Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2018-09-25, 21:31
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Perfect Stranger (Стрит поступило предложение, от которого не отказаться)
Perfect Stranger
ashatry_aДата: Воскресенье, 2013-06-30, 23:33 | Сообщение # 1
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Perfect Stranger
КАТЕГОРИЯ: AU 5 сезон, легкий ООС, стёб, флафф.
РЕЙТИНГ: G
ПЕЙРИНГ: Хоулин\Джульетта Стрит
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Писать про любовь - это у нас у Quiet Horror aka Ли'эн прерогатива была, а у меня сие получается не так хорошо. Поэтому, если что все валим на последствия полеживания в камере регенерации - лучший обоснуй :3 А еще сюжет отчасти заимствован из фанфика "the Change" Athenablade, а отчасти – из моего упоротого cна. Название дано по песне "Perfect Stranger", Marina and the Diamonds.

Краткое содержание: Неудачи преследуют всех: людей, атавусов... иногда они прикидываются удачами, а иногда наоборот - удача может ловко замаскироваться под неудачу, и только по прошествии некоторого времени возможно расставить точки над "ё". Джульетте Стрит поступает предложение, от которого она не в силах отказаться, но она отважно сопротивляется обстоятельствам, пытаясь выяснить, за какие грехи ей выпала такая неожиданная "радость".

I don’t know who you are
All I really know is something in your heart
(Marina and the Diamonds, “Perfect Stranger”)


Наверху что-то негромко хлопнуло, и Джульетта Стрит вздрогнула, сильнее вжимаясь в стену, надеясь, что её не видно. Сладкий запах цветов буквально душил и дурманил голову.
«Ну же, Джей, думай! – мысленно взывала Стрит. – Ты же всегда была умной!.. Иногда даже чересчур! Неужели из такой ситуации ты не сможешь извлечь пользы и найти выход?»
Как ни парадоксально, но ни выхода, ни пользы Джульетта не видела.
- Стрит! Я знаю, что ты здесь! – раздался голос Хоулина – совсем рядом. – Выходи, я чую тебя.
Это он врал – запах цветов перебивал буквально все. Впервые Стрит порадовалась пристрастию атавусов к флоре. Однако бегать через эти заросли  в длинном и тяжелом многослойном платье было сложно, а потому Стрит предпочла переждать, надеясь, что Хоулин пройдет мимо, не заметив её…
*****************************

- Что это? – спросила Рене Палмер, брезгливо тыкая пальцем в скромный букет, завернутый в простенькую оберточную бумагу.
- Это? Не знаю, мне впихнули его силой, - откликнулась Джульетта, не отворачиваясь от экрана монитора. 
- У нас здесь штаб сопротивления, а не цветочный магазин.
- Знаю.
- Убери это.
- Конечно.
- Сейчас же!
Джульетта отвела глаза от монитора, вздохнула и, досчитав про себя до трех, ответила:
- Ладно. А почему они тебя так беспокоят?
- У меня аллергия, - Рене вздернула нос. – Что с новостями?
- Удивишься, но все тихо, - ответила Стрит, вытаскивая букет из вазы и запихивая его в мусорную корзину. – Третий месяц – тишина.
- Это подозрительно, - протянула Рене.
- Может, они все же решили оставить нас в покое? – с надежной спросила Стрит.
- И не надейся! Нас никогда не оставят в покое! -  Рене постояла немного, оглядываясь. – Ладно! Мне нужно идти – у нас с Майклсом был запланирован брифинг.
- Свидание, - поправила Стрит, стараясь не улыбаться.
- Брифинг, - чопорно ответила Рене. – А еще мы хотели связаться с Буном и узнать, как у него дела.
- Я связывалась с Буном, дела у него идут отлично, - ответила Стрит. – А теперь иди – и не бойся, я прослежу за нашим хозяйством.
Рене что-то тихо пробормотала себе под нос и вышла,  оставив Стрит одну. Девушка тихо вздохнула, не скрывая облегчения. Она любила Рене, но та в последние месяцы стала просто невыносимой. Похоже, Кинкейд, царствие ему небесное, служил для неё каким-то сдерживающим фактором – исчез он, и прорвалась плотина неудовлетворенности собой, комплексов, фобий, скрытого раздражения, истерики… Стрит покорно сносила все это, втайне гордясь собой – она-то продолжала действовать как ни в чем не бывало, в свободное время предаваясь то вечеринкам, то медитации на свечу. Джульетта с гордостью могла сказать: «Я умею держать себя в руках».
Однако не будем отвлекаться. Стрит повернулась к компьютеру – система завершала глобальный поиск, но Джульетта знала результат – все атавусы словно на дно залегли. Тишь да гладь.
Действительно странно.
Загудел подъемник – неужели Рене что-то забыла? Значит снова десяток напоминаний по затасканным темам… Чем-то напоминало Джульетте её собственную мать – она тоже постоянно напоминала ей об одних и тех же вещах, не желая понимать, что Джульетта в состоянии сообразить сама.
Двери лифта зашипели. Джульетта обернулась, готовясь сказать дежурное «Забыла что-то?»… Но лифт был пуст.
Джульетта привстала со стула, нахмурившись, оглянулась. Может глюк системы? Девушка пощелкала клавишами, вывела интерфейс лифта. Никаких ошибок.  В лифт определенно кто-то зашел – изменились весовые показатели – но никто не вышел.
- Выходи-выходи, где бы ты ни был, - тихонько протянула Джульетта, достав пламенный пистолет и продвигаясь к лифту. Морально приготовившись к чему бы то ни было, Стрит впрыгнула в лифт, выставив пистолет перед собой.
Фиолетовая вспышка ослепила её.
«Какая же я идиотка!» - подумала Стрит, выпрыгивая из портала на Корабле-Носителе.
***
- Мисс Стрит, какой приятный сюрприз, - глумливо протянул Сандовал. Экс-агент стоял в окружении вооруженных гибридов и дронов.
- Жаль, что я не могу сказать того же, Сандовал, - ответила Стрит. – Ну?
- Что – ну? Разве вас не учили манерам, мисс Стрит?
- Я плохо знаю об этикете заложников – вы ведь именно в этом качестве планируете меня держать? Или опять превратите в гибрида? – Стрит хрустнула кулаками и воинственно выпятила нижнюю челюсть вперед.
- Мисс Стрит, - Сандовал поморщился как от оскомины, - мне жаль, что у вас сложилось такое ужасное впечатление. Нет, мы не собираемся превращать вас в гибрида или держаться в заложниках… - Сандовал вздохнул. – Я здесь с другой целью. В качестве… свахи, мисс Стрит.
- Свахи? – переспросила Стрит – ей показалось, что она ослышалась.
- Да, мисс Стрит. Его Величество Король Хоулин, - титул означенного атавуса экс-агент произнес с явным сарказмом, - имеет честь предложить вам свою руку и сердце, как это говорится у нас. Проще говоря, он хочет, чтобы вы стали его парой…  В доказательство своей доброй воли, - Сандовал махнул рукой и гибриды с дронами вышколенным плавным движением синхронно опустили оружие, - он дарует вам свободу передвижения по Носителю.
-  А свободу отправиться назад он мне не подарит заодно? – язвительно спросила Стрит, чувствуя себя не в своей тарелке. Такое очевидное и глупое издевательство…
- Вы вольны переместиться обратно, - пожал плечами Сандовал, и Стрит почти услышала скрежет зубовный. – Портал за вашей спиной.
- Сандовал, это что – шутка? – Стрит нахмурилась. – Вам не просто нужно уничтожить Сопротивление, но еще и шутовскими плясками?
- Какое Сопротивление! – Сандовал закатил глаза и вполголоса добавил:
- Было ваше сопротивление и прошло… Вам, Джульетта, - продолжил он нормальным голосом, - дается невиданная возможность породниться с… с самим Хоулином.
