Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2017-11-21, 07:30
Приветствую Вас Исследователь
Прибежище тейлонов

Меню сайта


Категории каталога

U [14]
Для всех возрастных групп
12 [31]
Не младше 12
15 [16]
Не младше 15
18 [3]
Не младше 18
21 [0]
Для взрослых
Стихи [2]

Поиск по каталогу


Форма входа


Начало » Фанфики по рейтингу » U

Omnia vincit amor

  • Название:

  • Omnia vincit amor
  • Авторы:

  • ashatry_a
  • Редактор:

  • #
  • Рейтинг:

  • U

    (Авт. прим: Это серийный фанфик, разные части которого происходят в разное время и являются, по сути, законченными произведениями. Первая часть - немножко сильно AUшная, а во второй я попытаюсь подобрать хвосты, щедрой кучей сваленные в пятом сезоне и там забытые)

    О, как же я люблю вас, прекрасное созданье…
    О, как же я люблю вас, прекрасное созданье!
    Люблю ваш облик нежный, и этот нежный взгляд,
    И ваша неподвижность, и бледность, и молчанье -
    В душе моей так много о многом говорят…
    («Формула Любви»)


    Эта история - о любви. Точнее о том, каким бы мне хотелось видеть второй сезон - по крайней мере его начало. Так что сегодня мы говорим о высоком и не очень, в том числе об AU.

