Главная страница
Регистрация
Вход

Понедельник, 2018-02-26, 06:27
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Netroep, Sky 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Поцелованные небом (О необычной любви)))
Поцелованные небом
ЛиэнДата: Пятница, 2011-05-27, 15:26 | Сообщение # 41
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, а ведь подобную ситуацию я наблюдала в реальной жизни...
И мне всегда жалко, когда такое происходит с кем-либо. Если бы мы всегда находили в себе силы не осудить ближнего, а попытаться достучаться до него, понять...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Пятница, 2011-05-27, 15:36
 
YullДата: Пятница, 2011-05-27, 18:38 | Сообщение # 42
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
И мне всегда жалко, когда такое происходит с кем-либо. Если бы мы всегда находили в себе силы не осудить ближнего, а попытаться достучаться до него, понять..

А еще хуже, когда ты пытаешься помочь, а тебя записывают во враги.
 
ashatry_aДата: Воскресенье, 2011-05-29, 17:38 | Сообщение # 43
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Совсем печально - и Даан в стазисе, и Зоор умом двинулся... sad и, кажется, я догадываюсь, чем все это может обернуться... sad Разговор Даана и Зоора - это вообще... cry
Даан слишком покорно ведет себя с Зоором. Он не пытается ничего сделать, и, как следствие, может потерять обоих - первого приговорит Синод, второй - не сможет родится. Не по-родительски сие. Родитель никогда не должен забывать, что он старший и что он несет ответственность.