По тому, как тщательно Сандовал подыскивает слова, давя саркастичные нотки в голосе, Стрит заподозрила, что часть из сказанного им правда. Неприятная, но правда.
- Сандовал, - замирающим голосом начала она, - это действительно не шутка? Тогда почему Хоулин сам не… поговорит со мной на эту тему?
- Ему хотелось бы… придерживаться земных обычаев, - столь же замирающим тоном ответил Сандовал. – В общем, мисс Стрит, вы вольны делать, что вздумается, но к утру завтрашнего дня уже должны дать ответ. У вас в запасе около двенадцати часов.
С этими словами Рональд Сандовал дал отмашку дронам и гибридам и те разошлись. Да и он сам двинулся прочь.
- Сандовал, стойте! – воскликнула Стрит, чувствуя, что её ноги словно приросли к полу. – Вы что – серьезно? Этот балаган…
- Это не балаган, - грустно ответил Сандовал. – Хоулин действительно пожелал жениться. И выбрал действительно вас. И я бы на вашем месте согласился.
И Сандовал ушел, оставив Стрит молча пялиться ему в спину круглыми, как блюдца, глазами, все еще держа пистолет наизготовку.
***
Когда Джульетта немного отошла от судьбоносного известия, она поняла, что ноги её держат плохо. И что надо присесть. Или пройтись.
Двинувшись по пустым коридорам Носителя, Стрит полностью погрузилась в свои мысли. Не то чтобы она верила в весь тот бред, который ей пересказал Сандовал, но… ведь какую-то цель он преследовал? Чего-то он добивался, с серьезным видом излагая всю эту чушь?
Чего именно Стрит не могла понять. Её гениальный ум зашел уже за разум, но ни одного логичного объяснения она не нашла, кроме того, что кто-то распылил по Носителю годовой запас блисса с ЛСД напополам.
Сандовал не обыскал её, и пару раз Джульетте приходила мысль позвать Рене, сообщить Хабблу, позвать спецназ и выжечь это гнездо, но… Что-то её останавливало. То, что она не знала причины своего присутствия здесь. Да и тот факт, что портал ждал её в лифте штаба Сопротивления, тонко намекал, что врагам их местоположение давно известно.
- Эй!
Внешне Стрит не обратила внимания на странный шепот за спиной, продолжая двигаться вперед с той же размеренностью. Но - мало ли, может её собираются съесть атавусы, или, что похуже, суженный пришел за ответом –  внутренне она приготовилась к нападению.
- Пс! Эй!! – Джульетта обернулась, готовя себя к нападению… и увидела того, кого и не чаяла увидеть. Того, кто, как она считала, давно уже радовал своим присутствием мир иной.
- Лиам!! – Стрит бросилась Кинкейду на шею, чуть не задушив чудесно спасшегося полукимеру. – Ты жив! Боже мой, мы искали тебя! Рене искала тебя!! Она чуть с ума не сошла!!
- О’кей,  - шустро согласился Кинкейд, отцепляя руки Стрит от шеи и крепко обнимая её в ответ. – Еще пара секунд таких объятий и ты бы исправила это досадное упущение.  Я жив Стрит, - Лиам зарылся лицом в рыжие жесткие волосы девушки. – Жив, и скрываюсь на Носителе.
- Мы должны рассказать Рене! – Стрит оттолкнула от себя Кинкейда, потянувшись за глобалом. – Она с ума сойдет!..
- Нет, - Лиам накрыл своей ладонью ладонь Джульетты. – Извини, Стрит, но нельзя.
- Что? – в глазах Стрит мир мгновенно встал с ног на голову. Она была удивлена и обрадована появлением Лиама, но не настолько сильно – словно какая-то часть её знала и верила, что он жив. Но его слова… -Да ты рехнулся!
- Нет, Джей. Слишком многое на кону, мне рано выходить в свет, - твердо ответил Лиам. – Мне, знаешь ли, тоже тут нелегко, но знала бы ты, сколько мы уже успели сделать!
- Мы? – Стрит вопросительно подняла бровь.
- Я и гибриды. Тейлонские гибриды. Мы пришли к Хоулину, повинились, и он принял нас на корабль. Помогаем дронам… ну, точнее он думает, что мы помогаем, - Лиам усмехнулся. – Скорее мы помогаем Ей.
- Ей? Имеешь в виду Носитель?
- Да. Лечим её раны, маскируем, поддерживаем тейлонских детей в стазисе. Делаем там, чтобы со стороны казалось, что она умирает, - ответил Кинкейд. – Мы полагали, что в итоге атавусы бросят умирающий Носитель…
- Вот тогда-то вы и откроетесь, - начала Стрит. – И…
- Нет, - снова возразил Лиам. – Уже не мы. Ты.
- Что?..  – удивленно спросила Джей. – Что…
- Ты у нас сейчас ключевой игрок на поле, - осторожным тоном ответил Лиам, будто избегая говорить все, что у него на уме.
- Господи, и ты тоже! – Стрит отшатнулась, схватившись за голову. – Ты хочешь сказать, что эта байда про то, что Хоулин возжелал на мне жениться – правда? Да у вас крыша у всех поехала!
- Нет, но это правда, - сдержанно ответил Кинкейд. -  Все уже давно в курсе. И, кстати, он уже давно пытался оказывать тебе… «земные» знаки внимания, но как-то не прокатывало. Возможно потому что он пользовался для этого услугами третьих лиц?
- Что? Каких третьих лиц? – Джульетта чувствовала, что у неё кружится голова. В последнее время у неё действительно, как по мановению волшебной палочки, появлялись разные приятные вещи – тут случайно пополнили баланс на глобале, номером ошиблись. Там – незнакомец вручил букет. Здесь  - водитель автобуса громогласно объявлял, что готов везти такую чудесную девушку бесплатно. Проблемы с соседями, чудесным образом разрешившиеся сами собой. Стрит реагировала на это спокойно, считая, что это своеобразная полоса «удач», за которой последует неделя гораздо менее приятная… Но чтобы такое объяснение получить!
- Почему?! – рявкнула Стрит. – Почему я? Почему не Рене, не… я не знаю! Почему вообще таким бредовым способом, а не – «закинул на плечо, уволок к себе»?!
- Возможно он хочет добиться твоего расположения, - предположил Лиам. – Стрит, послушай! При твоем положении… ну, в котором ты окажешься, ты ведь сможешь установить мир. Как жена Хоулина. Ты сможешь прекратить войну!
- О, нет! Нет! Нет!! – рявкнула Джульетта. – Только не начинай, пожалуйста!! Мало того, что вы на меня взвалили в прошлый раз? Теперь я должна планету  спасать!! Ценой чего, Лиам, это же атавусы!
- Стрит! – Лиам взял Джульетту за плечи и легонько встряхнул. – Верь мне! Сейчас в твоих руках очень многое. В рядах атавусов раскол, и далеко не все настроены воевать…
- Я не могу, - Джульетта отвернулась. – Я просто не могу. И не хочу!
- Я понимаю. Это твой выбор, - Лиам отпустил её. – Если захочешь еще повидаться – лазейка у тебя есть, - он пожевал губу. – Я бы попросил тебя передать привет Рене, но этим нарушу свое собственное слово, поэтому…
- Возвращайся со мной, - взмолилась Стрит. – Ты… ты не представляешь!
- Очень хорошо представляю, - ответил Лиам. – И буду ждать твоего решения. Если ты все же… пойдешь на ответственный шаг, вот, - он протянул ей тонкую карточку. – Позвони и предупреди. Мы сумеем обеспечить тебе защиту на корабле.
***
Бывают такие дни, когда все идет кверху дном даже у атавусов.
