Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2018-04-24, 17:13
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
Возлюбленные дети неба
YullДата: Среда, 2011-10-26, 08:00 | Сообщение # 21
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Читает о себе гадости в Интернете, плачет, напивается, но не ломает себя в угоду кому-то. Как мне кажется, для той же Рене это был ценный урок.

Вот и я так думаю
Quote (Лиэн)
А Диана, общаясь с шефом, ещё научится стрелять не только метко, но и красиво. Она у нас девочка способная

Это будет гремучая смесь ее естественности и дипломатического таланта Даана. Боюсь, что в этом случае Синод выберет ее новой главой. biggrin :D biggrin :D biggrin :D biggrin :D
Что касается нового отрывка, то я посочувствовала Диане. Лиам меня не удивил, он был похож на себя. Как всегда умудрился сочетать свой ум и детское поведение. Хотя, возраст его извинят, ему бы тоже стоило поучиться у шефа.
Жду продку
.


Сообщение отредактировал Yull - Среда, 2011-10-26, 08:01
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-10-26, 09:24 | Сообщение # 22
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, постаралась изобразить Лиама посимпатичнее, чем в других своих фиках.

Представила себе Диану в роли Главы Синода. Как сказала бы она сама, зашибись biggrin biggrin biggrin


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-10-26, 09:26 | Сообщение # 23
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Переступая порог кабинета Североамериканского Сподвижника, его консультант отчаянно пыталась сохранять равновесие. Естественно, это не ускользнуло от внимания наблюдательного тейлонца.
— Присаживайтесь, — Да'ан не выказывал недовольства, хотя имел для этого все основания.
— Спасибо, — выдавила из себя девушка, робко опускаясь на краешек дивана.
— Мне нужно с вами поговорить, — вкрадчиво начал пришелец. И тут её прорвало — да так, что, как говаривали в таких случаях друзья, танком не остановишь.
— Вы тоже хотите знать, правду ли пишут обо мне в Интернете? — глаза Дианы яростно блеснули, обретая оттенок грозового неба. — Да, правду! Я могу и с мальчиками, и с девочками. Даже с вами смогла бы, если б это было возможно. Довольны?
Она вызывающе вскинула голову, искоса поглядывая на тейлонца, который выглядел растерянным, но уж никак не рассерженным.
— Что именно можете? — с недоумением уточнил он.
— Да всё, что угодно! — девушка сделала слишком резкое движение и соскользнула с дивана, так и оставшись сидеть на полу, глядя на своего визави снизу вверх. Вид у неё при этом был как у затравленного зверька.
— Диана, пожалуйста, запомните всё, что я вам сейчас скажу, — в голосе Сподвижника сквозь мягкий укор пробивались ласковые нотки. — Мне неизвестно, что пишут о вас в Интернете. Если сочтёте нужным просветить меня относительно содержания упомянутых публикаций — я внимательно вас выслушаю. Но, признаюсь, не вижу в этом необходимости — по крайней мере, сейчас. Ваше эмоциональное состояние свидетельствует о неготовности говорить на данную тему.
Голос тейлонца звучал так мелодично, что невольно завораживал. Девушка виновато хлопнула глазами, чувствуя, как на них вновь наворачиваются слёзы.
— Простите... — прошептала она, подтягивая колени к груди и обхватывая их руками, как если бы чувствовала себя озябшей.
— За что? — приподнял безволосую бровь Североамериканский Сподвижник, испытующе взирая на своего консультанта.
— За... сегодняшний стриптиз, — Диана нервно сглотнула, отчаянно пытаясь сохранить жалкие остатки самообладания.
— Стриптиз? — это слово, явно было незнакомо пришельцу.
— Ну, за это, — девушка взглядом указала на свои голые колени. — Теперь у вас, наверное, возникнут из-за меня проблемы?..
— Это будут мои проблемы, — плавным жестом прервал её Да'ан.
И Диана во второй раз за этот день не сдержалась, давая волю душившим её изнутри слезам. Сподвижник с любопытством взглянул на плачущую девушку, которая выглядела такой хрупкой и беззащитной, что он невольно почувствовал себя виноватым перед нею, хотя в действительности было наоборот. Лучший тейлонский дипломат вдруг с изумлением отметил, что земная женщина — вероятно, непредумышленно — использовала против него его же оружие, причём, весьма успешно. Он опустился рядом на колени, осторожно касаясь невесомой ладонью дрожащего плеча. Тело Дианы на ощупь оказалось горячим — непривычное ощущение показалось Да'ану приятным.
Девушка, почувствовав сквозь одежду прикосновение прохладных пальцев, вздрогнула, глядя на инопланетянина сквозь слёзы — удивлённо и немного недоверчиво. Тейлонец склонился над ней так низко, что их лица почти соприкоснулись.
— Вы… уверены? — широко раскрытые глаза девушки отливали небесной синевой, словно в них отражались глаза Да'ана.
Тот молчал, не зная, что ответить, поскольку не понимал, чем был вызван вопрос. Взгляд Дианы скользнул по пухлым губам инопланетянина — гладким, шелковистым на вид, отливающим нежным перламутром. Они были слегка приоткрыты, будто приглашая к поцелую. Повинуясь неясному, но стремительному внутреннему порыву, девушка придвинулась ближе, проведя кончиками пальцев по гибкой шее тейлонца и скользнув выше — к округлому, красиво очерченному затылку. И в какой-то миг губы представителей двух таких разных даже на уровне физиологии рас соприкоснулись. Глаза Североамериканского Сподвижника сначала ошеломлённо распахнулись: было заметно, что происходящее — новый, непривычный для него опыт. Он замер, словно прислушиваясь к своим ощущениям и оценивая их. Мягкие губы Дианы дарили приятное тепло, исподволь разливавшееся по его телу осторожной волной. Да'ан не сразу понял, какого рода эта волна, а когда внезапно осознал — на уровне озарения — то расслабился, прикрывая веки и доверяясь земной женщине. Утратившее волю тело пришельца стало в её руках податливым, как воск. Сама Диана в этот момент не отдавала себе отчёта в своих действиях, однако и не находила сил оторваться от прохладных губ Сподвижника. Она сразу ощутила: это было нечто большее, чем просто поцелуй — какое-то доселе неведомое ей, но куда более тесное взаимодействие. Тейлонец старательно копировал действия партнёрши, и нельзя сказать, чтобы это не доставляло ей удовольствия…
Диана не могла с уверенностью сказать, сколько времени длился поцелуй. Когда их губы разжались, она отстранилась, прижавшись спиной к дивану, как будто ища у него защиты, и мгновенно трезвея. Да'ан рассеянно провёл пальцами по своим губам, которые, казалось, ещё хранили на себе трепетное тепло пульсирующей человеческой плоти, и застыл в задумчивости. Наконец, он первым нарушил молчание.
— Спасибо, — медленно произнёс тейлонец, склоняя голову и прижимая к груди изящную узкую ладонь.
— Я… не хотела… — пролепетала Диана, мозг которой ещё не обрёл способность адекватно оценивать ситуацию. — То есть, хотела, но…
— Спасибо, — уже твёрже повторил Сподвижник, легонько дотрагиваясь пальцами до руки своего консультанта. Эта неосторожность стоила ему очередного открытия: Да'ан вдруг понял, что ему приятно ощущение обнажённой человеческой кожи под чувствительными выходами энергетических каналов. От неожиданности он на мгновение утратил искусственный фасад. Теперь настала очередь Дианы удивляться — далёкая он многих аспектов современной земной реальности рокерша, живущая в своём мире, впервые увидела тейлонца в его естественном облике. Но необычный вид Да'ана нисколько не испугал девушку — напротив, она сочла открывшееся ей зрелище красивым.
— Пожалуйста, — улыбнулась Диана, немного пришедшая в себя. А в голову уже лезла всякая ерунда — она представила себе, как отреагировала бы лучшая подруга Ириша на рассказ о поцелуе с тейлонцем. — Вам хоть понравилось?
— Это было несколько необычно, но приятно, — склонил голову Да'ан, тело которого буквально светилось от притока Основной Энергии. — Удивительно, что вы отважились преподнести мне столь щедрый дар.
— Дар? — удивлённо подняла глаза девушка, всё ещё сидя на полу. — Зашибись… Лично я не нахожу в своём поступке ничего особенного.
— Я ведь для вас — чужак, инопланетянин… — было заметно, что тейлонскому дипломату стоит определённых усилий справиться с охватившим его волнением.
— Пока вы находитесь здесь, на Земле, мы с вами — однопланетяне.
Не сводя глаз с тейлонца, она поднялась на ноги, ощущая во всём теле незначительную слабость.
— Могу ли я… — осторожно начал Да'ан, поднимаясь следом.
— Жизнь покажет, — прервала шефа Диана, коснувшись пальцем его прохладных атласных губ.
— Вы… это имели в виду, когда говорили, что могли бы и со мной?.. — даже в такую минуту тейлонец не смог справиться со снедавшим его любопытством и жаждал получить подтверждение своей догадки.
— И это тоже, — девушка не смогла сдержать улыбку. Сподвижник задавал смелые, почти провокационные вопросы, но, в отличие от Лиама, делал это обаятельно и совершенно необидно, очевидно, до конца не понимая их значения. — Ну, я пойду? Хорошего понемногу…
Да'ан уловил в её голосе явственные нотки горечи.
— Простите, если я…
— Это вы меня простите, — она как-то обречённо махнула рукой и направилась к выходу, слегка пошатываясь, а белый чулок, свисающий из кармана, развевался, будто символ капитуляции.
— Вас проводить? — предложил тейлонец.
— Благодарю, я в состоянии идти самостоятельно, — мягко отвергла его предложение девушка. Да'ан задумчиво посмотрел ей вслед и удовлетворённо улыбнулся. «Однопланетяне…» — мысленно повторил он, как бы пробуя на вкус новое слово, от которого исходило волнующее тепло — как от губ, с которых оно сорвалось. Интуиция подсказывала Сподвижнику: он — на верном пути. Хотя сам этот путь был довольно рискованным, и каждый шаг мог стоить ему жизни. Но, как и всякий тейлонец, выбирая между собою и Сообществом, он отдавал приоритет последнему. Однако не хотел, чтобы его стремление спасти собственную расу стало приговором для потенциального источника этого спасения…
Добравшись до кровати, Диана рухнула без сил на многострадальное покрывало. Пульс стучал в висках пулемётной очередью, и в этот момент противно запиликал глобал.
— Почему ты не отвечаешь? — на экране отобразилось встревоженное лицо матери. — Я уже четырнадцатый раз тебя набираю!
— У меня всё в порядке, — устало ответила девушка, не находя в себе сил для общения с излишне бдительной родительницей.
— Ты… снова кого-то нашла?
— Никого я не нашла, — отрезала Диана. И мысленно добавила: «Кроме приключений на свою непутёвую тощую задницу».
— Когда вздумаешь связаться с очередной развратной бабой, вспомни о том, что у тебя есть дети, — не унималась мать.
— Если б я об этом не помнила — сидела бы дома, заботясь не об их будущем, а о твоём спокойствии и сохранности своего рассудка. Мне, между прочим, платят здесь деньги, которых нам сейчас катастрофически не хватает. Извини, я устала, как собака — перезвоню завтра.
Диана со стуком захлопнула крышку глобала, чувствуя, что готова расплакаться в третий раз за сегодня. Однако глаза её остались сухими, и даже когда она их закрыла, в сознании отчётливо всплыл образ Да'ана. Девушка уже поняла, что тейлонец не являлся ни мужчиной, ни женщиной, но боялась даже думать об этом. «Господи, неужели, такое бывает?» — она повела головой, словно пытаясь избавиться от дивного наваждения, и провалилась в глубокий сон…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2011-10-26, 13:19
 
ashatry_aДата: Четверг, 2011-10-27, 00:07 | Сообщение # 24
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Даан, имхо, не так прост, каким хочет казаться. Или это выглядит так, то Даан не так прост, и на Диану у него не просто далекоидущие планы, а ОЧЕНЬ далекоидущие планы, а уж познание человечности это так, побочный продукт biggrin Хватанул ОЭ на халяву, призадумался, а девушка знай себе голову ломает.

Quote
Читает о себе гадости в Интернете, плачет, напивается, но не ломает себя в угоду кому-то. Как мне кажется, для той же Рене это был ценный урок.

Вот и я так думаю

ох, лол, где мои шестнадцать лет! одно дело - ломать себя в угоду кому-то, другое - ломать комедию, и совершенно другое - преодолевать себя (последним, к слову, в данном фике пока никто не страдает. ). В описанной ситуации обе стороны были "хороши", но дык и ситуация, извините, довольно наигранная, контраста ради.
Да, я упрямо буду спать на кровати. Она мне удобнее сырой земли и жесткого стола. Поэтому жду, пока Диана научится дипломатичности и будет демонстрировать свое "я" более цивилизованными способами. Если от Даана она вдобавок научится уверенности в себе и обоснованному чувству собственного превосходства, ей станут до фонаря любые сентенции в ее сторону.




