго ещё? — с притворной небрежностью в голосе поинтересовался Лиам, изо всех сил стараясь не подавать виду, что смертельно устал. Но было заметно — он едва держится на ногах. Как ни странно, хлипкий на вид агент Сандовал выглядел немного бодрее.
— Недолго, — ответила Диана, переводя дух. — Скоро нас встретят и проведут через границу.
— Надеюсь, не на тот свет, — пробормотала Камилла, на которую никто не обратил внимания.
— О чём ты сейчас думаешь? — спросила Рене, вглядываясь в почти безмятежные черты рокерши — это было лицо человека, принявшего свою судьбу, однако не отказавшегося при этом от борьбы.
— О своих детях… — по губам Дианы скользнула улыбка — тёплая и немного печальная. — Думаю, они поймут меня, когда вырастут — даже если я к ним не вернусь…
— Вернёшься, — почти закричала блондинка. И будто мир вокруг перевернулся: то, что ранее казалось значимым, вдруг утратило всякую ценность, а не представлявшееся важным — её обрело. — Быть может, я бы никогда этого не сказала, но… Есть в тебе нечто такое, что вынуждает верить даже в самые нереальный исход, хоть ты и сумасшедшая.
— Спасибо, — кивнула предводительница, в глазах которой на мгновение промелькнули озорные искры.
А Да'ан, который в этот миг также думал о своих детях — крошечных энергетических комочках, неподвижно застывших в Лоне тейлонского корабля-Носителя — почувствовал, что он уже близок к разгадке. Тейлонский дипломат не знал, что ждёт его в конце этого путешествия, но никогда ещё надежда не была столь отчаянной. Эмоции, которые он испытывал, были настолько сильными, что у него даже немного закружилась голова. В то же время он как будто окреп — внутренне и физически. А взгляд и жесты шагающей рядом с ним Дианы, несмотря на уверенность походки, обрели трогательную мягкость. Они уже влияли друг на друга, словно являлись частями одного целого…
Человек в косматой волчьей шубе, казалось, вырос из-под земли.
— Ванька, с-собака! — Диана радостно устремилась навстречу обладателю шубы, и ему не удалось увернуться от традиционного удара под дых. Лиам, не раз становившийся жертвой подобного изъявления благорасположения, зажмурился, как если бы ударили его самого. Но тот, кого назвали Ванькой, выстоял — даже подхватил хулиганку на руки и закружил её.
— Дианка! Гляди — совсем отощала. Небось, одними песнями питаешься?
— Не одними — ещё и водкой, — подмигнула ему рокерша, вынимая из кармана флягу — теперь можно было позволить себе сделать пару глотков.
Незадолго до этого она помогла Да'ану облачиться в лыжный костюм, извлечённый из её рюкзака. Поскольку тот не ощущал холода, она не стала настаивать на переодевании раньше — это лишь затруднило бы передвижение из-за того, что громоздкая зимняя одежда была слишком тяжёлой для тейлонца. Сейчас Сподвижник вновь предстал в образе стройной темноволосой девушки. Иван скользнул заинтересованным взглядом по фигурам женщин, но Диана словно прочла его мысли:
— Все заняты.
— Уже и посмотреть нельзя, — беззлобно проворчал мужчина, которому на вид было чуть более сорока. Внешность и манеры изобличали в нем человека, причастного к криминальному миру.
— Как Мишаня? — деловито осведомилась рокерша, чьи манеры вновь обрели ироничную дерзость.
— Лучше всех, — ухмыльнулся Иван. — Вспоминал недавно твой чёс в казино — славные были времена… Кстати, оно сохранилось — там теперь ночной клуб.
— Правда? — удивилась девушка. — Интересно было бы заглянуть.
— Только заглянуть? А спеть — слабо?
— Слабо — мне? — снисходительно усмехнулась Диана, упираясь руками в бока и вызывающе вскидывая голову.
— Ловлю на слове! Наследники твои как?
— Здоровы, — нахмурившись, коротко ответила музыкантша и тем самым дала понять, что разговор на данную тему лучше не продолжать.
— Ну, слава Богу, — кивнул Ванька. — А вот и граница. Уж не знаю, во что ты вляпалась, только здесь тебе и твоим друзьям ничего не грозит — будь спокойна.
— Не на замке, — шепнула Да'ану Диана, и тот с едва заметной улыбкой кивнул — сторонний свидетель не понял бы, какой сакральный смысл эти двое вкладывали в данную фразу, но оба сочли беспрепятственное пересечение границы добрым знаком.