Об этом Хоулин размышлял, запертый в крошечной конурке обвалившимися конструкциями. Уже выбравшись из регенерационной камеры он понял, что процесс пошел не так, как задумывалось: обращаемый умер, а он сам… испытывал что-то новое. Что именно, сказать было сложно, но Хоулин чувствовал себя не в свое тарелке. Он быстро уставал, ему было тяжело дышать, и его не покидало ощущение, будто кто-то выпил из него все силы.
Едва выбравшись из регенерационной камеры, он лег на камни и заснул. Обрушившиеся конструкции вокруг поскрипывали и трещали, изредка сверху срывались куски бетона, но эта опасность миновала Хоулина. Он уснул, сморенный тяжелым сном, и спал почти сутки.
Его разбудили звуки сверху – кто-то расчищал завал. У него мелькнула мысль, что это могли быть его люди, но он отогнал её: никто не знал, где он, кроме тех, кто погиб в этой комнате во время взрыва. Сев и потянувшись – насколько это было возможно в этой тесной норе – Хоулин принялся за изучение изувеченной камеры регенерации и себя заодно.
Логи памяти привели его в замешательство, щедро сдобренное злостью и страхом: обвал вызвал ошибки в работе камеры, в итоге процесс прошел в другую сторону – вместо того, чтобы превратить человека в гибрида, он сделал гибридом Хоулина!
Он чувствовал это прямо сейчас, физические изменения, тупая боль в костях и мышцах, сопровождавшая его даже в забытье… Но, не в силах поверить, Хоулин ощупал свое лицо. Кажется, или костный нарост на лбу пропал? А когти? Они теперь другие, не такие крепкие…
Поддавшись тоске, Хоулин завыл, и это не было воем – это было жалким, печальным криком человека.
 Те наверху вероятно услышали его, потому что они удвоили свои усилия по расчистке. Хоулин же, съедаемый болью и стыдом, свернулся в комочек среди камней и пыли и вновь уснул.
Он чувствовал, что кто-то поднимает его и несет, и пытался сопротивляться, но чужие руки были сильнее, и это было унизительно – он словно вновь ощутил себя ребенком, вынужденным подчиняться воле старших.
Окончательно Хоулин проснулся спустя почти двое суток. Трансформация завершилась – он наполовину стал человеком.
Открыв глаза, царь атаван увидел неровный потолок, похожий на свод пещеры. Он лежал на низкой, вполне удобной кушетке. Разорванный комбинезон исчез, уступив место мягким штанам и футболке. Хоулин медленно сел, изучая реакцию тела на движение. Им еще владело паническое состояние торопливости, хотелось прямо сейчас все бросить и бежать на поиски регенерационной камеры, чтобы отменить изменения… но Хоулин удерживал себя.
От остального помещения его отделяли энергетический щит и несколько полупрозрачных ширм. Если он не ошибался – а он очень на это надеялся – то его занесло в самое сердце Сопротивления, в штаб-квартиру, обиталище ненавистной и обожаемой Рене Палмер.
Хоулин почувствовал странное волнующее ощущение в районе желудка. Он жадно рассматривал окружающее его помещение, пытаясь найти хоть одну лазейку, чтобы сбежать, но в то же время ожидая и боясь того момента, когда Палмер придет и увидит его позор. Ему пришлось ждать довольно долго, и он уже успел изучить конструкцию своей тюрьмы, но в конце концов он услышал шипение  раскрывшихся дверей лифта. Кто-то пришел проведать  Хоулина.
Он увидел приближающуюся к нему Стрит и внутренне напрягся. Однако Джульетта, на лице у которой не было ни капли испуга или злости, поставила стул напротив и села, отделенная от Хоулина одним лишь энергетическим полем.
- Доброе утро, - сказала она. – Извини за антураж, но у нас есть повод переживать, ты же все-таки гибрид… Давай знакомиться. Я Джульетта. А тебя как зовут?
«Что?» - хотелось переспросить Хоулину. Она что – не узнала его? Или его внешность после гибридизации изменилась.
- Х-хоулетт, - выдавил он.
- Хоулетт, а имя?
- Джеймс, - ответил Хоулин. Стрит смешно наморщила нос:
- Как Росомаха что ли?
- Да, мои родители были его большими фанатами, - Хоулин удивился, как легко ложь слетела с его языка. – А… - он запнулся. – А какой сейчас день? Я долго был на Носителе и не знаю, что…
- Четверг, второе сентября, - ответила Джульетта. – Тебя давно гибридизировали?
- Нет, - ответил Хоулин. – Но я очень много времени провел на носителе взаперти.
- Почему они не гибридизировали тебя сразу?
- Не знаю. Не было нужды наверное, - Хоулин пожал плечами. В его животе громко забурчало, и он стыдливо прикрыл его рукой. – А у вас есть какая-нибудь еда?
- Есть, красавчик, и я тебе её обязательно вручу, при условии, что ты не станешь использовать как еду меня, - усмехнулась Стрит.
- И зеркало, - добавил Хоулин. – Я… давно не видел своего отражения. Я изменился?
- Не знаю, не могу сказать, пока мы не найдем тебя в базе данных, - ответила Стрит. – Но пока ты был без сознания нам пришлось постричь твою буйную шевелюру – у тебя была рана на голове.
Хоулин неосознанно потянулся к волосам – они были коротко острижены и торчали коротким ежиком. Он почувствовал стыд и злость – его долго отращиваемые волосы были сострижены, этот предмет гордости любого атавуса… Хоулин тяжело вздохнул и сказал:
- Так… что насчет еды и зеркала? Вопросы ты можешь задавать и в процессе.
Ловко наворачивая китайскую лапшу с курицей и специями вилкой, Хоулин отвечал на вопросы, стараясь не сильно искажать истину и обходить тот факт, что он был их врагом номер один.
Он был удивлен тем, как мелочи могут изменить внешность. Его костный нарост исчез, у него выросли брови, а короткие волосы придали лицу совсем другое выражение… он иногда сам себя не узнавал. Но чтобы его не узнала Рене Палмер… или та же Стрит, с которой они, вообще-то, были вдвоем в камере гибридизации – это его оскорбляло. Обида поднималась в нем, подобно волне, и когда Стрит задала очередной свой вопрос, он отставил бумажный контейнер с едой в сторону и сказал:
- Слушай, давай сделаем перерыв! Я, мать вашу, проторчал на корабле, не видя ни света, не людей, меня приволокли неведомо куда, сделали гибридом… может дашь мне немного осознать себя?
- Конечно, - Стрит виновато пожала плечами. – Я как-то не подумала, прости, - она встала, собираясь уходить, но на полпути все же заметила:
- Меня тоже гибридизировали и это… сильно дезориентирует. Ну ладно…
- Не уходи, - неожиданно для себя сказал Хоулин. – Ты можешь посидеть тут.
- У меня, вообще-то, тоже есть дела, - заметила Стрит, но, поглядев на его лицо, смягчилась. – Я только принесу планшет и приду, Джеймс…
- Хоулетт, - поправил её Хоулин. – Называй меня Хоулетт.
Так Хоулин вписался в сопротивление. Его осведомленность в системах и коммуникация носителя жутко обрадовала Палмер, которая тоже не признала в нем врага. Хоулин жадно пожирал её глазами, пока ни она, ни Стрит не видели – быть может почувствует? Странный стыд снедал его, ему даже хотелось, чтобы его раскрыли и умертвили по-быстрому… Но судьбой ему было уготовано другое.
Через неделю сидения за силовым полем, когда Хоулин уже целиком освоился в новой атмосфере, Рене Палмер объявила ему, что его переводят в лагерь для гибридов. Там ему сделают вакцину, и он вновь станет человеком.