Сообщение отредактировал ashatry_a - Четверг, 2011-10-27, 00:09
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-10-27, 09:53 | Сообщение # 25
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, Даан совсем не прост. Он ведь тейлонец biggrin Но и Диана - далеко не простушка wink

Насчёт кровати. Эх, знала бы ты, какие удобные лавочки на Крещатике, когда хочется спать...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-10-27, 09:54 | Сообщение # 26
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Что это? — Зо'ор раздражённо швырнул на колени родителю стопку газет. Они пестрели заголовками вроде: «Стриптиз в Североамериканском Посольстве», «Консультант Сподвижника показала ножки» и т. д.
Да'ан равнодушно повертел в руках газеты, отложив их в сторону.
— Это земные одноразовые носители информации, — пряча иронию, пояснил он, устремляя на Главу Синода кроткий взор.
— Издеваешься? — прошипел тот. — Что натворила эта девица?
— Ничего особенного, — повёл плечом Североамериканский Сподвижник. — Всего лишь, сняла неудобную обувь, когда у неё устали ноги. Ну, и чулки заодно — это такая женская одежда для ног. Они могли бы порваться, что повлекло бы за собой материальные траты, и Диана проявила здравомыслие, обезопасив себя от этого.
Старший тейлонец выдал эту ересь с самым серьёзным выражением лица. При этом тон Да'ана был безупречно вежлив, что придало его словам убедительности.
— Чем тогда вызвана такая реакция в прессе? — с подозрением спросил Зо'ор, брезгливо косясь на газеты.
— Ты же знаешь, люди — эмоционально неустойчивые существа, — беззаботно улыбнулся Североамериканский Сподвижник.
— Жалкие примитивные создания, — надменно поджал пухлые губы Глава Синода.
— Довольно о них, — неодобрительно качнул головой его родитель. — Лучше дай мне руку.
— Зачем? — насторожился молодой тейлонец.
— Хочу кое-чем с тобой поделиться…
Зо'ор блаженно прикрыл глаза, когда в его тело устремился поток спасительной Основной Энергии. Он даже задрожал от жадности, вбирая её в себя.
— Это она тебе дала? — вкрадчиво осведомился он, когда родитель закрыл каналы, задействованные в процессе энергообмена.
— Не совсем так, — возразил Североамериканский Сподвижник, стараясь, чтобы его голос звучал как можно ровнее. — Эту энергию генерировал мой организм в процессе общения с Дианой.
— Почему ты не хочешь поместить её в Медблок?
— Потому, что учёные уже доказали свою несостоятельность в вопросе преодоления кризиса, — ответил Да'ан. — Возможно, эта девушка — наш последний шанс, и я не хочу, чтобы мы его упустили.
— Где гарантия, что ты разберёшься, в чём дело? — всё ещё довольно грубо, но уже без прежней уверенности в голосе поинтересовался Зо'ор.
— Доверься мне, дитя моё, — многозначительно взглянул на него Да'ан. — Можешь считать гарантией ту Основную Энергию, которую я тебе передал.
Глава Синода покинул покои своего родителя несолоно хлебавши. Правда, изрядная порция Основной Энергии несколько скрасила его разочарование. Но Зо'ор был не прочь заполучить странную особу, общение с которой давало столь неожиданный побочный эффект. Правда, не знал, как это сделать, и решил пока наблюдать за происходящим со стороны, дожидаясь удобного случая. «При помощи дара красноречия и Основной Энергии можно сделать больше, чем при помощи одного дара красноречия», — подумал Да'ан, чьим единственным козырем в этой игре была Диана, которую нужно было сберечь любой ценой. Североамериканский Сподвижник подозревал, что вскоре, помимо Зо'ора, девушкой может заинтересоваться Сопротивление. Сама же она даже не подозревала, какие страсти разгораются вокруг её мятежной персоны…
Прошла неделя с тех пор, как консультант Североамериканского Сподвижника устроила на официальной встрече небольшой стриптиз. Шумиха, поднятая в СМИ, быстро утихла. Всё это время Диана была тише воды, ниже травы. Даже джинсы носила исключительно целые, а стоптанные кроссовки сменила на добротные кожаные ботинки — правда, без намёка на каблук. Лиам Кинкейд, снедаемый чувством вины, старался избегать встреч с консультантом шефа, и пока ему это удавалось. Сама девушка, к его тайному сожалению, попыток возобновить общение не предпринимала. И полукимера вдруг поймал себя на мысли, что ему не хватает ритуального удара под дых и дружеского похлопывания по спине с восклицанием: «Салют, ирландец!» Как не хватает её рваных джинсов, непокорных вихров и любимого словечка «Зашибись!» Эта новая, притихшая Диана казалась ему какой-то несчастной, но интуиция подсказывала, что подобное поведение девушки — временное явление, и когда общественность окончательно забудет о недавнем инциденте, она ещё не раз выпустит коготки. Рабочее время она проводила в обществе Да'ана, избегая контакта с другими сотрудниками — за исключением тех случаев, когда это было необходимо по долгу службы. О её досуге Лиаму не было ничего известно, а следить за «русской оторвой», как прозвали Диану в Посольстве, он не осмелился, опасаясь быть разоблачённым и окончательно испортить и без того осложнившиеся отношения с Да'аном.
А Диана почти физически ощущала, насколько нестабильно её положение. Общение с Да'аном нисколько её не тяготило — тейлонец был неизменно приветлив и доброжелателен. Но девушка помнила о его собрате, который, при всей своей внешней привлекательности, с первого взгляда показался ей похожим на ядовитую змею. Интуиция подсказывала Диане, что они ещё встретятся, однако эта встреча потенциально не сулила ничего хорошего, и неведомо было, каким образом этого можно избежать. Кроме того, она не раз ощущала на себе пристальный взгляд Рональда Сандовала. Агент, определенно, изучал её, только вот с какой целью? Сопоставив все факты, консультант Североамериканского Сподвижника пришла к выводу, что и здесь не обошлось без того самого змееподобного тейлонца. «Прямо как Штирлиц под колпаком у Мюллера», — думала она, оценивая ситуацию. И продолжала дарить Рональду самые ослепительные улыбки, получая моральное удовлетворение оттого, что это ставит его в тупик.
Пару раз в Посольство заглядывала Рене Палмер. Диана игнорировала блондинку, делая вид, что не замечает её присутствия. Однако тот приветствия непокорной рокерши был безупречен, и сделал бы честь особе королевских кровей. Ловя на себе одобрительную улыбку Да'ана, девушка чувствовала, как против воли на душе у неё становится теплее. Тейлонец не вспоминал о том поцелуе, но почему-то консультант Североамериканского Сподвижника была уверена, что шеф о нём не забыл. И когда он невзначай (или как бы невзначай?) касался её руки, внутри шевелилась смутная надежда. На что именно — Диана и сама не знала, пребывая в странном состоянии — сродни полубессознательному. За всё это время она не взяла в рот ни капли спиртного, даже когда ей хотелось напиться вдребезги — опасалась окончательно утратить связь с реальностью.
«Какого чёрта я здесь делаю?» — спрашивала себя Диана в те минуты, когда Посольство начинало казаться ей тюрьмой, за стенами которой кипела жизнь. Но всякий раз в её памяти оживал образ Да'ана и его взгляд — словно немая мольба о помощи. И по вечерам она, уединившись в своих апартаментах, перебирала струны гитары, тоскуя по любимым арт-кафе и неуютным, но согретым теплом зрительских сердец залам, где она чувствовала себя королевой. Если не выше — богиней. Здесь же ей была отведена более чем скромная роль. Впрочем, Диана подозревала, что впоследствии ситуация может перемениться. И она, вопреки минутным порывам, оставалась в Посольстве — из любопытства, природной тяги к авантюрам (друзья определяли данное качество гораздо проще — «шило в заднице») и… Нет, об этом она пока категорически отказывалась даже думать, убеждая себя в том, что данная работа, хоть она и не удовлетворяет в полной мере её запросам, является прекрасной возможностью поправить своё материальное положение, которую грех было упустить.
Вскоре после тягостного разговора с матерью позвонил брат — пытался выведать, уж не «подцепила» ли кого в Америке сумасбродная сестрица. На душе у девушки стало гадко — как будто близкие люди её предали. В сердцах обозвав брата «придурком», она выдала следующее:
— Почему тебя так удивляет, что иногда мне нравятся? Ты ведь и сам предпочитаешь их мужикам. Но можете спать спокойно — у меня никого нет. По крайней мере, пока.
И Диана сомневалась в том, что когда-нибудь сможет найти себе пару. Устав обжигаться и страдать, она приняла решение жить ради детей. Именно тревога за их будущее и вынудила её отправиться в более благополучную Америку. Она чувствовала, что и здесь не всё было гладко, однако не настолько беспросветно, как на её родине.
Очередной звонок матери застал её в Посольстве.
— Почему ты не берёшь трубку? — завела та свою обычную песню.
— Извини, я не всегда имею возможность отвечать на твои звонки, поскольку бываю занята, — ответила Диана, не желая ссориться, хотя догадывалась, что очередная перепалка неизбежна.
— Чем ты можешь быть занята — очередной развратной бабой? — презрительно хмыкнула мать.
— Между прочим, я работаю, — ответила девушка, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик. Внутри неё уже всё закипало, однако пока ей удавалось контролировать свои эмоции.
— Ты — работаешь? Не смеши меня…
— Зачем ты так со мной? — прошептала Диана, предвидя, что вот-вот расплачется. И в этот момент тонкая бледная рука мягко вынула у неё глобал — она даже не успела опомниться и что-либо возразить.
— Здравствуйте, уважаемая миссис… простите, не знаю вашего имени, — начал Да'ан. — Наверняка, вам знакомо моё лицо. Я — Североамериканский Сподвижник. Имею честь сообщить, что ваша дочь Диана работает в Посольстве в должности моего личного консультанта, и великолепно справляется со своими обязанностями. Если у вас возникли какие-либо вопросы, можете мне их задать. Со своей стороны хочу добавить, что вы можете гордиться своей дочерью.
— Я… горжусь, — растерянно моргнула женщина, опешив от такого поворота событий. Судя по тому, что она тотчас же отключилась, вопросов у неё не возникло.
Североамериканский Сподвижник вложил глобал в ладонь Дианы, которая сидела, низко склонив голову — в надежде скрыть слёзы. Её всегда легко было заставить расплакаться, но особенно успешно это получалось у близких людей. Повинуясь некоему неясному порыву, тейлонец ласково погладил девушку по голове — её волосы под его пальцами оказались мягкими и тёплыми. Она с удивлением подняла мокрое от слёз лицо, откинув со лба непослушные пряди.
— Спасибо вам, — произнесла Диана, преодолевая смущение. — И… простите.
— За что? — удивился Да'ан. — Вы ни в чём передо мною не провинились.
— За то, что стали невольным свидетелем наших семейных разборок.
— Это вы должны простить меня — за то, что позволил себе вмешаться без вашего позволения, — склонил голову к плечу Сподвижник. — Но почему вы сразу не сообщили родным о том, что работаете в Посольстве?
— Они меня об этом не спрашивали, — отвернулась к стене его консультант.
Тейлонец не стал настаивать на продолжении беседы, подозревая, что в жизни этой земной женщины присутствует некая трагедия — подобная его личной. С каждым днем Диана вызывала у Североамериканского Сподвижника всё больший интерес — и не только в связи с недавними прецедентами, так взволновавшими Главу Синода. Но Да'ан не решался подбираться к девушке слишком быстро, опасаясь её спугнуть. Он был уверен, что рано или поздно она начнёт ему доверять, и расскажет о себе больше, чем смог бы выяснить по его поручению Лиам Кинкейд, агент Сандовал или кто-либо ещё. Диана не ошибалась, когда полагала, что пришелец не забыл о том поцелуе. Действительно, Да'ан мысленно не раз возвращался к событиям того вечера, прокручивая их в сознании и мучительно пытаясь вникнуть в суть произошедшего, и при этом хвалил себя за то, что сумел тогда скрыть свои эмоции от Сообщества, которое едва ли дало бы непредвзятую оценку его поступку. Но если сам он осознанно шёл на риск, то Диана могла лишь подозревать о том, что прогуливается по краю пропасти. Сподвижник терзался угрызениями совести, находя такое положение дел нечестным по отношению к своему консультанту, которого намеревался использовать в личных целях, хоть и направленных на благо Сообщества. Однако рассудил, что пока будет безопаснее держать девушку в неведении — в первую очередь, для неё же самой…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-10-31, 11:42 | Сообщение # 27
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Как поживает штатный шут его тейлонского величества? — язвительно осведомилась Рене Палмер, поправляя тщательно уложенные обесцвеченные волосы. Она с отточенной небрежностью поигрывала глобалом, демонстрируя идеальный маникюр.
Майор Кинкейд со стуком опустил на стол свой стакан. Он вдруг обратил внимание на то, что тонким, сухощавым пальцам Рене не хватает изящества, и вспомнил, как аристократично выглядели руки Дианы. Несмотря на повадки простолюдинки, в этой девушке чувствовалась порода.
— Какого чёрта ты прицепилась к Диане? — раздражённо спросил он. — Да, она — не такая, как мы. Но кто сказал, что это — неправильно или плохо?
— Надо же, какие мы благородные… — обиженно протянула блондинка. — Почему тебя так волнует эта девица — неужели, влюбился?
— Ревнуешь? — огрызнулся Лиам.
Разговор не клеился, хоть обстановка в «Плоской планете» и располагала к общению. Маркус Девро, который до сих пор сидел молча, встрепенулся, словно его внезапно осенило.
— Занятная персона… — задумчиво произнёс хакер, и жадный блеск его глубоко посаженных тёмных глаза выдавал неподдельный интерес. — Послушай, ты не мог бы привести сюда эту горе-стриптизёршу — допустим, под предлогом пропустить после работы рюмочку-другую? Любопытно было бы взглянуть…
— Вы, что, сговорились? — вспылил Кинкейд, переводя возмущённый взгляд с Рене на Авгура. — Диана — живой человек, а не экзотическая зверушка, чтобы на неё глазеть!
— Не кипятись, — примирительно промурлыкал компьютерный гений. — Я не собираюсь причинять вред этой певчике или кто там она такая? Просто интересно, что выдающегося нашёл в ней Да'ан, если решил настолько приблизить к себе?
— Возможно, ты будешь смеяться, но… Есть в ней какая-то загадка. Нечто такое, что выделяет её из общей массы, — произнёс Лиам, и на мгновение его лицо озарилось мечтательной улыбкой, не ускользнувшей от внимания Рене.
— Вот именно поэтому я и хочу с ней познакомиться, — не унимался Маркус Девро. — Меня всегда привлекали неординарные личности.
— Я попытаюсь это сделать, — сдался полукимера, слабо представляя себе, как он будет уговаривать Диану прогуляться вместе с ним в «Плоскую планету». — Но при одном условии: ты должен гарантировать мне, что её здесь никто не обидит.
Произнеся последние слова, он многозначительно посмотрел на Рене Палмер.
— Больно нужна мне ваша дикарка, — хмыкнула бизнес-леди, сосредоточенно изучая свои ногти, словно они являлись предметом искусства.
В глубине души она завидовала Диане, которая выглядела по-настоящему свободной и независимой. Рене догадывалась, чем эта девушка привлекла Североамериканского Сподвижника — не будучи скованной какими-либо обязательствами перед обществом, она могла позволить себе роскошь говорить правду, не прибегая к дипломатическим ухищрениям. Наблюдая за Дианой в Посольстве, мисс Палмер вынуждена была признать: разбитная девица отнюдь не глупа. От пристального женского взгляда не ускользнуло, каким ухоженным было лицо рокерши. На первый взгляд, ей можно было дать от силы двадцать семь. Однако, присмотревшись, Рене накинула ещё лет восемь, а то и все десять. И некоторые подробности биографии консультанта Североамериканского Сподвижника, найденные в Интернете, указывали на то, что ей никак не может быть меньше тридцати пяти. «Не удивлюсь, если она окажется моей ровесницей», — предположила главная блондинка Сопротивления. Диана с её мальчишескими замашками производила впечатление человека, равнодушного к своей внешности. Но состояние кожи, стрижка, сделанная, явно, у дорогого мастера, указывали на то, что девушка тщательно следит за собой. Рене раздражало, что мужчины уделяли столько внимания какой-то подозрительной русской с сомнительным прошлым. Хотя прекрасно понимала — им трудно было устоять перед здоровой, естественной чувственностью Дианы. «Энергия из неё так и прёт — прямо не человек, а атомная станция», — подумала мисс Палмер, рассудив, что пока ей лучше не ссориться ни с самой Дианой, ни с Лиамом и Авгуром из-за неё. А уж, тем более, с Да'аном — не испытывая к тейлонцу тёплых чувств, она всё-таки дорожила его расположением, в котором была заинтересована. Рене Палмер утешала себя тем, что эта неформалка — творческая личность, пришелец из иного мира. То самое исключение, которое лишь подтверждает незыблемость правил, на которых держалась её жизнь. И различий между этими двумя земными женщинами было едва ли не больше, чем между людьми и тейлонцами…
Димка только что закончил играть и отложил в сторону гитару. Без Дианы дела пошли похуже — её талант и личное обаяние, поистине, творили чудеса, вынуждая раскошелиться даже самых прижимистых посетителей арт-кафе. Она умела с первой же взятой ноты располагать к себе зрителей — независимо от их возраста и социального положения. Дмитрий несказанно удивился, когда девушка согласилась остаться в Посольстве — она славилась своим свободолюбием, и любые попытки ограничить эту свободу воспринимались ею в штыки. А тут вдруг по доброй воле загнала себя в кабалу… Что-то здесь, явно, было нечисто. Несколько раз музыкант порывался связаться с соотечественницей, которую знал с юности — им неоднократно доводилось делить сцену, однако природная осторожность (иногда знакомые характеризовали эту черту как трусливость) помешала ему осуществить своё намерение.
Он спрятал инструмент в чехол и собрался уходить — насытившись пищей духовной, публика принялась за хлеб насущный, как вдруг к нему подошёл невысокий мужчина азиатской наружности в чёрном костюме.
— Чем могу быть полезен? — учтиво поинтересовался Димка. Иногда посетители приглашали его поиграть на различных семейных торжествах, поэтому он старался держаться с ними как можно приветливее, чтобы не упустить лишнюю возможность подзаработать. Он сразу обратил внимание на дорогие часы незнакомца, его холёные руки и лицо.
— Вы — друг Дианы? — спросил азиат. Меньше всего Дмитрий ожидал услышать этот вопрос, поэтому растерянно кивнул. — У меня к вам небольшая просьба. Не могли бы вы назначить ей встречу и не прийти на неё? Разумеется, не безвозмездно.
— За кого вы меня принимаете? — возмутился парень. — Я вам не сутенёр какой-нибудь, да и Дианка не из таких.
— Вы меня неправильно поняли, — вежливо возразил незнакомец. — Я являюсь давним поклонником творчества Дианы, и хотел бы как-то её отблагодарить. У неё ведь есть дети, и она приехала в Америку потому, что нуждалась в деньгах, верно?
— Так и есть, — согласился Димка. — Только, боюсь, она ничего у вас не возьмёт — слишком гордая. Вечно твердит, что сама в состоянии решить свои проблемы…
— Это уже будут мои заботы, как предложить Диане помощь таким образом, чтобы она смогла её принять без ущерба для своей гордости, — прервал его азиат. — Ваше дело — договориться о встрече и не явиться в назначенное время.
Мужчина вынул из бумажника пять стодолларовых купюр, повертев ими перед носом у музыканта. Тот от изумления присвистнул. «Везёт же Дианке… — подумал он. — Не успела приехать, как уже богатеньким ухажёром обзавелась. Да только ведь мужики ей в последнее время до лампочки».
— Хорошо, я вам помогу, — согласился Дмитрий, жадно разглядывая купюры в тонких пальцах необычного посетителя. — Но хочу вас предупредить: не жалует она наш пол…
— Я не собираюсь пытаться склонить вашу подругу к половой связи, если вы об этом, — брезгливо поморщился азиат. — И меня не интересуют её сексуальные предпочтения — исключительно творчество.
«Наверное, японец», — Димка проводил так и не представившегося мужчину восточной наружности почтительным взглядом, торопливо пряча в карман купюры. Они договорились о времени, на которое следует назначить встречу, и месте — это было не самое дорогое, но вполне респектабельное кафе. «Жалкое создание», — Рональд Сандовал старательно вытер руки влажной салфеткой, почти разделяя в эту минуту презрение, которое испытывал к людям его инопланетный начальник. Он мог бы посочувствовать Диане, у которой обнаружился такой ненадёжный друг, если б не был стопроцентно уверен: она не питала иллюзий на счёт этого музыкантишки. Агент Сандовал не сомневался, что сумеет склонить её на свою сторону. Ему казалось, он разгадал характер этой девушки, полагая, что за личиной «своего парня» прячется расчётливая, хладнокровная личность. А таким всегда присущи амбиции, на которых можно сыграть. Слабые места имелись даже у тейлонцев, и Рональд, имея опыт работы в ФБР, развивший его природные способности, научился безошибочно их нащупывать. Довольный собой, он отправился на Носитель, даже не представляя, насколько удивилась бы Диана, узнав, какая оценка была дана её персоне.


