Главная страница
Регистрация
Вход

Суббота, 2017-11-25, 03:20
Приветствую Вас Исследователь
Прибежище тейлонов

Меню сайта


Категории каталога

U [14]
Для всех возрастных групп
12 [31]
Не младше 12
15 [16]
Не младше 15
18 [3]
Не младше 18
21 [0]
Для взрослых
Стихи [2]

Поиск по каталогу


Форма входа


Начало » Фанфики по рейтингу » 15

По сердцу и по уму (Часть 1)

  • Название:

  • По сердцу и по уму
  • Авторы:

  • ashatry_a
  • Редактор:

  • #
  • Рейтинг:

  • 15

    Предупреждение: AU, ООС и много других страшных аббревиатур, а также пара заимствований из других фантастических сериалов - кто смотрел, поймет, кто не смотрел - тому и не надо.
    Это - альтернативный пятый сезон (приблизительно с 15-16 серии альтернативен), потому присутствуют Зо’орита, Хоулин, Юлин и прочая нечисть.
    Ах да!
    Пейирнг: Liam\Zo’or, на любителя
    От автора: Название фику я так и не придумала, а то, что заявлено в шапке - так, для галочки. Первоначальное название - «All the right reasons» да и вообще задумывалось как финал «Omnia vincit amor». Но как-то не смогла я перевести название на русский покрасившее, попсово это - названия на инглише давать… и от первоначального плана отступила Весь фик пронизан моей нежной любовью к Зо’ору-атавус и Лиаму-балбесу. Контент и антураж - соответствующий, не PWP - и слава богу!



    Вот так мое пытают сердце,
    Воспламеняют нежным взглядом,
    Но стоит сердцу разгореться -
    Надменным остужают хладом.
    Сгорю ли я,
    Сгорю ли я,
    Сгорю ли я в горниле страсти?
    Иль закалят меня напасти?!
    Романс Теодоро, «Собака на сене»
    (Муз. и слова Г. Гладкова)