- Не надо! – выпалил Хоулин прежде, чем сообразил, что делает. Стрит и Палмер уставились на него. – Не надо, я не хочу опять… в застенки.
- Да ты и здесь не на воле, - хмыкнула Рене.
- Пожалуйста, - с нажимом попросил Хоулин. – Готов сидеть здесь, там… но  не в лагере, - он глянул  на Стрит и добавил:
- Я ведь могу помочь.
- Я не знаю… - Стрит, в свою очередь, посмотрела на Палмер.
- вообще-то это запрещено и мы до сих пор не знаем, каковы твои истинные намерения… - начала Рене.
- Я просто хочу снова стать самим собой, - искренне ответил Хоулин. – Клянусь!
В этом он не лгал.
Но была еще одна причина, по которой он не хотел попадать в лагерь:  оттуда он не мог бы связаться с Носителем, Сандовалом и с кираякки.
Кираякки были на данный момент его главной проблемой - главными баламутами в вопросе порабощения человечества. Они, как и его умершая пара, отстаивали право людей на жизнь. В виду их собственной ущербности перед остальными атавусами было ясно, что они просто чувствуют в людях равных. Но пока Хоулина не было, ситуация могла измениться: кто-нибудь другой мог попытаться занять трон. А кираякки, несмотря на их твердокаменную упертость в вопросах питания, целиком поддерживали его, как короля.
Он освободил кираякки одними из последних, вместе с учеными, запертыми на своем корабле возле Ирландии. Когда и те, и те присягнули на верность Хоулину и начали работать, стало понятно, где искать его основной корабль, «Атаван». И тут случилось такое досадное недоразумение…
- Мы можем просто съездить туда посмотреть, - предложила Стрит. – Никто не будет запирать тебя туда насильно.
- Ага, конечно, - с горечью в голосе ответил Хоулин. Он ощущал, что очеловечивается с каждым днем все больше и это ему совершенно не нравилось. А в этом центре он тем более превратится в жалкое слабое существо.
- Поверь мне, я знаю, что это такое, когда тебя запирают в клетку, - настойчиво, но мягко продолжила Стрит. – И, честное слово, такой «награды» я не пожелаю даже врагу. Даю слово, что я не дам тебя запереть там, если ты этого не захочешь.
Хоулин подумал – и покачал головой. На такой риск он пока пойти не мог.
- Надо же, какие мы добрые, - хмыкнула Палмер, слышавшая этот разговор и позвавшая Стрит, когда та отошла от камеры содержания. – Ты что влюбилась в нашего гибридного друга?
- Жаль мне его, - сказала Джульетта. – У него был такой потерянный вид, будто его мир рухнул. Будто он и не рад свободе.
- И я о том же, - пробормотала Рене. – Что там с базой данных?
- Пусто, - Джульетта развела руками. – Джеймсов Хоулеттов сотни, но ни один под описание не подходит.
- И это подозрительно, - заметила Палмер. – Знаешь, я тоже склоняюсь к тому, что его рано везти в центр. Давай-ка подержим его тут еще немного.
И Хоулин остался в подполье.
Сидеть целыми днями в его закутке было невероятно скучно – поначалу он отжимался на выносливость и изучал механизм его тюрьмы (он уже почти сумел расширить брешь в силовом поле!), пока Стрит, не сжалившись, принесла ему электронную книгу и несколько карт памяти с библиотекой, мотивируя это тем, что чтение – лучшее занятие. А когда Хоулин спросил у нее, нельзя ли ему как-нибудь узнать, что творится во внешнем мире – Стрит стала включать телевизор.
Впрочем, телевизор Хоулину был нужен лишь как шумовой фон – он сумел таки проделать небольшую брешь в силовом поле и в один из дней ему улыбнулась удача и Хоулин спер глобал Стрит, оставленный неподалеку.
Ночью, когда подполье погрузилось в темноту, и лишь телевизор что-то бормотал, Хоулин, лежа в кровати и с головой накрывшись одеялом, связался с Сандовалом.
Судя по удивленному лицу Рональд уже не чаял его увидеть и уж тем более в таком виде. Энтузиазм, с которым он сказал «Слушаю», заметно испарился по ходу их с Хоулином разговора. Приказав экс-агенту состряпать ему липовое досье и загрузить в сеть, Хоулин связался с главой клана кираякки. Старик его видно ждал, услужливо сообщив, что не почувствовал его смерти и рад, что не ошибся, заодно предупредив Хоулина, что скоро грядут перемены в его жизни.
Хоулин отмахнулся от старика и потребовал отчета о настроениях среди атаван. Настроения были не самые радостные, но отсутствие трупа царя, как доказательства его смерти, пока отпугивало самых ретивых от трона. 
Повелев старику и впредь оставаться таким же преданным, Хоулин отключился и заснул.
Проснулся он от того, что в его каморку проникли новые запахи. Силовое поле было снято, а на его запястье поблескивал тяжелый металлический браслет.
- Это ай-йенч, - пояснила Стрит, ставя рядом с ним поднос с завтраком. – Чтобы ты от меня никуда не сбежал и меня не съел, - она продемонстрировала ему такой же браслет на своей руке. – Ретранслирует чувства, ощущения, может помочь найти беглеца на расстоянии, иногда, по желанию «ведущего» может биться током… Почти как обручальные кольца, - Джульетта легко рассмеялась. – Ладно, завтракай, умывайся, а я тебе одежду принесу. У нас сегодня много дел.
Хоть Хоулина и одолевали недобрые предчувствия, но он, напустив на себя самый дружелюбный вид, позавтракал и с удовольствием помылся в крошечной душевой. А когда он вышел, обмотанный большим белым полотенцем, на его кровати высилась огромная куча вещей, а рядом сидела Стрит.
- Твоего размера я не знаю, - сказала она, - так что подбирай сам.
- Надеюсь, - ехидно сказал Хоулин, перебирая вещи, - мой размер тебя не разочарует.
- Тьфу, пошляк! – Стрит встала. – Переоденешься как-нибудь без моего участия.
Едва она вышла, Хоулин достал из-под подушки припрятанный глобал и незаметно спрятал его среди одежды.
Быстренько подобрав себе облачение, царь всея атаван сел на стул. Подумав, что следует позвать Стрит, дабы не терять зря времени, он сунул два пальца в рот и громко свистнул.
Стрит появилась незамедлительно, но на её лице было написано сильное неудовольствие.
- Так! – сказала она. – Я не знаю, где и кем ты воспитывался, Хоулетт, но давай-ка расставим точки над «i». Я тебе не озабоченная официантка из придорожного кафе, которую можно подзывать, как собаку свистом. Я рада, что ты настолько уверен в собственной неотразимости, но если ты и дальше будешь вести себя подобным образом, далее твоим воспитанием займется Рене и профессионалы из центра реабилитации.
Раньше Хоулин много бы отдал за возможность променять Стрит на Палмер, но, как оказалось, за это время он к ней привык, и снова общаться с блондинкой он не имел никакого желания. И тем более отправляться в центр. Да и тот факт, что Стрит упомянула центр в таком контексте, значил, что поедут они явно не туда.
- Извини, - смиренно сказал Хоулин. – Я слегка переборщил. Крыша, знаешь ли, немного едет взаперти.
- Ничего, - Стрит смягчилась. – Скоро глотнешь вольного воздуха.
Оглядев Хоулина с головы до ног она добавила:
- Да ты прямо король готики у нас!
Хоулин, облачившийся во все черное и нашедший себе тяжелые, подбитые железом черные ботинки, пожал плечами. Он не знал, что такое готика.
Они покинули убежище, поднявшись на лифте. Хоулин рассматривал свое отражение в металлических дверях. Размытое темное пятно одежды, кажущаяся маленькой из-за отсутствия волос голова… Хоулин отвел взгляд и стал рассматривать Стрит.