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-11-01, 10:36 | Сообщение # 28
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Утро выдалось особенно тоскливым. Диана попыталась развлечь себя игрой на гитаре, но память нашёптывала такие песни, что захотелось взвыть. И тогда со дна рюкзака были подняты бережно выстиранные при помощи старой зубной щётки рваные джинсы… Завидев в коридоре Лиама, который, явно, за последние несколько дней утратил бдительность, она, точно рассчитав удар, ткнула его упругим кулаком под дых.
— Салют, ирландец! — невинно улыбнулась девушка, наслаждаясь полученным эффектом.
— С… салют, богиня, — выдохнул майор Кинкейд, с трудом разгибаясь. Несмотря на боль, он расплылся в улыбке, чувствуя, что прощён.
Проходя по коридору, Диана случайно бросила взгляд на своё отражение в блестящей поверхности стеклянной перегородки и резко притормозила — так, что на неё наткнулся один из охранников. Он уже хотел было разразиться гневной тирадой, однако, узнав девушку, лишь безнадёжно махнул рукой. Порывшись в карманах, Диана нащупала маленькое зеркальце. Настроение достигло уровня плинтуса. На висках отчётливо проступила предательская седина — единственное, что выдавало её возраст. Нет, привыкшая быть честной с собой и окружающими рокерша не испытывала комплексов по поводу того, что разменяла четвертый десяток — просто психологически намертво увязла в третьем, и подобные изменения во внешности противоречили её внутреннему состоянию. Постояв пару минут в нерешительности, она посмотрела на часы и развернулась на сто восемьдесят градусов — времени на посещение парикмахерской оставалось более чем достаточно…
Мастер не удивился, когда девица в рваных джинсах потребовала выбрить ей виски. Лишь предложил сменить цвет волос на более яркий. Хмурая клиентка выразила высочайшее согласие молчаливым кивком. Когда волосы были высушены, они обрели красивый медный отлив. Повертевшись перед зеркалом, Диана показала себе язык и поблагодарила мастера, подкрепив свои слова, помимо оплаты, щедрым хлопком по спине. Она осталась довольна увиденным — градус настроения резко повысился. Так начинался очередной рабочий день консультанта Североамериканского Сподвижника…
Да'ан вёл себя так, словно не заметил никаких перемен в облике своей помощницы. А, может, для него не имело значения, как выглядят его подчинённые. Диана рассудила, что вряд ли тейлонец вникал в тонкости земной моды, и на мгновение ей стало неловко — ведь одета она была, явно, не по дресс-коду. Но никаких официальных мероприятий на этот день не планировалось, и можно было позволить себе расслабиться. Зато Защитник Североамериканского Сподвижника, в отличие от шефа, отдал должное новой причёске Дианы — у него даже челюсть отвисла от изумления.
— Что ты с собой сделала? — воскликнул он.
— Избавилась от ранней седины, — с почти тейлонской невозмутимостью ответила девушка, которая стянула остатки волос в микроскопический хвостик, демонстрируя во всей красе выбритые виски.
— Разве была необходимость в столь радикальных мерах? Ты ведь всё равно покрасила волосы…
— Ишь, какой глазастый! — усмехнулась Диана. — Захотелось мне так, ясно?
— Подстраиваешься под начальство? — подмигнул ей Лиам.
— Ага, — согласилась девушка. — Хотела сразу наголо обриться, да стилист отговорил — посоветовал менять имидж постепенно, чтобы не шокировать коллег.
— Поверь, они уже в достаточной степени шокированы, чтобы ты могла не беспокоиться на этот счёт, — заверил её полукимера.
Время до обеда прошло в обсуждении наследия земных писателей. Лиам участия в беседе не принимал, откровенно скучая.
— Слышь, богиня, когда ты успела всё это перечитать? — он покосился на консультанта со смесью уважения и суеверного ужаса во взгляде.
— Два высших филологических — это тебе не с автоматом бегать по пустыне, — девушка игриво показала Кинкейду кончик языка.
— Причём здесь автомат и пустыня? — не понял Защитник.
— А где ещё ты мог дослужиться до майора в этой стране? — в упор посмотрела на парня Диана, и ему пришлось промолчать. Ведь, по сути, так и было в случае с тем, чьё имя присвоил полукимера. Он подивился проницательности взгляда этой русской — казалось, будто она видит собеседника насквозь. Лиам тотчас же одёрнул себя — дескать, ей нетрудно было прийти к такому выводу путём несложных логических умозаключений, но унять холодок, пробежавший по коже, ему удалось не сразу. «А если она точно так же однажды догадается, что я не был ни на какой войне, кроме той, в которую ввязался сейчас, и вообще являюсь не совсем человеком?» — встревожился он. Однако рассудил, что его опасения беспочвенны, и какой бы проницательной ни была Диана, до такого ей в жизни не додуматься.
После обеда Да'ан вдруг заявил:
— Через пять минут вылетаем в Церковь Сподвижников. Диана, куда же вы? Шаттл сейчас будет готов.
— Мне… нужно переодеться, — пояснила рокерша, резко вскочившая на ноги и рванувшая к выходу. — Я мигом, зуб даю! Неудобно как-то идти в церковь в драных джинсах…
— Устав Церкви Сподвижников не содержит запрета на посещение храма в таком виде, — безапелляционно изрёк тейлонец. — К тому же, до сих пор вы не испытывали неудобств от ношения подобной одежды.
И Диане пришлось остаться, хотя она ощущала себя неловко, украдкой разглядывая самую большую дыру на колене. Лиам едва заметно улыбнулся — похоже, Да'ан, со свойственной ему деликатностью, решил ненавязчиво проучить бунтарку. Вместе они представляли собой занятное зрелище: изящный тейлонец в блестящем тёмном комбинезоне, полукимера-переросток в потёртом кожаном пиджаке и щуплая рыжеволосая девица — вполне земная, с выбритыми висками, которая уместнее смотрелась бы на каком-нибудь рок-фестивале.
— Зашибись... Кто-то из нас здесь лишний, — шепнула Кинкейду Диана, перехватив его взгляд.
— Ну, ты даёшь, богиня! — присвистнул тот. — Мысли читать тебя тоже на филфаке научили?
— Это у меня врождённое, — серьёзным тоном возразила девушка, а в прищуренных серых глазах плясали шальные искры.
В Церкви Сподвижников она старалась держаться как можно незаметнее, но с интересом следила за происходящим. Майор Кинкейд, понаблюдав за Дианой, решил, что из увиденного она сделала для себя некие выводы. Какие именно — он не отважился спросить, опасаясь вновь ненароком спровоцировать ссору и лишиться возможности выполнить просьбу Авгура, которого считал вторым своим учителем — после Да'ана. Из храма Диана вышла, не проронив ни слова, однако хмурой при этом не выглядела — скорее, погружённой в свои мысли.
— Для этих людей вы — сродни богу… — произнесла она, вспомнив, с каким обожанием смотрели на Сподвижника адепты новой веры.
— Вы находите это предосудительным с моей стороны? — лишённым эмоциональной окраски тоном осведомился тейлонец.
— Я нахожу, что это — большая ответственность для вас, — ответила девушка с лёгкой дрожью в голосе, выдающей волнение. Лиам невольно залюбовался ею, дивясь тому, что она непостижимым образом умудрялась оставаться привлекательной даже с такой странной причёской и в абсолютно неженственном одеянии.
В этот момент от толпы отделились двое мужчин и резко устремились в сторону Да'ана. Лиам непроизвольно активировал шакараву, но за мгновение до этого Диана бросилась на тейлонца и сбила его с ног, накрыв своим хрупким тельцем. Майор Кинкейд выстрелил. Один из нападавших остался лежать на асфальте, второй с молниеносной скоростью пустился наутёк. Лиам бросился было вдогонку, но неизвестному удалось скрыться в толпе. Собственно, полукимера и не стремился догнать этого человека, который, вероятно, был связан с Сопротивлением. Кинкейд рассудил, что поступил честно по отношению к Сподвижнику и товарищам по подполью, ликвидировав одного сопротивленца и позволив бежать другому. Когда он вернулся, Диана помогала Да'ану подняться на ноги. Защитник с удивлением отметил, что она выглядела собранной — как опытный боец. Её поведение в сочетании со шрамом на обнажившемся виске выглядели подозрительно. Лиам задумался. Ему не хотелось приписывать девушке намерения, которых у неё, скорее всего, не было. Однако решил пока не спускать с консультанта глаз и попытаться выяснить о её прошлом как можно больше.
— Спасибо вам, Диана, — с улыбкой произнёс Да'ан, прижимая к груди изящную ладонь. — Но смею вас заверить, что в этом не было необходимости — земное оружие не представляет для меня угрозы.
— Оружие бывает разное, — резонно заметила девушка, потирая ушибленное об асфальт при падении колено и радуясь, что не надела целые джинсы, которые наверняка порвались бы.
Лиам Кинкейд как раз отвернулся и не заметил устремлённого на него пристального взгляда. Диана видела, как посреди ладони майора появилось светящееся пятно. Можно было бы предположить, что это следствие имплантации, но не только это насторожило девушку. Ей показалось, что Лиам при желании мог бы догнать нападавшего, однако почему-то намеренно не стал этого делать. «Интересно, если в этом мире хоть кто-то, на кого ты мог бы положиться? — подумала она, глядя на Да'ана. — Наверное, одиночество — участь всех земных богов…» В этот миг тейлонец удивлённо вздрогнул, ощутив знакомый прилив тепла, источником которого снова была Диана, хотя они в этот момент даже не беседовали. Североамериканский Сподвижник теперь был абсолютно уверен: между ним и его консультантом установилась некая незнакомая ему связь, только пока Да'ан не знал, как она действует, и не имел возможности её контролировать. Он чувствовал, что Лиам и Диана не доверяют друг другу, однако решил пока не вмешиваться в их отношения, втайне надеясь, что полукимера всё-таки прекратит свои опасные игры в спасителя человечества и хоть немного повзрослеет…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-02, 10:47 | Сообщение # 29
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Диане мучительно хотелось выпить. Она усиленно боролась с этим желанием, чувствуя, что силы неравны. Останавливало одно: напиваться в одиночку не хотелось. Сначала она развлекала себя тем, что слонялась по Посольству, шокируя своим видом респектабельных дамочек, но вскоре эта забава ей наскучила. И в этот миг услужливая судьба подбросила девушке неожиданного собутыльника.
— Эй, богиня! — услышала она за спиной голос Лиама. — Выпить не желаешь? Тут поблизости есть неплохое заведеньице...
— С тобой, что ли? — Диана смерила майора оценивающим взглядом.
— Почему бы и нет? Я же тебе предлагаю всего лишь выпить, — сказал он и тотчас же осёкся, мысленно костеря себя за допущенную оплошность. Однако Диана, вопреки ожиданиям, после непродолжительной паузы вдруг громко расхохоталась и с такой силой хлопнула Кинкейда по плечу, что он даже присел.
— Нахал ты, ирландец! Ладно, веди в своё заведеньице, — милостиво согласилась она.
Тряхнув поредевшей шевелюрой, консультант Североамериканского Сподвижника ловко подхватила Защитника под руку. Так они и прошествовали через всё Посольство, произведя настоящий фурор. Девушку, похоже, нисколько не смущали устремлённые на необычную пару изумлённые взгляды — напротив, она откровенно забавлялась реакцией коллег.
— Теперь ты — местная знаменитость, — подмигнула она Лиаму, который не знал, следует ему радоваться по данному поводу или же огорчаться.
Завсегдатаи «Плоской планеты», как один, обернулись в сторону майора Кинкейда и его спутницы. Отправляясь в данное заведение, Диана готова была к тому, что её ждёт здесь некое испытание. Она сразу почуяла в приглашении Защитника некий подвох, однако приняла его, действия по принципу: «Если пьянку невозможно предотвратить, следует её возглавить». Заведение девушку не впечатлило — оно показалось ей слишком претенциозным. Особенно не понравились ей темнокожий бармен в кричащих шмотках — купленных, явно, не на распродаже, и Рене Палмер, со скучающим видом восседающая за столиком. При виде Дианы блондинка выдавила из себя улыбку. Консультант Североамериканского Сподвижника сдержанно кивнула в знак приветствия и уселась рядом, непринуждённо закинув ноги на стол. Лиам покраснел под насмешливым взглядом Рене, однако отчаянно пытался сохранить невозмутимость.
— Что будете пить? — вежливо осведомился у гостьи Авгур.
— Виски — без содовой, — коротко ответила Диана, прикрывая глаза на манер Североамериканского Сподвижника, словно у неё не вызывали интереса ни сам бар, ни его посетители.
Маркус Девро не был разочарован — русская девушка, всего за несколько дней успевшая стать местной живой легендой, полностью оправдала его ожидания. «Она себя любит, — удовлетворённо подумал он, отмечая про себя, что Диана от природы наделена необычной красотой, и прекрасно об этом знает. — Вряд ли она стала бы носить столь провокационную причёску, не будь ей к лицу. Девочка — бомба!» В эпатажной рокерше компьютерный гений сразу почувствовал родственную душу, хотя отдельные детали в её облике настораживали: тот самый шрам, на который ранее обратил внимание Лиам, пружинистая походка хищника и цепкий взгляд из-под лениво опущенных век.
Сама она залпом выпила свой виски и уставилась в потолок. Авгур не преминул воспользоваться затянувшейся паузой и устроился рядом.
— Наслышан о вас, — ослепительно улыбнулся он.
— Было б удивительно, если бы вы не были обо мне наслышаны — с учётом такого количества общих знакомых, — бесстрастно обронила Диана, переводя взгляд на свои аккуратно подстриженные розовые ноготки.
— Авгур, — представился хакер, не называя своего имени.
— Богиня, — в тон ему произнесла девушка, с бесподобным безразличием глядя куда-то мимо назойливого бармена, что несколько задело его.
— Богиня чего? — уточнил он, придвигаясь ближе.
— Судя по имени — охоты, — Диана не шелохнулась, хотя близость этого странного типа не вызывала у неё восторга, и ей стоило немалого труда подавить в себе желание отодвинуться на безопасное расстояние. — Чем пытаться вести беседу при отсутствии общей темы, давайте-ка лучше ещё раз выпьем.
Второй стакан был осушен на одном дыхании, как и первый. Лиам, наблюдая за бесплодными попытками приятеля разговорить Диану, недоумевал, зачем тому понадобилось лично знакомиться с консультантом Североамериканского Сподвижника.
— Вам нравится ваша работа? — не унимался Авгур.
— Да, — нехотя ответила девушка. — Люблю общаться с интересными людьми.
— Вы имеете в виду президента Томпсона? — с едва заметной иронией спросил хакер.
— Разве это человек? — брезгливо поморщилась Диана. — Вообще-то я о своём начальнике.