    Лиам очень любил Да’ана. Но не знал, как бы сказать ему об этом помягче, поделикатнее. Что касается Да’ана, то его вообще много кто любил: взять того же Сандовала - он очень любил Да’ана, пока не узнал, что Да’ан питает чувства к кое-кому другому. После этого он не то чтобы перестал любить Да’ана, но направил свою энергию в другое русло.
    Бун тоже любил Да’ана. Правда Буна немного смущало отсутствие у Да’ана пола, но настоящая любовь, как известно, границ не знает. Да’ан, кстати, отвечал Буну взаимностью, и неудивительно, что он опечалился, узнав, что Буна убил Зо’ор.
    Следует добавить, что Зо’ора Да’ан тоже любил самой отеческой любовью, и такой поступок (я имею в виду убийство Буна) со стороны Зо’ора простить было трудно. Но родители прощают своим детям все, и поэтому Зо’ора даже не отправили спать без ужина.
    Становится понятно, какая непростая проблема стояла перед Лиамом. Нужно было признаться Да’ану в любви, но сделать это:
    А) Ненавязчиво, потому что Да’ан все еще страдал из-за Буна;
    Б) Незаметно, потому что Сандовал все еще страдал из-за Да’ана, а Лиам питал к своему папеньке некоторую слабость и позволял ему очень многое. Дети тоже прощают своим родителям почти все;
    В) И, наконец, следовало сделать это втайне от Зо’ора - и, желательно, от всего Сообщества, которое хлебом не корми, а дай пообсуждать кого-нибудь из его собственных составляющих.
    Поэтому Лиам очень мучился. Добавляло проблем то, что по лицу Да’ана мало что можно было понять, кроме того, что настроен он положительно по отношению ко всему живому.
    Поэтому, когда после долгих бессонных ночей, бесплодных метаний по широкой, плохо застеленной кровати (ведь мама Лиама не могла прийти и проверить, правильно ли он ее застелил) и мыслей, который смущали неопытный, хотя и богатый знаниями мозг кимерийца, Лиам пришел к выводу - надобно устроить с Да’аном ментальный контакт через какую-нибудь часть тела, а там уж все приложится. Не может же Да’ан вечно по Буну горевать, правильно?
    ***
    Шевонн Беккет очень любила агента Сандовала. Он ей понравился сразу, едва она его увидела - примерно со второй минуты его появления на горизонте. А первая минута ушла на то, чтобы рассмотреть его как следует и сменить характеристику с «что за гном-азиат к нам пожаловал?» на «ой, какой интересный мужчина!». Взвесив шансы и прикинув, что в ближайшее время симпатичных и умных мужчин-имплантов в округе не предвидится, Беккет перешла в наступление.
    Однако старания агента Беккет пропадали втуне - едва в Сандовале начинали просыпаться человеческие чувства, он тут же начинал их смущаться - а зря. А еще с недавних пор Беккет начало казаться, что их с Сандовалом что-то незримо связывает (пару раз она инстинктивно поглаживала безымянный палец на правой руке, подсознательно чувствуя, что это «что-то» каким-то образом связано с церковью).
    Кроме Сандовала Шевонн, по непонятным для себя причинам, испытывала теплые, фактически материнские чувства к Лиаму Кинкейду. «Лиам» - это было ее любимое имя, а майор Кинкейд так трогательно смущался, когда она к нему обращалась, и удержаться от улыбки было сложно…
    А так как агент Беккет привыкла истолковывать свои чувства, этим она и занялась. Испросив несколько дней на выходной - ибо даже врачи прописали ей реабилитацию после таинственной потери памяти - Шевонн заперлась у себя дома и ночи напролет медитировала, глядя на огоньки свечей. В перерывах между медитацией она спала, и сны, которые ей снились, были отдельной темой для толкования.
    Неизвестно, где именно бродило сознание Шевонн, пока она пялилась на свечки в своей зашторенной спальне. Известно одно - когда агент Беккет вернулась на службу, у нее было просветленное лицо и озабоченный вид.
    ***
    Лили Маркетт не любила никого, кроме мамы, брата и немножко Авгура. Но Авгура она любила по-братски. И Лиама, кстати, тоже. И Да’ана она немножко любила, но скорее потому что чувствовала в нем родственную душу. Поэтому неожиданный вызов от Сподвижника почти в середине ночи ее не напугал, а скорее обеспокоил.