Она заметила его взгляд, когда они выходили из лифта и, отвернулась, притворно вытаращив глаза. Что это должно было означать, Хоулин не знал.
- Куда мы направляемся? – спросил он.
- Для начала к нашему врачу, он обследует тебя. Ну и просто прогуляться. Как ты сам сказал, от сидения взаперти едет крыша.
***
Побродив по Носителю и окончательно уверившись, что все происходящее с ней правда, Стрит, найдя себе уголочек поукромнее, села на какой-то выступ из стены и глубоко задумалась. Неужели Хоулин ради неё вправду откажется от планов порабощения человечества? Да ни в жизнь! Он даже ради Рене максимум, что мог сделать – зарычать и сказать «Переходи на темную сторону!» Кстати о Рене…
Стрит снова с сомнением посмотрела на свой глобал. Нужно было позвонить Палмер, но что-то подсказывало Джульетте, что первое, что сделает блондинка – ударится в истерику и натворит дел. Ну или не натворит, если её тормознет Майклс, но добром это точно не кончится…
«А так кончится? – сердито подумала Стрит. – Джей, на каких небесах ты находишься? Да тебя тут запросто могут съесть, ни ножек, ни рожек не останется. Кто о тебе вспомнит тогда, кроме Рене? Ну и Хоулина теперь…»
Подумав об этом, Стрит пригорюнилась. Ей пришло в голову, что и вправду слишком мало людей будут о ней печалиться. Впрочем, был один человек, но…
Стрит вздохнула и силой отогнала от себя невеселые мысли. Тем более, что в какой-то момент ей стало казаться, что она в коридоре не одна. Девушка чувствовала на себе пристальный, изучающий взгляд.
Услышав подозрительный шорох, Стрит обернулась, и тут же её сердце ушло в пятки. То, что двигалось к ней, больше напоминало оживший ходячий кошмар.

(продолжение следует)




Сообщение отредактировал ashatry_a - Воскресенье, 2013-06-30, 23:35
 
ashatry_aДата: Понедельник, 2013-07-01, 20:22 | Сообщение # 2
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
***
Улучив момент, пока Стрит отвлеклась, Хоулин снова достал её глобал, и быстро отбил сообщение, отправив его Сандовалу и старику. Он не собирался долго задерживаться среди людей, но его любопытство было сильнее чувства опасности. А еще ему хотелось узнать лица тех, кто работает на Сопротивление.
Они со Стрит вышли из ворот высокого здания с острыми шпилями – церкви – и направились к ближайшей портальной станции. Оттуда, переместившись куда-то в на край города, сели на поезд и двинули в пригород.
По пути они почти не разговаривали. Хоулин осматриваясь, стараясь привыкнуть к иному восприятию солнечного света и людей, разглядывал их в непосредственной близости. А Стрит витала в своих мыслях, хотя и рассматривала Хоулина исподтишка.
- Что ты можешь рассказать о корабле-Носителе? – внезапно спросила она.
- Ну… - протянул Хоулин, ошарашенный неожиданным вопросом. – Он большой. И темный… И камера, где нас держали, была очень тесной.
- Нас? – переспросила Стрит. – в прошлый раз ты говорил, что ты был один.
- Сначала нас было несколько, но постепенно людей уводили, - ответил Хоулин, мысленно чертыхнувшись. – Там  был такой здоровый злой парень, вроде как их главарь…
- Хоулин, - подсказала Стрит. – Меня угораздило попасть с ним в камеру регенерации, когда… В общем, долгая история.
- Да, Хоулин, - атавус кивнул. - А как тебе он? – спросил Хоулин. – Ну, в смысле… когда вы были в камере регенерации…
- Не знаю, - Стрит пожала плечами. – Он страшный. И… знаешь, когда ты в камере регенерации, ты на секунду словно видишь другого насквозь. Мне тогда показалось, что ему очень тяжело… - Стрит осеклась. – А, неважно. Гибридизационные глюки такие глюки.
- Вот как, - ответил Хоулин, про себя отметив, что про такое он никогда не слышал. И не испытывал. Или только люди получали способность на мгновение проникать в душу другого? Он не знал. – Неудивительно.
- Что неудивительно? – спросила Стрит.
- Он у них самый главный, ему должно быть тяжело. Ответственность за всех его людей…
- Я бы не сказала, что он сильно парится по этому поводу, - фыркнула Стрит.
- То есть ты можешь поручиться, что ты настолько хорошо его узнала? – спросил Хоулин. – Только в камере регенерации или…
Стрит поджала губы, и Хоулин понял, что слегка переборщил. Но замечание Джульетты о том, что ему совершенно безразличен его народ тоже было весьма обидны.
- Кстати, - сухо ответила Стрит, - глобал, который ты украл, можешь оставить себе. У меня есть второй.
Хоулин промолчал, глядя куда-то в сторону. Ответить было нечего, его поймали на горячем.
Они сошли на одной из станций. Рене Палмер ждала их у невысокого трехэтажного белого здания. Хоулин с интересом рассматривал её: мирная Палмер была не такой интересной, как обычно. Он бы даже сказал – слишком обыденной. Женщина в жакете и прямой юбке, в туфлях на невысоких каблуках, ничем не отличимая от миллионов таких же; мрачный требовательный взгляд из-под нахмуренных бровей дополнял картину.
- Вы не торопились, - заметила она. – Идемте, Керзон ждет.
Хоулина обследовали. Он не сопротивлялся, но понимал, что его время на исходе: получив результаты анализов, они точно поймут, что он никогда не был человеком. Нужно было спешить, а он так и не узнал ничего дельного, кроме местоположения базы Сопротивления и того, что Палмер невероятно скучна в те моменты, когда не строит ему козней и не дерется с ним.
***
- Ну, что же, на этом пока все, - сказала Керзон, закончив. – Можете забирать своего здоровяка, в ближайшее время он мне точно не потребуется, а через пару дней я точно смогу сказать, где он рос, что ел и кто были его родители.
- Спасибо, - Рене кивнула, кинув косой взгляд на стоящего в стороне Хоулетта.  Он выглядел увлеченным, читая какие-то плакаты с медицинскими предписаниями по личной гигиене. – Стрит, что-нибудь подозрительно происходило, пока меня не было?
- Ну, как сказать, - Джульетта на секунду задумалась, говорить ли о похищении глобала Рене сейчас. Это бы вызвало страшный переполох: Рене была не склонна идти на контакт и тут же бы заперла Хоулетта в реабилитационном центре. А Джульетте же хотелось наладить с ним связь. Она немного злилась на себя за такую сентиментальность, но её не покидало странное ощущение, что Хоулетт ей знаком. А те страшные стоны, которые он издавал, пока метался в забытье в медблоке, заставляющие волосы на голове шевелиться? Стрит не знала, где бродил его дух в эти моменты, и что ему снилось, но прониклась глубокой жалостью, как прониклась бы к любому, кого мучают кошмары. Она сама знала цену хорошему сну, и знала каково это – просыпаться в середине ночи в мокрой насквозь одежде, чувствуя, что перехватывает дыхание, а сердце колотится в горле.
- Нет, - сказала она наконец. – Он смирный парень. И понимающий.
- Под твою ответственность, - тихо, но строго заметила Палмер. – Сейчас поедете обратно?
- Ага, только я… заскочу в одно место по пути, - ответила Стрит.
- Куда это? – нахмурилась Палмер.
- Так, дела, - торопливо ответила Джульетта, двигая прочь. – Пока, Рене, встретимся вечером.
- Стрит! – окликнула её женщина, но осеклась, сердито поджав губы. – Как будто она не знает, с кем имеет дело, - пожаловалась Рене Керзон.
- А по-моему, она все отлично знает, - ответила ей доктор. – Не переживай так, в конце концов, пока на ней браслет, он не сможет причинить ей вреда.