— Разве он — человек? — удивлённо приподнял бровь Маркус Девро.
— В большей степени, чем многие мои собратья по расе, — пожала плечами девушка, красноречиво поглядывая на свой бокал.
В этот момент в бар вошли ещё несколько человек. Диана напряглась — с их появлением её внезапно охватила смутная тревога. Она украдкой поглядывала на незнакомцев, пытаясь понять, что именно ей не понравилось. Все они оказались крепкими мужчинами в возрасте около тридцати лет, одетыми в джинсы и спортивные куртки. В их внешности не было ничего примечательного, однако девушка безошибочно распознала в них бывших военных. С притворной рассеянностью скользнув взглядом по лицам и фигурам вошедших, она задержалась на одном из них и вдруг поняла, что именно явилось причиной беспокойства. Стали ясны ей и мотивы поведения Защитника Североамериканского Сподвижника. У Дианы похолодело внутри, однако она усилием воли вынудила себя не перевести взгляд слишком поспешно, понимая, что в этот миг за ней пристально следит человек, куда более опасный, чем Лиам Кинкейд. «Нужно срочно делать ноги», — подумала она, а мозг её уже лихорадочно искал путь к отступлению…
Когда Авгур наполнял стакан Дианы, взгляд его случайно упал на округлое розовое колено, и это выглядело куда соблазнительнее слегка увядшей груди Рене Палмер, стесненной бюстгальтером особого покроя, который делал её похожей на силиконовую. Воспользовавшись тем, что рокерша отвлеклась на новых посетителей и на какое-то время утратила бдительность, Маркус Девро осторожно коснулся пальцами нежной кожи. В тот же миг звонкая оплеуха оглушила и ослепила его, отбросив на спинку стула. Диана поднялась так резко, что едва не опрокинула стол. Не проронив ни слова, она стремительной походкой устремилась к выходу. Бросив в сторону Авгура и Рене извиняющийся взгляд, Лиам устремился следом, не поспевая за девушкой.
— Она его узнала — голову даю на отсечение, — произнёс Маркус Девро, заинтересованно глядя вслед консультанту Североамериканского Сподвижника.
— Её нужно устранить, и чем скорее — тем лучше, — сказала мисс Палмер с плохо скрываемым раздражением.
— Я бы на твоём месте не горячился — такими людьми не разбрасываются, — покачал головой хакер. — В лице этой девицы мы могли бы обрести ценного союзника.
— В чём же её ценность? — хмыкнула Рене.
— Не скажи… Девчонка — тёртый калач, при желании могла бы стать хорошим агентом. Маловероятно, чтобы кто-то заподозрил её в шпионаже — уж больно экстравагантная персона. Только как её склонить на нашу сторону — вот в чём вопрос…
— Как по мне, овчинка не стоит выделки, — пожала плечами блондинка, в глубине души признавая, что Авгур прав.
— Диана, погоди, я за тобой не успеваю! — взмолился запыхавшийся Кинкейд.
— И не надо — нам с тобой не по пути, — не оборачиваясь, бросила девушка.
— Прости меня, слышишь? Я не знал, что так получится… Просто Авгур — хронический бабник, и это неизлечимо.
— Только не нужно делать из меня идиотку, хорошо? — Диана резко затормозила, оборачиваясь и устремляя на Защитника уже знакомый ему стальной взгляд. — Нетрудно догадаться, с какой целью был разыгран весь этот фарс. И мой ответ будет: «Нет». Можешь так и передать своему приятелю. Я не сдам тебя тейлонцам, но и не позволю никому причинить вред Да'ану, ясно? Прости, ирландец, только мы с тобой — не однопланетяне.
Лиам застыл в растерянности, раздумывая над услышанным. Особенно взволновало полукимеру последнее слово, прежде им не слышанное. «Неужели, догадалась? — растерялся он, чувствуя себя виноватым перед девушкой, поскольку осознавал, что, сам того не желая, навлёк на неё беду. — Как бы там ни было, теперь мой долг — защитить её…»
Диана не была уверена, что угроза миновала — напротив, её не покидало устойчивое ощущение, будто неприятности только начинаются. Она ощущала себя мухой, запутавшейся в паутине — вот только не знала, кто был пауком… И в этот момент, когда девушка была близка к тому, чтобы поддаться отчаянию, сработал глобал. «Только бы не мама», — подумала она, однако на экране отобразилась физиономия Димки.
— Привет, Дианка! Как смотришь на то, чтобы выпить?
— Положительно, — кивнула девушка, чувствуя, что силы покидают её. — Где?
— Записывай адрес.
Пару минут спустя консультант Североамериканского Сподвижника, сама того не ведая, решительно шагнула навстречу новому приключению, даже не догадываясь, каким долгим может быть день в славном городе Вашингтоне…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Пятница, 2011-11-04, 10:12
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-11-03, 11:04 | Сообщение # 30
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Заведение показалось ей земным раем по сравнению с «Плоской планетой» — в нём царил уютный полумрак и умиротворённо играл саксофон. Диана застыла на пороге, сунув руки в карманы джинсов, и поискала взглядом Димку. Глаза её не сразу привыкли к темноте, однако среди немногочисленных посетителей не оказалось никого, даже отдалённо похожего на чернявого верзилу. Она невольно вздрогнула, когда из-за ближайшего столика с загадочной улыбкой, не предвещающей ничего хорошего, навстречу ей поднялся агент Сандовал. Первой мыслью девушки было бежать, но она тотчас же подавила в себе это намерение, понимая, что подобное поведение будет выглядеть двойне подозрительно, поскольку у неё нет объективного повода для бегства. И Диана заставила себя кокетливо улыбнуться главе службы безопасности Синода.
— Агент Сандовал, вот так сюрприз!
— Сразу хочу принести вам извинения за небольшой спектакль, — Рональд галантно отодвинул стул, жестом приглашая девушку сесть. — О вашем друге можете не беспокоиться — с ним все в порядке. Что-нибудь желаете?
— Виски со льдом, — ответила Диана, решив не церемониться с хитроумным азиатом. Агент Сандовал если и был удивлён выбором Североамериканского Сподвижника, то умело это скрыл.
— Милое заведение, — произнёс он, когда официант принял заказ. — Вы не находите, что обстановка здесь как нельзя лучше располагает к общению?
— В данный момент меня ничто не способно расположить к общению лучше, чем стакан холодного виски, — забрасывать ноги на стол девушка не отважилась, ограничившись тем, что устроила их на свободном стуле, удобно вытянув. Рональд Сандовал имел некоторые сомнения относительно того, будет ли его собеседница в состоянии общаться после выпитого, однако Диана с лёгкостью их развеяла — принятая солидная доза спиртного никак не сказалась на ясности её речь, лишь жесты стали менее порывистыми, обретя роскошную томную плавность.
— Скажите, вам нравится ваша нынешняя работа?
Данный вопрос был задан консультанту Североамериканского Сподвижника во второй раз за последние два часа — судя по всему, особи мужского пола, у которых её персона вызывала нездоровый интерес, не отличались оригинальностью.
— Она меня вполне устраивает, — ответила девушка, небрежно откидываясь на спинку стула.
— Вам нравятся тейлонцы?
— Мне нравится украинское сало и армянский коньяк, — в её голосе проскользнули нотки недовольства. — Мой начальник — интересный собеседник, а это уже немало. Если бы Да'ан вызывал у меня негативные эмоции, я просто не приняла бы его предложение работать в Посольстве.
— Многие земляне считают пришельцев оккупантами… — как бы между прочим обронил Рональд.
«К чему клонит этот чёртов агент? — подумала она, понимая, что в данной беседе не может быть случайных вопросов.
— Многие земляне считают оккупантами своих собратьев по расе, — уклончиво промолвила она, прикрывая глаза и вынуждая себя вслушаться в звуки саксофона, которые сейчас только раздражали.
Возникла непродолжительная пауза, позволившая собеседникам несколько собраться с мыслями, а, возможно, и с силами.
— Диана… — вкрадчиво начал Рональд Сандовал. — Вы — умная, неординарная девушка…
— Понимаю, нынче это большая редкость, — иронично прищурилась Диана, и в этот момент её взгляд упал на руку агента. Рукав белоснежной рубашки сдвинулся вверх, обнажив изящное смуглое запястье со скриллом. — Ой, какая прелесть!
Прежде, чем глава службы безопасности Синода успел что-либо сообразить, рука девушки потянулась к скриллу. Когда её пальцы бережно коснулись нежной кожи Ворона, он вздрогнул и засветился. Никогда ещё бедняга не ведал такого наслаждения. В какой-то момент скрилл полностью утратил над собою контроль, поддаваясь новому ощущению. А поскольку он был связан со своим хозяином физически, энергетически и ментально, то его чувства отобразились в сознании Сандовала. Грубо говоря, агент испытал оргазм невиданной силы. Настолько острый, что Рональд в тот же миг лишился чувств. Диана была удивлена, когда глаза её собеседника внезапно закатились, и он с блаженной улыбкой осел на хлипком ресторанном стуле, не подавая признаков жизни. Но догадалась, что это каким-то образом связано с её последним действием. «Зашибись! Мне сегодня несказанно везёт, — подумала девушка. — Как будто сам Бог меня хранит…» Напоследок она ещё раз почесала скрилла, который отреагировал на ласку мягким свечением — для закрепления эффекта, и устроила агента поудобнее, склонив его голову на стол. Затем неторопливо поднялась и с невозмутимым видом окликнула ближайшего официанта.
— Моего друга слегка развезло с непривычки, — развязно хихикнула она, входя в образ милой дурочки. — Пускай он здесь немного полежит, ладно? А то жена его в таком виде домой не пустит. Он не причинит вам хлопот — вздремнёт часок, очухается и расплатится.
— Ну, ладно, — дурашливо ухмыльнулся парень, метнув в сторону азиата насмешливый взгляд.
Диана испытала неимоверное облегчение, оказавшись на улице. Она была сыта по горло приключениями, и поспешила в Посольство, покуда не стряслось ещё что-нибудь. Сподвижника девушка застала в его кабинете — пришелец нежился под энергодушем, представляя собою завораживающее зрелище. Она хотела было незаметно покинуть помещение, но Да'ан уже заметил её, и поприветствовал на тейлонский манер, выпрямляясь в своём кресле.
— Вы хотели со мной поговорить? — безмятежно поинтересовался он, и представлял собою в этот момент эталон изящества и некой возвышенной бесполой красоты — сродни ангельской.
— Я просто хотела сказать… В общем… Пожалуйста, будьте осторожнее, — сказав это, консультант Североамериканского Сподвижника развернулась и направилась к выходу, но была остановлена негромким окликом.
— Диана, погодите, — тейлонец бесшумно поднялся, и его прохладная рука легла на её плечо. — У вас есть основания полагать, что мне грозит опасность?
— Можно подумать, будто у вас нет таких оснований, — спокойно изрекла Диана, выдержав пристальный взгляд широко распахнутых голубых глаз, в которых читался неподдельный интерес. И в этот миг девушка со всей остротой ощутила, что перед нею — инопланетное существо, однако до сих пор ни один человек не вызывал у неё столь сильного желания защитить его.
— Что именно вам известно? — устало спросил пришелец, и в голосе его звучала такая тоска, что Диана почувствовала, как к её горлу подкатывает предательский влажный ком. И она не выдержала — шмыгая носом и утирая ладонью слёзы, выложила всё, как на духу: о случае в «Плоской планете», неудачном рандеву агента Сандовала и своих соображениях по поводу этого всего.
— Вы полагаете, оба работают на Сопротивление? — Да'ан вновь оживился, в глаза его появился азартный блеск.
— В случае с Лиамом это громко сказано, — она запустила пятерню в остатки волос, что было признаком усиленной работы мысли. — Он ведь как младенец. Наверное, чувствует себя героем, и сам при этом мучается оттого, что вас предаёт. Ведь видно же, что для майора Кинкейда вы больше, чем просто начальник. С Рональдом Сандовалом всё гораздо сложнее… По пути в Посольство я всё ломала голову: какой у него может быть мотив. Деньги? Не думаю, что он в них нуждается. Остаётся одно — амбиции. Этому человеку нравится осознание своей власти. Только этого могло толкнуть осторожного, расчётливого агента на подобную авантюру.
— Резонно, — одобрительно кивнул Североамериканский Сподвижник.
— Это всё, что вы хотите мне сказать? — возмутилась Диана.
— А каких слов или действий вы от меня ждёте? — поднял безволосую бровь тейлонец.
— Я понимаю, вы не можете их арестовать — нет видимой причины, — согласилась девушка. — Но что мешает вам усилить охрану?
— Думаете, это поможет? — улыбнулся Да'ан, однако улыбка получилась грустной.
— Хотите, я буду находиться при вас неотлучно? — решительно вскинула голову девушка, отбрасывая со лба короткую чёлку. — Только не спешите иронизировать — у меня отличная спортивная подготовка.
— Нисколько в этом не сомневаюсь, но я запрещаю вам подвергать себя неоправданному риску, — твёрдо произнёс Сподвижник.
— Вы не можете запретить мне защищать вас, — упрямо повела головой Диана, и в этот миг величественной осанкой напоминала свою мифологическую тёзку. Тейлонец промолчал, и она истолковала это как знак согласия. — Вот и прекрасно! Должен же быть рядом с вами хоть кто-то, на кого вы могли бы положиться…
— Спасибо вам, — тихо произнёс тейлонец, умильно склоняя голову к плечу.
Да'ан не стал продолжать спор, дабы не огорчать девушку, которая тронула его своим искренним желанием хоть как-то помочь. Однако прекрасно понимал, что её собратья не в состоянии причинить ему вред, а от другого, куда более могущественного врага, земная женщина, пусть даже сильная и ловкая, не сможет его защитить при всём желании. Но рассудил, что не следует упускать возможность держать своенравную рокершу под контролем — так будет проще обезопасить Диану от врагов, которых она, сама того не ведая, уже успела нажить, волею случая не в добрый час оказавшись в Посольстве…
А в это время молоденький темнокожий официант безуспешно пытался привести в чувство агента Сандовала, энергично тряся его за плечи.
— Эй, приятель, хорош дрыхнуть! Дома поспишь — мы через полчаса закрываемся…
— Он вообще живой? — встревожился его напарник, убиравший посуду с соседнего столика.
— Вроде, дышит…
— Надо пошарить у него по карманам, хоть и нехорошо это, — посоветовал парень своему растерявшемуся коллеге. — Может, найдётся паспорт или визитка, и можно будет вызвать такси.
Первый официант счёл предложение товарища дельным и запустил руку в карман элегантного бежевого плаща посетителя. А в следующий миг он изумлённо присвистнул…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Пятница, 2011-11-04, 10:13
 