    В резиденции тейлонов Лили появилась через десять минут после вызова, сонная, впопыхах одетая и с забытыми на голове бигудями. Людей в посольстве в столь поздний час не было, а встреченные ею тейлоны почли бигуди за экзотическое земное украшение. Один из них (не будем пока говорить кто) даже пожалел, что у тейлонских фасадов нет волос на голове.
    - Вызывал? - прямо спросила у Да’ана Лили.
    - Вызывал, - согласился Да’ан и огорченно вздохнул. Сподвижнику не сиделось - он ходил туда и сюда, бросая печальные взгляды сквозь виртуальное стекло. - Да ты присаживайся.
    - Нет, спасибо, - бодро ответила Лили, потому что больше всего ей сейчас хотелось лечь на пол и задремать. - Что случилось, Да’ан?
    В ответ Да’ан лишь вздохнул.
    - Лили, - наконец сказал он, после долгих минут молчаливого курсирования взад и вперед, - мы с тобой пережили ментальное соединение. Ты знаешь меня лучше, чем кто либо другой… И я хочу, чтобы ты ответила на мой вопрос. И… мне не хотелось бы, чтобы кто-нибудь еще об этом знал.
    - Не узнает, - все так же бодро отвечала Лили. - Спрашивай, Да’ан.
    - Лили… Я красивый? - спросил тейлон, проникновенно глядя девушке в глаза.
    От такого вопроса Лили на некоторое время утратила дар речи. А когда его обрела, то первыми словами, к ее собственному удивлению, были:
    - Конечно красивый!
    - Красивый как мужчина, женщина или вообще? - уточнил Да’ан.
    - Вообще, - ответила Лили. - А с чего тебя вдруг стало интересовать мое мнение?
    - Лили, ты ведь знаешь, какие чувства я испытывал к коммандеру Буну, - Да’ан вновь отвернулся к окну. - И вместе со мной ты тяжело переживала эту утрату. И сейчас я вновь испытал это чувство, но гораздо более сильное. И мне стыдно! Стыдно перед Буном, перед памятью о нем, ведь даже недели не прошло, как его место в моем сердце оказалось занято, - и Да’ан снова вздохнул.
    - И кто же… занял это место? - спросила Лили.
    - Майор Лиам Кинкейд. Это была словно искра! Словно вспышка, после похорон Буна, едва мы коснулись друг друга, - горестно заметил Да’ан. - И теперь я не знаю, как мне быть. Я не могу порочить память моего товарища… Я не могу!
    - Да’ан, я уверена, Бун не захотел бы от тебя такой жертвы, - осторожно заметила Лили. Она подошла к Да’ану и ласково похлопала его по плечу. - Он хотел бы, чтобы ты жил как можно более полной жизнью, чувствовал и переживал. Чтобы хранить память о нем, не обязательно отвергать всех остальных, - Лили выдохнула, понимая, что больше ничего вменяемого на эту тему не скажет - ее саму было впору успокаивать.
    - Ты так думаешь? - Да’ан с надеждой глянул на Маркетт.
    - Уверена, - спокойно отвечала Лили, разглаживая невидимые складки на комбинезоне Да’ана. - Ты должен хотя бы попытаться сказать Кинкейду о своих чувствах, - про себя же Лили подумала, что стоит Лиама предупредить, а то как бы не вышло худого.
    - Спасибо, Лили Маркетт, - с чувством сказал Да’ан. - Я должен поразмыслить над твоими словами. Прости, что прервал твой отдых.
    - Да ничего, - Лили вздохнула. - Я могу идти?
    - Конечно, - Да’ан склонил голову… а потом вновь вернулся к созерцанию городского пейзажа.
    ***
    Агент Рональд Сандовал был одинок и очень нуждался в друге. Поэтому, когда Да’ан решил, что Защитником Сподвижников станет Уильям Бун, Рональд воспрянул духом, потому как предположил, что теперь его служение тейлонам будет скрашено присутствием родственной души, и с энтузиазмом принялся за дело. Совесть его не мучила.
    Не сказать, что с Буном они сдружились, но их отношения были вполне приятельскими, до тех самых пор, пока Сандовал не осознал, что самое обожаемое им существо ценит Буна гораздо больше, чем его самого. Эта новость шокировала Ронни едва ли не насмерть.
