Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2018-11-20, 20:47
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Поцелованные небом (О необычной любви)))
Поцелованные небом
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-16, 09:31 | Сообщение # 1
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Автор: Лиэн
Рейтинг: PG-14
Жанр: Трудно определить... Некоторая романтика и даже экшн здесь будут.
Когда "боги" спускаются с небес, людям на Земле становится тесно. Когда они влюбляются - им улыбается небо...

— На'ару такой красавчик — жаль, что он теперь так редко здесь появляется, — вздохнула фигуристая брюнетка лет двадцати пяти, сотрудница Североамериканского Посольства, обращаясь к своей подруге.
Тот, о ком шла речь, застыл возле окна в грациозной позе, от одного вида которой у людей начинало ломить поясницу. По земным меркам тейлонец действительно был красив, хоть и выглядел бесполым — каковым, собственно, и являлся. Высокие скулы, тонкие черты, глаза глубокого синего цвета, пухлые губы, которые выглядели бы чувственными на менее правильно лице — всё это вынуждало биться чаще не одно волонтёрское сердце. Природа наградила его ростом чуть выше среднего, гибкой шеей, прямыми широкими плечами, тонкой талией и умопомрачительно длинными ногами. Изящные запястья и щиколотки придавали На'ару сходство с девушкой, однако среди его земных поклонников встречались представители обоих полов. Он принимал знаки внимания немного снисходительно, но с таким обаянием, что это не отбивало охоту продолжать их оказывать. Тейлонец понял, что сотрудницы Посольства говорят о нём, и улыбнулся так, как это умели делать лишь представители его расы — загадочно и завораживающе. Он кивнул девушкам, глядя на них с лёгкой иронией, но вполне доброжелательно, и их лица расплылись в ответных улыбках. Они не заметили, что в глубине ярких глаз, затенённых бледными веками, затаилась печаль…
При виде Да'ана он оживился — Североамериканский Сподвижник направлялся в свой кабинет. Его сопровождал Защитник, Лиам Кинкейд, который выглядел так, словно куда-то опаздывал.
— На'ару, как я рад тебя видеть! — Сподвижник устремился к гостю, вышедшему из оцепенения.
— Учитель, я тоже очень рад, — голос тейлонца едва заметно дрогнул, и только это выдало его волнение. Бледное лицо, словно выточенное из мрамора, сохраняло неподвижность. — Мне хотелось бы с тобой поговорить.
— Конечно, дитя моё. Лиам, оставь нас и предупреди, что я занят.
Майор Кинкейд с удивлением отметил, что в жестах его обычно невозмутимого начальника проскользнула некая суетливость. Быть может, в другой раз он задумался бы над причиной столь необычного поведения тейлонского дипломата, но сейчас поспешил воспользоваться возможностью улизнуть на полчасика из Посольства — с утра ему позвонил Авгур и сказал, что есть недолгий, но важный разговор.
Возраст На'ару по земному исчислению составлял почти полторы тысячи лет. Немыслимо много для человека и сущий пустяк для тейлонца. Он являлся учеником Да'ана и всегда относился к своему наставнику с особым почтением и заботой — даже более чем было принято в Сообществе. Но такое поведение не выглядело подозрительным в силу того, что Сподвижник воспитал На'ару. Молодой тейлонец считал, что его родитель был убит джаридианцами — так ему сказали. Однако в иные моменты у него возникало ощущение, будто тот, кто произвёл его на свет, жив, и незримо оберегает своё дитя. Но это ощущение было мимолётным. К тому же, у него был чуткий наставник, заменивший родителя и ставший настоящим другом — в том понимании, в котором это допускалось в Сообществе. Сейчас они застыли в торжественном и печальном молчании, пользуясь возможностью видеть друг друга. Оба прекрасно понимали: после того, как На'ару осуществит возложенную на него миссию, ему, вероятно, придётся перейти на другой уровень. Это огорчало Да'ана: Североамериканский Сподвижник считал молодого дипломата самым талантливым из своих воспитанников и единственным по-настоящему верным союзником, на которого можно было рассчитывать. Состояние учителя невольно передалось ученику.
— Прости… — почти беззвучно прошептал На'ару. — Я не хотел причинять тебе боль. Наверное, мне больше не нужно сюда приходить — так будет лучше для нас обоих…
— Нет, На'ару, — покачал головой Сподвижник, опуская руку ему на плечо. — Это ты прости меня за слабость. Приходи, как только сможешь — мне так не хватает твоего общества…
— Чем чаще мы будем видеться, тем тяжелее тебе будет принять приговор Синода, — склонил красиво очерченную голову младший тейлонец.
— Пока ещё Синод ничего не решил, — возразил старший. На'ару не стал спорить, чувствуя, что не вправе отбирать у своего наставника последнюю надежду.
— Конечно, и опыт показывает, что даже там у меня могут найтись защитники. Но знай: какими бы ни было это решение, я не стану его оспаривать. Не считай это предательством с моей стороны, Да'ан. Я понимал, на что иду, когда давал согласие стать участником этого эксперимента. По большому счёту, у меня не было выхода, однако я сделал это добровольно. И если всё-таки решение будет не в нашу пользу… Как бы ни хотелось тебе последовать за мной, продолжай жить — за нас двоих.
— Это несправедливо… — Североамериканский Сподвижник отчаянно пытался сохранить невозмутимость, но на сей раз выдержка изменила ему.
— Возможно… Я никогда не задумывался об этом — просто жил по законам Сообщества, следуя твоим урокам. И уяснил одну вещь: закон не должен иметь исключений — как в природе, иначе он перестанет быть законом. Нам поздно менять своё мировоззрение. Да и опасно… Прошу, учитель, береги себя. Наша дружба — единственное, чем я дорожу, после Сообщества.
«Почему я позволил ему это сделать?» — думал Да'ан, вглядываясь в тонкие черты своего воспитанника, словно пытаясь запомнить. В этом не было нужды — Североамериканский Сподвижник знал, что никогда не забудет это лицо. Он вдруг поймал себя на мысли, что На'ару значит для него больше, чем просто ученик. Как будто у них образовалось своё маленькое Сообщество — одно на двоих. Так повелось, что они не скрывали друг от друга своих мыслей и чувств, и это безграничное доверие стало их маленькой тайной. «Я буду бороться за него, — решил Да'ан, и эта мысль его немного утешила. — Т'тан мне поможет — однажды нам уже удалось убедить Синод проявить снисхождение…»
На'ару вышел из кабинета наставника в смятении. До сих пор он не позволял себе усомниться в правильности своих поступков, и сегодня в его сознании впервые промелькнула подобная мысль. Но он усилием воли заглушил её, осознавая, что обратного пути нет…
В своё время На'ару был в числе ярых противников контакта с землянами — он считал, что тейлонцы смогут самостоятельно найти выход из энергетического кризиса. На этой почве у него возникли разногласия с Зо'ором. Став Главой Синода, своенравный отпрыск Североамериканского Сподвижника попытался отправить любимого ученика своего родителя в ссылку — за инакомыслие. Но влиятельные члены Синода вступились за молодого дипломата. Тем более, когда было решено лететь на Землю, На'ару, будучи законопослушным тейлонцем, смирился с решением большинства. Однако Зо'ор не расстался с мыслью при первой возможности избавиться от политического оппонента. И когда учёные заговорили об этом эксперименте, приложил все усилия, чтобы внушить им мысль: лучшей кандидатуры, чем воспитанник Да'ана, не найти.
В коридоре Посольства На'ару столкнулся с Кинкейдом — тот настолько был поглощён своими мыслями, что не заметил пришельца и чуть было не сбил его с ног.
— Простите, — пробормотал Лиам.
— Ничего страшного, майор Кинкейд, — улыбнулся На'ару, сопровождая свою реплику элегантно-небрежным жестом.
«Кого-то он мне напоминает…» — подумал Защитник Североамериканского Сподвижника, глядя вслед инопланетянину, чьи манеры могли бы показаться надменными, не будь они столь естественными. И тотчас же мысленно посмеялся над собой: кого из его знакомых мог напоминать тейлонец, за исключением других представителей данной расы? Очевидно, примелькался уже, вот и возникло такое странное ощущение…