YullДата: Пятница, 2011-11-04, 07:31 | Сообщение # 31
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Наконец, у меня дошли руки до коментов.
Сочувствую главной героине, она не по своей вине попала в сложное положение. Нравится способность Дианы ставить в тупик всех окружающих. Нравится, что в отличие от Лиама она понимает свои чувства и не готова работать на два фронта. Конечно, Даан не прост, естественно он в какой-то степени ее использует, но, по-моему, было бы неправдоподобно, если бы пришелец был простым и до конца искренним. Подобные отношения должны пройти определенную эволюцию, даже среди людей любовь с первого взгляда испытывают единицы (тем более взаимную), поначалу присутствует какой-то интерес (не всегда бескорыстный). Меня поразила смелость Дианы, ее стремление любой ценой защитить пришельца. Мать Дианы меня поразила, я могу понять ее стремление вразумить дочь, но, по-моему, это можно делать с большей порцией простого человеческого тепла. Мне кажется, что у Даана получится лучше воспитывать своего консультанта. Он мудрый в отличие от Рене, при его малейшем усилии Диана оказалась не в своей тарелке, при этом он умудрился никак ее не оскорбить (я имею в виду их поездку в церковь). А вообще меня поражает, как Лиам может быть рядом с Дааном, и при этом легко разговаривать с человеком, который хотел его убить. Наверное, Диана права это просто игры взрослого дитяти, который и сам не понимает, куда его это может завести. Мне любопытно, что бы он почувствовал, если бы покушение завершилось успешно?
Quote (Лиэн)
— Разве это человек? — брезгливо поморщилась Диана. — Вообще-то я о своём начальнике. — Разве он — человек? — удивлённо приподнял бровь Маркус Девро. — В большей степени, чем многие мои собраться по расе, — пожала плечами девушка, красноречиво поглядывая на свой бокал.