    Некоторое время он таил в глубине души злобу, гнев его рос и вполне мог вылиться во что-нибудь нехорошее, если бы не подвел имплантат - за что Сандовал имплантату был очень благодарен. После замены CVI Рональд смог увидеть мир в новом свете, отчасти из-за того, что в этом имплантате императив беспрекословного подчинения тейлонам был блокирован - то ли брак заводской, то ли Сопротивление постаралось, но Сандовал частично вернулся к тому, с чего все началось. Конечно, Да’ану он симпатизировал по-прежнему, и по жене стал скучать со страшной силой, но память его была крепка, и тот факт, что Бун и Маркетт трудятся на Сопротивление, очень его порадовал - полезная это была информация для него, для Сандовала.
    С тех пор Ронни решил - укатали сивку крутые горки, хватит уже работать на дядю, пора и о себе подумать. И поэтому когда Зо’ору в голову пришла блестящая идея уничтожить Буна, Сандовал был решительно против. Бун был человеком полезным, принципиальным, хотя и чересчур добрым и отзывчивым. Такие люди нужны - хотя бы в качестве должников. Потому и пришлось Ронни попотеть, чтобы в рекордный срок вырастить буновский клон, подменить Уильяма Уильямом-2, да еще и так, чтобы Зо’ор ничего не заметил.
    Хотя, если уж начистоту, Зо’ор мало чего кроме себя любимого замечал. А если и замечал, то лишь в перспективе собственной выгоды - в этом они с Сандовалом были похожи.
    Поэтому сидел в данный момент Сандовалушка в неком секретном месте на скамеечке и размышлял, глядя на контейнер, в котором Бун плавал и видел сны, что бы такого полезного с Буном сотворить, как бы его использовать и к чему это все может привести. И настолько Сандовал увлекся, что совершенно не услышал тихого перестука каблуков по каменному полу. Очнулся он, только когда чужая рука легла ему на плечо, а голос Беккет заметил:
    - А я полагала агента Буна почившим. И даже венок отправила.
    Рональд чуть не подпрыгнул, но тут же взял себя в руки, выдумывая наиболее правдоподобную версию для объяснения всего - и секретного места, и Буна в аквариуме. А заодно прикидывая, не появится ли сейчас десант тейлоновских волонтеров, а если не появится - не стоит ли шлепнуть агента Беккет прямо тут?
    Пока Сандовал осмыслял, Беккет по-хозяйски осмотрелась и присела рядом с ним.
    - Мило здесь у тебя, но чувствуется отсутствие женской руки, - прокомментировала она. - Ну, так что? Ты ничего не хочешь мне сказать? Не то чтобы мне было жалко денег на венок, нет. Просто интересно.
    - Я на досуге клонированием балуюсь, - осторожно заметил Сандовал, отодвигаясь от Шевонн. - То-сё, вот, Буна клонировал.
    - Интересно. А мой клон тут нигде не припрятан? - сухо спросила Шевонн. - Про запас?
    Сандовал сник. Впрочем, сник он театрально, про себя прикидывая, как бы переместиться на достаточное для смертельного выстрела расстояние.
    - Не переживай, - миролюбиво заметила Шевонн. - Никому я не скажу про твою маленькую холостяцкую обитель, - она окинула взглядом высокие каменные своды. - Но с тебя услуга.
    - Какая еще услуга? - прищурился Сандовал.
    - Узнаешь, - пообещала Шевонн.
    - Как вы меня нашли, агент Беккет? - сурово спросил Рональд. Он не очень любил быть кому-нибудь обязанным, и его все еще манил вариант с тихим устранением агентессы.
    «По запаху!» - вертелось на языке Шевонн, но вслух она сказала:
    - У вас свои методы - у меня свои, - агентесса встала. - До скорой встречи, агент Сандовал. Вы ведь в курсе, что меня переводят работать в Вашингтон?
    И с этими словами она удалилась, а Рональд остался сидеть, и те слова, которые он старательно проговаривал про себя, были не теми, которыми пользуются в приличном обществе.
    ***
    \прим.авт.: собственно, я задалась вопросом, почему брутальные атавусы из второго сезона в пятом стали такими человечными, волосатыми и просто гламурными няшками (википедия, конечно, ответила мне на этот вопрос, но как-то сухо)? И что было бы, ежели б Да’ан с самого начала принял такой вот облик? \