Линнет О'Брайан сидела на подоконнике в своей комнатушке, которую она снимала у домовладелицы, Дороти Адамс, и смотрела в ночное небо. Во взгляде её читалось беспокойство и настороженность. Свет девушка не включала намеренно, дабы не привлечь внимание любопытной хозяйки и соседей. Она не хотела, чтобы случайно обнаружилась её тайна — Линн никогда не спала. Более того — необычная постоялица пансионата миссис Адамс вообще не являлась человеком…
Внешне это была довольно высокая молодая женщина спортивного телосложения — широкоплечая, длинноногая, с бледной кожей и коротко остриженными кудрями цвета красного дерева. Лицо с высокими скулами и тонкими чертами трудно было назвать красивым — слишком суровым было его выражение. Из-под рыжеватых ресниц на мир спокойно и жёстко смотрели прозрачные светлые глаза. Движения Линн, равно как и быстрая бесшумная походка, отличались гибкостью, присущей опытным бойцам спецназа. Вообще во всём её облике проскальзывало нечто хищное. Обычно она носила тёмные майки из мягкого трикотажа, узкие джинсы и тяжёлые ботинки армейского вида. Такая одежда не придавала ей женственности, но Линн, похоже, и не стремилась привлечь внимание мужчин — напротив, прилагала все усилия, чтобы оттолкнуть даже тех немногочисленных смельчаков, которые решались за ней приударить.
Согласно документам, Линнет О'Брайан работала в отделе по сбору информации Североамериканского Посольства. Рядовой, ничем не примечательный сотрудник — исполнительна, в меру старательна, но без излишнего рвения. В Сопротивлении её знали как Иштар. Таким прозвищем наградил Линн один незадачливый поклонник, который воспринял отказ девушки как приглашение к любовной игре и едва не поплатился здоровьем за свою оплошность.
— Эта бешеная девица — просто демон во плоти! — негодовал он, с трудом разгибаясь и потирая ушибленный затылок. — Ни дать, ни взять, земная ипостась какого-нибудь жестокого древнего божества, питающегося мужской кровью…
Товарищи по подполью над ним посмеялись, но с тех пор прозвище намертво приклеилось к миссис О'Брайан. Узнав об этом, девушка лишь сдержанно улыбнулась.
— С точки зрения мифологии вы не совсем правы, но лично у меня возражений нет, — заявила она.
У неё была безупречная с точки зрения Сопротивления биография — служба в Ираке, ранение, учёба на журналистском факультете. Как пояснила позднее сама Линнет Джонатану Дорсу, в Посольство её привело стремление разобраться, что представляют собой тейлонцы. Завербовал эту колоритную особу Кинкейд, который рад был хоть частично сложить с себя неблагодарное бремя информатора. Наблюдая за девушкой, Лиам заподозрил, что её преданность Сподвижникам — лишь часть искусно разыгранного спектакля. Он же проверял свою протеже на предмет благонадёжности. В ходе проведённого расследования выяснилось, что миссис О'Брайан — бездетная вдова. Муж погиб на войне, с которой ей самой удалось вернуться живой. Из родственников у неё имелась только престарелая душевнобольная мать, которая доживала свой век в одной из частных клиник. Периодически Иштар исчезала на пару дней — агент, приставленный к девушке, подтвердил, что в это время она навещает мать и посещает кладбище, где похоронен её муж. Всё это поясняло особенности нелюдимого характера Линн и её нежелание говорить о своём прошлом. В Сопротивлении к ней относились с уважением — считалось, что она ведёт рискованную игру, оставаясь сотрудником Посольства. Но товарищи по оружию даже не предполагали, насколько рискованной была эта игра…
Линн прислушалась к себе — в этот раз что-то пошло не так. Уровень Основной Энергии в её теле резко снизился. Быть может, дали о себе знать три беспокойных дня, которые она провела, выполняя задание Дорса. Тогда Иштар осталась довольна собой. Нужно было ухитриться тщательно подготовить провокацию и самой же её сорвать — да так, что виноватым остался один растяпа, не сумевший доказать свою невиновность. Ей не было жаль этого беднягу, подвергнутого самосуду. Для существа, скрывающегося под личиной Линнет О'Брайан, он был… даже не врагом, а подручным материалом, теоретически пригодным для решения некоторых проблем.
Из раздумий её вывел противный писк глобала.
— Какого чёрта? — рявкнула она, узрев на экране физиономию Кинкейда и старательно разыгрывая недовольство. Впрочем, оно было не таким уж наигранным — звонок Лиама не входил в её планы. Линн мысленно похвалила себя за то, что предусмотрительно надела пижаму — тёмно-синюю, почти мужского покроя.
— Линни, не рычи, — примирительно улыбнулся он, видимо, привыкнув к такой манере общения миссис О'Брайан. — Срочно нужна твоя помощь. Знаю, разбудил…
— Если знаешь — иди в задницу, — буркнула девушка.
— Так я приеду, да?
— Нет! Я уйду спать в другое место, и чёрта с два ты меня найдёшь.
— Куда ты уйдёшь? У тебя ведь нет ни друзей, ни парня, — усмехнулся майор Кинкейд.
— В подвал, на чердак — куда угодно, лишь бы не видеть твою рожу. Я своё дело сделала — не моя вина, что вы вербуете истеричных сопляков. Сейчас мне хочется только одного — спать, ясно? Поищи кого-нибудь другого, кто сможет тебе помочь.
Линн отключила глобал, зная, что её поведение не вызовет подозрений. Внезапно по телу девушки пробежала судорога. Взгляд её случайно упал на руку — под белой кожей проступили тонкие синеватые разводы, которые слабо светились. «Ша'бра! — подумала она. — Нужно на Носитель — срочно. Иначе конец… Впрочем, конец мне придёт в любом случае, однако не хотелось бы, чтобы столь бесславный…» Мнимая подпольщица приучила себя воспринимать происходящее как игру, но эта игра переставала быть забавной. Сейчас она остро, как никогда, поняла, насколько любит жизнь. Пусть даже такую — в чужом обличье, в этой нелепой комнате, уставленной дешёвыми безделушками, которые ужасно её раздражали. Миссис Адамс постоянно подчёркивала, что считает данное помещение подходящим жилищем для девушки. Вероятно, сентиментальная седовласая леди имела в виду аляповатое цветастое покрывало, обшитое рюшами, и фаянсовые статуэтки, изображающие златокудрых пастушек и неправдоподобно большеглазых котят.
Вдруг она насторожилась, ощутив близость опасности. Выглянула в окно и увидела направляющегося к воротам Лиама — как обычно, взъерошенного, в кожаной куртке нараспашку. Консьержка, естественно, его впустит — Линн сама представила майора как своего жениха. Они вместе придумали эту легенду, чтобы обеспечить Кинкейду доступ в пансионат, репутацию которого строго блюли миссис Адамс и её верная прислуга. Но в свете случайно выявившихся обстоятельств визит назойливого полукимеры был весьма некстати. Девушка легко спрыгнула с подоконника и, наспех одевшись, беззвучно выскользнула в пустой тёмный коридор, лихорадочно соображая, как ей избежать общения с незваным гостем…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-05-17, 10:42 | Сообщение # 2
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
По пути Линн дёргала ручки дверей. Комнаты в этом крыле пустовали — за исключением двух, но она надеялась, что какая-нибудь из них по недосмотру осталась открытой. Но прислуга миссис Адамс отличалась добросовестностью. В конце коридора жил студент, Стивен Хэнкс — один из самых стойких её ухажёров. Как бы пренебрежительно ни смотрела на него Иштар, он провожал предмет своих воздыханий восторженным взглядом. Девушка слышала, как он вернулся и прошлёпал в душ. И дверь, наверняка, не закрыл, считая такую предосторожность излишней в почтенном заведении Дороти Адамс. Недолго думая, она открыла дверь и проникла внутрь комнаты, не испытывая при этом угрызений совести. Линн отлично видела в темноте, поэтому не задела ни одного предмета. Она выглянула в окно и поняла, что ей не составит труда спуститься вниз. Комната находилась на втором этаже, вся наружная стена — до самой кровли — была увита диким виноградом, а между этажами тянулась труба. Девушка распахнула окно и в этот миг услышала за спиной тихий скрип открывающейся двери и удивлённый голос:
— Линни, что ты здесь делаешь?
— Долго объяснять, а мне нужно поскорее отсюда выбраться, — как можно мягче ответила гостья. — Прости, Стив, что ворвалась к тебе без спросу, но, поверь, другого выхода не было.
— Тебе грозит опасность? — испуганно спросил парень.
— Можно и так сказать, — она села на подоконник и нащупала ногой изгиб толстой лозы, пробуя его на прочность.
Спуск занял считанные секунды. Пригнувшись, чтобы не быть обнаруженной, Линн через густые заросли жимолости устремилась к забору, нарушив запрет миссис Адамс ходить по газонам и клумбам, и буквально взвилась по нему, как кошка.
— Погоди, я с тобой!
Она оглянулась: внизу стоял запыхавшийся Стивен. Девушка нахмурилась, но решила не поднимать шум. «Отделаюсь от него потом, — подумала она. — На приключения парня потянуло — захотелось почувствовать себя героем. Видимо, у людей иногда такое бывает…» Линн знала, куда идёт — неподалёку находился лесопарк. Она торопилась спрятаться от людей. Плетущийся следом Стив сейчас мало её волновал: «Испугается — сам сбежит...» Больше тревожило то, что кожа стала слишком чувствительной — мягкие швы одежды начали причинять дискомфорт. Девушка старалась держаться так, чтобы не поворачиваться лицом к своему беспокойному спутнику.
— Линн, постой! — подал голос парень. — Тебе нужно где-нибудь спрятаться? У меня есть приятель — он за городом живёт...
— Вот и спрячься у него, — бесстрастно прервала его Линнет, не оборачиваясь.
— Я понял, ты идёшь в какое-то определённое место.
— Надо же, какой догадливый...
— Тебя... Сопротивление ищет, да?
— Почему ты так считаешь? — резко притормозила девушка, бросая через плечо настороженный взгляд.
— Ну, ты ведь в Посольстве работаешь... — смущённо пояснил Стивен. — Мне миссис Адамс сказала. Но ты не обижайся на неё — она больше никому... И я тоже.
— В принципе, ты близок к истине, — голос Линн звучал приглушённо, в нём появились какие-то новые нотки.
— Скажи... Ты общаешься с тейлонцами? — не унимался Стив.
— Приходится иногда... — к счастью для незадачливого поклонника, он не видел, как холодно блеснули глаза Иштар. По губам девушки скользнула улыбка, которая выглядела чужой на её лице, будто принадлежала кому-то другому.
— Ну, и как они?
— Тейлонцы как тейлонцы, — пожала плечами миссис О'Брайан. — Небось, хочешь, чтобы я попросила у Да'ана автограф для тебя?
— Не у Да'ана, — Стивен проигнорировал насмешливый тон девушки. — Есть в вашем Посольстве один сотрудник... Тейлонец... Я несколько раз видел его по телевизору — он сопровождал Да'ана на конференциях. Его зовут На'ару.
— Зачем он тебе? — резко спросила Линнет. Ей пришлось приложить усилие, чтобы взять себя в руки.
— Не знаю... Просто понравился. Интересное лицо, глаза... Он — необычный, непохожий на других...
— Чем же он необычен? — девушка уже овладела собой.
— Так сразу и не скажешь... Но мимо него не пройдёшь — поневоле остановишь взгляд. Есть в нём какая-то загадка... Когда я тебя увидел, то сразу понял, что ты работаешь на них — ещё до разговора с миссис Адамс.
— Как же ты это понял? — насмешка в голосе Линн сменилась любопытством.
— Ну, у тебя походка и жесты... Не совсем как у них, но что-то такое проскальзывает. Наверное, это подсознательно перенимается.
— Так ты ухаживал за мной, чтобы подобраться к этому тейлонцу? - разочарованно протянула она.
— Зачем ты так? — обиделся парень. — Я не хотел ни к кому подбираться и не стал бы тревожить ни тебя, ни его какими-нибудь дурацкими просьбами. И сейчас заговорил об этом лишь по одной причине... На'ару в последнее время не видно. С ним всё в порядке?
— Он сейчас не работает в Посольстве — выполняет какое-то ответственное задание, — ответила Линнет. В этот момент она выглядела растерянной, словно столкнулась с чем-то непривычным, не укладывающимся в сознании.
Ночной лесопарк встретил их обилием шорохов и звуков. Девушка двигалась не слишком быстро, но уверенно, в то время как Стив постоянно спотыкался. Очевидно, она хорошо видела в темноте. Линн пыталась идти быстрее, только тело отказывалось подчиняться ей. «Человеческая энергия на исходе. Ша'бра! Ну почему именно сейчас?..»
...Лиам постучал в дверь Линнет, однако никто не открыл. Тогда он постучал сильнее, и дверь распахнулась. Комната была пуста. «Куда же она подевалась? — удивился майор Кинкейд. — Неужели, правда, забилась на чердак или в подвал? С неё станется...» Он огорчённо побрёл к лестнице. Отсутствие Иштар означало, что очередное на редкость хлопотное поручение Дорса ему придётся выполнять в одиночку...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Вторник, 2011-05-17, 10:43
 