***
Выбравшись из здания медицинского центра, Хоулин наконец-то смог вздохнуть свободно. Медцентр давил своими запахами, своей замкнутостью и молчаливой угрозой. Стыдно признаться, но единственной отрадой в этом месте стала Стрит, подбадривающая его взглядами и редкой улыбкой. Видя её, Хоулин успокаивался, хотя не мог найти этому причины.
- Куда теперь? – спросил он.
- Ну, я же обещала, что мы немного прогуляемся, - ответила Стрит. – Поэтому мы идем… туда.
- Почему туда? – удивился Хоулин.
- Ну, если хочешь, можем пойти в другую сторону, это не существенно, - ответила Стрит.
- Нет, - Хоулин смутился, хотя сам не понимал, почему. – Пошли туда, куда хочешь ты.
- Пра-авильно мыслишь, - усмехнулась Стрит. – Пойдем, я знаю здесь одно отличное местечко, чтобы посидеть.
Этот район был застроен невысокими пяти- и четырехэтажными домами, улицы были довольно широкими и немноголюдными. Стрит вела его куда-то по своему собственному разумению, а Хоулину лишь оставалось следовать за ней. Солнце пригревало, свежий ветер нес далекие запахи деревьев и травы, а небо было таким синим, будто не было нескольких тысяч лет загаживания планеты. Мало помалу, Хоулин начал расслабляться. Стрит тем временем свернула в какой-то переулок, таща его за собой, и петляющая дорожка вывела их в небольшой дворик, уставленный столиками, над которыми раскинулись цветастые зонтики и несколько деревьев шевелили раскидистыми кронами. За столиками сидели люди, часть из них совершала странные ритмичные движения под музыку, кто-то ел резко пахнущую еду, но в целом все выглядели мирно.
- Присядем? – предложила Стрит. Хоулин молча кивнул. Они сели за столик под самым деревом. Его ствол обвивала гирлянда фонариков – сейчас они не горели, но ночью, видимо, все дерево светилось.
Стрит заказала какую-то еду, а Хоулин молча сидел, наблюдая за людьми, не замечая, что его руки нервно вцепились подлокотники пластикового стула, оставляя на них вмятины.
- Эй, - Стрит тронула его за плечо, на мгновение очутившись к нему очень близко. – Ты чего?
- Давно не был среди людей, - ответил Хоулин. – Что они делают? – он кивнул на группу, совершающие те самые движения.
- Господи, Хоулетт, это же танцы. Ты что в лесу рос? – Стрит вскочила, и, схватив его за руку, потянула к танцующим людям.
Ритм был медленным, мягким и успокаивающим. Люди покачивались медленно и размеренно, и Стрит легко втащила его в этот странный хоровод, улыбаясь и двигаясь в ритм музыке.
В тот момент он в неё и влюбился.
Suddenly I'm not so sure
That intentions can be pure
, - нежно напевал женский голос, и в голосе, ритме, гитарном переборе и странных звуках других инструментов было что-то гипнотическое, что-то ритуальное. Звуки будто уносили сердце куда-то ввысь, это странное чувство мешало дышать .
If I could just throw all my doubts into the wind
I think that they'd come back again.

В танце Хоулин отпустил руку Стрит и просто стоял, не шевелясь, глядя на её движения посреди колышущихся теней других людей.
И в какой-то момент, поймав себя на мыслях, не свойственным атавусам, Хоулин разозлился. Его чувства и его злость переполняли его, и в какой-то момент ему почудилось, что если он не уйдет, то умрет тут же прямо здесь. Поэтому он развернулся и ушел, покинув круг танцующих, побрел, сам не зная, куда и зачем несут его ноги.
Его ошеломило то странное ощущение, которое он испытал, а еще больше он поразился тому, насколько притягательной казалась Стрит ему в тот момент. Проматывая снова и снова свои воспоминания об этом моменте, Хоулин неизменно ощущал холодок страха внутри: он очеловечивался. Иначе нельзя объяснить эту… это… Говорят, что атаванские гибриды первое время после своего «обращения» испытывают различные, но очень часто интенсивные ощущения – от боли и растерянности до эйфории. Возможно это – лишь последствия.
А значит он должен был торопиться.
Он услышал, как Стрит окликает его, и бросился наутек. Руку, на которую был одет браслет, пронзило болью, но он упрямо, как лось сквозь заросли, ломился куда-то наугад, стараясь оторваться от преследования, если такое было.
В себя он пришел уже в другом дворе.
Хоулин сидел на скамейке, обмякнув и откинувшись на спинку. Где-то рядом визжали и смеялись, играя, дети. Рука, казалось, готова была отвалиться, а все тело было непослушным и ватным. Медленно, будто во сне, Хоулин достал глобал, и, вызвав Сандовала, приказал забрать его отсюда, прямо сейчас. Телепортационный луч захватил его через пару минут, и Хоулин вознесся в рое фиолетовых искр на глазах у удивленной детворы.
***
Стрит застыла, чувствуя себя загнанной мышкой. Существо, идущее к ней - несомненно атавус - пугало до дрожи. Среднего роста, плотный, с непропорционально длинными руками и черными пальцами, заканчивающимися кривыми длинными когтями, в черном комбинезоне, топорщащем какие-то иглы и делающего своего обладателя похожим на морского ежа,  с огромными красными глазами и вертикальным зрачком и бугристой темной кожей - этот атавус куда как более смахивал на существо из тейлонских сказаний.
Вспомнив про пистолет, Джульетта торопливо завозилась, но услышала скрежещущий, хриплый голос атавуса:
- Остановись, Джей Стрит.
Джульетта застыла, глядя на обратившееся к ней страшилище.
- Позволь мне поприветствовать тебя, как подобает, - продолжил атавус и тяжело упал на одно колено, не издав, однако, при этом ни звука. Джульетта молча наблюдала за этой пантомимой. Теперь её глаза и красные глаза атавуса оказались на одном уровне.
- Здравствуй, Джульетта, - повторил атавус. – Я не собираюсь причинять тебе вреда. Я уже много лет не нападаю на разумных.
- Неужели, - Стрит выдавила нервный смешок.
- Да, это так, - ответил атавус. – Я – кираякки, а мы не питаемся людьми. Я пришел поговорить.
- Дай угадаю – ты хочешь рассказать мне о планах Хоулина, касаемо замужества? – Стрит встала. – Давай сэкономим наше время: просто передай ему, что я… на большом адроном коллайдере вертела его предложение. Идет?
- Нет, - ответил атавус. – И я хочу поговорить о наших планах, касаемо вашего с Хоулином союза.
- О чьих – ваших? – подозрительно спросила Стрит.
- Мы, кираякки, считаемся самыми слабыми среди атавусов, не в последнюю очередь потому, что не питаемся вами. Я предводительствую кираякки уже много циклов, и я устал от этого, как и все мы. Я стар, и боюсь, что время, когда я мог повлиять на события, подходит к концу… - атавус осекся, а его взгляд затуманился, но стоило Стрит шевельнуться, он вскинулся и продолжил:
- Мы хотим, чтобы наш правитель взял себе в пару человеческую женщину.
- Почему? – Стрит тяжело выдохнула и оперлась о стену. Снова-здорово, да когда же кончится этот бредовый сон? Это не может быть реальностью!
- Почему? - старик ухмыльнулся. - Потому что это выгодно для нас, если царь захочет стать слабее, приблизиться к вашему уровню... Ведь это будет означать, что он хочет стать сильнее.
Если честно, Стрит мало что поняла из этой тирады, кроме того, что в ней заключен коан. А старик продолжил:
- Ты знала, что мы не питаемся людьми?
- Нет, - Стрит вздрогнула, когда старик провел рукой по стене совсем рядом с ней.