 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-30, 09:28 | Сообщение # 44
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, в моём фике он уже просто устал...
Но ты ведь знаешь, как мои герои часто решают проблемы wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-30, 09:28 | Сообщение # 45
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Когда На'ару предстал перед Синодом, на его лице не отображалось ни одной эмоции. Истинное дитя тейлонской расы, он великолепно владел собой, удивляясь тому, что люди иногда находили подобную сдержанность чуть ли не неприличной. Зо'ор уже был там. Он немного оправился от потрясения, вызванного арестом, и при виде На'ару метнул в сторону молодого дипломата насмешливый взгляд.
— Рассчитываешь, что Синод проявит к тебе снисхождение — после того, как Да'ан по твоей вине угодил в стасисный отсек? — презрительно бросил он.
— Ты прекрасно знаешь, что я не виноват в случившемся, — печально возразил На'ару.
— Сообщество почувствовало твою причастность к зачатию этого ребёнка, предатель. Имей смелость отвечать за свои поступки! — почти закричал Зо'ор, забывая о том, что сам он арестован.
— Выходит, меня обвиняют в содействии зачатию? Не знал, что это является предательством… — в голосе воспитанника Да'ана проскользнули язвительные нотки, и это окончательно вывело его оппонента из равновесия.
— Ты — ничтожество! — прошипел Глава Синода, которому, судя по всему, недолго оставалось пребывать на этом посту. — Даже твой родитель отказался от тебя, предпочтя делать карьеру вместо того, чтобы возиться с таким заморышем. Я не раз слышал эту историю от старших. А знаешь, кто твой родитель, скрывший от тебя факт твоего родства? Между прочим, он жив, а не погиб на войне, как тебе сказали по его просьбе.
Зо'ор постарался как можно больнее уколоть На'ару, однако тот лишь снисходительно улыбнулся.
— Я знаю — Т'тан мне обо всём рассказал. Быть может, тебе это покажется странным, но я его не осуждаю. Он поступил правильно, понимая, что принесёт больше пользы Сообществу как военачальник. Мой родитель просто не мог себе позволить тратить время на попытки реанимировать меня — джаридианцы наступали, и на кону стояла судьба целой расы.
— Ты оправдываешь его? — изумился Зо'ор. — Впрочем, чего можно ожидать от ущербного…
— Оскорбляя меня, ты лишь демонстрируешь свою слабость, — сочувственно посмотрел на него На'ару. Всё это время члены Синода молча наблюдали за перепалкой, не вмешиваясь — возможно, делали свои выводы из сказанного обоими.
— Если хочешь знать правду, я скажу — терять мне уже нечего… Ненавижу тебя, На'ару! С того самого дня, когда ты отнял у меня внимание и заботу Да'ана. Брошенный своим родителем, ты решил забрать у меня моего…
— Ты ошибаешься… — покачал головой отчаянный ребёнок Т'тана. — Да'ан всегда тобою дорожил. И защищал до последнего, хотя другой на его месте мог бы оставить столь проблемное дитя на произвол судьбы, и никто его не осудил бы. Я никогда не посягал на родительскую любовь Да'ана. Мои чувства к нему — другого рода. Сначала я уважал в нём чуткого и мудрого наставника. А потом… Как-то незаметно он стал для меня значить настолько много, что сейчас я не представляю без него своей жизни…
— Видишь, ты даже не отрицаешь этого! — торжествующе воскликнул Глава Синода. — Я вижу только один путь разрешения этой проблемы — Пра'джра'т.
При этом слове члены Синода вздрогнули, а Т'тан изменился в лице и лишь усилием воли заставил себя остаться на своём месте, хотя первым его желанием было броситься на Зо'ора.
— Нет, — твёрдо ответил На'ару, ощущая на себе испытующие взгляды собратьев.
— Ты — жалкий трус, я всегда это знал!
— Это не трусость. Просто я не хочу тебя убивать и тем самым причинять боль Да'ану.
— Почему ты так уверен, что убьёшь меня, а не погибнешь сам? — не унимался Зо'ор.
— Такой вариант развития событий меня тоже не устраивает, поскольку моя энергия ещё понадобится Да'ану и его ребёнку.
— Но мой родитель в стасисе… — оторопело произнёс Глава Синода, чувствуя, что перестаёт улавливать логику происходящего.
— Вот именно, — кивнул воспитанник Североамериканского Сподвижника.
— Что ты намереваешься делать? — вмешался Военный Министр, чуя неладное.
— То, что является моим долгом, — ярко-синие глаза На'ару излучали почти мистический свет. — Но для начала я хотел бы сказать несколько слов Синоду. Зо'ор предъявил мне серьёзное обвинение, назвав предателем. Так это или нет — решать Сообществу. Знаю, что у многих моя персона вызывает настороженность, ведь я участвовал в эксперименте, связанном с внедрением человеческой энергии. Но на сегодня я полностью свободен от неё, и на мои поступки не влияет ничего, кроме личной воли. В ходе эксперимента я жил среди людей, общался с ними. Думаю, никто не станет спорить, что даже у малоразвитых существ иногда есть, чему поучиться. Я видел, как заботятся друг о друге люди, между которыми возникает приязнь. Изначально предполагалось, что Сообщество будет держаться на всеобщей взаимной заботе. На первый взгляд, так оно и есть. Однако давайте смотреть правде в глаза: столкнувшись с проблемой демографического кризиса и стремясь её разрешить, пытался ли хоть один из нас помочь своему собрату завершить Ка'ат'ам должным образом? Нет… Почему-то подобные действия расценивались как нечто недостойное представителей высшей расы. Как я уже говорил, Да'ан занял важное место в моей жизни. Настолько важное, что без него моё пребывание на данном уровне утратит всякий смысл. И я не мог спокойно наблюдать за тем, как он страдает, желая зачать ребёнка и не имея возможности это сделать. Мною двигало лишь стремление помочь моему наставнику, и мне удалось передать ему порцию своей энергии, что способствовало благополучному завершению Ка'ат'ама. Теперь наши судьбы в ваших руках. Если Синод всё-таки сочтёт мои действия преступными, прошу не наказывать Да'ана — это ведь я проявил инициативу и воспользовался его состоянием. И, тем более, ни в чём не виноват перед Сообществом наш ребёнок, зачатый при помощи тейлонской донорской энергии и не являющийся гибридом. У меня всё.
Т'тан с опаской посмотрел на своё дитя — ему казалось, что На'ару проявил излишнюю откровенность. Он настороженно следил за лицами членов Синода, которые обсуждали услышанное. Всё это время молодой дипломат сохранял внешнее спокойствие, и можно было только догадываться, какие мысли и чувства одолевали его в этот момент. Он признал бы справедливым любое решение Синода, но в глубине души верил, что собратья по расе проявят милосердие. И когда прозвучал оправдательный приговор, больше радости можно было прочесть во взгляде Военного Министра, который тотчас же взял слово.
— Я требую отставки Зо'ора с поста Главы Синода, — решительно заявил он. — Более того — обвиняю его в покушении на жизнь моего ребёнка и настаиваю на вынесении смертного приговора.
— Позвольте мне сказать, — вмешался На'ару. — Я согласен с требованием моего родителя об отставке, но отказываюсь от обвинения Зо'ора в покушении на мою жизнь и прошу Синод о помиловании.
— Ты можешь объяснить свою позицию? — осведомился Мит'гаи. — Согласно нашим законам, поступки, подобные тому, который совершил Зо'ор, влекут за собой принудительный переход на другой уровень.
— Я считаю это целесообразном только в том случае, когда такие поступки совершаются умышленно. Но взгляните на Зо'ора. Мит'гаи, ты являешься лучшим нашим Целителем и возглавляешь Медкорпус. Как ты считаешь, он в состоянии себя контролировать и отдавать себе отчёт в том, какие последствия могут иметь его деяния? Мне кажется, что нет. Моё личное мнение — Зо'ор болен и нуждается в нашей помощи. И мы утратим право называться высокоразвитой расой, если вместо того, чтобы попытаться его вылечить и вернуть к нормальной жизни, просто вынесем смертный приговор.
На мгновение генерала охватил страх — ему снова показалось, что На'ару опять слишком много на себя взял. Однако члены Синода внимательно выслушали молодого тейлонца и вновь принялись совещаться.
— Почему ты это делаешь? — спросил Зо'ор, из последних сил пытаясь сохранить надменный вид.
— Потому, что Да'ан тебя любит, — ответил На'ару и замолчал, оставив своего оппонента теряться в догадках относительно подлинных мотивов его действий. Но как ни пытался Зо'ор отыскать в них корыстный умысел, ничего не получалось. Напротив, ученик его родителя рисковал слишком многим, будучи оправданным несколько минут назад и сразу же отважившись вступиться за преступника.
— Синод счёл рациональными твои рассуждения, — первым нарушил молчание Министр Правды Джа'рал. — Мы приняли решение отправить Зо'ора в отставку и отдать на попечение целителей до полного выздоровления. Если этого не произойдёт — остаток дней он проведёт в Медблоке без права заниматься политической деятельностью.
Зо'ор выслушал приговор с каменным лицом, как будто собственная участь его уже не заботила. Он выглядел усталым и, казалось, даже смирившимся, хотя трудно было понять, раскаивается ли он в совершённых злодеяниях.
— Прошу уважаемых членов Синода позволить мне покинуть заседание, — у На'ару был такой вид, словно он куда-то торопился.
— У тебя есть уважительная причина? — спросил Джа'рал.
— В стасисном отсеке сейчас находятся Да'ан и наш с ним общий ребёнок. Я хочу поделиться с ними своей энергией.
— Ты можешь погибнуть! — с удивлением посмотрел на дитя Военного Министра Целитель.
— Это не имеет значения — главное, чтобы они могли жить.
И в этот миг члены Синода почтительно склонили головы, поражённые готовностью молодого тейлонца пожертвовать собой ради того, кто был ему дорог. Всех их не покидало ощущение, будто На'ару только что преподнёс Сообществу очень важный урок, который ещё предстоит осмыслить.
— Ты, правда, хочешь это сделать? — с каким-то странным блеском в глазах вдруг спросил Зо'ор, и в голосе его проскользнули нотки надежды.
— Правда, — заверил его На'ару.
— Но ведь мой родитель поступил малодушно, укрывшись в стасисном отсеке в тот момент, когда нам с тобой грозил смертный приговор!
— Ты неправ… Да'ан поступил так, спасая своего ребёнка. Последние события совершенно истощили его — Основная Энергия таяла с каждой секундой, и он был вынужден перейти в стасис.
Впервые в жизни Зо'ор пребывал в такой растерянности. Поведение На'ару поставил его в тупик. Бывший Глава Синода столкнулся с чем-то, ранее ему неведомым. И не мог отделаться от мысли, что невольно испытывает зависть по отношению к воспитаннику родителя…
— Не покидай меня, дитя моё, — суровый генерал выглядел убитым горем.
— Прости, родитель, но я должен вернуть их к жизни, — с теплом посмотрел на него На'ару.
— И всё-таки Да'ан тебе дороже, чем я… — это было сказано с лёгким раздражением, что встревожило молодого тейлонца.
— Не злись на него, — На'ару ласково коснулся плеча Военного Министра. — Я дорожу вами обоими. Просто теперь я и сам стал родителем, и не хочу повторять твою ошибку, отказываясь от попытки спасти своё дитя. Говорю это вовсе не для того, чтобы причинить тебе боль — надеюсь, ты меня простишь.
— Поступай, как считаешь нужным, — опустил голову Т'тан. — Но если я хоть что-то значу в твоей жизни — постарайся остаться на этом уровне, хоть у нас и не принято о таком просить.
— И напрасно… — грустновато улыбнулся На'ару. — Ведь когда заканчивается воля к жизни — обрывается и сама жизнь. Я верю, что Сообщество тоже это поймёт…
Едва переступив порог стасисного отсека, молодой тейлонец отыскал взглядом того, кто наделил его существование высшим смыслом. Взяв прозрачную ладонь Да'ана в свою, он спешно открыл энергообмен, думая лишь об одном: чтобы его ресурса оказалось достаточно для осуществления задуманного. У На'ару даже мысли не возникло о том, хватит ли Основной Энергии ему самому…
Придя в себя, Североамериканский Сподвижник сразу понял, что происходит, и попытался прервать односторонний процесс передачи энергии.
— На'ару, не надо… — с болью прошептал Да'ан, но ученик вцепился в его руку мёртвой хваткой.
— Я хочу, чтобы вы оба жили, — произнёс молодой дипломат, и его возлюбленного захлестнула волна нежного тепла. — О Зо'оре не беспокойся — Синод оставил его в Сообществе.
Да'ан застыл, охваченный одновременно любовью, надеждой, отчаянием и страхом. Он чувствовал: ещё немного, и от хрупкого энергетического тела На'ару останется лишь россыпь ярких искр. Но в тот миг, когда должен был начаться распад энергоматрицы, Североамериканский Сподвижник лишился чувств — эмоциональное напряжение оказалось слишком сильным для чувствительной тейлонской психики…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Понедельник, 2011-05-30, 10:14
 