YullДата: Среда, 2011-05-18, 07:31 | Сообщение # 3
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, интересная задумка, лопух твой Лиам, даже не подозевает "девушку" biggrin biggrin biggrin biggrin Стивен оказался более проницательным, а Даан интриган biggrin biggrin Хочу продуку
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-05-18, 09:24 | Сообщение # 4
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, спасибо smile Будет прода!
Судьба у Лиама такая - быть лопухом. Но в этом он не одинок - эту "девушку" вся Сопра прохлопала biggrin


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-05-18, 10:39 | Сообщение # 5
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Да'ан ощущал беспокойство — это чувство было связано с На'ару. Он попытался выйти на контакт с воспитанником через Сообщество, но не смог, как будто кто-то пытался этому воспрепятствовать. Самое страшное, что не извне, а изнутри. Какое-то мгновение Североамериканский Сподвижник был близок к панике, но быстро взял себя в руки. Поразмыслив, он направился к генералу Т'тану.
— На'ару в опасности, — вопреки обыкновению, без предисловий начал он.
— Боюсь, мы не сможем ему ничем помочь, — покачал головой Военный Министр. — Он нажил себе врага, которому незнакомо такое понятие, как честь. Извини, Да'ан, это звучит жестоко по отношению к тебе, но Зо'ор действительно таков. Если он беспощаден даже к собственному родителю — что тогда говорить о На'ару...
— Прости, я не смог выполнить твою просьбу... — в этот момент на Да'ана было больно смотреть — он выглядел совершенно убитым горем.
— Нет, ты её выполнил, — на удивление мягко произнёс генерал, который отличался суровым нравом. — Тебе удалось привить На'ару лучшие качества — смелость, преданность Сообществу... Таким воспитанником можно гордиться. Но ты слишком привязался к нему.
— Неужели, ты ничего не сделаешь? — в светлых глазах Да'ана светилась отчаянная надежда.
— Что именно я должен сделать? — устало спросил Т'тан.
— Попытайся связаться с ним. Мит'гаи сказал, что запас человеческой энергии в его теле на исходе. Похоже, Зо'ор делает всё, дабы вынудить На'ару перейти на другой уровень — знает, что тот попытается любой ценой избежать провала. Я не обольщаюсь относительно своего ребёнка и считаю, что сам спровоцировал его на такое поведение. Но в данном случае дело касается моего воспитанника, а он ни в чём не виноват перед Зо'ором.
— Я могу рассчитывать на твою помощь? — испытующе взглянул на своего друга Военный Министр.
— Да, — твёрдо ответил Да'ан.
— Ты готов пойти против Главы Синода ради спасения На'ару? — недоверчиво уточнил Т'тан.
— Готов, только делай же что-нибудь — сейчас не время для расспросов!
Генерал с удивлением посмотрел на Североамериканского Сподвижника, но промолчал. Ему самому в этот момент было ничуть не легче... Он попытался связаться с На'ару, но натолкнулся на искусственно созданный невидимый барьер.
— Ничего не получается... Ша'бра! Такое впечатление, что Зо'ор готов потратить всю свою энергию, лишь бы заблокировать все связи... Может, есть смысл привлечь ту женщину — Линнет О'Брайан? — Т'тан хватался за малейшую надежду, чувствуя, что не в силах достучаться до На'ару.
— Не думаю, что она сможет противостоять Главе Синода, — грустно покачал головой Да'ан, погружаясь в Сообщество.
В своё время Североамериканский Сподвижник сам нашёл Линн. Вернее, это она его нашла. Ворвалась в его кабинет и с порога заявила:
— Меня пытались завербовать сопротивленцы!
Да'ан огорчился, узнав, что Лиам продолжает играть в свои опасные игры. Но девушка его заинтересовала — он вспомнил об эксперименте, предложенном Мит'гаи.
— Я благодарен вам за преданность, — доверительно улыбнулся Сподвижник. — И хочу предложить поучаствовать в одном интересном проекте...
Тогда он получил снискал одобрение Синода, был доволен собой и даже не предполагал, что своими действиями способствовал началу эксперимента, который мог погубить его лучшего ученика...