- Мы отказались от потребления разумных существ еще до прилета на эту планету. Как видишь, многие из нас не соответствуют атаванской доктрине по многим параметрам. Из-за этого народ считает, что любой, кто откажется от бездумного потребления, превратится в урода. И тут нам выпал такой шанс... – старик ухмыльнулся, обнажив острые треугольные зубы. Стрит задрожала. –… доказать обратное. Ты должна стать его женой. Ты сможешь спасти свой народ и наш.
- Как? – Стрит тяжело сглотнула. – Атавусы просто разорвут меня, и Хоулина впридачу, если их не устраивает такой царь…
- Но с вами будем мы, - ответил старик. – И когда мы продемонстрируем силу того, что считают слабостью, атаван задумаются.
- Нет, - пискнула Стрит, и припустила со всех ног обратно, в ту сторону, где находился портал, приведший её сюда.
***
Спустя четыре часа Стрит закончила демонтаж портала и обновление охранной системы. Её не переставая трясло, она чувствовала жуткую усталость, но боялась сомкнуть глаза, из страха, что кто-нибудь из Хоулиновых подручных явится за ней. Но в то же время её не покидала надежда, что это всего лишь один из тех безумных ночных кошмаров, от которых тяжело проснуться.
Когда загудел подъемник, Стрит дернулась и схватила пистолет. Вышедшие из лифта Майклс и Палмер выглядели очень удивленными, увидев наставившую на них оружие трясущуюся Стрит.
Тут же были найдены теплый плед и горячий чай с ромашкой и парой капель успокоительного. Майклс занялся охранной системой сам, а Рене попыталась разговорить Стрит. Палмер отсутствовала всего лишь ночь, но казалось, что за эти несколько часов Джульетту подменили.
Однако прозвучавший из её уст рассказ заставил усомниться во вменяемости девушки.
- Так значит ты утверждаешь, что Сандовал похитил тебя, и объявил, что Хоулин делает тебе предложение? – подытожил Майклс, наливая себе чая в кружку. – Мда, здесь нужно что-то покрепче чая…
- Майклс! – сердито буркнула Рене. – Так, Стрит, я не поняла. Чего хочет Хоулин?
- Хоулин... хочет... меня, - Стрит не знала, куда деться от взглядов.
- В каком смысле - хочет тебя? - переспросила Рене.
- Ну... во всех, полагаю.
Рене фыркнула:
- Это наверняка очередной план по гибридизации и захвату нашей базы…
- Они уже давно знают, где она находится, - тихо ответила Стрит. – Мы тратим время, Рене, надо валить отсюда на запасной аэродром, лечь на дно и…
- Погоди, Стрит, Хоулин действительно готов отказаться от притязаний на Землю, ради тебя? – переспросил Майклс.
- Майклс!! – хором выпалили Рене и Джульетта.
- Молчу, - лейтенант салютовал им кружкой. – Бог мой, чем же ты его так зацепила?..
- Я не знаю, - ответила Стрит. Её все еще потряхивало.
- Зато я знаю, - язвительно сказала Рене. – Вот, - она достала из кармана и швырнула на диван рядом с Джульеттой инфодиск. – Почитай-ка. Информация о нашем сбежавшем Хоулетте. От тебя сбежавшем.
- Его нашли? – спросила Джульетта, потянувшись за ноутбуком.
- Можно и так сказать, - фыркнула Рене. С победным выражением лица, она проследила, как Стрит вставила диск в гнездо ноута и начала просматривать файлы. По мере углубления в текст, её глаза буквально вылезали на лоб.
- Так значит это был он? – она глянула на Рене поверх экрана нотбука. Мир, еще несколько часов назад бывший строгой и упорядоченной системой, рассыпался и становился зыбким, как мираж. – Все это время?..
- Вот именно, - ответила Рене. – Я не удивлена, что он в курсе, где находится наша база, но вот способ атаки он выбрал отличный. Деморализовать противника! Разобщить его!
- Разобщить? – прищурился Майкл.
- Возможно, он надеялся, что Стрит купится на эту сказочку или полагался на силу своих феромонов, делающих его неотразимым… однако нет! – Рене выдохнула. – Стрит, ты права в одном. Мы должны свернуть базу, и начнем делать это прямо сейчас. Местечко мы уже присмотрели, наши люди на полпути. Начинай собирать все самое необходимое.
Стрит кивнула, но осталась сидеть на диване, не чувствуя в себе силы даже пошевелиться. Она лишь могла пялиться в монитор ноутбука, глядя на графики, пробегая сухие строчки данных… В горле у неё стоял горький комок и почему-то жутко хотелось плакать.
***


 
ashatry_aДата: Среда, 2013-07-31, 21:12 | Сообщение # 3
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Хоулин бродил по мостику из угла в угол, издавая злое рычание и распугивая дронов одним только взглядом. Сандовал избегал показываться на мостике. Только старик, невозмутимый, как обычно, стоял у трона, ожидая, пока правитель сорвет злость. 
Но какой же он был идиот! На что он рассчитывал, послушавшись этого старого олуха? На то, что Стрит прибежит к нему сама? 
Она добыча! И поступать с ней следовало как с добычей, а не раскланиваться передней и осторожничать, будто она была хрупким произведением искусства! 
- Еще не все потеряно, - уронил старик. – Я читал её, как книгу. В ней свежи воспоминания о том, кого она звала Хоулеттом, и они не пахнут страхом. 
- И что? – рявкнул Хоулин. – Старик, ты глуп! Я найду её, она станет моей женой! Одной из них! 
- Ты все еще можешь стать тем, кого она запомнила и кого не боится, - ответил кираякки. 
- Она должна бояться меня! 
- Или ты сам боишься? – уронил старик. 
- Я ничего не боюсь! – Хоулин заревел. – Я стирал в порошок армии! – он одним прыжком подскочил к старику и, сграбастав в кулак его комбинезон, встряхнул, чувствуя слабость и податливость старческого тела. – Я всегда был сильным. А ты предлагаешь мне забыть об этом? Я стану слаб и ничтожен! - рычал Хоулин, обращаясь к старику. - Нет! Я буду преследовать её, пока она не согласится... 
- Согласится ли, - старик внимательно глядел на него своими тусклыми глазами. Медленно и плавно, будто медуза, он выскользнул из захвата Хоулина и встал в почтительном отдалении. - Разве в принятии человечности нет стремления стать сильнее? Физически слабые люди побеждали тебя раз за разом - приблизься к ним, и возможно, ты превозможешь эту слабость и станешь сильнее, чем кто-либо. 
- Стать физически слабее, чтобы быть сильнее! - Хоулин фыркнул. 
- Но я же читаю в тебе желание вернуть иные ощущения. 
- Я был другим! Это был не я! Это были мысли и эмоции жалкого человеческого гибрида! 
- Разве твои поступки не подчиняются твоей воле? Если бы пожелал - был бы. Ты или кто угодно. Воля отличает людей от атавусов. И вас от кираякки, - в голосе старика царю послышалась насмешка. Хоулин уже занес руку, чтобы ударить его, но застыл, умолкнув. Согласится ли... Но пойти на такой шаг, рискнуть всем, чтобы в итоге остаться ни с чем... или получить - что? 
Зарычав, Хоулин метнулся в сторону и поскреб когтями костюм на груди, в том месте, где нещадно ныло. 
Глубоко выдохнув, он снова замолчал, пристально глядя на глубокую звездную черноту за обзорными иллюминаторами Корабля-Носителя. 
А потом, вздохнув, сказал: 
- Я решил. 
*** 
Стрит шагала по улице, полная облегчения. Наконец-то бредовый кошмар последней недели закончился. Солнце светит, дует свежий ветер, в наушниках музыка... 