    Все, что со мной происходит -
    Это не мой каприз.
    Вот только никак не проходит,
    Из холода в жар, снизу вверх, сверху вниз.
    Мои перемены ужасны
    На первый поверхностный взгляд.
    (Найк Борзов)


    - Что-то вы, родитель мой, сегодня не в духе, - издевательски заметил Зо’ор, когда Да’ан, выглядевший порядком потрепанным, появился на мостике корабля-матки. - Меня немного пугает ваша привычка к этим странным разговорам с капитаном Маркетт… Такое ощущение будто вы ее за равную держите.
    - Может и держу, - огрызнулся Да’ан, что было для него абсолютно не свойственно. - Ты, Зо’ор, не отвлекайся, руководи. А я рядом постою.
    Зо’ор промолчал, а Да’ан почувствовал, как его отпрыск упрямо пытается пробиться к его, Да’ановскому, сознанию, через блок, который тейлон предусмотрительно выставлял на время встреч с Лили. У них было достаточно общих тем для разговора, и Да’ану очень не хотелось, чтобы эти темы стали достоянием общественности.
    И надо сказать, Да’ан был очень раздражен не просто так - ему передалось раздражение Лили, имевшее весьма личные причины. А так как Да’ан пожелал выяснить эти причины и затребовал ментального контакта, то, в данный момент, он знал о сексуальных обычаях людей гораздо больше, чем ему хотелось бы.
    «Ох, хорошо, что стар я нынче для ка’атаама, - подумал Да’ан. - Иначе… Что иначе?»
    С некоторым сожалением, Да’ан понял, что завидует капитану Маркетт. Она-то была вполне привлекательной и имела шанс увлечь собой Лиама. А вот у Да’ана такого шанса не было, потому как отсутствовали необходимые физиологические признаки.
    «Нет, - размышлял Да’ан, - при большом желании я б конечно мог эти признаки… смоделировать… А толку-то? Симулякр он и на Джаридии симулякр, так, видимость одна!»
    И с такими невеселыми мыслями (невеселость коих усугублял довольный вид Зо’ора, которому чужды были такие душевные метания) Да’ан решил уйти поработать - его давно уже занимала проблема невозможности размножаться, а в Тейлонвилле уже подросли и учились управлять личной шакаравой два его подшефных питомца.
    «Завидую я джаридианцам, - думал тейлон. - У них все просто - пошел, размножился, обрадовался, посидел, отдохнул, пошел еще раз размножился. Красота!»
    А тем временем, где-то под церковным собором Авгур, которого достали тонкие намеки Лили на ее с Да’аном высокодуховную связь, подключил нужные реле, перепроверил резисторы, загрузил программу… и вышиб нафиг Да’ана из тейлонского Единства.
    ***
    «Как же мне плохо! - думал Да’ан, прячась среди изгибов тонкой биостенки посольства. - Как же мне одиноко! Как же… постойте. Мне, конечно, одиноко, но в данный момент совсем неплохо. Прохладно, грустно… поговорить бы с кем, так ведь увидь меня сейчас Лили - испугается и убежит. И Сандовал где-то рыщет, наверняка убьет. Зо’ор родного отца не пожалеет».
    Мысли были невеселые, и не будь у Да’ана опыта человеческих эмоций, он бы сейчас, наверное, взбесился и пошел крушить все подряд, в коридоре наткнулся бы на охрану и пришел бы ему, как говорил в свое время Сандовал, обрыв провода. Однако благодаря регулярным контактам с Лили, Да’ан чувствовал себя неплохо и выжидал, думая, что делать. Где-то далеко лилась серебряным звоном песня Единства, звук, который невозможно услышать ушами, зато можно почувствовать сердцем.
    - Да’ан? Да’ан, ты здесь?
    «Эх, Лили-Лили, - горестно подумал Да’ан. - Увидишь ты меня сейчас - убежишь… Хотя…»
    ***
    - Капитан Маркетт, - голос Да’ана был непривычно низким, а его самого было не видно. Лили, и без того обеспокоенная тревогой в посольстве, завертелась на месте.
    - Да’ан, где вы? Нам надо уходить!
    - Погоди, Лили, - голос Да’ана зазвучал ближе. - Ты ведь доверяешь мне?
    - Да’ан, нет времени… - начала Лили, но Да’ан оборвал ее очень резко:
    - Время есть всегда. Лили, подними руку, как мы делали всегда, соединяясь, и закрой глаза. Не открывай их ни при каких условиях и, главное, верь мне. Ты ведь веришь мне? - в голосе Да’ана Лили послышалась мольба. Собрав в кулак всю свою волю, Лили ответила:
    - Верю, - и исполнила просьбу Да’ана. Она слышала тихие шаги, чувствовала движение воздуха, а когда к ее ладони прикоснулась чужая ладонь, она была лихорадочно горячей.
    «Это не Да’ан», - успела подумать Лили, и в этот момент чужое сознание, повергнутое в хаос, представляющее собой вихрь мыслей, чувств и желаний, поглотило ее.
    ***
    Лили пришла в себя, лежа на мягком пружинящем полу. Кто-то тормошил ее, приговаривая:
    - Просыпайся, Лили, Сандовал сейчас будет здесь, он вызывал тебя по глобалу. Приди в себя!