Мнимая Линнет О'Брайан прислонилась к стволу дерева, словно ища у него поддержки. Больше всего ей сейчас хотелось раздеться донага, но Стивен Хэнкс, едва ли понял бы такое поведение. Вернее, наверное, понял бы, но по-своему.
— Хочешь, я разведу костёр? — предложил парень. Она молча кивнула, мысленно добавив: «Делай, что хочешь, только оставь меня в покое...»
Когда Стив скрылся в кустах — отправился собирать ветки — она наконец-то позволила себе расслабиться. Студент вовремя убрался — тело его приятельницы уже ярко светилось. В какой-то момент прикосновение одежды к истончившейся коже стало невыносимым, и «Линн» принялась её срывать — так яростно, словно в складках ткани таился смертельный яд... Внезапно по стройному телу пробежала судорога, и странное существо, уже весьма отдалённо напоминающее человека, опустилось на землю. Началась трансформация — процесс довольно неприятный, но непродолжительный. Какое-то время «девушка» противилась этому процессу — скорее, по инерции, но каким-то образом повлиять на происходящее уже было не в её силах.
Придя в себя, На'ару понял, что энергия Линнет О'Брайан иссякла, и когда Стив вернётся, он застанет вместо симпатичной девушки ещё более симпатичного тейлонца. Он представил себе реакцию студента и, до конца не выйдя из образа, улыбнулся, как это сделал бы человек. Ситуация показалась дипломату забавной, но своё положение он справедливо нашёл незавидным. Правда, испытал облегчение, избавившись от одежды и человеческого облика. На'ару вновь и вновь предпринимал попытки связаться с Сообществом, однако безрезультатно. Экспериментатор слышал лишь «голос» Зо'ора, его язвительные мысли о печальной участи, которая ждала молодого дипломата. «Я уничтожу тебя», — откровенно заявил Глава Синода, зная, что сейчас его не слышит никто, кроме изнурённого трансформацией, страдающего от осознания собственной беспомощности На'ару. Но воспитанник Да'ана, сконцентрировав слабеющую волю, не оставлял надежды прорвать блокаду. И в какой-то миг — о, чудо! — услышал зов Т'тана. Не теряя времени на пояснения, он передал генералу информацию о своём местонахождении — как раз, вовремя, потому что через минуту силы окончательно покинули его...
Он пришёл в себя от пронзительного крика Стивена.
— Что случилось — почему вы так кричите? — бесстрастно спросил тейлонец, справедливо рассудив, что самое разумное сейчас — вести себя так, словно ничего не случилось.
— На'ару? — изумлённо воскликнул парень. — Но... как?
— Долго объяснять, — грациозно повёл головой инопланетянин, поднимаясь.
— Значит, вы... Ну, знаете, мы так не договаривались! — в голосе Стива звучала обида.
— С вами мы вообще никак не договаривались, — смерил его озадаченным взглядом тейлонец, которому поведение человека показалось более чем странным.
— Но... как вы могли так со мной поступить?
— Странные вы существа, люди... — медленно вымолвил На'ару. — Несколько минут назад беспокоились о моей участи, а теперь предъявляете какие-то нелепые претензии. В конце концов, я вас сюда не звал — вы сами за мной увязались.
— Простите, — виновато моргнул парень, по-видимому, овладев собой. — Просто это было... несколько неожиданно — увидеть вас здесь.
— Понимаю, — кивнул тейлонский дипломат. Украдкой наблюдая за пришельцем, Стивен, который впервые видел представителя неземной расы так близко, поразился, насколько тот был красив — идеально правильные черты лица, завораживающий взгляд ярких глаз, отточенное изящество движений...
— Ещё раз простите, — уже твёрже повторил парень. — Скажите... Вам нужна помощь?
— Помощь скоро прибудет, — ответил На'ару. — А почему вас так беспокоит моя персона?
— Как вы сами недавно выразились, долго объяснять, — улыбнулся парень.
— Попытайтесь — у меня есть немного времени, — почти приказал тейлонец, манеры которого обрели спокойную властность.
— Дело в том, что сейчас я смотрю на вас и мне кажется... Будто я вас люблю... — голос Стивена дрогнул, что повергло пришельца в растерянность.
— Вам кажется? Но какое отношение я имею к вашим галлюцинациям?
— Это не галлюцинация — ваше присутствие действительно действует на меня магически.
— Простите, но я вас не понимаю, — На'ару прикрыл глаза, прижимая к груди аккуратную узкую ладонь с длинными пальцами.
— Скажите, у вас есть кто-нибудь, без кого вы не представляете своей жизни? — тихо спросил парень.
— Тейлонское Сообщество, — не задумываясь, ответил дипломат.
— Это не то, — рассмеялся Стив. — Речь идёт не обо всей вашей расе, а о конкретной личности.
На'ару задумался, и в его вдруг сознании с пугающей ясностью всплыл знакомый образ. «Да'ан, учитель...» — мысль о Североамериканском Сподвижнике была отозвалась теплом где-то внутри.
— Пожалуй, вы правы — такая личность существует, — задумчиво произнёс тейлонец.
— Именно это люди и называют любовью, — На'ару обратил внимание на то, что его слова огорчили землянина. — Знаете, в юности я читал одну книгу... Так в ней было написано, что любовь — это поцелуй неба. Мне понравилось такое сравнение — красивое и очень точное.
— Поцелуй? — удивился тейлонец. Настоящая Линн О'Брайан произносила это слово во время тренировок, но он тогда не понял тогда, о чём идёт речь, и не стал уточнять, рассудив, что ему данная информация не пригодится. Подобно всем тейлонцам, На'ару мало интересовался чувственной стороной жизни людей. Он научился достоверно копировать поведение Линн и посчитал, что для успешного выполнения возложенной на него миссии этого вполне достаточно.
— Стойте так — не шевелитесь, — попросил парень.
Поражаясь собственной смелости, он подошёл к пришельцу и мягко коснулся пухлых губ, ощутив их волнующую шелковистую прохладу, а затем отстранился, с любопытством наблюдая за реакцией На'ару.
— Если честно, мне не совсем понятен смысл данного действия, — признался инопланетянин, который выглядел очаровательным в своём смятении.
— Он был бы понятен, если б это сделал тот, кого вы любите, — печально посмотрел на На'ару Стивен.
— Судя по тому, что вам поцелуй доставил удовольствие — я почувствовал это — у людей он служит для выражения чувств, верно? — при слове «удовольствие» студент густо покраснел, но возражать не стал. — Одного не могу понять... Вы говорите, что любите меня, а любовь — это когда чьё-то присутствие является обязательным условием продолжения жизни. Но как таким условием могло стать для вас моё присутствие, ведь вы меня совершенно не знаете?
Формулировки тейлонца немного позабавили Стивена — в устах На'ару привычные понятия обретали новое значение. Это были странные определения — непривычные и в то же время беспощадно точные, как математические формулы, словно инопланетное сознание очистило их от шелухи, облегчая для понимания. Незаметно для себя, он и сам начал выражаться несколько иначе, чем при общении с себе подобными — тейлонец неуловимо влиял на него, не прилагая никаких видимых усилий.
— Для того, чтобы кого-то любить, вовсе не обязательно его знать, — взволнованно пояснил парень. — К тому же, только сейчас, увидев вас так близко, я понял, что моё чувство — именно любовь, а не простой интерес.
«Любовь...» — На 'ару мысленно повторил земное слово, пытаясь подобрать ему аналог в Юноа, но не смог. Вернее, не успел — прежде, чем в кустах раздался шорох и негромкие голоса, он уже ощутил поблизости чьё-то присутствие...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Среда, 2011-05-18, 10:59
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-05-19, 09:37 | Сообщение # 6
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— Да'ан, они нашли его, — произнёс Военный Министр, не скрывая радости. Североамериканский Сподвижник устало прикрыл веки, собираясь с силами — он предчувствовал, что основная битва за жизнь На'ару ещё впереди…
— Это за мной, — тейлонец с невозмутимым видом повернулся туда, откуда доносился звук. Стивен вдруг схватил его за руку — каким-то судорожным движением.
— Никуда тебя не отпущу, — горячо прошептал он, прижимая изящную ладошку к своей груди.
— Прости, но это бессмысленно, — На'ару не пытался высвободиться, понимая, что сейчас он намного слабее человека. — У нас ничего не получится. Мы живём в разной реальности, и я совершенно иначе смотрю на вещи. То, что тебе кажется важным, для меня не имеет никакой ценности, и наоборот. Мы даже по-разному чувствуем и выражаем свои чувства. Со мной у тебя никогда не будет этого «поцелуя неба», о котором ты мечтаешь.
— Наверное, ты прав… — парень безвольно выпустил, скорее даже уронил тонкую бледную руку. Он внимательно посмотрел на инопланетянина, запечатлевая в памяти его образ. — А всё-таки я тебе желаю, чтобы однажды небо поцеловало тебя, и в этот момент рядом оказался тот, без кого ты не мыслишь своей жизни.
— Спасибо, — кивнул тейлонский дипломат. Он не стал спорить, не желая огорчать Стива. Обычно чувства людей не волновали его, однако сейчас На'ару испытал жалость к этому странному парню.
— Береги себя, слышишь? И если вдруг будешь нуждаться в помощи… Вот, — Стив порылся в карманах и нашёл клочок бумаги, на котором нацарапал номер глобала. — Только позови, и я всё для тебя сделаю. Нужно будет — жизнь отдам…
Тейлонец с удивлением посмотрел на Стивена, который вложил в его ладонь бумажку. Глаза парня лихорадочно горели — было заметно, что он, правда, готов умереть за инопланетянина. На'ару подумал о том, что скоро ему действительно может понадобиться помощь, только едва ли землянин будет в состоянии оказать её.
Во главе отряда волонтёров — их было около десятка — стоял хмурый темнокожий парень. Впрочем, с пришельцем он старался держаться почтительно.
— Кто это? — командир указал на Стива. — Мне сообщили только о вас.
— Этот человек оказался здесь случайно — не трогайте его, — голос тейлонца звучал мягко и мелодично, а во взгляде появилось отстранённое выражение. Сердце парня сжалось — в тот миг На'ару казался совсем чужим, словно они вообще не были знакомы. Обида на мгновение шевельнулась в нём, однако он тотчас же себя одёрнул: «Наверное, На'ару намеренно делает вид, будто не знает меня — чтобы оградить от проблем. Значит, я не так уж и безразличен ему…» — от этой мысли у него сразу потеплело на душе.
Уходя, тейлонец вдруг зачем-то оглянулся. Два взгляда встретились, и молодой политик понял, что до конца своей жизни, которая, вероятно, окажется недолгой, не сможет забыть, какими глазами смотрел на него человек: как будто в инопланетном существе, прибывшем на Землю отнюдь не с безобидными намерениями, заключался смысл его жизни. А Стивен болезненно вздрогнул: взгляд тейлонца показался ему обречённым. «Только бы с ним ничего не случилось», — подумал он. Парень не помнил, как вернулся домой. Он до рассвета пролежал на кровати одетый, не включая свет. Жизнь разделилась на «до» и «после». А посередине был На'ару: загадочный, немного пугающий, но, несмотря на это, Стивена безудержно тянуло к нему.