YullДата: Понедельник, 2011-05-30, 10:45 | Сообщение # 46
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Спасибо за главку. Рада, сто Синод прозрел, а то, судя по фильму это просто одно название, а у вас он показан, как институт власти, который что-то решает. Только вот назначение Т'тана на пост его главы может обернуться катастрофой для человечества. Если выбирать между ним и Зо'ором, я бы Зо'ора предпочла. Тот в глубине свой тейлонской души любит Землю, хотя тут это слово не уместно, Земля его притягивает и интригует, а Т'тан рассматривает ее просто как ресурс. На'ару молодец, сделал так, что его послушали. И после этой главки у меня сложилось впечатление, что с Зо'ором еще могут найти общий язык (два дипломата, блин). А вообще, такое чувство, что их в детстве перепутали (шутка) biggrin ) biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin
Quote (Лиэн)
Он чувствовал: ещё немного, и от хрупкого энергетического тела На'ару останется лишь россыпь ярких искр. Но в тот миг, когда должен был начаться распад энергоматрицы, Североамериканский Сподвижник лишился чувств — эмоциональное напряжение оказалось слишком сильным для чувствительной тейлонской психики…

А все так хорошо шло. angry angry angry angry angry
Как бы Да'ан снова в стасис не угодил.
жду проду
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-30, 12:11 | Сообщение # 47
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, давно не давал мне покоя этот Синод, от которого осталось "одно название".
И снова вы читаете мои мысли, ибо Т'тан во главе - это действительно катастрофа... Причём, для всех задействованных здесь рас...
Однако есть и другие варианты wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Понедельник, 2011-05-30, 12:27 | Сообщение # 48
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Yull, давно не давал мне покоя этот Синод, от которого осталось "одно название".