Условную черту между столбами они переступили, держась за руки. Сподвижник на мгновение встревожился при мысли о том, что ему предстоит встреча с давним знакомым — Михаилом Фёдоровым. С другой стороны, в свете последних событий данная перспектива выглядела не такой уж пугающей — несмотря на, мягко говоря, специфические обстоятельства этого знакомства. Тем не менее, он решил опередить события и рассказать Диане об одном из самых постыдных эпизодов личной биографии — во избежание возможного возникновения неловкой ситуации. Во время первого энергообмена Да'ан, не скрывая более серьёзных в масштабах Вселенной ошибок, утаил этот факт, устыдившись своей слабости.
— У нас будет время хорошенько всё обдумать и решить, как быть дальше, — сказала Диана, легонько сжав ладонь своего любимого в своей. Это мимолётное проявление нежности не ускользнуло от зоркого взгляда Ивана.
— Снова на девок потянуло? — понимающе подмигнул он рокерше, и тотчас же напоролся носом на маленький, но твёрдый, словно отлитый из чугуна кулак.
— За «девку» получишь в харю, — бесстрастно произнесла музыкантша — без бравады, и спокойный взгляд прищуренных светлых глаз подтверждал серьёзность её намерений.
— Ладно, не кипятись, — примирительно пробормотал Ванька, потирая ушибленный нос. Рене показалось, что кому-либо другому подобная выходка вряд ли сошла бы с рук. Но Диана, похоже, была на особом счету у граждан овеянной мрачными легендами республики мошенников и воров, которая, как это ни парадоксально, по праву могла именоваться самым демократическим государством в мире.
— Живее ворочайте конечностями — скоро отдохнём, — велела Диана своим товарищам, и они, несмотря на суровый тон предводительницы, воспрянули духом.
Перед утомлёнными путниками, укрытая снегом и надёжно защищённая от нежелательного вторжения самой природой, простиралась загадочная республика Росток…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-12-12, 10:34 | Сообщение # 98
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Гостиница, в которую Иван проводил Диану и её товарищей, сильно отличалась от американских отелей, являя собой некую парадоксальную смесь претенциозной роскоши и нищеты с неким богемным налётом. В холле красовался шикарный кожаный диван, на стенах висели репродукции картин русских художников — в золочёных рамах, зато бумаги в туалетах не обнаружилось.
— Россия — страна контрастов, — безмятежно улыбнулась рокерша в ответ на гневную тираду Рене Палмер.
К величайшей радости Рональда Сандовала и огорчению Камиллы, они оказались в одноместных номерах, разделённых коридором. Два двуместных заняли Диана с Да'аном и Рене с Лиамом. Один четырёхместный достался «чертям». Последние, переступив порог своего временного жилища, больше не подавали признаков жизни — очевидно, завалились спать. Судя по полоске света внизу двери, майор Кинкейд и мисс Палмер не стали следовать их примеру, хотя выглядели не менее усталыми.
Пока Диана плескалась в душе, что-то напевая, Североамериканский Сподвижник готовился к непростому для него разговору. Почему-то тейлонец был уверен, что девушка поймёт его и не осудит. Но уже знал: ничто по-настоящему ценное не даётся даром. И он готов был заплатить за прощение своим внутренним равновесием, переступить через гордость. Более того — жаждал сделать это как можно скорее и испытать облегчение.
Рокерша вышла из душа посвежевшая — как будто усталость с неё смыло водой. Она с грациозной небрежностью завернулась в пушистое розовое полотенце, цвет которого выгодно оттенял её бледную кожу с лёгкой золотинкой загара. Да'ан невольно засмотрелся на россыпь капель на обнажённом плече Дианы — да так, что не смог отвести взгляд. Девушка промокнула вымытые волосы, слегка растрепав их, и опустилась на кровать. Она любила носить грубые ботинки, но босые ступни с нежными, как у младенца, розовыми пятками и аккуратными пальчиками оказались неожиданно маленькими. Выше располагались тонкие щиколотки, тугие икры, изящные колени, стройные бёдра… При сравнительно небольшом росте, Диана не была коротконогой — напротив, её тело отличалось пропорциональным сложением. Увлёкшись, Сподвижник продолжал визуально исследовать физическую оболочку своей земной избранницы, забыв о приличиях. Высокие скулы, нежные, тонко очерченные мочки ушей, гибкая шея, трогательные ямочки на лопатках, округлый, но упругий живот — всё это казалось ему очень красивым.
В какой-то миг он поймал на себе ответный заинтересованный взгляд жемчужно-серых глаз, едва заметно отливающих зеленью — и от смущения потерял фасад. Теперь уже Диана любовалась переливами тонких энерголиний в прозрачном теле инопланетянина.