По прибытии на Носитель дипломата встретил начальник службы безопасности Синода. Он выглядел так, словно должен был выполнить некое неприятное поручение.
— Агент Сандовал, вам поручено арестовать меня? — почти безмятежно спросил На'ару, давно смирившийся со своей участью. — Куда мне следует пройти?
Рональда Сандовала нельзя было назвать сентиментальным. Обстоятельства жизни этого человека были таковы, что он разучился испытывать жалость даже к самому себе. Однако от вида На'ару — спокойного, с величественной осанкой и взглядом, в котором не было даже тени обиды или отвращения — ему стало не по себе. Агент Сандовал помнил, с какой ненавистью Глава Синода отдавал ему приказ арестовать молодого политика. «В чём могло провиниться перед своими собратьями это существо, которое выглядит таким чистым и прекрасным? — с сожалением подумал он, глядя на идущего впереди тейлонца. Но приказ есть приказ, и он следовал за На'ару с таким выражением лица, словно сам был арестантом.
Внезапно тейлонец остановился — навстречу ему по коридору шла женщина, которую он не спутал бы ни с одной представительницей земной расы. Линнет О'Брайан… Она была здесь на особом счету — ей единственной из участников эксперимента (так в Медблоке деликатно именовали подопытных) позволялось иногда прогуливаться по Носителю.
— Агент Сандовал, вы позволите мне сказать несколько слов этой женщине?
Рональд кивнул, ловя себя на мысли, что не в силах противиться обаянию этого пришельца. Тем более, в его просьбе не было ничего преступного.
— На'ару! — при виде тейлонца глаза девушки радостно вспыхнули.
— Молчи и слушай меня, — властным жестом прервал её дипломат. — Постарайся немедленно разыскать майора Кинкейда. Скажешь ему, что была арестована, но тебе удалось бежать. Если сможешь отсюда выбраться — порвать с Сопротивлением будет не так уж трудно. Просто скажи, что устала воевать и хочешь вернуться к обычной жизни. В пансионате, где я жил под твоим именем, разыщи человека по имени Стивен Хэнкс. Это мой… Думаю, будет правильно сказать, что он считает себя моим другом. Во избежание недоразумений объясни, что я направил тебя к нему. Кстати, вот номер его глобала…
На'ару обнаружил, что всё ещё сжимает в руке смятую бумажку, и протянул её девушке.
— А как же ты? — встревожилась Линн. — Что будет с тобой?
— Не печалься обо мне, — произнёс тейлонец, глядя куда-то сквозь стены. — Считай, что На'ару больше нет. Я перестал существовать в тот момент, когда дал своё согласие на участие в этом эксперименте.
Быть может, прежде он не стал бы заботиться о судьбе девушки — тем более, когда ему самому оставалось пребывать на этом уровне считанные часы. Но сейчас в нём словно произошла некая неуловимая перемена. Возникло такое ощущение, будто он утратил право на ошибку, и теперь каждое действие имело особое значение — причём, не только для него.
Линн смотрела вслед удаляющемуся тейлонцу до тех пор, пока его силуэт не начал расплываться. Девушка не заметила, как в глазах стало светло от слёз. Она плакала во второй раз в своей взрослой жизни — первый был, когда ей сообщили о гибели мужа. Линнет сама не знала, почему оплакивает На'ару — пришельца, чужака. Но мысль о том, что она больше никогда не услышит его голос, не увидит, как он улыбается, становясь от этого похожим на человека, причиняла ей боль. Как это: ещё недавно он был, с умопомрачительной серьёзностью задавал странные на человеческий взгляд вопросы, очаровывал своим любопытством, а теперь его не станет? Однажды На'ару сказал, что в момент перехода на другой уровень энергетическая плоть тейлонцев просто тает, превращаясь в россыпь искр. Линн подумала, что в её жизни он и был такой искрой — яркой, но недолго дарившей свой свет. Ей нравилось украдкой любоваться чертами тейлонца — почти совершенными; будто бы нечаянно касаться его руки, ощущая, как по телу разливается приятный холодок. Она брела по Носителю, не разбирая дороги, и думала о том, что это неправильно — когда слишком рано покидают этот мир такие красивые существа. И во имя чего? Но На'ару, видимо, считал важным то, за что готов был платить жизнью… У Линнет возникло такое чувство, будто этот тейлонец, которого она не могла назвать даже другом, забрал с собой какую-то часть её души. А клочок бумаги в руке, казалось, таил в себе такую знакомую прохладу…
Арестованный дипломат сидел в тесной камере, мысленно прощаясь с Сообществом. На'ару знал, что в этот миг на заседании Синода решается его судьба, но решил перейти на другой уровень, не дожидаясь приговора. Он никого не винил в случившемся, радуясь тому, что сумел прожить свою недолгую жизнь достойно и принести пользу тейлонской расе. На'ару давно начал бы переход, но его останавливало одно — желание попрощаться с Да'аном. Он должен был сказать своему наставнику кое-что очень важное, однако никак не мог найти нужное слово. «Как же мне это сказать, Великий Тейлон? Я знаю, что оно было…» Отчаявшись вспомнить заветное слово, он лёг на пол, понимая, что должен поторопиться, если хочет уйти из жизни по собственной воле. Его время истекло, и вскоре тейлонец по имени На'ару должен был остаться на этом уровне лишь в воспоминаниях тех, кому был дорог. «Вот и всё…» — подумал он, подготавливая к открытию выходы каналов, через которые должна была уйти в космос его энергия…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Четверг, 2011-05-19, 09:56
 
YullДата: Четверг, 2011-05-19, 11:41 | Сообщение # 7
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, спасибо за новую главку, начинаю переживать за героев. Мне очень симпатичен На'ару.
Quote (Лиэн)
— Прости, я не смог выполнить твою просьбу... — в этот момент на Да'ана было больно смотреть — он выглядел совершенно убитым горем. — Нет, ты её выполнил, — на удивление мягко произнёс генерал, который отличался суровым нравом. — Тебе удалось привить На'ару лучшие качества — смелость, преданность Сообществу... Таким воспитанником можно гордиться. Но ты слишком привязался к нему.