это вообще похоже на то, что происходит в реальности
Quote (Лиэн)
Однако есть и другие варианты

Этот вариант, надеюсь, разберется с детьми и возлюбленным?
Quote (Лиэн)
И снова вы читаете мои мысли

как я уже отмечала выше, такое со мной бывает, если я во что-то вчитываюсь и пропускаю через себя.
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 09:16 | Сообщение # 49
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, а вот, собственно, то, чем закончилась эта история smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 09:17 | Сообщение # 50
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Мит'гаи, скажите, как он? — с тревогой поинтересовался Лиам.
— Майор Кинкейд, к сожалению, пока без изменений, — Целитель также выглядел обеспокоенным, хотя обычно старался скрывать эмоции в присутствии людей. — Никого не узнаёт и постоянно зовёт На'ару.
— Каковы шансы, что На'ару в ближайшее время придёт в себя?
— Уровень Основной Энергии постоянно растёт. Думаю, через несколько дней он выйдет из анабиоза. Я пытался объяснить это Да'ану, но Североамериканский Сподвижник меня не слышит, как будто пребывает в своём мире и утратил связь с реальностью, хотя его присутствие в Сообществе ощущается так же отчетливо.
— Вы хотите сказать, что он... сошёл с ума? — ужаснулся Лиам.
— Вы слишком категоричны, — поморщился Мит'гаи. — Мне кажется, это своего рода защитная реакция. В любом случае, думаю, нам следует дождаться, когда придёт в себя На'ару.
— Можно мне попытаться поговорить с Да'аном? — отважился спросить Защитник. — Всё-таки мы довольно близко общались — возможно, он узнает меня.
— Попытайтесь, — пожал плечами Глава Медкорпуса. Правда, он не узнал даже меня. Но, быть может, вам повезёт больше.
Лиам вздрогнул, когда на него настороженно взглянули застывшие голубые глаза. Такие знакомые и вместе с тем чужие, ведь раньше в них отражалась целая гамма чувств — любопытство, надежда, желание жить. Сейчас во взгляде Да'ана читались лишь растерянность и лёгкий испуг.
— Кто вы? — спросил тейлонец, который, как всегда, очень прямо сидел в своём кресле, но больше походил не на живое существо, а на мраморную статую. Несмотря на величественную осанку, в нём ощущался некий душевный надлом. Он склонил голову, и Лиам почувствовал, что во второй раз в своей жизни готов расплакаться — первый был, когда у него на руках умирала мать, Шиобан Бекетт.
— Я — Лиам Кинкейд, ваш Защитник, — дрожащим голосом произнёс полукимера.
— Я вас не знаю... — покачал головой Да'ан, сопровождая свою речь плавным жестом. — Где На'ару?
— Он... скоро придёт...
Лиам выскочил из палаты — видеть Североамериканского Сподвижника в таком состоянии было невыносимо. Он подавил в себе желание оглянуться из боязни снова наткнуться на отсутствующий взгляд. В этот момент полукимера дорого отдал бы за то, чтобы вновь увидеть прежнего Да'ана. Того, который был его учителем и — Кинкейду хотелось в это верить — другом. Защитник чувствовал себя виноватым перед тейлонцем, жизнь которого не раз ставил под угрозу опрометчивыми поступками, после чего ещё и изводил своими упрёками. У каждого из них была своя правда. Но сейчас Лиам знал одно — этот пришелец дорог ему, как родной. Тем больнее было осознавать собственное бессилие...