— Нам нужно поговорить, — тихо, но твёрдо произнёс Да'ан.
— Потом, — возразила девушка, и от волнения в её голосе зазвучали бархатистые хрипловатые нотки.
Она решительно придвинулась ближе, одним неуловимым движением сбросив с себя полотенце. Взгляду тейлонца открылись два мерно вздымающихся полушария, покрытых шелковистой кожей. Он уже видел обнажённую женскую грудь, но в этот раз ему захотелось прикоснуться к этому чуду природы. Диана невольно вздрогнула, когда прохладные прозрачные пальцы дотронулись для её кожи, и закусила губу, едва сдержав стон — таким нежным и чувственным оказалось прикосновение. Да'ан обращался с её телом почтительно и бережно, как с хрупкой фарфоровой вазой баснословной ценности. Сейчас девушке хотелось только одного — довериться этим ласковым рукам. Она приблизила свои губы к губам Сподвижника, но тот вдруг слегка отстранился, частично восстановив фасад.
— Мне нужно сказать тебе одну вещь. Это не то, о чём я хотел поговорить вначале. Вернее, и об этом тоже. Это даже важнее… Я, кажется, понял, какой смысл вы, люди, вкладываете в понятие любовь. Я… люблю тебя, Диана. Прости, я не умею любить. Мне ещё многому предстоит научиться — если, конечно, успею…
— Успеешь… — прошептала рокерша, чувствуя, как по её щекам струятся слёзы. Одна капля упала на ладонь, и девушка смотрела на неё, словно на некую диковинку, а в действительности видела перед собой совсем иное. Отчего-то ей вспомнился тот день, когда она проснулась в Североамериканском Посольстве. Диана медленно подняла голову, встретившись с широко распахнутыми ярко-голубыми глазами.
— Ты уверен в своих чувствах? Помни, ты ничего мне не должен, — ей стоило немалых усилий вымолвить эти слова — слишком велико было желание погрузиться в негаданное счастье, на мгновение забыв обо всём.
— Я сказал это не из благодарности, — плавно повёл головой Да'ан. — Знаешь, сейчас мне кажется, будто ростки этого чувства зародились в тот момент, когда я впервые тебя увидел. И оно крепло по мере того, как мы узнавали друг друга. Ты была совершенно непохожа на тех людей, которые окружали меня прежде. Даже держалась со мной на равных… Когда ты вынуждена была бежать, я бросился вслед не только потому, что видел в тебе спасение своей расы. Наверное, уже тогда не мыслил своей жизни без тебя… Пожалуйста, поверь мне!
— Я тебе верю, — руки девушки легли на широкие, но плавно очерченные плечи тейлонца, и она привлекла к себе его лёгкое, почти невесомое тело.
— Научи меня выражать любовь — так, как это принято у людей, — с трогательным любопытством в бездонных глазах попросил Да'ан, и ему не пришлось долго уговаривать свою возлюбленную.
Этот поцелуй отличался от предыдущих, поскольку сейчас оба осознавали, что любят друг друга, и сами невольно замирали, потрясённые мощью своих чувств. В этот миг Диане казалось, будто они — всемогущи, и нет во Вселенной ничего такого, что было бы им не под силу. Упругие, но податливые губы тейлонца послушно вторили губам земной женщины. Одновременно с этим она направляла его руку к своей груди. Далее на помощь Да'ану пришла интуиция — обострённая, как у всех влюблённых. Его пальцы и губы уверенно двигались по тёплой коже Дианы, задерживаясь в нежных золотистых впадинках и на дерзких выпуклостях, и это доставляло ему неизъяснимое удовольствие — Сподвижник даже не подозревал, что способен на такое. И он был счастлив, как всякое разумное существо, внезапно обрётшее смысл жизни — свой, уникальный, поскольку в природе не существует ничего универсального.
Когда их губы сомкнулись, руки Дианы переместились на тонкую талию тейлонца и ниже — к волнующе пышным бёдрам. Он не являлся ни мужчиной, ни женщиной — само совершенство, живое воплощение её мечты, поскольку и сама она в душе не ощущала себя ни тем, ни другим, что внешне проявлялось в манере одеваться и в жестах.
— Любимый мой… — шептала она в полузабытьи, цепляясь тонкими пальцами за шелковистую энергетическую плоть и всецело отдаваясь робкой, немного неумелой, одновременно целомудренной и страстной ласке. А мгновение спустя уже властно, по-мужски перехватывала инициативу, заключая пришельца в свои объятья, словно стремясь его защитить. — Любимая моя…
Теперь Диана совершенно точно знала, что счастье — есть. И если ей будет суждено вскоре покинуть этот мир, она унесёт с собой на новый уровень это священное Знание. В ласках двух представителей столь различных рас не было ни капли грубости — при всей их страстности. И на пике наслаждения та, что в блаженных муках рождала строки, мало кого оставлявшие равнодушными, сама как будто бы стала отчаянной и нежной песней…
Они лежали на кровати, плечом к плечу. Их пальцы были переплетены, виски соприкасались.