    1.Решение.
    В двери его квартиры был старый замок, требовавший поочередно магнитной карточки и обычного ключа. Лиам еще тогда не особо обращал внимания на безопасность - квартира не была домом, скорее временным пристанищем, чтобы оборудовать ее сложной системой защиты, как, например, у Рене или Авгура. Домом была штаб-квартира под собором, то место, где Лиам родился и вырос примерно за сутки.
    После столь долгого отсутствия хозяина замок заедал, и Лиаму пришлось приложиться о дверь плечом, дабы она открылась. Когда же он оказался в прихожей, на него накатила столь сильное ощущение ностальгии по старым временам, что защемило сердце.
    «Вот уж не думал, что буду скучать по всей это беготне, - ухмыльнулся Лиам, оглядываясь. - Ну, разве что чуть-чуть…»
    В квартире царило запустение. На всех горизонтальных поверхностях скопился, наверное, сантиметровый слой пыли, окна были в разводах от дождя и талого снега, а в ванной протекала труба. На кухне в тумбочке устроили гнездо мыши, они же полностью изгрызли Лиамово любимое кресло, оббитое кожей, и изгадили пол.
    Работы было навалом - нужно было убрать все это до того, как заглянет Рене. Лиам потянулся, так, что захрустели все косточки в спине, и отправился на поиски чистящих средств - уж с ними-то время точно ничего не могло поделать.
    Через два часа черной работы, Лиам гордо оглядел плоды своих трудов - полы и стекла были вымыты, полки и столы протерты, из ковра и дивана выбита пыль, а с углов снята паутина. Мыши разбежались, а через час обещал зайти сантехник - подлатать протечку. Сам Лиам, разумеется, при этом вымазался с ног до головы как черт, захотел есть как, волк, и устал, как пес.
    Большая часть его вещей, изъятая из шкафа, сейчас находилась в прачечной - оставались лишь старые спортивные штаны, но для дома и это сгодится. Лиам надолго заперся в ванной, а вытащил его оттуда лишь требовательный стук в дверь.
    В дверь ванной.
    Чертыхаясь и ругая себя за то, что забыл закрыть двери входные, Лиам торопливо вытерся и выскочил из ванной в одних спортивных штанах и босиком.
    - Здравствуй, - поздоровался с ним Да’ан. - Дверь была открыта, и мне показалось, что я могу зайти. Извиняюсь, если был не прав.
    - Все нормально, - ответил Лиам. - Я рад тебя видеть.
    Да’ан или Ворджак откликался на оба своих имени. Лиам не спрашивал, как зовет его Лили, называя так, как привык, хотя замечал в характере бывшего покровителя новые, откровенно джаридианские черты. Объединение тейлонов и джаридианцев подарило новую жизнь обеим расам, а главное - позволило спасти их детей.
    Войдя в комнату, Лиам заметил стоящий на столе большой пакет с логотипом соседнего супермаркета.
    - Я решил приобщиться к одной из ваших человеческих традиций, - сообщил Да’ан, усаживаясь в погрызенное кресло, которое Лиам прикрыл простыней. - На Джаридии, к слову, тоже существовал подобный обряд - там мы жевали корень джунгаи до одури, а потом либо смеялись, либо дрались, как повезет.
    Да’ан говорил «мы» и о своем тейлонском, и о джаридианском прошлом.
    - Погоди, - Лиам почесал затылок. - Какая еще традиция? Я что-то немного торможу…
    - Традиция, - начал Да’ан, извлекая из пакета одну за одной три бутылки крепкого и весьма дорого вина, - пить по случаю большого праздника, - уловив непонимание Лиама, он добавил:
    - Сегодня Ариэль исполнился год по земному летоисчислению. А по джаридианскому следует подождать еще пару месяцев.
    - О, - огорошено сказал Лиам. - Да. Точно. Извини, я совсем забыл.
    - Немудрено, - Да’ан покачал головой. - Второй суд над Сандовалом был достаточно громким… Я удивлен, что его оставили в живых.
    - Если бы не он и не атавусы, люди бы никогда не приняли помощь объединившихся, - Лиам пожал плечами. - Сейчас принесу стаканы… А кто-нибудь еще будет?
    - Если ты не против - я пригласил Митгаи и Гардаха, они придут позже, - Да’ан достал из пакета несколько упаковок китайской еды, аккуратно свернул его в рулон и положил на тумбочку.
    - Китайская еда, - протянул Лиам, удаляясь на кухню. - Не очень подходит к празднику! - крикнул он, чтобы Да’ану было слышно. - Как же земные традиции?
    - Мне не все земные традиции нравятся, - возразил Да’ан. - А вот китайские специи моим джаридианским вкусовым рецепторам весьма по вкусу.
    - Ладно, - Лиам вернулся с двумя глубокими бокалами. - Раз так… выпьем-ка для начала за Ариэль.
    - А потом?
    - А потом за Ло’арру, Ан’ноя, Ни’ла и Те’хи. За то, что они живут.
    - Согласен, - Да’ан кивнул. - Благодаря тебе, Лиам. Мы никогда не устанем это повторять.
    - Скорее благодаря тем, кто меня направлял, - Кинкейд вздохнул, поднимая бокал. -
    Думаю, они тоже заслуживают тоста.
    ***
    Полукимера проснулся на диване от звяканья ключа в замке. Голова раскалывалась, на столе стояли семь пустых бутылок из-под вина, две из-под джина, и куча упаковок из соседнего китайского ресторанчика.
    Часы на стене показывали двенадцать минут восьмого утра.
    - Твою-то маму… - прохрипел Лиам, пытаясь сообразить, у кого еще есть ключи от его квартиры. Сев, он протер глаза, потянулся и медленно поплелся в прихожую.