На'ару помнил, как стремительная волна, исторгшаяся откуда-то изнутри него, отбросила его от любимого, и мир погрузился во тьму. Сознание возвращалось к нему постепенно. Первым признаком стало отчётливое ощущение присутствия Сообщества. А вот очертания предметов не сразу обрели резкость. На'ару поднялся, принимая сидячее положение, и тотчас угодил в объятья своего родителя.
— Дитя моё, ты вернулся! — Т'тан ласково коснулся щеки молодого тейлонца, ловя себя на мысли, что подобные проявления сентиментальности прежде были для него нехарактерны.
— Согласно моим ощущениям, я пребывал в анабиозе недолго — не больше недели. Надеюсь, за это время ничего не произошло?
— Скоро должны состояться выборы нового Главы Синода, — голос Военного Министра звучал подозрительно равнодушно. — Сообществу были предложены две кандидатуры — моя и… твоя.
— Почему не Да'ана? — вырвалось у На'ару.
— Не думаю, что сейчас он в состоянии участвовать в выборах, — уклончиво ответил Т'тан, но его ребёнка, естественно, такой ответ не удовлетворил.
— Что с ним? — встревожился дипломат. — Я чувствую, что он и ребёнок живы…
— Сам увидишь… — генерал не знал, как сообщить На'ару о том, что случилось с его возлюбленным. — Куда ты?
— К Да'ану — куда же ещё?
— Но сейчас ты должен быть на заседании Синода — все ждали твоего возвращения.
— Подождут ещё немного, — решительно заявил На'ару.
— Значит, ты снимаешь свою кандидатуру? — уточнил Военный Министр. Даже пробудившиеся в генерале родительские чувства не умалили его амбиций. Никогда ещё он не был так близок к вожделенному посту…
— Нет, — вдруг неожиданно твёрдо возразило его дитя. — Я пойду на заседание Синода.
— А как же Да'ан? — вкрадчиво осведомился Т'тан.
— Главное, что его жизни ничего не угрожает. Всё остальное, думаю, поправимо. В конце концов, я делаю это ради него и нашего ребёнка… — задумчиво обронил молодой тейлонец, и это прозвучало не как реплика в диалоге, а как просто мысли вслух.
— То есть, ты считаешь, что я стану плохим правителем? — в голосе воина проскользнули нотки обиды.
— Я считаю, что нельзя лишать Сообщество выбора, — спокойно ответил дипломат. — Если часть представителей тейлонской расы изъявили желание видеть меня своим правителем — я не имею права обмануть их доверие. Каждый из нас предложит Сообществу свой путь — а народ уже пускай сам решает, за кем ему следовать.
Т'тан был удивлён — он не ожидал, что обретёт серьёзного оппонента в лице собственного ребёнка. Сейчас родительская гордость боролась в нём с уязвлённым самолюбием, и лишь чувство вины перед На'ару удержало генерала от опрометчивых поступков. Он рассудил, что Сообщество выберет более опытного и авторитетного из двух кандидатов. «Что ж, участие в выборах станет для На'ару хорошей пробой сил, — рассудил Военный Министр. — Да'ан потрудился на славу — в будущем моё дитя обещает стать хорошим политиком…» Однако он не мог удержаться от последней попытки убрать соперника с пути.
— Я сразу не хотел говорить тебе об этом, но считаю, что ты имеешь право знать… Видишь ли, Да'ан сейчас немного не в себе. Он никого не узнаёт и постоянно повторяет твоё имя.
В следующий момент Т'тана одолели угрызения совести — при виде того, как изменился в лице На'ару. Заметно было, что в молодом тейлонце происходила мучительная борьба — политика и родителя, возлюбленного и гражданина. Наконец он нарушил молчание.
— Всё-таки я в большей степени твоё дитя, Т'тан…
«Я люблю своего родителя, но не могу допустить, чтобы он стал Главой Синода, — думал На'ару. — Он недостаточно гибок и рассматривает человечество лишь как подручный материал для решения наших проблем. Т'тан погубит обе расы такой оценкой происходящего. Но как мне его остановить? Он — военный со стажем, член Синода, а я — молодой выскочка, как всегда называл меня Зо'ор. Однако я должен сделать это — ради моего учителя и нашего ребёнка, даже если это навсегда испортит мои отношения с родителем. Да'ан… Он всегда лояльно относился к людям, находя в них большой потенциал. В будущем мы можем обрести в их лице сильных союзников. Сейчас я нужен моему любимому, но во мне нуждается и вся наша раса… Надеюсь, он меня простит. Не знаю, какие силы призывать на помощь, ведь мои шансы одержать победу ничтожно малы… Только бы у меня всё получилось…»
В то время как На'ару терзался сомнениями, его любимый пребывал в блаженном беспамятстве. Мит'гаи надеялся, что возвращение молодого дипломата положительно отразится на состоянии его наставника, но взгляд Североамериканского Сподвижника прояснился лишь на мгновение и вновь потух…
Проходя мимо Медблока, ученик и возлюбленный Да'ана испытал почти непреодолимое желание бросить всё и помчаться туда, где он был так нужен. Но На'ару ждали и в другом месте. Он осознавал, что в его руках сейчас будущее всей расы, а, возможно, даже нескольких рас. В коридоре он столкнулся с Лиамом Кинкейдом. Майор выглядел взъерошенным и убитым горем. При виде молодого тейлонца он оживился.
— На'ару, вы…
— Я знаю, — мягко прервал Защитника дипломат. — И сделаю для Да'ана всё возможное и даже невозможное. Но сначала мне предстоит выдержать последний бой — за меня, за него, за всех нас, и это непросто красивые слова, а большая ответственность. Чтобы вам было понятнее, насколько серьёзно положение, скажу следующее. Все мы априори имеем право на ошибку, однако сейчас такого права у меня нет. Можете пожелать мне удачи — она пригодится.
— Удачи вам, На'ару, — искренне произнёс полукимера, чувствуя, что, несмотря на пафос, тейлонец сказал правду.
Пяти минут молодому дипломату хватило для того, чтобы продумать свою речь. Он предстал перед членами Синода в ослепительном сиянии своей молодости, с широко распахнутыми глазами, в которых светилась надежда. Чуть поодаль стоял Т'тан — с проницательным взглядом бывалого интригана и снисходительной улыбкой. И от того, кого из них Сообщество признает своим лидером, без преувеличения, зависело всё. Ранее Военный Министр уже выступил с обращением к Синоду — теперь настала очередь На'ару.
— Я хочу поблагодарить за доверие тех, кто выдвинул мою кандидатуру, — начал он после традиционного приветствия. — Быть может, кому-то моя молодость покажется существенным недостатком. Но Сообщество жаждет перемен и, судя по последним событиям, оно созрело для того, чтобы расстаться с некоторыми устаревшими принципами, на которых строилось наше бытие. То, что прежде служило катализатором развития, стало тормозить процесс эволюции и повергло тейлонскую расу в кризис, который едва не погубил всех нас. Реформы — удел молодых, тех, кто ещё не обременён чрезмерной осторожностью, приходящей с возрастом. Я готов повести Сообщество за собой. Куда? Ответом может послужить мой личный пример. Долгие годы меня считали бесплодным, однако сегодня на данном уровне пребывает дитя, в чьём теле струится и моя энергия. Я много наблюдал за людьми и пришёл к выводу, что человечество действительно может помочь нам преодолеть кризис. Однако не в том случае, если использовать землян в качестве боевой силы и подопытного материала. Путь к спасению кроется в чувственной сфере жизни людей. В ходе революции мы утратили нечто очень важное, сами того не замечая. Сейчас у нас есть шанс исправить ошибку, и если меня изберут Главой Синода, я приложу все усилия, чтобы не упустить этот шанс.
На'ару сам увлёкся своей речью, которая прозвучала довольно пылко, но уверенно. Он застыл в ожидании результатов голосования — стройный, широкоплечий, с округлыми женственными бёдрами, одновременно излучающий силу и нежность, бесстрашие и волю к жизни, которой так не хватало тейлонцам. Но в этот решающий миг политик думал о своём возлюбленном, чья участь оставалась неопределённой. Кандидат на пост Главы Синода настолько погрузился в свои мысли, что до него не сразу дошёл смысл слов, произнесённых Министром Правды Джа'ралом.
— Сообщество сочло обоих кандидатов достойными, — важно изрёк он. — Но сейчас, стоя на распутье, мы делаем выбор в пользу того, кто сумел дать нам надежду на спасение. На'ару, ты готов принести присягу?
— Готов, — торжественно произнёс новоизбранный тейлонский правитель, сохраняя невозмутимость, которая так восхищала и возмущала землян. Но по взгляду сапфировых глаз, озарённых осознанием правильности избранного пути, было заметно, что он испытывает радость. Генерал Т'тан изменился в лице — он выглядел так, будто не мог поверить в случившееся. На'ару чувствовал: родитель сейчас обижен на него, однако без ненависти. Он был уверен, что со временем сумеет вернуть расположение Военного Министра, который, к счастью, при всей своей склонности к интригам, был законопослушен. Да и к этой обиде примешивалась слишком явная родительская гордость.
Так Сообщество приняло судьбоносное решение, определившее его будущее, которое отныне было отдано в тонкие, но сильные руки молодого тейлонского дипломата, сумевшего преодолеть своё предубеждение против людей как «низших существ» и интуитивно отыскавшего единственную дорогу, ведущую к свету…