— Как много я не знал… — произнёс Да'ан. — И мог бы никогда не узнать, если б не ты.
— А у меня такое чувство, как будто я всю жизнь ждала одного тебя, а всё остальное было лишь прелюдией, своего рода репетицией, — призналась Диана.
— И всё-таки я скажу тебе то, что хотел — ты имеешь право знать.
— Лучше покажи — так будет легче…
Это был второй энергообмен в жизни рокерши — не такой болезненный, каким был предыдущий, но глаза её вновь предательски повлажнели. Теперь она поняла, почему Да'ан так странно отреагировал на поддёвки «чертей» в её адрес и намёки на алкогольную зависимость.
— Бедный мой… — прошептала она, склоняя голову любимого к своему плечу. — Тебе столько всего довелось пережить… В какой-то момент мне хотелось просто убить Рональда Сандовала. Да и Лиама тоже.
— Прости их — ради меня, — попросил Сподвижник. — В конце концов, я тоже виноват перед ними.
— Уже простила. Только твоя вина их не оправдывает.
Какое-то время они лежали молча. Потом взгляд Да'ана случайно упал на лицо Дианы, озарённое озорной улыбкой.
— Что ты задумала? — насторожился он.
— Ничего — просто представила, как удивится Мишаня, увидев меня, тебя и агента Сандовала в одной компании.
— Это действительно забавно, — согласился тейлонец, который в этот день отпустил своё прошлое, а оно отпустило его, и уже мог спокойно говорить о том, что прежде причиняло боль. — А откуда ты знаешь Михаила Фёдорова?
— Помнишь, Ванька говорил о казино? В нём собиралась вся местная шушера — деньги у этих ребят всегда водились. А у меня их никогда не было — вот я и приходила туда исполнять романсы. Бандиты — народ сентиментальный…
— И они тебя не обижали? — встревожился Да'ан.
— На руках носили! — вновь улыбнулась рокерша, вспомнив свою бурную юность.
А за окнами уже занимался рассвет — так завершился первый день, проведённый влюблённой парой и их невольными товарищами в республике Росток…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-12-13, 11:01 | Сообщение # 99
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Непохоже было, чтобы Диана особенно тщательно готовилась ко встрече с господином Фёдоровым — на ней были узкие чёрные джинсы, заправленные в высокие сапоги, пушистый свитер, куртка-«аляска» и лохматая ушанка. Она заранее предупредила своих спутников, чтобы оделись потеплее. Рене решила последовать совету рокерши касательно одежды, но в остальном решила остаться верной себе. Они столкнулись в коридоре — блондинка обегала весь этаж в поисках щипцов для волос. Ей удалось одолжить их у одной из постоялиц — томной белокурой девицы, которая по вечерам спускалась в бар в компании полноватого господина средних лет и молча потягивала коктейли, кутаясь в норковое манто. Девица, которая дома щеголяла не в кружевном пеньюаре, как можно было бы предположить, а в ярко-розовом спортивном костюме, оказалась, на удивление, приветливой. Возвращаясь в номер со своей добычей, мисс Палмер и наткнулась на Диану.
— Не парься, — снисходительно улыбнулась рокерша, взглянув на щипцы. — Мишаня — свой человек. Правда, психует, если я являюсь на аудиенцию в драных джинсах — пришлось специально ради него обзавестись платьем. Правда, оно сейчас на мне болтается, как на вешалке. И вообще, ну его к чёрту! Крайне неудобная вещь.
— Если закидывать ноги на стол — конечно. Послушай, ответь мне на один вопрос… — набралась смелости Рене. — У тебя с Североамериканским Сподвижником действительно всё серьёзно?
— Разве похоже, что мы шутим? — приподняла тонкую бровь Диана. — Уж поверь мне на слово, не менее серьёзно, чем у вас с ирландцем — хоть вы пока и шарахаетесь друг от друга. Ничего, это временно. В здешних краях трудно долго притворяться — знаю, о чём говорю. Люди на этой земле поневоле становятся такими, как есть, а не какими хотят быть — чудеса в решете…
— Он не ирландец, — машинально возразила мисс Палмер, ошеломлённая тем, как легко разоблачила её русская.
— Да знаю я, — небрежно отмахнулась музыкантша. — Как мне показалось, он — и не человек вовсе.