молодец Диана, как я уже не раз писала Даан и все его собратья меньшее зло для человечества, чем некоторые земные политики
Эпизод с Рони еще раз подтверждает, что ласка даже скриллу приятна biggrin
хочу проду biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin


Сообщение отредактировал Yull - Пятница, 2011-11-04, 07:32
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-11-04, 10:44 | Сообщение # 32
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, спасибо тебе за то, что улавливаешь все нюансы smile
Лови проду flower


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-11-04, 10:44 | Сообщение # 33
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Маркус Девро никак не мог успокоиться. Даже смешивая коктейли (это занятие было для хакера сродни медитации), он постоянно мыслями возвращался к Диане. «Ловко же она удрала, — Авгур вспомнил о нехитром манёвре с обнажённым коленом. — Сыграла на моей мужской слабости… И ведь не придерёшься! Интересно, как много Диана успела понять? Надо бы позаботиться о её безопасности — было бы жаль потерять столь ценный кадр…» Он вспомнил шелковистую гладкость кожи девушки, и поймал себя на мысли, что не прочь познакомиться с нею поближе…
Лиам вернулся в «Плоскую планету», снедаемый чувством вины. Его подавленное состояние не ускользнуло от внимания Рене.
— Что тебе сказала эта девица? — спросила блондинка, безуспешно пытаясь придать своему вопросу равнодушный тон.
— Только то, что мои друзья дурно воспитаны, — соврал Кинкейд, не желая подставлять Диану, которую считал человеком благородным, неспособным на подлость и не заслуживающим её по отношению к себе.
— А она у нас королева английская, — хмыкнула мисс Палмер, ощущая лёгкий укол ревности, однако убеждая себя в том, что это лишь раздражение.
— Извинись перед Дианой от моего имени, — попросил Авгур. — Передай, что я сожалею о своём поступке, и хотел бы загладить вину.
— Ты это серьёзно? — недоверчиво взглянул на друга полукимера. Это было не в духе самовлюблённого хакера — признавать свою неправоту, да ещё и публично раскаиваться в содеянном.
— Вполне, — кивнул тот, наполняя шейкер. — Не хотелось бы выглядеть дикарём в глазах гостьи из загадочной республики Росток.
Защитник Североамериканского Сподвижника был настолько измотан событиями этого на редкость насыщенного дня, что после первого же стакана разбавленного виски его начало клонить ко сну. Извинившись перед друзьями, он отправился к себе. А, засыпая, вдруг отчётливо увидел перед глазами образ Дианы и осознал, что будет огорчён, если больше никогда не сможет вернуть её расположение.
Оставшись наедине со своими мыслями, консультант Североамериканского Сподвижника пожалела о том, что так и не смогла в этот день напиться. Она чувствовала себя разбитой, хотя голова при этом была на удивление ясной. Диана не знала всех подводных камней в этой истории, да и не могла знать, будучи далёкой от всех «тайн тейлонского двора», однако интуитивно чувствовала, что в случае с агентом Сандовалом сама судьба отвела от неё беду — только это было не спасение, а лишь отсрочка. Чутьё подсказывало девушке, что в Посольстве происходит много такого, от чего следовало бы держаться подальше. Но уже не могла оставаться в стороне, испытывая непреодолимую симпатию к Да'ану, который выглядел каким-то несчастным, одиноким и смирившимся со своей участью. Диана ничего не знала о тейлонце. Тем не менее, Североамериканский Сподвижник вызывал в неё острое желание защитить его. От кого или чего — она и сама не знала. Девушка отдавала себе отчёт в том, что инопланетный дипломат едва ли обладает ангельской натурой. Поведение Да'ана свидетельствовало о том, что он далеко не прост и, возможно, даже представляет собою серьёзную опасность — не меньшую, чем Рональд Сандовал. Однако Диана была из тех людей, которые в своих поступках зачастую руководствуются субъективными факторами — к примеру, такими, как личная симпатия или антипатия. И если тейлонец был ей приятен, то агент Сандовал, при всей своей внешней привлекательности, не вызывал тёплых чувств.
«Каков же ты в действительности, Да'ан?» — думала она, рассеянно перебирая струны гитары. А внутри неё, как дитя в материнской утробе, уже вызревала новая песня — о том, что если б чудесный сон был явью, она пошла бы за ним на край света, ничего не боясь и ни о чём не жалея. Тейлонец казался слишком красивым, утончённым, хрупким и сильным одновременно — по всем параметрам земной реальности такого создания не должно было существовать в природе. Тем не менее, Диана каждый день могла видеть Сподвижника, общаться с ним, касаться его руки, убеждаясь в том, что перед нею — живое существо, такое же, как она, способное радоваться жизни и страдать. Да'ан приветливо улыбался девушке, проявлял благожелательность, и она ловила каждое слово тейлонца, каждый жест, убеждая себя в том, что такое поведение продиктовано лишь сугубо эстетическими чувствами. Но слишком уж явственно трепетало при встрече её сердце, чтобы всё это было правдой. Она утешала себя тем, что в любой момент может развернуться и уйти. Хотя в глубине души сомневалась в том, что такая возможность существует не только в теории. «Хорошо, что мало кто в Посольстве воспринимает меня всерьёз», — подумала Диана. И это был не первый случай, когда дурная слава оборачивалась ей на пользу.
Отложив в сторону гитару, Диана отключила глобал — пока не позвонил никто из родственников, и начала готовиться ко сну, вдруг осознав, что просто валится с ног от усталости. Она нехотя сняла куртку и рваные джинсы — словно рассталась с доспехами, и на какой-то миг вдруг ощутила себя беззащитной, почти беспомощной. Так закончился очередной рабочий день консультанта Североамериканского Сподвижника…
— Агент Сандовал, что всё это значит?
К ногам Рональда упала кипа свежих утренних газет, которые рассыпались по полу пасьянсом. Голубые глаза Зо'ора метали молнии. Глава службы безопасности Синода чувствовал себя так, словно с него вдруг упали штаны — таких нелепых проколов он не допускал даже на заре своей карьеры. Он был зол, но, скорее, на себя. Злиться на Диану у Сандовала не было сил — уж больно обаятельна была эта особа.
Вообще произошедшее было чередой досадных случайностей. Откуда Рональду было знать, что скрилл так эмоционально отреагирует на прикосновение девушки, и его состояние передастся хозяину? И о том, что девушка официанта, который вызвал такси, окажется журналистом одной из бульварных газетёнок? Агент Сандовал с раздражением покосился на тейлонца, который выжидающе на него смотрел.
— Что именно вы хотите от меня услышать? — почтительно поинтересовался Рональд, подавляя злость.
— Как вы оказались в этом заведении и почему утратили над собою контроль?
Агент Сандовал чувствовал себя как провинившийся школьник. Больше всего на свете он не любил оправдываться, и в этот миг почти ненавидел Зо'ора, однако прекрасно понимал, что в его интересах пока не проявлять свои подлинные эмоции и вести себя так, как подобает импланту.
— Я назначил там встречу консультанту Североамериканского Сподвижника, — пояснил он, пересиливая себя. — Вы ведь поручили мне узнать как можно больше об этой девушке. Результаты предварительного расследования показали, что единственным достоверным источником информации может быть она сама, и я решил пообщаться с нею в неформальной обстановке.
— Ну, и как, пообщались? — пухлые губы тейлонца искривились в знакомой презрительной усмешке. — Наверное, вам удалось очень много выяснить?
— Что-то произошло с Вороном, и я потерял сознание.
— Значит, во всём виноват ваш скрилл? — Глава Синода смерил агента Сандовала насмешливым взглядом.
— Никто не виноват, — возразил тот, думая лишь о том, как выдержать до конца эту унизительную пытку и не быть разоблачённым. — Это было роковое стечение обстоятельств.
— Роковое стечение обстоятельств… — передразнил его Зо'ор и небрежно махнул рукой. — Можете идти. Я думал, что вы заслуживаете доверия.
— Я докажу вам, что вы не ошибались, — подобострастно произнёс Рональд, искренне желая видеть это красивое существо мёртвым, а ещё лучше — беспомощным и пребывающим в его власти.
«Когда-нибудь этот чёртов тейлонец мне за всё заплатит…» — он подумал о том, что должен как можно скорее заполучить в союзники Диану. Русская музыкантша со скандальной репутацией уже доказала, что она умна и не скована предрассудками. Его миссию несколько осложняло наличие у девушки симпатии к Североамериканскому Сподвижнику. Но агент Сандовал посчитал, что сумеет внушить Диане: тейлонцы представляют собой угрозу для человечества. «В умелых руках эта женщина может стать совершенным оружием…» — при мысли о грядущей мести Рональд удовлетворённо улыбнулся, хотя разговор с Зо'ором изрядно подпортил ему настроение.


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-11-07, 11:23 | Сообщение # 34
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Лиам Кинкейд пребывал в недоумении. Завершилась очередная официальная встреча, гости благополучно покинули Посольство, а Диана до сих пор не вышла из роли деловой леди. Взбалмошную рокершу было не узнать: чёрный брючный костюм в сочетании с белоснежной рубашкой и узким галстуком смотрелся немного по-мужски, но был ей к лицу. Короткие волосы были уложены так, чтобы скрыть выбритые виски. Только живой взгляд, в котором хотя бы на мгновение отображались все испытанные девушкой эмоции, выдавал в ней прежнюю Диану, и становилось ясно, что этот образ — лишь маска, вернее даже камуфляж. И даже строгая одежда не превращала её во вторую Рене Палмер.
— Зашибись… — она задумчиво посмотрела на свою руку, которую на прощание поцеловало некое высокопоставленное лицо.
— Что тебя удивляет? — отважился подать голос Защитник. — Ты — привлекательная девушка, и остаёшься ею, даже когда пытаешься это скрыть…
— Молодец, ирландец, — расхохоталась консультант Североамериканского Сподвижника, оценив неуклюжий комплимент полукимеры. — Расти большой.
— Вы устали? — вежливо осведомился Да'ан, с беспокойством глядя на девушку, выглядевшую непривычно спокойной, даже вялой.
— Нет, просто скучно как-то… — заложив руки в карманы брюк, Диана сделала несколько шагов, и вдруг резко затормозила, словно её осенило. — Как вы смотрите на то, чтобы немного прогуляться?
— Положительно, — улыбнулся тейлонец, получавший удовольствие от общения с людьми в неформальной обстановке. Особенно, с теми, которые были ему приятны.
— Тогда подождите меня пару минут — я мигом. Зуб даю!
И Диана вихрем вылетела в коридор — Лиам даже не успел проводить её взглядом. Меньше всего полукимера хотел оставаться наедине с Да'аном, перед которым чувствовал себя виноватым, однако это было уже неизбежно — он замешкался и не успел покинуть кабинет шефа вслед за девушкой.
— Вы в курсе, что в Посольстве её называют «придворным шутом» и «любимой болонкой Сподвижника»? — некстати выдал Кинкейд.
— Мне всё равно, что говорят люди, если они не осмеливаются высказать это в глаза, — спокойно произнёс Да'ан, и его Защитник густо покраснел.
— Зачем вам нужна эта женщина? От неё ведь одни проблемы, — поморщился Лиам. В этот миг он втайне надеялся услышать, что Сподвижник намерен уволить Диану. По мнению майора Кинкейда, девушке следовало как можно скорее вернуться домой — существовала вероятность, что тогда к ней потеряют интерес и тейлонцы, и Сопротивление.
— Не больше, чем от вас, — повёл плечом Да'ан, переводя взгляд в окно. В последнее время их отношения трудно было назвать тёплыми, и юный полукимера испытывал такое чувство, словно он лишился чего-то очень важного. Доверие между ними исчерпалось — возможно, безвозвратно. Да и было ли оно изначально?
— А вот и я! — Диана сделала элегантный жест рукой, застыв в позе модели на подиуме. Расстёгнутый пиджак, слегка приспущенный галстук, рубашка навыпуск, стильные лаковые ботинки и чёрная шляпа-котелок, залихватски сдвинутая на затылок, придавали ей гангстерский вид. Лиам посмотрел на девушку с суеверным ужасом — столь рискованный наряд не казался ему подходящим для прогулки. Но Да'ана, похоже, ничто не смутило. Подавив в себе тяжкий вздох, он обречённо поплёлся за шефом, однако был остановлен мягким жестом.
— Я приказываю вам остаться в Посольстве, майор Кинкейд, — тон тейлонца не предусматривал возражения.
— Но…
— Выполняйте приказ, — не оборачиваясь, обронил Да'ан, пропуская вперёд свою спутницу. Лиам не считал такое поведение Сподвижника рациональным, однако вынужден был подчиниться.
— Ой, они меня щиплют! — со смехом сморщила нос Диана. Она сидела на нагретом солнцем каменном парапете, спустив ноги в фонтан и болтая ими в воде. Её ботинки стояли рядом. Стайка золотистых рыбок тотчас же заинтересовалась молочно-белыми икрами девушки, испещрёнными мелкими царапинами.
— Непохоже, чтобы это было вам неприятно, — улыбнулся Да'ан, который удобно устроился рядом, не без удовольствия разглядывая своего консультанта.
— Что такого интересного вы во мне нашли? — кокетливо прищурила глаза Диана, поймаы на себе взгляд шефа.
— Вы совершенно не такая, как те люди, с которыми я знаком, — честно признался тейлонец.
— Что же во мне не так: два носа или три руки? — она явно дразнила Сподвижника, своими повадками напоминая расшалившегося ребёнка.
— Вы позволяете себе большую степень свободы, — серьёзно ответил пришелец, выглядевший задумчивым.
— Это так, — согласилась девушка. — Но у всего есть своя цена, и подобный образ жизни предусматривает определённые жертвы. С другой стороны, я не считаю нужным идти на поводу у общества, будучи его частью. Люди сами себя порабощают, загоняют в рамки каких-то условностей. При этом внушают себе, что счастливы, только кого они этим хотят обмануть? Душа свободна по своей природе, и я не хочу её неволить…
— Какова же цена вашей свободы?
— Меня не воспринимают всерьёз — за редкими исключениями, — без тени огорчения ответила Диана. — Иногда от зависти поливают грязью — случается, я даже реву. Но менять ничего не собираюсь. Лучше жить свободной и одинокой, чем несвободной и… всё равно, одинокой.
— Почему одинокой? — тейлонец оживился, как будто был близок к разгадке некой тайны, которая давно его терзала.
— Да потому, что люди давно уже разучились общаться! — в сердцах воскликнула Диана. Щёки её порозовели, а в глазах появился сухой лихорадочный блеск. — Каждый живёт в своём коконе, и это они называют обществом? Нет уж, лучше идти по жизни одиноким волком, чем постоянно ломать себя — и во имя чего? Я часто обжигалась. Меня предавали, мне стреляли в спину те, кому я доверяла. В переносном смысле, конечно. Хотя… Кто знает… И всё равно я счастливее многих — той же Рене Палмер или агента Сандовала. Мне удалось найти себя, но это ещё полдела. Главное теперь — не потерять…
Да'ан склонил голову, словно любуясь рыбками. В действительности же он думал о том, что многое из сказанного его консультантом было справедливо и для Сообщества. Не потерять себя… В этих словах крылся куда более глубокий смысл, чем могло бы показаться на первый взгляд.
— Спасибо вам, Диана, — взволнованно произнёс инопланетный дипломат, быть может, впервые в жизни не находя подходящих слов, чтобы выразить свои чувства, поскольку многие из них ранее были ему незнакомы.
— Господи, да за что? — улыбнулась девушка, но затаившаяся в уголках её ясных глаз грусть красноречиво говорила о том, что она знает ответ на свой вопрос.
Ещё минут десять они провели в молчании, наслаждаясь мягким шелестом льющейся воды. Потом Диана, натянув на влажные ступни белые носки и ботинки, изъявила желание пройтись, и Североамериканский Сподвижник согласился. Иногда они ловили на себе удивлённые взгляды прохожих — паре зевак девушка даже украдкой показала язык, но в целом им никто не досаждал, и Да'ан наслаждался прогулкой. Тейлонец немного удивился, когда Диана привела его на мост и при этом вела себя так, словно это место было для неё знаковым. Он озвучил свои мысли, заслужив благодарную улыбку.
— Здорово, когда рядом есть тот, кто не боится задавать вопросы. Все эти недомолвки так раздражают! Знаете, на мосту у меня всегда возникает такое чувство, словно я никогда не умру… — взгляд девушки смягчился, обретя мечтательность. — Смотрю на небо, и оно как будто становится ближе. Кажется, ещё немного — и солнце меня обожжёт. Но лучше уж гореть, чем заживо гнить. И в такие минуты хочется остаться здесь навсегда. Жить вечно… Мечты…
Рука девушки непроизвольно легла на плечо Сподвижника, и тот не отстранился, ощутив уже знакомый прилив тепла. И не сразу распознал, что оно исходило не только от Дианы. «Во мне рождается Основная Энергия!» — промелькнула в его сознании мысль, которую он тотчас же отодвинул на задний план, не желая нарушать красоту момента. Так они и стояли, обнявшись — широко распахнутыми глазами и душами глядя в пронзительно-синее небо. И в этот миг им обоим — человеку и тейлонцу — хотелось верить: так хорошо, как сейчас, будет всегда, а всё плохое, что было в их жизни, осталось в прошлом. Оба понимали, это ощущение — обманчиво. Но знали, что отныне в любой момент смогут воскресить его в своей памяти…
— Мечты… — задумчиво произнёс Да'ан, застыв у окна в своём кабинете, и в этот миг почувствовал в своей душе всплеск тепла.
— Мечты… — пробормотала Диана, ворочаясь в своей постели и поплотнее укутываясь в одеяло. Её рука непроизвольно потянулась к подушке, обнимая её, словно живое существо, нуждающееся в ласке.
Агент Сандовал стыдливо оглянулся по сторонам, хотя находился в комнате совершенно один, и осторожно погладил пальцем своего скрилла. Ворон ответил на ласку слабым свечением и… не более того. Рональд разочарованно откинулся на спинку мягкого кресла, вдруг ставшего неуютным. «Мне нужна эта женщина — просто необходима», — подумал глава службы безопасности Синода, ни на миг не задумавшись о том, а нужен ли он Диане?