— А если он уже никогда не станет прежним? — Мит'гаи с сочувствием посмотрел на Главу Синода, который ещё окончательно не свыкся с новым положением, но уже вёл себя в роли правителя так, словно всегда им являлся.
— Я всё равно буду его любить — даже таким… — произнёс тот, глядя куда-то сквозь стены — с печалью и нежностью.
Поблагодарив Целителя за поддержку, молодой тейлонец отправился туда, куда давно рвалась его душа. Достойное дитя своего родителя, он не привык довольствоваться малым. И радость победы в этот миг омрачалась тем, что её не мог разделить с На'ару его любимый…
— Да'ан… — тихий голос вывел Североамериканского Сподвижника из оцепенения.
— Кто вы? — тихо произнёс он, устремив мимо посетителя невидящий взгляд. — Где На'ару?
— Я — На'ару. Да'ан, любовь моя, жизнь моя, неужели, ты меня не узнаёшь? — Глава Синода ласково дотронулся до хрупкой, почти прозрачной руки любимого, и от этого прикосновения Сподвижник невольно вздрогнул. Он удивлённо поднял голову, и постепенно взгляд его начал проясняться. Постепенно рассудок и память возвращались к нему.
— На'ару! — радостно воскликнул он, касаясь в ответ бледной щеки своего ученика и избранного. Так, словно боялся поверить своим глазам — слишком похоже было происходящее на прекрасные видения, которые не раз посещали его за эту неделю, но неизменно разлетались на осколки, соприкоснувшись с реальностью. — Ты жив…
— Жив, и больше никогда тебя не покину. Никогда, слышишь?
На'ару порывисто обнял Да'ана, привлекая его к себе, и в объятьях любимого Североамериканский Сподвижник впервые за всю свою относительно недолгую по тейлонским меркам, но насыщенную и полную нелёгких испытаний жизнь ощутил себя по-настоящему спокойно. Да'ан чувствовал, что отныне у него есть тот, кому он нужен и кто нуждается в нём. Они замерли, даря друг другу тепло и заботу, не скрываясь при этом от Сообщества. И даже самые отъявленные скептики вынуждены были признать, что чувство, отблеск которого ощутил на себе каждый тейлонец, прекрасно. А сквозь энергетическое стекло на них смотрела вечная космическая ночь. Теперь На'ару знал, что поцелуй неба — это и отчаянная надежда, и боль, и высшее счастье, которое только может быть доступно смертному…
Новый Глава Синода шёл по коридору какой-то особенной, летящей походкой. Казалось, Основная Энергия просто распирает его изнутри. Так оно и было, но источник живительной субстанции таился внутри него, и являлась им Любовь… Внезапно он остановился у входа в палату, где содержался его незадачливый предшественник и, постояв несколько секунд в раздумьях, вошёл внутрь.
— Празднуешь победу? — язвительно бросил Зо'ор. — Для полноты картины осталось насладиться моим унижением? Что ж, торжествуй…
— Прости, но… Какой же ты дурак! — беззлобно выругался На'ару.
— Ну, и какое наказание уготовил мне наш мудрый и справедливый правитель? — не унимался ребёнок Да'ана, страдающий оттого, что разом потерял всё, но всё ещё склонный винить в этом кого угодно, кроме себя.
— Работу, — в тон ему ответил На'ару. — Очень много серьёзной и ответственной работы. Если ты рассчитываешь, что я позволю тебе прохлаждаться в Медблоке дольше, чем требуется для восстановления — это ошибочное мнение. Сейчас, когда нас осталось так мало, каждый работоспособный член Сообщества на счету. Особенно высока потребность в дипломатах — нам предстоит провести мирные переговоры, и не одни. Пора слагать оружие — навоевались уже на насколько тысячелетий вперёд.
— Ты… сейчас говоришь правду? — осторожно поинтересовался Зо'ор.
— Какой смыл мне лгать? Слушай, может, хватит смотреть на каждого, кто желает тебе добра, как на потенциального врага? Давай, прекратим эту бессмысленную вражду — в знак уважения к твоему родителю. Если честно, то кресло Главы Синода по праву должно было принадлежать ему. Однако коль уж судьба распорядилась иначе, я приложу все усилия, чтобы он мог мною гордиться.
— Но Мит'гаи сказал, что он не в себе, — изумился бывший Глава Синода, с недоверием глядя на своего преемника.
— С ним уже всё в порядке, — заверил его На'ару.
— Как тебе это удалось?
— Это всё любовь…
— Ты имеешь в виду то странное чувство, с которым так носятся белковые? — кивнул Зо'ор, явно гордясь своей осведомлённостью. — Только… какое отношение оно имеет к выздоровлению Да'ана?
— Оно имеет отношение ко всему, что с нами происходит… — мечтательно пояснил тейлонский правитель. — Со временем ты это поймёшь. Однажды любовь помогла мне дать твоему родителю энергию для зачатия. Уверен, когда-нибудь я смогу зачать и сам. И ты тоже сможешь…
— Ты действительно в это веришь? — спросил Зо'ор, непроизвольно хватая за руку недавнего врага.
— Верю, — улыбнулся На'ару. — Так мне можно на тебя рассчитывать, я правильно понял?
— Посмотрим… — высокомерно ответило дитя Да'ана, отворачиваясь к стене, чтобы скрыть от собеседника свой взгляд, полный потаённой надежды…
Агент Сандовал уныло брёл по коридору. Вторую неделю по несколько раз за день ноги сами приносили его к палате Зо'ора, однако он не решался войти, опасаясь, что его появление негативно скажется на состоянии пациента. Но сердце его разрывалось от жалости при мысли о бывшем Главе Синода, томящемся в заточении. Внезапно его окликнули.
— Рональд Сандовал… — на агента пристально смотрели ярко-синие глаза нового тейлонского правителя. На'ару всегда казался начальнику службы безопасности немного странным, однако он вынужден был признать в молодом дипломате неординарную личность. — У меня для вас приказ.
— Слушаюсь, — вытянулся по струнке агент Сандовал, неохотно отвлекаясь от мыслей о другом тейлонце, который в своё время причинил ему немало хлопот, но умудрился так запасть в душу, что невольно заслонил собою весь белый свет.
— Объясните Зо'ору, что такое любовь.
— Что?! — от неожиданности миниатюрный брюнет с цепким взглядом и повадками бойцовой собачки подпрыгнул на месте.
— Не прикидывайтесь, будто не расслышали, — не меняя выражения лица, одними глазами улыбнулся На'ару. — Выполняйте. Вам же самому станет легче. И — я не сомневаюсь, что так оно и будет — это поможет Зо'ору вернуться к нормальной жизни.
— Есть! — щёлкнул подошвами Рональд и, отбросив сомнения, шагнул за порог заветной палаты. Он знал, что путь к сердцу гордого тейлонца будет долгим, но сама жизнь приучила амбициозного агента не бояться трудностей.