— Ты… говорила о Лиаме с Да'аном? — насторожилась Рене.
— Думаешь, нам больше не о чем поговорить? — усмехнулась Диана. — Просто я ведь не слепая. Когда пахнет жареным, у Кинкейда сразу лапы начинают светиться. И вообще он не от мира сего — как будто его в лаборатории вырастили. Вроде, взрослый мужик, а совершенно не знает ни жизни, ни людей. Опять же, Сандовала папашей называет, хотя с виду они — почти ровесники.
— Могу я попросить тебя об одной вещи?.. — осторожно начала Рене.
— Да не сдам я его, не сдам, — прервала её рокерша. — Только позволь мне дать тебе один совет: будь с этим дуралеем помягче. Таких надо воспитывать не только кнутом, но и пряником — он же как дитя малое! Ох, и намучаешься ты с ним…
— Не больше, чем ты — с бесполым тейлонцем, — обиделась блондинка.
— Это-то, как раз, и не проблема, — подмигнула ей Диана и удалилась в свой номер, оставив американку теряться в догадках, что могли делать наедине эти двое. Воображение рисовало такие картины, от которых мисс Палмер залилась краской и, чертыхнувшись, отправилась заниматься причёской…
Зо'ор был вне себя от ярости. Североамериканский Сподвижник, его Защитник, консультант и агент Сандовал словно в воду канули. Отряды волонтёров многократно прочёсывали территорию России, однако безуспешно. Установить местонахождение Да'ана по сигналу в Сообществе Глава Синода не мог — тот надёжно блокировался. И чувствовал себя, судя по всему, превосходно. В порыве эмоций Зо'ор созвал Синод и попытался вывести родителя из его состава, однако Мит'гаи упёрся, проявив несвойственную ему настойчивость, даже дерзость:
— Я считаю, нам следует дождаться возвращения Да'ана, — решительно заявил главный тейлонский медик. — За последние несколько дней уровень Основной Энергии в Сообществе заметно вырос — мне удалось установить, что она исходит именно от Североамериканского Сподвижника. Скорее всего, он проводит некий эксперимент и, кажется, добился определённого успеха.
— Почему Да'ан не поставил в известность Синод о своих исследованиях? — негодовал Зо'ор.
— Будучи нашим лучшим политиком, он ничего не делает просто так. И если Да'ан счёл нужным засекретить свой эксперимент — следовательно, у него имелась на то веская причина, — с едва заметной иронией в голосе произнёс Целитель.
— Это противоречит принципам Сообщества! — не унимался Глава Синода.
— Сообщество сейчас не в том положении, чтобы жертвовать судьбой всей расы ради слепого следования принципам, — осадил его Мит'гаи.
Зо'ор всегда считал Главу Медкорпуса чересчур осторожным, даже трусоватым, и не был готов к такому повороту событий. Естественно, Синод встал на сторону Целителя, который был убедителен, и молодой тейлонец ругал себя за то, что поддался эмоциям. Но еще больше он злился на родителя — Да'ан снова предавал его, избрав для себя какой-то неведомый путь и не посвятив в свои планы. «Неужели, Да'ан войдёт в историю как спаситель расы? — недоумевал Глава Синода, находя поступки Североамериканского Сподвижника иррациональными и не понимая, почему Сообщество не желает этого замечать. — Нет, не может этого быть. Он — сумасшедший! Опасный сумасшедший, которого нужно остановить, пока он не погубил всех нас…» Одержимый этой мыслью, Зо'ор отправился в заветное хранилище, где аккуратными столбиками были сложены золотые слитки. Блеск земного металла даровал ему осознание собственного могущества, и это успокаивало. Глава Синода окинул удовлетворённым взглядом свой «золотой запас», и его пухлые губы искривились в улыбке, которая не предвещала ничего хорошего…
Агент Сандовал вздохнул с облегчением — ему наконец-то с превеликим трудом удалось отделаться от Камиллы, которая ни свет, ни заря нагрянула в его номер. Девушка облачилась в короткий шёлковый халатик леопардовой расцветки, что, по мнению Рональда, выглядело отнюдь не сексуально, как подразумевалось, а просто вульгарно. «Какой разительный контраст с Дианой!» — с досадой подумал он. При мысли о рокерше глава службы безопасности Синода сник — та и не думала скрывать своей симпатии к Да'ану. Судя по тому, что странная парочка уединилась в номере, почти не расставаясь — взаимной. Агент Сандовал подивился тому, как круто переменилась буквально за считанные дни его жизнь. Впервые за последние годы он никому ничего не был должен, не плёл интриги, не предавал ни себя, ни других — просто жил, размышлял, испытывал эмоции. Его CVI давно вышел из строя, что ему успешно удавалось скрывать даже от Главы Синода. Но только сейчас Рональд почувствовал себя по-настоящему свободным. И у него уже не было желания возвращаться на Носитель — даже жажда отомстить Зо'ору, одолевавшая его, вдруг утихла. Он выглянул в окно — оттуда открывался вид на заснеженный город. Ничего выдающегося в этом пейзаже не было, но у агента Сандовала вдруг возникло такое чувство, будто на этой земле он сможет обрести себя. Возможно, при этом потеряв что-то важное. Ощущение было смутное — на уровне предчувствия, но щемящая грусть сдавила его сердце, и это было самое светлое переживание за время, прошедшее с того дня, как он перестал быть собой.