Неужели, На'ару сын Т'тана?
Ну, с Зо'ор все ясно, обычная ревность, хотя он это никогда не признает.
Quote (Лиэн)
Да'ан огорчился, узнав, что Лиам продолжает играть в свои опасные игры.

В данном случае горбатого даже могила не исправит, а Да'ану за все отвечать перед Синодом и Зо'ором, что еще страшнее. Когда же кончится его терпение? Хорошо, что девушка пришла к нему, а не к Зо'ору, досталось бы всем.
Quote (Лиэн)
— На'ару? — изумлённо воскликнул парень. — Но... как?

Бедняга, как он только чувств не лишился?
Quote (Лиэн)
«Да'ан, учитель...» — мысль о Североамериканском Сподвижнике была отозвалась теплом где-то внутри.

Ну, этого невозможно не любить biggrin , хорошо, что и он отвечает взаимностью. Хотя мне бы было интереснее почитать про роман со Стивом. biggrin biggrin biggrin biggrin
Жду продолжение.
 
YullДата: Четверг, 2011-05-19, 13:18 | Сообщение # 8
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Не успела оставить отзыв, а тут новая главка.
Очень жаль главного героя, начинаю переживать за него все дольше.
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-05-19, 17:04 | Сообщение # 9
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, он сильный и... всё-таки не остаётся наедине со своими проблемами - у него есть те, кто его оберегает smile
Хотя я сама уже начинаю за него переживать...
Спасибо за тёплые отзывы! flower


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Четверг, 2011-05-19, 17:05
 
YullДата: Четверг, 2011-05-19, 18:05 | Сообщение # 10
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Yull, он сильный и... всё-таки не остаётся наедине со своими проблемами - у него есть те, кто его оберегает

Все равно волнительно за него
Quote (Лиэн)
Спасибо за тёплые отзывы!

Всегда пожалуйста, тем более, что я пишу отзывы только тогда, когда мне нравится произведение.
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-05-20, 09:28 | Сообщение # 11
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
— На'ару, вы…
Агент Сандовал замер на пороге камеры. Дежа вю… Тейлонец лежал на полу — неестественно выпрямившись, как когда-то Да'ан, а по телу его то и дело пробегали лиловые вспышки. «Неужели, он?..» — внезапная догадка на мгновение лишила Рональда дара речи, но в этот раз он нашёл в себе силы заговорить.
— На'ару! — снова позвал он тейлонца. Тот распахнул глаза — во всю бездонную синь. При этом взгляд у дипломата был такой, словно он уже не принадлежал этому миру. — Мне было поручено выпустить вас. Слышите меня? Вы свободны.
— Я… свободен? — голос На'ару звучал так, будто смысл сказанного агентом ускользнул от него. Однако инопланетянин быстро пришёл в себя и принял сидячее положение, уже осмысленно глядя на человека. — Простите, я… пребывал в несколько иной реальности.
— Кажется, я понимаю, о чём вы говорите, — Рональд протянул тейлонцу руку, помогая подняться.
— Благодарю, — грациозно кивнул теперь уже бывший арестант. — Думаю, вы действительно поняли, что я намеревался сделать — мне известно о той истории… Простите, если напугал вас. Агент Сандовал, вы пришли как раз вовремя.
— Это радует, — усмехнулся начальник службы безопасности Синода, но взгляд его оставался серьёзным. — Если вас не затруднит, ответьте мне на один вопрос, На'ару: почему представители вашей расы так торопятся умирать?
— Не умирать, — улыбнулся в ответ тейлонец. — То, что вы называете смертью, мы воспринимаем как переход на иной уровень бытия. Для нас в этом событии нет ничего пугающего либо противоестественного. Я решил уйти, поскольку не считал целесообразным бороться за моё дальнейшее пребывание здесь. Но Сообщество рассудило, что ещё нуждается во мне.
— Воля Сообщества для вас превыше всего?
— В своих поступках я руководствуюсь личной волей, — сейчас На'ару говорил с землянином как с равным. — Но если мои стремления вступят в противоречие с интересами Сообщества, я буду искать в себе силы сделать выбор в пользу тейлонской расы.
— Несмотря на то, что ваша раса чуть было не предала вас?
— Это не было предательством, агент Сандовал, — возразил дипломат. — Просто Синод опасался, что я могу представлять опасность для Сообщества, а рисковать всеми ради одного было бы нерационально. По-видимому, моё поведение сочли адекватным и потому позволили мне остаться.
— Вас не утомляет жизнь под постоянным контролем ваших собратьев по расе?
— Меня в большей степени утомила бы жизнь в земном обществе, ведь представители вашей расы чувствуют себя одинокими в окружении себе подобных.
— Наверное, вы правы… — медленно проговорил имплант, и в этот момент его лицо выглядело живым. Но вскоре оно снова приняло каменное выражение, словно Рональд испугался, что позволил себе лишнее. Однако взгляд Сандовала невольно скользнул по нежной длинной шее тейлонца и его округлым бёдрам. Мужчина, который ради служения пришельцам изгнал из своей жизни любимую женщину, впервые посмотрел на инопланетное существо, как на объект не просто восхищения, но влечения. Однако мысли его при этом были заняты не На'ару...
Вежливо, но бесстрастно простившись с агентом, На'ару вышел в коридор. Он уже свыкся с мыслью, что перейдёт на другой уровень, и сейчас, обретя свободу, попросту не знал, куда ему идти. Тейлонец не сразу обратил внимание на подозрительную суматоху, царившую на Носителе. Повсюду сновали волонтёры — один из них случайно задел пребывавшего в растерянности инопланетянина и притормозил, чтобы измениться.
— Что-то случилось? — поинтересовался На'ару.
— Из Медблока сбежала одна девушка, которая была задействована в каком-то эксперименте. Была объявлена тревога — Зо'ор приказал немедленно её разыскать и вернуть.
«Линн», — догадался дипломат, и мысль о том, что его земной напарнице по эксперименту, направленному на внедрение в ряды Сопротивления тейлонского шпиона, удалось спастись, неожиданно для него самого вдруг принесла облегчение. Жизнь продолжалась…
На'ару сам не заметил, как очутился возле личных покоев генерала Т'тана. Военный Министр был у себя.
— Входи, На'ару, — генерал пытался сохранить невозмутимость, но не смог скрыть свою радость.
— Спасибо тебе, Т'тан, — почтительно склонил голову молодой тейлонец.
— За что? — изобразил удивление Военный Министр.
— Я ведь знаю, тебе и Да'ану снова пришлось выдержать целую битву в Синоде, чтобы сохранить мне жизнь. Скажи… Почему ты это для меня делаешь?
— Потому, что ты — воспитанник моего друга, — ответил Т'тан, однако у его гостя возникло ощущение, будто генерал чего-то недоговаривает, но дипломат не стал донимать военного расспросами, сделав вид, будто удовлетворён ответом.
Обменявшись несколькими незначительными фразами, они простились. Когда На'ару уже направлялся к выходу, Т'тан вдруг остановил его.
— На'ару… — голос генерала прозвучал непривычно громко.
— Что-то случилось? — с тревогой обернулся молодой тейлонец. — Тебе плохо?
— Всё в порядке, — устало произнёс Военный Министр, отводя взгляд. — Можешь идти.
— Хорошо, — кивнул политик. Странное чувство охватило его — сродни озарению или даже откровению. Правда, длилось оно слишком недолго, чтобы можно было понять, на какое слово или жест генерала откликнулась закованная в жёсткие рамки законов Сообщества тейлонская душа…