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 09:18 | Сообщение # 51
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Эпилог

— На'ару — хороший, но слишком правильный, — горячо доказывал Стивену и Линнет майор Кинкейд. — Постоянно попадает в какие-то дурацкие ситуации, из которых чудом выбирается невредимым. Эдакий спаситель мира на все руки — так скучно…
— Не любите, когда кто-то составляет вам конкуренцию? — послышался за спиной Защитника Североамериканского Сподвижника ироничный голос.
— Лёгок на помине! — усмехнулся Лиам. — Каким ветром занесло ваше тейлонское величество в наше скромное Посольство?
— Ошибаетесь, я — не самодержец, а лишь покорный слуга народа, каковым, по идее, должен бы являться и ваш президент, — склонил голову к плечу На'ару. — Будьте добры, позвольте мне сказать Линнет и Стивену пару слов наедине. Но я прошу вас не уходить далеко — нас ждёт увлекательная беседа относительно ваших обширных связей, майор Кинкейд. Назрела необходимость пообщаться кое с кем, кто, по имеющейся у меня информации, довольно близко с вами знаком.
«Кажется, я попал, — подумал Лиам. С другой стороны, его забавляла перспектива встречи Джонатана Дорса с новым Главой Синода. — На'ару палец в рот не клади — хотел бы я посмотреть, как он посадит в лужу нашего великого страдальца за судьбы человечества».
— Я хочу поблагодарить вас за помощь, — тейлонец тепло улыбнулся своим земным друзьям. В этот момент взгляд Линн сосредоточенно скользил по его широким плечам и аккуратному, чётко очерченному подбородку, а Стивен любовался тонкой талией, длинными ногами и высокими скулами, что не ускользнуло от внимания На'ару. Оба в этот момент особенно остро ощутили, что тот, кто сумел раздуть в их сердцах маленькие яркие искры пусть не любви, но влюблённости, был потерян для них навсегда.
— Мы просто не могли поступить иначе, — Линнет первая обрела дар речи. — И хотя мне тяжело об этом говорить — ты сам знаешь, почему, но… Будь счастлив, На'ару. Я искренне тебе этого желаю.
— Спасибо, — почтительно склонил голову инопланетянин. — Я тоже желаю вам счастья. Знаете, о чём мне внезапно подумалось? После всего, что все мы пережили вместе, у вас появилось кое-что общее. Пока ещё совсем немного, однако для начала вполне достаточно…
С этими словами он соединил руки парня и девушки. Затем, отойдя в сторонку, полюбовался притихшей парочкой и, судя по выражению лица, остался доволен увиденным. «Лучше уж выглядеть слишком правильным, чем допускать ошибку за ошибкой, продолжая печальную традицию нашей расы…» — подумал На'ару, выходя из кабинета и ощущая на себе два взгляда, полных надежды и признательности.
Несколько минут спустя он сидел на скамейке в саду. Его рука лежала в руке Да'ана, и вновь слова утратили всякую ценность, освобождая дорогу чувствам. А над ними, словно оберегая от возможных невзгод, простиралось чистое весеннее небо — светлое, как глаза Североамериканского Сподвижника. По губам Да'ана скользила загадочная улыбка. Его предчувствия оправдались: На'ару, лучший ученик, в котором он видел продолжателя своего дела, хранителя собственных тайных помыслов и чаяний, был избран Главой Синода. Именно для этого Да'ан и готовил его долгие годы, делясь своими знаниями и позволяя накапливать личный опыт. В юном тейлонце его всегда восхищала безграничная преданность Сообществу без слепого оправдания всех ошибок, совершённых тейлонской расой, а также отсутствие стремления к власти исключительно ради самой власти. Он верил, что однажды На'ару будет правителем, и это свершилось. А ему самому вскоре предстояло стать родителем — ради этого Североамериканский Сподвижник даже готов был временно отказаться от активного участия в политике. Впереди эту тейлонскую пару, выстрадавшую своё счастье, ждало многое — мирные переговоры с Джаридой и Сопротивлением, трогательное прощание с Землёй и её жителями, поиск во Вселенной нового дома… Но сейчас они принадлежали только друг другу — прекрасные, вечно юные, благословлённые своей любовью и поцелованные небом…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Вторник, 2011-05-31, 11:00 | Сообщение # 52
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Спасибо за фик, очень понравилось. На'ару оказался очень мудрым и правильным, жаль Да'ан решил отойти от дел. Хотела бы я посмотреть на лицо Дорса, когда он узнает, кто был у него в сопротивлении. Вообще не выношу его в любом виде.
Quote (Лиэн)
ждало многое — мирные переговоры с Джаридой и Сопротивлением, трогательное прощание с Землёй и её жителями, поиск во Вселенной нового дома…