    - Ага, Лиам! - жизнерадостно заметила Рене, швыряя ключи на столик. - Ты не спишь! Странно…
    - Ага, - согласился Лиам, оглядывая подругу с ног до головы - несмотря на раннее время Палмер так и лучилась энергией. А в руке у нее был пакет из соседнего супермаркета…
    «О, нет, - подумал Лиам, - если мне опять придется пить за чьи-то дни рождения или поминки…»
    - Я на кухню, - объявила Рене, проходя мимо него, - а ты прими душ. И еще на двери записка от сантехника, он придет завтра, так как вчера вы были заняты… - Рене затормозила у гостиной, разглядывая следы праздника. - И, как я посмотрю, очень сильно заняты. С кем это ты так?
    - Да’ан отмечал день рождения Ариэль, - ответил Лиам. - А потом…
    - Не говори, - отмахнулась Рене. - У тебя кофемолка есть?
    Причину чудесного настроения мисс Палмер Лиам узнал, когда он, умытый и свежий, попивал горячий кофе.
    - Объединенный совет Земли вынес постановление, - объявила Рене. - Сегодня вечером на Тар’гуу состоится сессия, на которой зачитают приговор Хоулину и его сообщникам.
    - Ты рада? - спросил Лиам.
    - Да, - сухо ответила Рене. - Пока ты валялся в коме, пока уговаривал всех доверять одним инопланетянам, я боролась с другими.
    - У тебя неплохо получалось, - заметил Лиам. - Какой приговор?
    - Гибридизация и общественно-полезные работы на Марсе, - коротко ответила Рене. - Их не смогут полностью превратить в людей, но коготки пообломают, - она вздохнула. - Спасибо Маэлу и его регенерационным камерам!
    - А что там с Венерой? - спросил Лиам, делая глоток.
    - Все хорошо, - Рене самодовольно ухмыльнулась. - Передовые разработки «Дорс Интернейшнл» в области тейлонской и джаридианской технологии превзошли наши ожидания. Начата успешная терраформационная работа. Очень скоро на Венере будут голубые небеса, и нашим старым новым друзьям не придется толкаться локтями с людьми на лунной базе и на корабле-носителе.
    - Ну, да, на Марсе-то вы успели попрактиковаться, - Лиам улыбнулся в ответ. - Ты будешь на Тар’гуу?
    - Разумеется, - Рене грела руки о кружку. - Мне хочется видеть их лица, Лиам, в тот момент, когда они осознают, кем стали. Хочется… чувствовать их… тоску и ярость по утраченному.
    - Ну, у Зо’ор в этом плане есть некоторый опыт, так что от нее ты вряд ли чего дождешься, - ответил Кинкейд. - Разве что от Хоулина, у него богатая мимика.
    Рене отвернулась, глядя в окно. Там, снаружи, непогодилось - собирался дождь, ветер сотрясал кроны деревьев и гнал клубящиеся тучи по небу.
    - Я не могу в это поверить, - тихо сказала девушка. - Что мы наконец-то победили. Что все эти… проблемы… Что все кончилось.
    - Все еще только начинается, - Лиам поставил кружку на стол. - Едва исчезнет инопланетная угроза, тут же найдутся умники, которые начнут разглагольствовать, что пришельцам в принципе не место в нашей Солнечной системе…
    - А ты думаешь, им тут место? - прищурилась Рене.
    - Ты меня прогоняешь? - Лиам улыбнулся. - Слишком многие обрели тут свой второй дом. Дети-гибриды - полутейлоны, полуджаридианцы и полуатавусы, которым камеры Маэла спасли жизнь - они ведь родились и выросли на Земле. Да и генетическая связь наших рас очевидна. Нет, Рене, все только начинается, но мы уже знаем, в каком направлении двигаться.
    - Не могу согласиться с тобой полностью, но… - Рене подняла кружку. - За мир во всем мире, как бы глупо это не прозвучало.
    - За мир, - поддержал Лиам.
    Две керамические кружки, наполненные кофе, звонко стукнулись боками.
    ***
    Секретная исследовательская база Атлантического Альянса - она же бывшая тейлонская база Тар’гуу на Марсе - давно не видала такого наплыва народа. Несмотря на то, что основная часть председателей этого необычного суда находилась на Земле, база полнилась военными, учеными и, разумеется, людьми причастными.
    Поправляя на груди бейдж, Лиам чувствовал себя незваным гостем. Рене, уже не раз бывавшая здесь по делам корпорации, легко ориентировалась в путанице коридоров, то и дело здоровалась с кем-то и, буквально, тряслась от нетерпения.
    Большая часть зрителей собралась в зале, отгороженной от места действия - «эшафота», как шутили местные - виртуальным стеклом. Присутствовало около пятидесяти человек, но Лиаму и Рене достались места в первом ряду. Оглядевшись, Лиам почти не увидел знакомых лиц. Пришельцев тоже практически не было - исключение составляли Юлин и Да’ан. Последний прибыл на Тар’гуу буквально за двадцать минут до начала процесса. Да’ан скрывал свои эмоции, но Лиам чувствовал его волнение и боль за бесстрастной маской.
    Даже сейчас Да’ан не переставал считать Зо’ора своим ребенком.
    Председателем суда был Хаббл Юрих, он же и начал речь:
    - Те, кто присутствуют сейчас в этой комнате, призваны быть свидетелями не только нашему правосудию, но и нашей милости. Не желая уподобляться тем, кого мы судим, мы не приговариваем их к смерти. Однако их злодеяния заслуживают величайшей кары.