Прошло несколько дней. На'ару лишь мельком виделся со своим учителем — извинившись перед ним, предупредил, что не будет появляться в Посольстве несколько дней, поскольку нуждается в отдыхе. К его потребности все отнеслись с уважением и не беспокоили. Однако вовсе не усталость и эмоциональная перегрузка были причиной затворничества молодого дипломата. Во-первых, он не хотел тревожить своим присутствием Да'ана, который был близок к Ка'ат'аму, а это состояние давно уже не приносило тейлонцам ничего, кроме страданий — душевных и физических. Во-вторых… На'ару никак не мог вспомнить то самое заветное слово. Его сознание трудилось без устали, не отключаясь ни на минуту. Не удавалось даже медитировать — он отчаянно искал нужное слово в недрах генетической памяти, но безуспешно.
— Не может быть, чтобы оно было потеряно безвозвратно, — шептал он, прогуливаясь по коридору. — Я всё равно его найду…
— Ты что-то потерял? — спросил проходивший мимо техник, чуткий слух которого уловил почти беззвучный шёпот.
— Не я, — покачал головой На'ару.
— Очередное важное задание Синода? — с сочувствием посмотрел на политика техник.
— Это действительно очень важно, — уклончиво ответил тот. И мысленно добавил: «Почему-то мне кажется, что не только для меня…» Ему отчаянно хотелось увидеться с Да'аном, но он подавлял в себе желание бросить всё и помчаться в Посольство, полагая, что может навредить своим присутствием наставнику, нарушив его внутреннее равновесие.
О судьбе Линнет О'Брайан ему было известно только то, что её не нашли. И это нисколько не удивляло: Линн являлась опытным бойцом — ей случалось бывать и не в таких переделках. На'ару надеялся, что всё вышло так, как он предполагал. Почему-то тейлонец был уверен, что девушка найдёт способ передать ему весточку. Иногда он вспоминал о Стивене, о том, как смотрел на него парень, когда они прощались. «Этот человек мог бы дать мне то, что он называет любовью, — думал тейлонец. — Его желание умереть за меня было вполне искренним — я почувствовал это. Только зачем мне его любовь?..» Но чаще всего он думал о Да'ане. Произносил шёпотом это имя, один звук которого исцелял душу, наполняя её покоем. Сейчас На'ару уже не был уверен в том, что сможет пожертвовать ради Сообщества абсолютно всем, как уверял недавно агента Сандовала. В его жизни появился тот, кто занял в шкале ценностей самое важное место — наравне с Сообществом. Молодой дипломат даже не задумывался о том, насколько это правильно. Сейчас такое положение дел казалось ему естественным и привычным, словно никогда и не было иначе.
На'ару пребывал в необычном состоянии — как будто в ближайшем будущем ему предстояло выполнить некую важную миссию. В какой-то миг он даже заподозрил начало Ка'ат'ама, но не обнаружил у себя ни один из знакомых симптомов. Пока ему довелось пройти через это лишь однажды — тогда На'ару чудом остался в живых. Дитя угасающей великой расы, он родился бесплодным, как Зо'ор. Только, в отличие от Главы Синода, никого в этом не винил. И не считал вердикт Мит'гаи приговором, полагая, что сможет исправить свой дефект в ходе прижизненной эволюции, если будет над этим работать.
Нет, то был не Ка'ат'ам, а нечто другое, чему На'ару не мог подобрать определение. Он посетил Сады Ка'арпа'аджа в надежде найти там утешение, однако вернулся оттуда с непреодолимым желанием поговорить с Да'аном и уже не стал бороться с самим собой.
«Я должен это сделать, — решил тейлонец. — Даже если он не поймёт меня, испугается, отвергнет — да хоть передаст Синоду с требованием вынести мне смертный приговор! Но нет, Да'ан не сможет так поступить со мной. Я знаю, что тоже дорог ему — пускай хотя бы в качестве ученика. Дальнейшее молчание убьёт меня — просто разорвёт изнутри. Быть может, мой рассудок помутился, однако никогда я не чувствовал себя таким счастливым — словно совершаю главный поступок в своей жизни, то, для чего воплотился на данном уровне». С такими мыслями он взял шаттл и отправился в Североамериканское Посольство…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Пятница, 2011-05-20, 09:38
 
YullДата: Воскресенье, 2011-05-22, 17:00 | Сообщение # 12
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Ну не ожидала, что его так быстро выпустят, я надеюсь у них с Дааном получится, тем более, что у того скоро Ка'ат'ам, зато Зоор будет еще сильнее злиться. А Стивена жалко.
Жду продку
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-23, 09:29 | Сообщение # 13
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, для всех это только начало smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-23, 09:29 | Сообщение # 14
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Да'ан сидел в своём кресле и печально смотрел в окно. Над городом повис удушливый ветреный вечер. В воздухе ощущалось дыхание грозы, и это было созвучно душевному состоянию тейлонца. Даже сейчас он не выглядел жалким, сохраняя царственность осанки, но у Лиама Кинкейда невольно сжалось сердце при виде страдающего инопланетного существа. Тем более, он чувствовал себя виноватым перед Североамериканским Сподвижником — со стороны многие поступки Защитника можно было расценить как предательство.
— Вам что-нибудь нужно? — робко поинтересовался он.
— Нет, — плавно повёл рукой тейлонец. — Вы можете идти, майор Кинкейд.
В обществе Лиама Да'ана одолевало желание остаться одному, однако в первый момент после ухода Защитника инопланетный посол пожалел о том, что его отпустил. Если бы не незримая поддержка Сообщества, Сподвижник мог бы не перенести боли. Он настолько ушёл в себя, что не сразу почувствовал присутствие гостя.
— Да'ан… — раздался за спиной тихий голос. Он вздрогнул, обернулся, и затуманенные болью голубые глаза прояснились.
— На'ару! Дитя моё, я рад тебя видеть, но сейчас нам лучше воздержаться от общения — это может причинить тебе страдания.
— Учитель, я никуда не уйду, — ласково, но твёрдо возразил молодой дипломат. — Я пришёл, чтобы разделить с тобой твою боль.
— Это благородно с твоей стороны, — Да'ан выглядел растроганным. — Однако я не могу принять от тебя столь ценный дар.
— Можешь. Поверь, ты заслуживаешь даже большего.
На'ару приблизился к Североамериканскому Сподвижнику, и тот устремил на него удивлённый взгляд.
— Дай руку, — попросил младший тейлонец, и старший нерешительно протянул ему ладонь, словно колеблясь. — Мне нужно кое-что тебе сказать, но я не знаю, как. Все эти дни я пытался найти подходящее слово, однако так и не смог. И нет больше сил молчать… Прошу, позволь мне показать то, что я чувствую.
Повинуясь непреодолимому внутреннему порыву, Да'ан совместил свою ладонь с ладонью воспитанника, готовясь принять поток информации. Он доверял На'ару и не испытывал страха. Напротив, видел, что молодой дипломат пребывает в смятении, и хотел помочь ему обрести равновесие. Два тонких профиля, словно подсвеченных изнутри, отчётливо выделялись в полумраке, и вряд ли Вселенная видела что-либо прекраснее этой картины.
Эмоции На'ару, хлынувшие в душу Да'ана, оказались настолько сильными, что в первую минуту Сподвижник едва удержался на ногах. Ученику пришлось обнять его за плечи свободной рукой. Близость нежно подрагивающего тела старшего тейлонца взволновала младшего. Пальцы На'ару коснулись гибкой шеи и скользнули выше — к затылку. Без труда проникнув сквозь тонкую искусственную кожу и раздвинув прозрачные слои, молодой тейлонец осторожно коснулся тонких энерголиний. Глаза Да'ана расширились.
— Что ты делаешь? — прошептал он, не находя в себе сил, чтобы воспротивиться бережной, но настойчивой ласке.
— Не знаю, — признался На'ару, который сам был немного напуган происходящим, однако не мог остановиться. Он невольно залюбовался своим наставником, который выглядел нереально прекрасным — тонкие одухотворённые черты Да'ана вызывали ассоциацию с чем-то высшим, неподвластным законам этого мира. — Просто я чувствую, что так надо…
Он продолжал касаться кончиками пальцев чутких энерголиний Североамериканского Сподвижника, до конца не осознавая значение своих действий, но что-то древнее, доселе дремавшее в недрах генетической памяти, вдруг пробудилось в нём. И хвалёный тейлонский разум отключился, уступив место устремлению души… В какой-то момент они стали единым целым и уже не смогли бы разжать ладони, даже если бы захотели этого. Да'ан было инстинктивно воспротивился сближению, однако На'ару взмолился:
— Пожалуйста, не препятствуй этому. Позволь мне завершить…
И Североамериканский Сподвижник расслабился, поддаваясь обволакивающей нежности и погружаясь в неё. В тот же миг два потока энергии устремились навстречу друг другу, тесно переплетаясь. Это было похоже на начало перехода на другой уровень. Если бы в кабинет Да'ана случайно заглянул человек, он увидел бы лишь едва различимые контуры двух прозрачных тел, а вокруг — россыпь золотистых искр, похожих на маленькие звёзды. Ослеплённый их светом, На'ару исступлённо повторял одно слово на древнем диалекте Юноа — как заклинание. Хотя оно давно вышло из употребления, Да'ан тоже вспомнил его, а, быть может, просто догадался. Во всяком случае, его голос трепетным эхом вторил голосу молодого тейлонца.
Сообщество замерло в растерянности, оглушённое чувствами этих двоих. На протяжении сотен тысяч лет здесь не случалось ничего подобного, и теперь даже члены Синода не знали, как реагировать на происходящее. Но в этот миг для влюблённых не существовало ни Синода, ни Сообщества — никого, кроме друг друга. «Не может этого быть… Позор расы… — прошептал Зо'ор, медленно сползая по стене, и глаза его горели безумным огнём. — Я должен прекратить это… Должен!..»