    Подняв глаза, Лили приглушенно охнула. Над ней нависал - в этом не было никаких сомнений - Да’ан, но как он изменился. Его кожа потемнела, черты лица заострились, тело обрело доселе невиданную плотность, комбинезон был порван в плечах, а очертания фигуры стали заметно более женственными. А самое главное - у него были волосы! Или уже скорее у нее - Лили не могла понять, что произошло, но Да’ан - одичавший (одичавшая?), по словам Зо’ора - не собирался ее убивать.
    - Что случилось, Да’ан? - пролепетала Лили. - Мне сообщили, что ты покинул Единство…
    - Меня оттуда вышибли, - Да’ан глухо зарычал. - И если бы не ты, я бы сейчас выглядел и вел себя куда как менее приятным образом. Но соединение с тобой… оно приостановило мое превращение, воззвало к скрытым глубоко в генах механизмам. Да, я - первобытный атавус, но я сохранил разум, я управляю шакаравой, а самое главное - соединение дало мне частичку человеческой ДНК, которая… которая словно придала форму этим изменениям. И теперь нужно бежать!
    - Почему - ты же не безумен, и… - начала Лили.
    - Лили! - Да’ан одним движением поднял ее на ноги. - Для Зо’ора и Сообщества Да’ана больше нет, а есть атавус, который с легкостью разрушит все то, к чему они стремились, налаживая связи с людьми. Нужно бежать, и попытаться вернуть меня в Сообщество.
    - Вернуть? Хорошо, но… - Лили посмотрела на Да’ана. - как?
    - Я слышу его. Оно зовет меня издалека, в этом городе, оно спрятано… - черты лица Да’ана исказило безумие, он закрыл лицо ладонями - когтистыми, жилистыми ладонями - и забормотал:
    - Нет, нет… Держать себя в руках, держаться! Я разумен! Я тейлон…
    - Идем, Да’ан, - Лили осторожно взяла его за руку. - Шаттл недалеко, мы сможем скрыться на время, а ты объяснишь, что делать…
    И хотя Лили было страшновато, она была уверена - Да’ан ей вреда не причинит. Но на всякий случай она включила глобал, настроенный на частоту глобала Лиама.
    ***
    - Атавус сбежал. Судя по тому, что капитан Маркетт исчезла, он забрал ее с собой, - констатировал Зо’ор, прохаживаясь по палубе тейлонского корабля. Трое людей стояли перед ним и преданно его разглядывали… ладно, двое преданно разглядывали, а третий вертел башкой, как малое дитя, но на этот раз Зо’ор решил его простить.
    - Зачем? - осторожно спросил Сандовал.
    - Ему необходимо питаться. Энергия, вот что ему нужно от людей. Боюсь, по капитану Маркетт уже можно справлять, как это называется, панихиду, - Зо’ор повел плечом. - Агент Сандовал, агент Беккет, майор Кинкейд. Вы должны найти и убить эту заразу… То есть найти Да’ана и уничтожить источник этой заразы, прежде, чем он убьет достаточное количество людей и окончательно компрометирует тейлонов. Об этом не должны знать репортеры и вообще кто-либо кроме вас. Вы уничтожаете бешеное животное - вот все, что следует знать непосвященным.
    Когда Зо’ор отослал их, Кинкейд гадал, сообщить ли о том, что глобал Лили вовсю работает, сообщая ему, где она находится. Из Авгура был плохой помощник - он не отвечал на запросы и обрубил все внешние каналы. Лиам был один - и он очень беспокоился за Да’ана. У него рука бы не поднялась убить Сподвижника, чего нельзя было сказать о Сандовале, который нежно поглаживал скрилла и что-то насвистывал себе под нос. Агент Беккет, на которую Лиам изредка кидал печальные взгляды, была спокойна, но насторожена.
    - Сейчас ничего полезного мы предпринять не можем, - сказала она, оглядывая мужчин, - поэтому единственное, что остается - просканировать город на предмет источников энергии, схожей с тейлонской.
    - Это при условии, что атавус ее вообще излучает, - уперся Сандовал. - Я уверен, его понесет в оживленные районы, поближе к еде, тут-то мы его и…
    - А что, если поискать Лили Маркетт или ее шаттл? - предложил Лиам. Его биологические родители уставились на него - Беккет неодобрительно, а Сандовал презрительно.
    - Я уверен, майор, атавус давным-давно бросил где-нибудь растерзанное тело капитана Маркетт. Да и с шаттлом ему не управиться, - медленно и раздельно заметил Сандовал. - Поэтому будет лучше, если вы с Беккет займетесь сканированием, а я разошлю посты по всему городу. Будут бдеть и, в случае чего, стрелять на поражение.
    «Прелестно, - подумал про себя Лиам. - Маму я, конечно, люблю… но нужна же мне минута, чтобы попробовать выйти на связь с Лили?»
    ***
    «Не самое лучшее место, - думал Лиам, набирая номер Лили, - но, по крайней мере, уединенное».
    Действительно, туалет на корабле-матке был весьма уединенным местом. И, что прискорбно, единственным, на весь огромный корабль, и любая задержка немедленно приводила к образованию очереди. В тонкую мембрану, отделявшую лиамову кабинку от всего остального мира, уже стучали кулаками самые нетерпеливые из людей.