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Вторник, 2011-11-08, 08:07 | Сообщение # 35
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Авгур, распираемый муками совести - это нечто. Рони было даже немного жалко, Зоор рассердился не на шутку. Интересно, что будет дальше, я им почти сочувствую.
Quote (Лиэн)
Завершилась очередная официальная встреча, гости благополучно покинули Посольство, а Диана до сих пор не вышла из роли деловой леди. Взбалмошную рокершу было не узнать: чёрный брючный костюм в сочетании с белоснежной рубашкой и узким галстуком смотрелся немного по-мужски, но был ей к лицу. Короткие волосы были уложены так, чтобы скрыть выбритые виски. Только живой взгляд, в котором хотя бы на мгновение отображались все испытанные девушкой эмоции, выдавал в ней прежнюю Диану, и становилось ясно, что этот образ — лишь маска, вернее даже камуфляж. И даже строгая одежда не превращала её во вторую Рене Палмер.

Это лишний раз доказывает, что напыщенность Рене и хорошие манеры далеко не одно и то же, можно быть в рамках приличий и при этом выделяться и не напоминать айсберг.
Очень порадовало общение Дианы и Даана, пришло в голову, что ей в отличает от Буна и Лиама интересен сам Даан, а не его секреты.
Жду продку.
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-11-08, 11:00 | Сообщение # 36
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, я решила, что у нашего хакера должна быть хоть какая-нибудь совесть. Пусть даже такая бессовестная biggrin