Новая база находилась более укрепленном и защищенном месте, о ней точно никто не знал. Хаббл Урих был предупрежден, что среди атавусов существует лояльная к людям группировка, в соответствии с этим разрабатывались новые стратегии борьбы. Ну, а самое главное, что никто больше не приставал к Стрит. Никаких больше счастливых совпадений, похищений – ни-че-го. 
- Девушка! - её остановил молодой человек с букетом. - Вы такая красивая идете... Это вам. 
- Нет, спасибо, - Стрит сделала шаг назад и, вильнув в сторону, обошла парня по широкой дуге. Ну и ну... 
No wonder I feeI feel a thousand petals. 

I'm walking by cherry blossoms in the sky. 
Feels exciting to be living, 
No wonder I feel so tired of talking. 
There's so much to take in today. 
Она проходила по узкому переулку, когда по пересекающей его дороге подъехал и целиком перегородил её длинный белый лимузин с тонированными стеклами. Стрит застыла, в недоумении, и в этот момент дверь распахнулась. 
- Ну уж нет! - Стрит развернулась и бросилась было наутек, но очень быстро была поймана и сграбастана в охапку. 
No wonder I want to wrap you up and take you home 
I'm looking forward to the chance to meet again 
But then again it all depends
В лимузине было довольно-таки просторно. На одной стороне сидел уже знакомый Стрит кираякки, и несколько его сородичей, таких же длинноруких, косматых и темнокожих. А вот тот, кто впихнул сюда Стрит силой был ей знаком. 
Хоулетт – или Хоулин – снова был коротко острижен. Его костяной нарост пропал, а глаза приобрели обычный зелено-карий цвет. Одет он был в черный костюм с легкомысленно расстегнутой белой рубашкой. И он пристально следил за каждым движением Стрит, не говоря ни слова. 
- Я, - начал старик, - внимательно изучил документальные источники по вашей культуре – как принято проявлять знаки внимания, делать… «предложение» и прочие сопутствующие свадебной обрядности. 
- То есть все эти… букетики, мелочи, и мои внезапно ставшие шелковыми соседи – это ваша работа? – уточнила Стрит, попытавшись отодвинуться от Хоулина подальше, но тут же была водворена на место. 
- Это было не так-то просто, - заметил старик. – Совершенно чуждая нам культура, но мы старались как могли. Тот мужчина сверху… кажется, мы немного переборщили, и он сейчас в больнице. 
- Бедный мистер Бидл! Я думала, что он просто сломал ногу… а это вы? И все из-за дурацкой привычки громко включать музыку? 
- Он нарушал покой царской избранницы, - рыкнул один из кираякки. – Она должна быть неприкосновенна. Он, и те, что пытались обокрасть тебя… и те, что пытались пристать к тебе на… в… сборище с музыкой. 
- Господи, - простонала Стрит. – Может быть я все еще сплю?! 
- Нет, - ответил старик. – Не спишь. Мы едем в… ваше культовой сооружение… Там происходит обряд объединения. 
- В церковь? – уточнила Стрит, надеясь, что со стороны незаметно, что она пытается тихонько включить глобал. 
- Точно, - старик покачал головой. – Я чувствовал, что где-то ошибся. Ну, значит ничего, проведем объединение по нашему обряду, это будет гораздо проще. 
Водитель прибавил скорость, и Стрит впечатало в сидящего рядом Хоулина. Он до сих пор не произнес ни слова. 
«Боже, помоги мне!» - подумала Стрит. «Мама!» 
*** 
Место, куда атавусы привезли её, менее всего походило на церковь, а больше всего – на оранжерею или цветочный магазин – тут еще раз стоило тут упомянуть о пристрастии атавусов к флоре… возможно потому что флору им не хотелось съесть? 
Переглядываясь с видом людей, явно чувствующих себя не в своей тарелке, парочка молодых кираякки преподнесла Стрит большой и плотный сверток. 
- У вас, - пояснил старик, - есть традиция одеваться в специальные облачения на праздник, - из чего Стрит сделала вывод, что в свертке её свадебное платье. – Ты можешь сделать это вон там, если тебе нужно уединение. 
Стрит судорожно кивнула и, крепко вцепившись в сверток, исчезла в указанном направлении. В маленькой подсобке она переоделась, чувствуя глупой и испуганной, в платье, которое, что удивительно, было подобрано идеально в плане размера, но в плане вкуса оно страдало массой отклонений разной тяжести. Оно было худшим представителем своего рода, и было похоже на гибрид свадебного платья Барби и кремового торта – такое же пышное и с несуразными украшениями. С трудом перемещаясь в нем по тесному помещению, Стрит глубоко задумалась, целесообразен ли такой наряд для побега. С другой стороны, откажись она надевать платье… что было бы? Может правда стоило заявить и о себе и сказать, что свадебные традиции они трактуют… немного неверно? О, идея! 
Выглянув из подсобки, Стрит жестом подозвала к себе одно из молодых кираякки. 
- Мне, как невесте, необходимо, м-м-м, уединиться, - сказала она. 
- Уединяйся, кто тебе мешает, - пожал плечами атавус. 
- Но не в этой же конуре! – возмутилась Стрит. – Да я в этом платье вылезти толком из неё не могу!.. – едва она сказала это, атавус одним движением вытащил её из подсобки и поставил на пол. 
- Вроде проходишь, - сказал он. 
- Нет, мне надо побыть одной. Подготовиться морально, - Стрит вздохнула. – Всего пять минут… Вы можете постоять за дверью! 
- Тогда там – там достаточно просторно, - атавус махнул рукой на стеклянную дверь, за которой было что-то типа оранжереи, где цветы стояли в кадках ровными рядами, под искусственным светом ламп, с решетками на полу и с поливальными установками на потолке. 
- Ага, - протянула Стрит. – Спасибо. Я мигом. 
Прикрыв за собой двери, Стрит юркнула за ближайший куст. К счастью, её глобал по-прежнему был при ней, а потому она тут же позвонила Рене, как можно короче обрисовав ситуацию: 
- Рене, меня похитили! – выпалила Джульетта, едва Палмер ответила. – Я в… не знаю где, отследи мой сигнал. Тут куча атавусов, в том числе лояльных, так что имеет смысл брать их живьем… и побыстрее! 
- Господи, да как это успело произойти! – выругалась Палмер. – и что за платье на тебе? 
- Неважно, Рене, поспеши, прошу! – взмолилась Стрит. – Быстрее! 
- Хорошо, я уже захватываю твой сигнал, - ответила Рене. – Мы выезжаем. Держись там… как-нибудь. 
- Ага, - ответила Стрит уже больше для себя, нежели чем для отключившейся женщины. – Только как? 
Вокруг разливался густой запах цветов, под ногами бежали ручейки, а мешанина цветов и зелени кружилась перед глазами. 
- Ну, была - не была, - Стрит воровато оглянулась на дверь за спиной. – Поиграем пока в прятки… 
*** 
Пропажа невесты обнаружилась не сразу, а когда обнаружилась, место, где она прячется, тоже нашли быстро – в здоровенной оранжерее. Запах беглянки перекрывался запахом цветов. Кираякки мялись у входа – с одной стороны невеста была неприкосновенна, а с другой следовало её поймать и доставить на место. 
Ситуацию разрешил старик, подняв руку и отозвав молодежь в сторону. 
- Ты хотел преследовать её, - обратился он к Хоулину. – Судьба предоставила тебе шанс. Надеюсь ты не упустишь ни тот, ни ту. 
Хоулин дернул головой и, расстегнув пару пуговиц на тесной рубашке, шагнул в заполненное сладкими ароматами помещение. 

*- LAKE «No Wonder I»


 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Perfect Stranger (Стрит поступило предложение, от которого не отказаться)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007