Он вспомнил, как накануне Диана упоминала о предстоящей встрече с Михаилом Фёдоровым, и решил уточнить, действительно ли мероприятие будет неофициальным — теплолюбивому Рональду не хотелось попусту мёрзнуть в костюме. Он осторожно выглянул в коридор, не желая нарваться на назойливую Камиллу, но наткнулся на Лиама Кинкейда. Защитник Североамериканского Сподвижника вознамерился проскользнуть мимо, однако был остановлен агентом Сандовалом.
— Майор Кинкейд, — окликнул Лиама начальник службы безопасности Синода — очевидно, уже бывший. — Будьте добры, удовлетворите моё любопытство. С какой целью вы спасли мне жизнь?
— Целью? — удивлённо вскинул брови полукимера, застигнутый врасплох. — Никакой цели у меня не было. Просто… Вы ведь человек…
— Мне кажется, вы всё-таки о чём-то умалчиваете, — испытующие взглянул на Защитника Рональд, в котором на мгновение проснулся прежний агент Сандовал.
— Возможно, — вдруг улыбнулся Кинкейд. — Но я не уверен, что мне хочется говорить с вами об этом. Меня больше беспокоит другое. Только попытайтесь причинить вред Да'ану или Диане — и вам не поздоровится.
И он поспешно скрылся за дверью номера, в котором обитал вместе с Рене. Рухнув на кровать прямо в одежде, Лиам задумался. По большому счёту, после смерти Шиобан Беккет Рональд оказался его единственным родственником, оставшимся в живых. Но полукимера действительно не был уверен в том, что хочет просвещать агента Сандовала относительно факта их родства. По крайней мере, в ближайшее время. Хотя искушение было весьма велико. Майор Кинкейд подумал, что ему стоит с кем-нибудь посоветоваться, и из всех возможных кандидатур остановился на Диане. А агент Сандовал, устремив задумчивый взгляд на дверь, за которой скрылся Лиам, подумал о том, какие противоречивые черты иногда могут сочетаться в человеке: наивность и проницательность, мелочность и благородство…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-12-14, 10:50 | Сообщение # 100
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Михаил Фёдоров был по-бандитски импозантен, и скорее напоминал нувориша, чем главу государства. Диане он явно обрадовался.
— Давай, только без этих твоих шуточек, — Фёдоров предусмотрительно прикрыл руками живот.
— Надо же, не забыл, — одобрительно усмехнулась рокерша.
— Такое забудешь, — вздохнул президент республики Росток. — Надолго к нам?
— Как получится… Мне нужно кое-что обдумать, а твоё удельное княжество — единственное место, где никто не помешает.
— Помнится, в последний раз ты думала целую неделю, не просыхая, — покачал головой Михаил. — Уж побереги себя.
— Сейчас не та ситуация, — возразила Диана. — Не поверишь, но всё действительно очень серьёзно.
В этот момент взгляд Фёдорова упал на Рональда Сандовала. Президент не сразу узнал главу службы безопасности Синода, одетого в неформальном стиле.
— Теперь верю, — кивнул Михаил.
— Это ещё не всё, — загадочно улыбнулась музыкантша, указав взглядом на Рене с Лиамом и пропуская вперёд Да'ана. Фёдоров вопросительно уставился на довольно высокую особу — предположительно, женского пола, в брезентовых штанах и спортивной куртке. Чёрные волосы девушки свешивались на лицо, почти полностью его скрывая. Михаил обратил внимание на то, что его приятельница очень бережно обращалась с незнакомкой, и заподозрил наличие между этими женщинами более близких отношений, чем просто дружба. «Ну и вкусы у Дианки!» — подивился он, найдя брюнетку чересчур широкоплечей и плоскогрудой, хотя бёдра у неё были, что надо — довольно пышные и округлые. Куда больше его заинтересовала другая брюнетка — длинноногая, грудастая, с ярко подведёнными глазами. Камилла пренебрегла советом Дианы и надела под лёгкую шубку лишь короткую юбку и кофточку с низким декольте. Правда, уже успела сто раз об этом пожалеть, продрогнув до костей. Зато Михаил успел сполна оценить прелести столичной штучки провинциального разлива. Он игриво подмигнул красавице — та ответила обольстительной улыбкой. В этот момент подруга рокерши отбросила волосы с лица, и у Фёдорова невольно вырвался возглас изумления.