Диане действительно интересен Да'ан. Возможно, у неё есть шанс? Но пока оба - в самом начале пути wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-11-08, 11:00 | Сообщение # 37
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Диане снилось, будто она пела. Слушателей собралось совсем немного — даже не концерт, а, скорее, квартирник. «Странно, я же обещала больше не устраивать квартирники, которые не обходятся без скандалов», — с удивлением подумала она, но сейчас её радовала любая возможность вновь оказаться на сцене. Когда глаза девушки привыкли к яркому освещению, она скользнула взглядом по залу, на мгновение забыв аккорды, что случалось с ней крайне редко, даже если она была не совсем трезва. Буквально в двух шагах от импровизированной сцены на каких-то допотопных колченогих стульях сидели все те, кто в разные периоды занимал важное место в её жизни.
С первого ряда ей заговорщицки подмигнул высокий человек неопределённого возраста с болезненно бледным лицом. Бывший муж. Такой же, как она, поэт и музыкант. Рубаха-парень, который мог бы стать просто хорошим другом, но зачем-то предложил пожениться. А она, недолго думая (вернее, вообще не думая) согласилась — ухватилась за возможность вырваться из-под чрезмерной материнской опеки. В какой-то момент Диана поняла: в отношениях её мужа с водкой она — третий лишний, и благоразумно предпочла уйти. На память о первой любви у неё остался тот самый шрам на виске — на прощание муж в сердцах запустил в неё подаренной на свадьбу бронзовой статуэткой. В больнице девушке сказали, что она родилась в рубашке…
Подле него, неестественно выпрямив спину, сидела хрупкая блондинка с загадочной улыбкой. Её жестокая муза. Ангел-искуситель. Девушка, которая в своё время фактически оттащила Диану от края пропасти, а впоследствии чуть было толкнула её туда своими руками. Когда они любили — даже солнце светило ярче. Когда расставались — по живому, чуть ли не с кровью отрываясь друг от друга — казалось, что мир просто рухнет, не выдержав такого накала страстей. Наверное, они так и не разделились до конца, на тонком уровне оставшись эдакими сиамскими близнецами…
Она уже знала, кого увидит рядом, и сделала над собою усилие, чтобы не опустить глаза. Её внезапная болезнь. Опасная, едва не стоившая жизни. В надежде удержать этого человека, Диана специально для него издала сборник стихотворений — в единственном экземпляре. И, провожая своего возлюбленного на вокзал, до последнего отказывалась верить, что тот действительно сможет уехать. Однако он, попросив свою спутницу уточнить время прибытия поезда, воспользовался её отлучкой и просто сбежал. Стоя на заледенелом перроне, Диана думала, что это — конец. А потом появилась она — лёгкая бабочка, тонкий лучик света в мире, где все давно свыклись со мраком. Правда, вскоре её спасительница беззаботно упорхнула, но оставила в исцелённой душе добрую память о себе.
Он был следующим — цивилизованный варвар, приторный коктейль из первобытной мужской силы и светского лоска. Нереально красивый, будто картинка из модного журнала. Их счастью помешало то, что он слишком хорошо представлял себе их совместное будущее, в то время как Диана предпочитала не загадывать наперёд. Затем в её дом бесшумно, как кошка, прокралась последняя отчаянная любовь. Нежная, мягкая, немного рассеянная, эта девушка скромно держалась в тени своей яркой подруги и незаметно угасла.
С тех пор Диана никого больше не впускала в свою жизнь. «Буду жить для детей», — сказала себе она, и, вопреки опасениям матери и домыслам газетчиков, держала слово. Однако в конце ряда, в самом углу сидел кто-то ещё — до боли знакомый, хоть и окутанный мягким полумраком. Она напрягала зрение, пытаясь разглядеть черты этого зрителя, неведомо каким образом оказавшегося в одной компании с теми, кто был ей дорог. В какой-то миг их взгляды встретились. Узнав таинственного гостя, Диана вскрикнула от неожиданности и… проснулась.
Резким движением оторвав голову от подушки, она села на постели, растерянно озираясь по сторонам, и не сразу сообразила, что находится в своей спальне. «Зашибись! Приснится же такое… И кто поверит, что ни капли в рот не брала!» — подумала девушка, энергично встряхивая головой. Обычно она мгновенно забывала свои сны, однако этот почему-то запомнился ей в мельчайших подробностях. «Почему это так меня волнует?» — сердилась на себя Диана, выдавливая из тюбика детскую зубную пасту с фруктовым вкусом — другую она не признавала. И, как обычно бывало в таких случаях, прекрасно знала ответ на свой вопрос.
Рабочий день выдался на удивление спокойным. Да'ан даже отпустил Лиама пораньше, жестом приказав Диане остаться. Сегодня она выглядела особенно маленькой и хрупкой, похожая на подростка в своих узких джинсах и тёмной трикотажной кофточке с капюшоном.
— Вас что-то тревожит? — участливо осведомился Североамериканский Сподвижник.
— Наверное, вам это покажется странным, но мне приснился один странный сон, который теперь не выходит из головы, — нехотя ответила девушка, которая никогда не врала тем, кого уважала.
— Насколько мне известно, сны у людей являются игрой подсознания, искажённым отображением того, что их волнует в реальности, — неспешно произнёс тейлонец.
— Похоже на то, — кивнула Диана, зачем-то натягивая на голову капюшон. Сунув руки в карманы, она сделала несколько нервных шагов по кабинету, и застыла в углу, рассеянно глядя в окно.
— Что же вам приснилось, если не секрет? — негромкий голос Да'ана словно обладал гипнотическим действием, невольно располагая собеседника к откровенности, даже если тот изначально не был к этому готов.
— Квартирник… Небольшой такой концерт, — пояснила консультант Североамериканского Сподвижника, перехватив вопросительный взгляд шефа. — На нём присутствовали все люди, которых я когда-то любила. И ещё кое-кто, кого не было в моём прошлом.
— Наверное, он есть в вашем настоящем? — с улыбкой, однако без тени иронии спросил Да'ан.
Диана промолчала, лишь с любопытством посмотрела на тейлонца. Какое-то время они молчали. Первым заговорил Сподвижник.
— Вам не хватает сцены? — поинтересовался он.
— Есть такое, — согласилась девушка. — И вообще, по дому соскучилась, по друзьям. Вы не обращайте внимания — у людей такое бывает. Это пройдёт…
— А где ваш дом?
— Хороший вопрос, — по губам Дианы скользнула грустноватая улыбка. — Есть несколько городов и мест, куда я могу приехать в любое время и знать, что меня там ждут. Взять хотя бы московский клуб «Мясо». Хозяйка — зверь. Но если надо — накормит, напоит и предоставит концертную площадку. Мы — давние друзья, иногда кажется, будто ещё в прошлой жизни были знакомы. В Питере меня следует искать на «Заправке». Славное местечко. У них и кухня, и музыка под стать друг другу: стоит разок попробовать — и будешь возвращаться снова и снова. Моя киевская резиденция — арт-кафе «Легенда». Там никогда не бывает многолюдно. Но те, кто приходят — самая благодарная публика. Когда я там пою, кажется, будто воздух искрит — такая отдача. А если уж совсем на приключения потянет, в республике Росток меня всегда примут с распростёртыми объятьями. Девчонкой я играла в забегаловке, где околачивалась местная мафия — они теперь все при власти, но вспомнить былые времена не прочь…
— Насыщенная у вас была жизнь… — с интересом взглянул на девушку Да'ан, на всякий случай запоминая полученную информацию.
— Не то слово… — та дёрнула плечом, словно пытаясь отряхнуться от нахлынувших воспоминаний. — Если бы ещё пару месяцев назад кто сказал, что буду работать консультантом инопланетного посла — посоветовала бы закодироваться.
— Спойте что-нибудь, — попросил Сподвижник, опускаясь в своё кресло и прикрывая глаза.
— Чёрт, гитара в номере осталась! — огорчилась Диана. — Но я и без неё могу, если вы не против.
Ответом ей стал благосклонный кивок. Выбор девушки пал на романс, стилизованный под старину — о влюблённых, которые расстаются навсегда, но знают, что будут помнить друг о друге до конца жизни.
— Красивая песня, — по взгляду Да'ана было ясно, что смысл услышанного ему более или менее понятен. — Скажите, в жизни людей действительно так бывает?
— Наверное, бывает — по крайней мере, не одному поколению романтиков хочется в это верить… — задумчиво произнесла Диана и тотчас же перешла к следующей песне — «Граница на замке», о двух смельчаках, которые пытались проникнуть на территорию республики Росток, чтобы полюбоваться северным сиянием, однако их туда не пустили.
— Это по реальным событиям написано? — догадался пришелец.
— Да… Был в моей жизни один человек — я его любила. Он рассказал мне о своей давней мечте — увидеть северное сияние. Но тогда в республике Росток было неспокойно, и нас не пустили — не помогли даже мои связи. Мы возвращались домой, и меня не отпускало предчувствие близкой потери. Так и вышло — вскоре после этого мы расстались…
— Простите, если я позволил себе бестактность… — осторожно начал Сподвижник.
— Ерунда, — отмахнулась Диана. — Дело прошлое.
— Спасибо вам, — тейлонец поднялся и шагнул навстречу девушке — очевидно, с намерением проводить её. И во второй раз за время знакомства этих двоих их губы оказались в опасной близости. Диана посмотрела Да'ану в глаза, и ей показалось, будто он прекрасно знает, к чему это может привести.
Дальнейшее в полной мере отвечало законам жанра. Прижавшись своими губами к губам пришельца, девушка постаралась вложить в свой поцелуй как можно больше нежности. А когда всё закончилось, пулей вылетела из кабинета, не оглядываясь. Североамериканский Сподвижник удовлетворённо посмотрел вслед своему консультанту, ощущая, как стремительно растёт в его изящном теле уровень Основной Энергии…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2011-11-09, 13:50
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-09, 11:21 | Сообщение # 38
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Диана проснулась с жуткой головной болью. «Трезвый образ жизни мне, явно, не идёт на пользу», — с иронией подумала она. На какое-то время боль отступила, но вскоре захлестнула её с новой силой. Не помогли даже таблетки, участливо предложенные Кинкейдом.
— Плесни мне яду, ирландец — чтоб не мучилась, — взмолилась девушка.
— Виски, что ли? — усмехнулся Лиам. Со времени происшествия в Церкви Сподвижников и последующих неудавшихся смотрин в «Плоской планете», консультант ни разу не напомнила ему об этих событиях. Однако по едва уловимым деталям — взгляду, интонациям голоса — Кинкейд понимал, что она не изменила своего нелестного мнения о нём, отчего испытывал неловкость.
— Лучше цианистого калия, — слабо улыбнулась Диана, которая выглядела бледной, а чёрная одежда только подчёркивала её болезненный вид.
От Североамериканского Сподвижника не ускользнуло плачевное состояние его консультанта.
— Вы нездоровы? — участливо поинтересовался он.
— Башка раскалывается — давно не лупили. Ничего страшного — скоро пройдёт, — небрежно отмахнулась девушка.
Но Да'ан рассудил иначе и, отправляясь на очередное мероприятие, строго велел Диане оставаться в Посольстве — от медицинского осмотра она категорически отказалась. Оставшись в кабинете одна, она первым делом полезла в Интернет. Свежих новостей о себе она обнаружила совсем немного, да и те не носили скандального характера. Правда, в российскую прессу уже просочилась информация о новом месте работы эпатажной рокерши. Папарацци даже умудрились запечатлеть её с Да'аном на выходе из Посольства, и любители сенсаций теперь дружно гадали, действительно ли это Диана или же другая женщина, похожая на неё внешне. Головная боль если не отступила, то, по крайней мере, притупилась. Увлёкшись чтением статей, девушка не сразу заметила незваного гостя, бесшумно проскользнувшего в кабинет…
Зо'ор сразу почувствовал, что его родитель получил новую порцию Основной Энергии, и был уверен: тот непременно с ним поделится. Однако Глава Синода не хотел зависеть от Да'ана, и мысль заполучить источник спасительной энергии в личное распоряжение казалась ему весьма заманчивой. Оставалось только выяснить, каким образом девушка передаёт её Сподвижнику. Несмотря на то, что Зо'ор относился к людям с презрением, как к низшим существам, он не брезговал использовать их в своих целях. Особенно, если речь шла о жизни и смерти.
В момент энергообмена он незаметно внедрился в личное пространство родителя. Да'ан обычно надёжно блокировался, ограждая себя от подобных вторжений, однако на мгновение утратил над собой контроль, чем не преминуло воспользоваться его расчётливое дитя. В сознании Главы Синода отобразилась чёткая картинка: Североамериканский Сподвижник и его консультант застыли, прижавшись губами друг к другу. Зо'ор нашёл это мерзким и не стал углубляться в память родителя, полагая, что способ передачи Основной Энергии ему уже известен, и этого вполне достаточно. Он был любопытен, однако в большей степени склонен действовать, чем размышлять, и потому решил не мешкать.
Удача улыбнулась Зо'ору — Североамериканский Сподвижник отлучился из Посольства, зато его консультант был на месте.
— Диана… или как вас там? — окликнул Глава Синода девушку, уткнувшуюся в компьютер. Та была настолько увлечена своим занятием, что от усердия даже высунула язык и возбуждённо покачивала ногой. Услышав за спиной тихий голос, она вздрогнула и обернулась. Серые глаза распахнулись и вновь насторожённо сузились.
— Чего надо? — неприветливо спросила рокерша, глядя куда-то мимо тейлонца.
Зо'ор, ни говоря ни слова, решительно приблизился к девушке, схватил её за плечи и безо всякой прелюдии впился в губы — неумело и довольно грубо. Но вместо желанной порции Основной Энергии вдруг получил резкий удар коленом в живот. Он пришёлся в чувствительный энергетический узел, и Глава Синода рухнул на колени, согнувшись пополам. Зо'ор так и не понял ни смысла своих действий, ни последующей реакции земной женщины.
— Ах ты, скотина! — прошипела Диана, с силой отталкивая скорчившегося долговязого пришельца — так, что он отлетел в угол, и метнулась к выходу. В мозгу пульсировала единственная мысль: нужно срочно отсюда бежать. Девушка хорошо запомнила, как смотрел на неё Зо'ор в тот момент, когда пытался поцеловать, если это, конечно, можно было назвать поцелуем — будто на пищу. Диану даже передёрнуло. Она зябко поёжилась, кутаясь в лёгкую курточку, но времени на то, чтобы одеться потеплее, не было.
Ей удалось покинуть здание Посольства незамеченной, однако у входа она столкнулась с Да'аном и Лиамом, только что вернувшимися со своего сборища. По виду консультанта Сподвижник сразу понял: случилась беда.
— Диана, что с вами? — осведомился тейлонец, обнимая девушку за плечи и ощущая в её теле мелкую дрожь.
— Да'ан, простите, я вынуждена вас покинуть. Ирландец, будь другом, доставь к порту мои вещи — гитару и рюкзак. Тряпки можешь побросать, как попало — потом разберусь.
— Погодите. Дайте мне руку, — попросил инопланетный посол, и Диана растерянно выполнила его просьбу. Задержав на несколько секунд руку девушки в своей, пришелец сосредоточился, прикрывая глаза, а потом кивнул, выпуская узкую ладошку, и выглядел при этом огорчённым.
— Не раскисай, — прошептала Диана по-русски, в порыве охвативших её эмоций переходя на ты. — Я обещала тебя защищать — прости, не судьба… Даст Бог, ещё свидимся. Ты уж побереги себя, ладно? Боязно мне за тебя…
На прощание она легонько коснулась губами прохладной щеки тейлонца и умчалась прочь, не оглядываясь. Да'ан задумчиво коснулся своей искусственной кожи, ещё хранившей на себе человеческое тепло — казалось, оно перешло на ладонь, которая начала мягко светиться. Взгляд его упал на Лиама.
— Майор Кинкейд, чего вы ждёте? — нахмурился он. — Кажется, Диана ясно озвучила свою просьбу. Выполняйте.
— Есть, — по-военному отрапортовал Кинкейд, на которого жёсткие командные нотки в голосе шефа подействовали гипнотически.
«Зо'ор, Зо'ор, когда же ты, наконец, научишься руководствоваться, прежде всего, интересами Сообщества, а не своими личными?» — с огорчением подумал Североамериканский Сподвижник. Он понимал, что Глава Синода теперь не оставит Диану в покое и, скорее всего, пустит по её следу агента Сандовала. Всё, что мог сделать Да'ан — выиграть время и хотя бы дать беглянке возможность беспрепятственно покинуть территорию США в надежде, что она сумеет надёжно спрятаться. Тейлонец был потрясён тем, что даже в тот момент, когда над Дианой нависла смертельная опасность, она беспокоилась о нём. Это привело Сподвижника в смятение — равно как и прощальный поцелуй, до сих пор пылавший на его щеке…
Лиам окинул недоумённым взглядом комнату Дианы и поразился тому, как мало было вещей у этой русской. Ему хватило десяти минут на то, чтобы сложить их в рюкзак. Пару минут он потоптался в нерешительности перед гитарами и рассудил, что со своим инструментом девушка не рассталась бы ни за какие пряники, но и подарок Да'ана пожелала бы сохранить — на память об их знакомстве.
Диана заметно нервничала, напряжённо вглядываясь в лица людей, спешащих к порту. При виде Защитника её лицо прояснилось. Она ловко забросила за спину рюкзак и подхватила обе гитары.
— Ну, пока, ирландец. Целоваться не будем, — по губам девушки скользнула дразнящая улыбка, однако это длилось лишь мгновение. — И вот что. Не спускай глаз с Да'ана. Если, не дай Бог, не убережёшь — я тебе голову оторву, понял? Вижу, что понял. Ты ведь не подлец, хоть и дурак. В общем, будь хорошим мальчиком.
Она ткнула его грифом в живот и поспешно отвернулась, пряча навернувшиеся на глаза слёзы. «Ну почему в этом чёртовом мире всё так паскудно устроено?» — думала она, шмыгая носом, и совершенно не заботясь о том, какое впечатление производит на других пассажиров. А они с подозрением озирались на зарёванную девицу, гружённую двумя гитарами, на всякий случай обходя её стороной.
Полукимера с сожалением проводил взглядом стремительно удаляющуюся хрупкую фигурку, которая вскоре растворилась в толпе. Почему-то Лиаму было жаль расставаться с этой странной девушкой, хотя ещё совсем недавно он мечтал о том, чтобы она как можно скорее покинула Посольство. Майор Кинкейд чувствовал себя смертельно усталым, однако отправился на работу, подозревая, что может понадобиться Да'ану. Защитнику не давали покоя прощальные слова теперь уже бывшего консультанта Североамериканского Сподвижника. Почти не зная тейлонца, девушка, тем не менее, тревожилась о нём, как о родном. Вероятно, это было проявлением того, что писатели именовали «загадочной русской душой». Почему-то Лиама упорно не покидало ощущение, будто он видел Диану не в последний раз. Кинкейд опустил глаза и вздрогнул. Словно подтверждая это предчувствие, у ног его валялась мятая пачка сигарет — тех самых, которые курила Диана. Он поднял её и рассеянно повертел в руках, но не выбросил, а опустил в карман куртки. На душе стало тоскливо, как дождливым утром в понедельник…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Среда, 2011-11-09, 13:42 | Сообщение # 39
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Впечатлило описание возлюбленных Дианы, перед глазами пронеслась вся жизнь этой девушки, жаль, что у нее были только разочарования. Вообще она совершила глупость, которую делают многие, когда вышла замуж для того, что бы уйти из дома. Каждый ее роман оказывал влияние на ее характер, но, по-моему, никто не смог ее переделать. Рада, что ни смотря, ни на что, она осталась собой.
Quote (Лиэн)
— Насколько мне известно, сны у людей являются игрой подсознания, искажённым отображением того, что их волнует в реальности, — неспешно произнёс тейлонец.

здорово подсознание поиграло с Дианой biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
Зоор как всегда рубит с плеча и даже не пытается разобраться в ситуации, а Диана сразу нашлась. Странно, что Даан не предвидел подобной ситуации.
Quote (Лиэн)
Он понимал, что Глава Синода теперь не оставит Диану в покое и, скорее всего, пустит по её следу агента Сандовала

у которого свои интересы, бедная Диана
Quote (Лиэн)
Почему-то Лиама упорно не покидало ощущение, будто он видел Диану не в последний раз.

вот и мне так кажется
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-11-09, 13:53 | Сообщение # 40
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, наверное, все мы должны быть благодарны нашим бывшим - даже если они нам делали больно...

Ну, дальше станет погорячее. И Лиам будет несколько удивлён wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Возлюбленные дети неба (Очередной внеочередной фик о любви)
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007