Рассудок возвращался к ним постепенно. Они лежали на полу, всё ещё соединив ладони. Но, даже разжав их, оба поняли — между ними установилась особая связь, которую не сможет разорвать никто, кроме них самих. Словно какая-то частица На'ару осталась жить в Да'ане, и наоборот.
— Скажи, ты… не жалеешь? — виновато спросил молодой дипломат, склоняя голову любимого себе на грудь.
— Я ни о чём не жалею. Спасибо тебе… — глаза Сподвижника были закрыты, а весь его облик излучал сосредоточенность, как будто он к чему-то прислушивался. — Вот, чувствуешь?
Он взял руку На'ару и прижал её к своему животу. По губам младшего тейлонца скользнула счастливая улыбка.
— У нас… получилось! — изумлённо воскликнул он. — Да'ан, но… как? Я ощущаю, что в ребёнке, которого ты зачал, течёт не только твоя энергия, но и моя, хотя меня считали бесплодным.
— Это стало возможным потому, что ты тоже его хотел… Однако Сообщество может воспротивиться рождению этого ребёнка, учитывая обстоятельства его зачатия. Я не знаю, что с нами будет, но сделал бы то же самое, даже если бы мне дали возможность повернуть время вспять.
— Я не позволю причинить вред тебе и нашему ребёнку, — тихо, но твёрдо произнёс На'ару. — Буду бороться за наше счастье и защищать вас, даже если придётся пожертвовать своей жизнью.
— Не нужно так говорить… Ты не должен рисковать жизнью, поскольку нужен мне и нашему ребёнку. Я тоже буду защищать тебя, ведь отныне мы неразделимы.
На'ару слегка приподнялся на локте — из огромного, во всю стену, окна на него смотрело тёмное грозовое небо.
— Один мой земной знакомый, Стивен Хэнкс, однажды назвал любовь «поцелуем неба»… — задумчиво промолвил он. — Коль уж столь суровые небеса смягчились и благословили нас — значит, всё будет в порядке. Ты, главное, верь в это, слышишь?
— Я верю, — улыбнулся Да'ан, хотя в голосе его проскальзывали грустные нотки. — Но боюсь, впереди нас ждёт война. Не только за наше с тобой счастье, но и за будущее всей тейлонской расы.
— С тобой — всё, что угодно. Мы выиграем эту войну — ради нашего ребёнка и всех тейлонских детей. Уже родившихся, но так и не узнавших, что такое жизнь, и тех, которые могут родиться.
Осознание своей любви к Да'ану изменило На'ару — его манеры и интонация стали более уверенными и решительными. Он грациозно поднялся с пола одним неуловимым скользящим движением, одновременно помогая встать Североамериканскому Сподвижнику. Внезапно молодого тейлонца охватило предчувствие грядущей беды — настолько явственное, что он судорожно прижал к себе любимого, закрывая своим хрупким телом. В тот же миг на пороге появился человек, силуэт которого был хорошо знаком обоим.
— Простите… Мне очень жаль, но я получил от Главы Синода приказ арестовать вас обоих и доставить на Носитель, — смуглолицый мужчина с печальными тёмно-карими глазами сам не знал, почему эта неприятная миссия показалась ему — импланту — настолько тягостной. Но вид двух намертво вцепившихся друг в друга тейлонцев совершенно выбил его из колеи. Да'ан первым пришёл в себя.
— Агент Сандовал, мы готовы пойти с вами, — спокойно произнёс он, и взгляд его даровал утешение. «Лучше бы он возмущался и проклинал меня», — подумал Рональд, чувствуя себя преступником.
Они вышли из кабинета, держась за руки. На'ару напоследок украдкой бросил взгляд на грозовое небо, словно ища у него защиты. Тотчас же золотая вспышка молнии прорезала тьму, и он счёл это добрым знаком, хотя прекрасно осознавал, что три жизни, включая его собственную, висели на волоске…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Понедельник, 2011-05-23, 15:06 | Сообщение # 15
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Как трогательно, только не могу я понять это сообщество, они на грани вымирания, тут появился шанс, а они выпендриваются. Хотя, скорее тут дело в Зооре. Ой, и что же дальше то? Все интереснее и интереснее.

Лиэн, мне больше всего нравится ваше умение делать ваших собственных персонажей такими же значимыми и интересными, как и канонические. Лично для меня, это едва ли не самое важное в фиках, когда в фандом гармонично вписывается собственный герой автора и при этом не портит общую атмосферу канона.

 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-23, 15:32 | Сообщение # 16
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, спасибо smile
Когда я начинала этот фик, пыталась представить себе, а как бы выглядела любовь двух тейлонцев? Каким должен быть тот, кто по-настоящему полюбил бы Да'ана и вызвал ответное чувство? Так и появился На'ару. Мне, как автору, приятно слышать, что ему удалось стать частью Вселенной ЗПК. А Зо'ор... Да, это его личное. Что именно - постараюсь раскрыть дальше.


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Понедельник, 2011-05-23, 16:28 | Сообщение # 17
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Лиэн, На'ару просто прелесть, я бы сама в него влюбилась, по-моему, именно таким должен быть Да'ан в молодости, конечно если бы на него не свалилась война и бесконечные интриги. А что да Зо'ора, жаль его, не могу я к нему испытывать неприязни, хоть он иногда бывает............. Жду с нетерпением, когда он тут появится. А вообще хочется, что бы на него Ка'ат'ам свалился, и ему не до интриг было. Если бы он стал родителем, то, наверное, и на Да'ана посмотрел бы под другим углом.
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-23, 16:42 | Сообщение # 18
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, мне всегда было жаль Зо'ора. Если честно, в иные моменты он чем-то напоминал мне меня саму - в детстве. Амбициозный ребёнок, совершающий немыслимые поступки - по большому счёту, из благих побуждений.
Говорят, в моих фиках слишком много "розовых соплей", но так хочется дать персонажам немного счастья, а читателю - надежду. Если писать о каких-то моральных проблемах - нужно показывать выход, а не его отсутствие, так мне кажется smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Понедельник, 2011-05-23, 17:34 | Сообщение # 19
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
Quote (Лиэн)
Говорят, в моих фиках слишком много "розовых соплей", но так хочется дать персонажам немного счастья, а читателю - надежду. Если писать о каких-то моральных проблемах - нужно показывать выход, а не его отсутствие, так мне кажется

Ты права, все должно заканчиваться хорошо, а эти герои имеют право на счастье, причем все. А, что до "розовых соплей", то лично я люблю их читать. Если мне нужно помотать себе нервы, я включаю телевизор или газету открываю, там такое, перед, чем и Зоор, джары, Синод и все атавусы вместе взятые просто ангелами кажутся. А хуже всего то, что нас сейчас никто не завоевывает, сами стремимся себя закопать.
 
ashatry_aДата: Понедельник, 2011-05-23, 22:43 | Сообщение # 20
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
flower flower flower
*потирая руки*
ага, тейлонская эротика ))))
ну не шлепнет же Зоор родного сестробрата вместе мапашей, правда же? а вот за Наару боязно.


 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Поцелованные небом (О необычной любви)))
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007