— Да'ан? Вот так встреча!
Возникла неловкая пауза, и в следующий миг президент разразился оглушительным хохотом. Он даже схватился за живот. Диана протянула ему стакан, стоявший на столе.
— Водички?
— Не надо, — Фёдоров решительным жестом отодвинул руку рокерши, усаживаясь за стол. Его лоб покрылся испариной. — Ну, ты даёшь! Если бы кто другой явился ко мне с такой свитой — я бы немедленно обратился к психиатру. Помощь нужна?
— Только убежище, — покачала головой музыкантша. — С этой бандой я уж как-нибудь сама совладаю.
— Смотри, если вдруг что-нибудь понадобится — обращайся.
— Непременно, — кивнула Диана.
Они церемонно попрощались с Фёдоровым, который, кажется, не скрывал, что испытывает облегчение от того, что гости уже уходят. Уже в дверях девушка обернулась. Михаил насторожился, ожидая подвоха.
— Скажи, законы республики Росток допускают вступление в брак с бесполыми существами?
— У нас — демократия! — гордо заявил президент. — Если понадобится — я лично вас распишу.
— Зашибись! Эх, надо было спорить с Людкой, когда та уверяла, будто нас никто не распишет, — вздохнула Диана, поймав на себе ироничный взгляд Сподвижника.
Отряд не заметил потери бойца — никто не хватился Камиллы, которая осталась в кабинете Михаила Фёдорова. Импозантный обладатель холёных усов мгновенно вытеснил из сердца красотки образ агента Сандовала. Расчётливая брюнетка поняла: перед ней — мужчина её грёз. Тот самый шанс, который нельзя было упускать. И в этот миг Камилла была благодарна Диане за то, что та потащила её за собой в этот суровый край — хотя ещё полчаса назад готова была вцепиться рокерше в глотку.
— Ко мне никого не впускать, — велел Фёдоров секретарше.
«Хочу жениться на шлюхе, они — самый здравомыслящие из баб, — не раз говорил он друзьям. — Только не на дешёвой, в ней должен быть шик». В Камилле он с первого взгляда распознал воплощение своей странной мечты, и решил не тратить времени даром…
— Куда пойдём? — поинтересовался Василий.
— В «Фортуну», — заявила Диана тоном, не признающим возражений. — Шельма Ванька говорил, там сейчас какой-то клуб.
— Надеюсь, это приличное заведение? — чопорно осведомилась Рене.
— Обычная забегаловка — вроде вашей «Плоской планеты», — невозмутимо ответила Диана. — Да ты не трусь, со мной не пропадёшь. Я тебя пить научу — по-нашему, по-русски!
— Ага, ты кого угодно научишь, — рассмеялся Михей. — Помню, в прошлом году в гостиничном баре пристал к ней какой-то немец — кто больше пива выпьет на спор. Закончилось всё тем, что бедняга фриц просто свалился без чувств — унесли. А этой — хоть бы что. Выдула почти в два раза больше, стопкой водки заполировала это дело, и на четвереньках уползла в свой номер.
Мисс Палмер испугано взглянула на рокершу — ей бы и в голову не пришло устраивать с Дианой пивной чемпионат. «Наверное, тот немец был слегка не в себе», — решила блондинка.
«Фортуна» оказалась довольно приличным заведением — с шикарной барной стойкой, довольно большой танцплощадкой и удобными столиками. Толстенький администратор с усами как у президента Фёдорова тепло поприветствовал Диану — во времена её голодной юности он трудился здесь официантом.
— Ну, за встречу! — рокерша наполнила рюмки до краёв. Главная блондинка Сопротивления с сомнением покосилась на свою рюмку — прежде ей не доводилось пить русскую водку, но Диана устремила на неё грозный взгляд. — А ну, не саботировать! Пей, кому говорят!