А вообще я верю в судьбу, мне кажется, что если тейлоны прилетели на Землю, то они тут и должны остаться, мое личное мнение. Просто кроме Джаридианцев есть и другие расы более воинственно настроенные к встречи с ним, человечество еще не готово, а еще есть атавусы. Так что я думаю, в ближайшее время тейлонам не светит улететь с Земли. biggrin biggrin biggrin
Надеюсь, что и у Зоора все нормально сложит.
ся.


Сообщение отредактировал Yull - Вторник, 2011-05-31, 11:06
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 11:04 | Сообщение # 53
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, я думаю, уход Да'ана от дел временный. Отдохнёт - и с новыми силами в политику. Да и тейлонцы в конечном счёте никуда не денутся. Просто на время отойдут в сторонку, чтобы не мешать человечеству самостоятельно развиваться. Но будут приглядывать за нами, и однажды в небе над Землёй снова появятся очертания Носителя smile
И... я верю, что у Зо'ора всё сложится, ведь он получил главное, чего ему не хватало в жизни...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Вторник, 2011-05-31, 11:35
 
YullДата: Вторник, 2011-05-31, 11:34 | Сообщение # 54
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
амостоятельно развиваться

До ближайшей Факусимы, Ливии, Ирана или астероида? (сразу извииняюсь, просто наболело)
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 11:37 | Сообщение # 55
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, так ведь приглядывать же будут wink
И в любом случае с человечества никто не снимает ответственности... Если нас постоянно будут опекать, мы так никогда и не сможем по-настоящему эволюционировать.
Мне кажется, сейчас все эти беды происходят с человечеством по одной простой причине - мы разучились ценить жизнь. И нам не поможет никто - даже если сильно пожелает - до тех пор, пока мы сами не захотим себе помочь...
Простите за эмоции - тоже наболело...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Вторник, 2011-05-31, 11:57 | Сообщение # 56
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
И в любом случае с человечества никто не снимает ответственности..

Это точно, я люблю человечество, но пока нами управляют деньги и жажда наживы, мы заведем себя в тупик. В тейлонах меня покоряло, то что их цели не были направлены на обогащение. Я думаю им стоило бы улететь на дальше Венеры, оставить тут просто посольства и не вмешиваться до поры до времени, пока сами люди не попросят.
Quote (Лиэн)
Мне кажется, сейчас все эти беды происходят с человечеством по одной простой причине - мы разучились ценить жизнь. И нам не поможет никто - даже если сильно пожелает - до тех пор, пока мы сами не захотим себе помочь...

Соглашусь с вами на все 100, ее то мы и не ценим.
А самая большая наша беда, что нами правят Дорсы и Палмеры, которые используют нас, прикрываясь благими целями


Сообщение отредактировал Yull - Вторник, 2011-05-31, 12:04
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 12:31 | Сообщение # 57
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Quote (Yull)
А самая большая наша беда, что нами правят Дорсы и Палмеры, которые используют нас, прикрываясь благими целями


И мы позволяем им это делать, находя оправдание своей пассивности. Часто слышу от знакомых: "А что я могу сделать? Там всё схвачено..." И порочный круг замыкается...

Quote (Yull)
В тейлонах меня покоряло, то что их цели не были направлены на обогащение


Да, за это можно было простить им многое...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Вторник, 2011-05-31, 13:27 | Сообщение # 58
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
И мы позволяем им это делать, находя оправдание своей пассивности. Часто слышу от знакомых: "А что я могу сделать? Там всё схвачено..." И порочный круг замыкается...

Это уже в систему вошло, у меня перед глазами был пример, когда человек хотел что-то хорошее сделать, а получилось.......... Да ничего не получилось.
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-31, 14:44 | Сообщение # 59
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, жаль, что входит в систему и становится привычным то, к чему нельзя привыкать, что не может являться нормой...

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Вторник, 2011-05-31, 23:35 | Сообщение # 60
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Буду краткой.
Доставило. cool
(а на самом деле я более всего за Зоора переживала. и когда Сандаль на горизонте появился, меня прямо улыбнуло. я прям таки вижу, как эту парочку к джарам на мирные переговоры отправляют happy )
Quote (Yull)
вообще, такое чувство, что их в детстве перепутали

biggrin biggrin biggrin


 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Поцелованные небом (О необычной любви)))
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007