    Хоулин, Зо’ор и их сообщники приговариваются к генетической трансформации путем принудительной гибридизации и последующим общественно-полезным работам. Вы лишитесь своей сущности - того, чем вы так гордитесь, чем вы беззастенчиво пользовались, отнимая жизни. Взамен, вы получите то, над чем насмехались, что презирали и пытались всячески использовать. Вы станете смертны, как и люди, и, хотя срок вашей жизни удлинится, по сравнению с нашей, удлинятся и ваши мучения.
    Единственное, о чем я жалею, так это о том, что ничто в мире не способно подарить вам и капли человечности, - Хаббл перевел дух. - Приступить к исполнению приговора.
    Охранники подвели атавусов, скованных тяжелыми наручниками, к камерам гибридизации - некоторые, например Зо’ор, шли, стараясь не терять ни достоинства, ни снисходительной ухмылки, а кто-то, как например Хоулин, старались причинить своим конвоирам как можно больше трудностей, сопротивляясь, изрыгая проклятья и ругательства.
    Наконец, когда последний атавус был утихомирен, створки камер Маэла пришли в движения. Едва они сдвинулись, охранники покинули помещение, и оно заполнилось молочно-белым сиянием, исходящим от камер.
    Некоторые зрители прикрыли глаза, но те, кто сидел в первом ряду, наблюдали не моргая. Сколько оно длилось - минуту, пять десять? - Лиам не знал, но в какой-то момент, неуловимый для человеческого глаза, молочное сияние померкло. Створки медленно распахнулись, и бывшие атавусы, как подкошенные стали выпадать из камер. Вошедшие охранники поднимали их на ноги и уводили, одного за другим.
    - Все кончено, - удовлетворенно заметила Рене.
    Лиам бросил быстрый взгляд на Юлина.
    Атавус сидел неподвижно, закрыв глаза, на его лице не отражались эмоции, что, так скажем, для атавусов было не совсем характерно.
    Лиам тронул было Рене за плечо, но Да’ан первым заметил состояние мальчика и, наклонившись, что-то зашептал ему на ухо.
    А повсюду в зале люди поднимались со своих мест, переговариваясь и… аплодируя. Они хлопали в ладоши - начал кто-то один, а остальные присоединились, и эти торжествующие хлопки казались лавиной, сметающей все на своем пути.
    «Мы не желаем уподобляться тем, кого мы судим», - сказал Юрих. А кто сказал, что мы не хуже?
    ***
    Торжественного банкета Лиам не избежал, но улизнул оттуда очень быстро. За виртуальными стеклами наступала стремительная и темная марсианская ночь, зажигались прожекторы и осветители, заглушая свет звезд.
    Лиам быстро оделся - многослойная парка с огромным капюшоном, теплые штаны и ботинки, перчатки и кислородная маска. В кармане - глобал и фонарь.
    Когда двери переходника распахнулись, холод ударил в лицо как огромный кулак, и Лиам пожалел, что не прихватил еще и очки. С приходом ночи поднялся ветер, на границе освещенной зоны крутились несколько «пылевых дьволов» - относительно безвредных для того, кто путешествует на краулере, но представляющих некоторую опасность для одиночек в одной лишь кислородной маске. Лиам некоторое время наблюдал за ними, но «дьяволы» ушли куда-то на восток.
    А путь Кинкейда лежал на запад.
    Обсервационная площадка располагалась на возвышении. Тут было намного меньше фонарей, больше пространства и небольшая метеобудка, возле которой стояла длинная череда пустых ящиков. На них-то Лиам и присел, задрав голову и рассматривая небеса.
    Звезды здесь сияли ярче, чем на Земле, были крупнее и ближе - если, конечно, их не заволакивало вездесущей пылью.
    Еще дальше на западе отсвечивал белым «жилой кратер» - строящаяся гражданская база, со своим собственным микроклиматом и атмосферой, защищенная от всего Марса каменными стенами и силовым барьером.
    Где-то там и будут жить гибриды, ученые и военные.
    Правительство Земли не афишировало своего недоверия к гибридам - в конце концов один из таких гибридов спас почти всю планету - но планы на них имело. Хаббл объявил об открытии программы «Химера», посвященной изучению положительных свойств гибридов и возможности привить такие же свойства людям.
    Например, регенерация или тейлонский контакт. Или шакарава.
    Лиама приглашали «образцом», ведь у него была безупречная человеческая ДНК, но при этом имелась шакарава. Требовалось лишь раз в месяц сдавать некоторые анализы.
    Но смущало Кинкейда не это. Он уже полюбопытствовал насчет содержания гибридов, удостоверился, что никто не будет никого мучить насильно…
    Результаты обследования новоявленных гибридов, вот что его беспокоило. Жизненные показатели были стабильны у всех, необычная структура верхних конечностей стала более простой с человеческой точки зрения. У всех, кроме Зо’ор.
    С ней сыграла злую шутку тейлонская энергия - или что-то вроде того - и в данный момент бывшая лидер тейлонского Синода находилась в состоянии, напоминающем кому.
    Лиам понимал, что Зо’ор меньше всех заслуживает его сочувствия, но ничего не мог с собой поделать. Было что-то неправильное в том, что с ней случилось. Кинкейд сам не знал, что именно. Поэтому, подчинившись наитию, он набрал на глобале руководителя проекта и вызвался лично курировать исследования, связанные с Зо’ор.
    Другие материалы по теме:
Категория: 15 | Добавил: Lea (2010-08-20) | Автор: ashatry_a
Просмотров: 381 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007