    «Лили, отвечай, иначе меня тут на сотню маленьких медвежат порвут! Кто же знал, что люди - такой нетерпеливый народ. Ужели и я такой же в гневе?» - нервничал Лиам, глядя на тусклый экран глобала. Наконец, он замерцал, и Лиам увидел лицо Лили. Капитан Маркетт была обеспокоена, но держалась молодцом.
    - Где ты, Лили? Да’ан с тобой? - спросил Лиам.
    - Да, и мы… в одном месте, - Лили поежилась. - Лиам, ты должен срочно найти Авгура!
    - Он не отвечает на звонки и я…
    - Лиам, я же сказала - срочно! - рявкнула Лили. - Это Авгур виноват в том, что случилось. Каким-то образом он отрезал Да’ана от Единства. Да’ан слышит зов Единства, и этот зов идет прямиком из убежища Авгура. Я стараюсь как могу, но Да’ан стремится добраться туда как можно скорее и, боюсь, Авгура ее визит не обрадует.
    - Хорошо, но… ты сказала «ее визит»? - уточнил Лиам. - Да что у вас там происходит? Да’ан в порядке? Как ты сама?
    - Лиам! - процедила Лили голосом, холодным, как лед. - Тащи свою задницу к Авгуру и быстро! Или мы узнаем на что способен очень злой атавус!
    И девушка оборвала связь. Лиам посидел еще некоторое время, слушая как ругаются снаружи люди-волонтеры, а потом засунул глобал в карман и вышел, сделав каменное лицо. Спиной он ощущал свинцовые взгляды персонала.
    ***
    - Даже в атавистическом состоянии тейлон оставляет определенный энергетический след… Лиам, ты меня слушаешь? - уточнила Беккет, колдуя над панелью управления шаттла. - Ты словно в облаках витаешь.
    - Я очень беспокоюсь за Да’ана. И за капитана Маркетт, - признался Лиам. - Я не верю, что Лили мертва и, думаю, я не смогу застрелить Да’ана.
    - Мне тоже жаль, Лиам, - Беккет осторожно положила руку ему на плечо. - Но ничего уже изменить нельзя. Мы лишь можем предотвратить следующие убийства. Уже обнаружен труп какого-то бродяги, из которого выпили всю жизнь. Это дело рук атавуса.
    Лиам молча кивнул. Ему необходимо было добраться до Авгуровой «берлоги», однако на Беккет словно напала страсть пообщаться.
    - Агент Беккет, вы не возражаете, если я присоединюсь к отрядам, патрулирующим улицы? - спросил Лиам. - Сил моих нет сидеть здесь просто так!!
    - Конечно-конечно, - ласково сказала Беккет - так ласково, что у Лиама даже приятные мурашки по спине побежали. - Идите, Кинкейд.
    С довольным лицом Лиам выскочил из шаттла и опрометью понесся прочь. Беккет следила за ним искоса, одновременно набирая номер Сандовала на глобале.
    ***
    - Ох, Лиам, я уже боялась, что ты не появишься! - выпалила Лили, едва Лиам показался в дверях, и бросилась ему на шею. - Мало того, что мы не можем выманить Авгура из его логова, так еще и Да’ан собирается разнести все здание по кирпичику, пока не доберется до того, что издает зов… И знаешь, - тихо заметила Лили, - кажется, я догадываюсь, почему вдруг Зов Единства стал раздаваться из покоев Авгура…
    - Знаешь, я, кажется, тоже, - ехидно заметил Лиам, - особенно после того, как ты всем долго и в красках расписывала, какое же это приятное ощущение - ментальный контакт с тейлоном. Неудивительно, что Авгур заинтересовался.
    Лили смутилась и пробурчала нечто невразумительное.
    - А где Да’ан? - спросил Кинкейд. - Надеюсь, он не…
    - Ну, «он» - не, а вот «она»… - Лили замялась. - Да’ан наверху, на втором этаже. Иди, посиди там, поуспокаивай нашего Сподвижника, а я попытаюсь еще раз достучаться до Авгура. Может быть его боевой клич атавуса напугал, что он нам открывать не хочет?
    «Он? Она? Что она несет? Тейлоны бесполы, да и атавусы вроде как тоже должны быть бесполы - кимера постарались… И я, разумеется, знаю об этом, благодаря моей третьей цепочке ДНК», - думал про себя Лиам, по винтовой лестнице поднимаясь на второй этаж склада, который был захламлен не меньше, чем первый. И как тут Да’ана найти?
    - Лиам Кинкейд! - раздался знакомый мягкий голос прямо у него над ухом. - Лиам-кимера… Лиам, единственный в своем роде.
    - Привет, Да’ан, - неловко выдавил Лиам, поворачивая голову… и едва не уперся лбом в лоб Да’ана. Да’ан стоял… точнее стояла совсем близко - и ведь Лиам даже не услышал, как она подошла. На его собственный вкус превращение в атавуса пошло Да’ану на пользу. По крайней мере выглядеть он-она стал более… привлекательно, если так можно было выразиться. И у него-нее появились первичные половые признаки, заставлявшие склоняться скорее к «ней», нежели к «нему». - А Зо’ор тебя убить приказал.
    - Я в курсе, - мягко отвечала Да’ан. - Ах, Лиам, как жаль, что этот разговор происходит именно так, я планировала это совсем иначе.
    - Что планировала? - спросил Лиам.