И бешеная русская одним махом опорожнила свою рюмку. Пришлось мисс Палмер подчиниться. Вторая рюмка далась американке уже легче. Она расслабилась и доверчиво прильнула к плечу Лиама. Тот был приятно удивлён такой переменой в настроении Рене и благодарно взглянул на Диану. Та лишь снисходительно улыбнулась. Вечер обещал быть во всех отношениях приятным. Рокерша и её приятели были в ударе — они наперебой делились забавными историями из своей гастрольной жизни. Вспомнили, как однажды Диана на рок-фестивале в драке надорвала ухо здоровенному металлисту, и как Василий, отбиваясь от пытающейся соблазнить его провинциальной журналистки, сочинил историю о безответной любви к «богине» — впоследствии эта сплетня просочилась во все газеты…
Они не сразу заметили, как в «Фортуну» ввалилась компания подвыпивших парней. Взгляд одного из них упал на Да'ана.
— Потанцуем, крошка? — заплетающимся языком произнёс он, хватая тейлонца за руку.
Диана молниеносно вскочила на ноги, на удивление, сохраняя равновесие — хотя выпила она немало.
— Или мимо, — тихо, но твёрдо велела она нахалу.
— А ты кто такая? — вызывающе вскинул голову парень. Его товарищи, хихикая, наблюдали за происходящим со стороны.
Пока захмелевшие «черти», разомлевший майор Кинкейд и ушедший в себя с головой агент Сандовал безуспешно пытались совладать со своими конечностями, рокерша ринулась на обидчика. Тот опешил, не ожидая столь яростного отпора со стороны хрупкой девушки. И прежде, чем он успел опомниться, Диана, сметя на своём пути пару столов со стульями, протаранила его головой входную дверь. В следующий момент к её ногам с глухим стуком одновременно упали сорванная с петель дверь и безвольно осевшее тело неосмотрительного хулигана. Его товарищи застыли, сжав кулаки — будто бойцовые собаки перед броском.
И в этот момент Да'ан по-настоящему испугался — такого страха он не испытывал, даже когда ему самому грозила смертельная опасность. Он бросился к Диане и прикрыл её своим хрупким телом, хотя физически был не настолько силён, чтобы реально защитить свою возлюбленную от толпы разъярённых парней. Но сейчас Сподвижник об этом не думал. И со стороны эта пара смотрелась настолько трогательно, что друзья «жертвы» вместо того, чтобы попытаться совершить акт возмездия, вдруг громко расхохотались. Хмыкнула и Диана, с удивлением глядя на плоды своих трудов — словно и не она была источником разрушений. Она нежно обняла за плечи дрожащего тейлонца.
— Ну, бывает, — примирительно улыбнулась рокерша ошеломлённому администратору. — А ты сам виноват — нечего экономить на охране.
А Да'ан в это время на мгновение словно выпал из реальности. Стройное тело Сподвижника содрогнулось от всплеска Основной Энергии — её оказалось так много, что хватило бы на выведение из стасиса всех его четверых детей и ещё кого-нибудь из взрослых — в придачу. Он замер, сам боясь поверить в случившееся. Но удивительное ощущение не развеялось — чудо, действительно, произошло. И, кажется, тейлонец понял, как им следует действовать дальше.
— Ты… того… извини, — пристыженно пробормотал один из товарищей жестоко покаранного наглеца, с опаской поглядывая на Диану. — Мы заплатим за дверь.
Рокерша важно кивнула, принимая извинения, и направилась к своему столику, держа за руку Да'ана. Следом засеменил администратор, что-то лепеча в своё оправдание.
— Даже слышать ничего не хочу, — с притворным гневом прервала его девушка. — Развели бардак! А ведь когда-то было приличное заведение… Вот пожалуюсь Мишане!
— Н-не надо, — замотал головой администратор. — Как зовут твою подругу?
— Подругу… А… Так же, как и меня, — замявшись, ответила музыкантша, рассудив, что несчастному администратору лучше не знать правду.
— Две Дианы — две богини! — восторженно воскликнул толстячок, топорща усы. — Божественным девушкам — божественный ужин за счёт заведения! Можете заказывать всё, что пожелаете.
— Вот это по-нашему! — одобрительно хлопнула его по спине Диана — бедняга даже присел, и углубилась в меню. В этот миг администратор пожалел о своём приступе щедрости, но было уже поздно.
Её рука уютно лежала на талии Да'ана, который буквально светился от счастья.
— Потом поговорим, — прошептала рокерша своему возлюбленному. — А сейчас просто расслабься и получай удовольствие. Хочешь, я научу тебя танцевать?
И Сподвижник кивнул — поддавшись неведомому ранее чувству. Теперь он знал, что имеют в виду люди, когда говорят, что им «весело». Ощущение ему понравилось — тейлонец замер, прислушиваясь к своим эмоциям. Жизнь продолжала открывать Да'ану новые стороны, и с каждым мгновением она нравилась ему всё больше…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007