    - Ах, Лиам, Лиам, возможно жить мне осталось совсем недолго, ведь Сандовал и Беккет идут по моему следу. Я хочу ментально соединиться с тобой, Лиам, я хочу рассказать и показать тебе то, что я чувствую с самой нашей первой встречи, - жарко выдохнула Да’ан ему в ухо.
    - Хорошо, но… Ты уверена, что тебе не повредит это, в твоем состоянии? - уточнил Лиам.
    - Не повредит! - рыкнула Да’ан, хватая Лиама за лацканы куртки и разворачивая его к себе лицом. - Лиам, если бы ты знал, насколько ты занимал мои мысли и как тяжело было скрывать их от Сообщества!..
    - Да’ан, а ты точно помнишь, как проводить ментальное соединение? - затравленно прошептал Лиам, чувствуя, как горячие ладони скользят по его телу. Рубашка Кинкейда затрещала, когда атавус рванула ее ворот в сторону, обнажая мускулистую грудь гибрида (атавусу было плевать, что вокруг темно - ей прекрасно было видно и в темноте).
    - Да’ан, - Лиам осторожно взял атавуса за запястья. В темноте ее глаза слегка фосфоресцировали, и Лиам застыл, очарованный этим зрелищем. - Ты самое странное и прекрасное существо во всем мире, - выдохнул Кинкейд. - В любом виде, что бы ты не делал… Я тоже желаю ментально соединиться с тобой.
    ***
    - Авгур, открывай! Открывай, твою маму! Открой, или сейчас опять придет злой атавус… - Лили осеклась, поняв, что сказала что-то не то. Но Авгур, видимо, проникся и этим, потому как заскрежетали замки и засовы, и дверь осторожненько отворилась. Маркус Деверо высунул наружу нос и спросил:
    - Оно ушло?
    - Она наверху с Лиамом… - Лили прислушалась. - И вроде бы пока не собирается никого убивать.
    - Это хорошо, - сказал Авгур, - потому что я уже начал думать, как бы впихнуть Да’ана обратно в тейлонскую общность.
    - И как, придумал? - ехидно спросила Лили.
    - Не совсем, - Авгур почесал затылок. - Мне б проводник какой-нибудь кошерный Да’ана за ручку держать… в том смысле, что ты не подойдешь.
    - Это почему это я не подойду? - возмутилась Лили.
    - Потому что гладиолус, - туманно ответил Авгур. - Нужна нечеловеческая энергия. Было бы тут таких как ты человек шесть или восемь, я бы еще подумал… только у Да’ана столько рук не будет.
    - Ладно! - Лили покачала головой. - Делай что можешь, но Да’ана нам верни.
    - Да делаю я. Голо-Лили уже подлатала эту тейлонскую связь. Дело за малым - вилку в розетку воткнуть. И под вилкой я подразумеваю…
    - Я поняла, - Лили снова прислушалась. - Знаешь, что-то мне подсказывает, что тебе стоит поторопить Голо-Лили. Вилку скоро воткнут в розетку. Во всех смыслах.
    - А я не понял, - Авгур нахмурился и тоже прислушался.
    - Да’ан, - еле слышно донеслось сверху, - а ты уверен-на, что соединение в таком состоянии тебе не повредит? Да’ан!! Я думал, это делают при помощи рук, а не… нет, нет, убери руки!!
    - Потороплю Голо-Лили, - решительно сказал Авгур и исчез в своем убежище. Лили неловко потопталась на месте и последовала за ним, прикрыв за собой дверь.
    ***
    Лили слегка задремала, сидя в кресле. Разбудил ее торжествующий вопль Авгура:
    - Ура! Получилось, получилось!! Да’ан снова влился в тейлонское Сообщество!
    - Отлично, - пробормотала Лили, зевая и потягиваясь. - А, собственно, где он сам?
    - Я не смотрел, - честно признался Авгур. - Страшновато выходить наружу.
    - Тогда я выйду, - Лили резко поднялась, поморщившись, когда хрустнула спина. Выглянув наружу, она с облегчением обнаружила и Да’ана, вернувшегося в свой нормальный вид, и Лиама, в криво застегнутой рубашке. Они сидели на скамеечке неподалеку, держались за руки и о чем-то очень тихо общались. Эта идиллическая картина настолько умилила Лили, что она побоялась нарушить их единение и тихонько вернулась обратно в Авгурову каморку, доставая из кармана глобал и собираясь доложить Сандовалу, что с Да’аном все хорошо.
    * * *
    - Вот видишь? - спросила Беккет, передавая бинокль Сандовалу. - Ксенофилия одна! Теперь ты мне дважды должен за такую информацию.
    - Мда, действительно, - ответил Сандовал, подкручивая резкость. - И как же это Кинкейд умудрился вернуть Да’ана в прежнее состояние?
    - То мне неведомо, - ответила Беккет, мысленно прощаясь с мечтой о внуках. От тейлоно-землянского брака детей можно было не ждать… Хотя, Хагэл вот мог, когда хотел!
    - Ничего, выясню, - решил Сандовал, убирая бинокль. - Спасибо за содействие, Шевонн.
    - Спасибо на хлеб не намажешь, - чопорно ответила Беккет.
    - Уговорила, пришлю тебе арахисового масла в офис, - Сандовал криво усмехнулся. - Нет, все-таки… Ксенофилия?
    Он снова потянулся за биноклем, но его отвлек вызов глобала - звонила Лили Маркетт.
Категория: U | Добавил: Lea (2010-08-20) | Автор: ashatry_a
Просмотров: 400 | Рейтинг: 5.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007