Главная страница
Регистрация
Вход

Суббота, 2017-11-25, 03:23
Приветствую Вас Исследователь
Прибежище тейлонов

Меню сайта


Категории каталога

Sky [24]
Suhmat [3]
Lea [0]
Spika [6]
Кукарача [10]
ashatry_a [25]
ILLAYA [0]

Поиск по каталогу


Форма входа


Начало » Фанфики по автору » Sky

Отраженный свет... Часть 1


  • Название:

  • Отраженный свет
  • Авторы:

  • Sky
  • Редактор:

  • #
  • Рейтинг:

  • 12





Написано по заказу Suhmat – ей в подарок.
Саммари: В обитель Ордена попадает странная девица. Но потом появляется кое-кто еще более странный...
Предупреждение: Часть описываемых деталей выдумана автором, что называется, «от фонаря», в некоторых случаях – по причине недостаточной осведомленности. Отдельные моменты могут не совпадать с общепринятыми положениями. Если расхождения будут слишком сильными – извините.
Дисклеймер: Все узнаваемое принадлежит тем, кому оно действительно принадлежит. Я только взяла попользоваться.

Предисловие.

Во время написания само собой возникло множество вопросов, ответы на которые я предпочла не искать. В сериале Орден показан чрезвычайно односторонне. Да и сам процесс этого их Обмена энергией, честно говоря, не совсем понятен. Не знаю, кому как, а лично мне отдельные моменты вообще кажутся нелогичными. Точно известно, что все сестры беременны, но при этом все до единой – худышки: видимо, на ранних сроках. Как часто им доводилось проходить через эту церемонию? Только единожды, в начале беременности, или же постоянно – неизвестно. Рожали ли они потом своих «заряженных» детей, или до этого так и не дошло – тоже неизвестно. Если исходить из того, что Орден был влиятельной организацией, то выходит, что численность адептов была довольно приличной. Да еще несколько обителей по всему миру. Складывается впечатление, что тейлоны, в буквальном смысле, не покладая рук, ударно трудились на этом нелегком поприще. Так и запишем, и примем как данность.

***
Сестра Карен со вздохом оторвалась от медитации и недовольно прислушалась. Сквозь шум дождя снова донесся тихий удар колокола. Встав с подушечки, настоятельница прошла в соседний зал, включила экран и вывела на него изображение с видеокамеры у главных ворот. Под фонарем стояла промокшая женская фигурка.
— Кого там принесла нелегкая среди ночи? — пробормотала сестра, но ворота все же открыла. Сгорбившийся от ветра силуэт, мелькая в пятнах света от редких фонарей, семенящим шагом пересек двор. Карен не стала выходить, чтобы не мокнуть, решив встретить гостью уже под крышей.
Нацепив самую приветливую улыбку, настоятельница распахнула двустворчатые двери и торжественно произнесла:
— Добро пожаловать в обитель Ордена! Кто вы, и что заставило вас прийти сюда в такую непогоду?
Поздняя гостья откинула капюшон дешевого пластикового плащика, открыв бледное, нервное личико, обрамленное мокрыми белокурыми волосами.
— Меня зовут Эльза. Я прошу убежища и защиты.

***
Наблюдая, как Эльза торопливо, жадно ест, выказывая полное пренебрежение хорошими манерами, настоятельница спросила:
— Сколько тебе лет, дорогая?
— Семнадцать, — с набитым ртом отозвалась девушка. — То есть, будет... через три месяца.
— Ты убежала из дома? — подозрительно прищурилась Карен.
Эльза замялась.
— Нет... то есть, да... то есть, нет... у меня нет дома, — съеживаясь под пристальным взглядом, девушка торопливо добавила: — Мои родители умерли.
— Бедняжка! — ахнула настоятельница. — Я сожалею. У тебя что, совсем никого не осталось?
— Есть опекун. Но моя жизнь его не волнует.
Сестра откинулась на спинку стула и назидательно произнесла:
— Тем не менее, раз ты несовершеннолетняя, то обязана вернуться к нему.
— А я и не жила с ним. Мой опекун остался на родине, а я приехала сюда со своим парнем.
Настоятельница с осуждающим видом покачала головой.
— Не слишком ли ты молода для таких серьезных решений? Опекун знает, где ты?
— Нет, и не желает знать. Он выгнал меня.
— Но это противозаконно!
Карен показалось, что в ответ на ее праведное возмущение девушка чуть усмехнулась.
— Он считает меня сдвинутой психопаткой. Хотел запереть в лечебнице. Но... в общем, передумал.
— Эльза, ты не можешь оставаться здесь надолго. Это не приют, и не монастырь. Не обычный, во всяком случае. Можешь переночевать, но завтра...
— Я пришла сюда не случайно. Можно я останусь здесь? — воскликнула Эльза. — У меня есть способности! Я хочу научиться разделять энергию с тейлонами! Входить в сообщество...
— Тихо, дорогая, тихо, — осадила ее Карен. — Не все так просто. Это Орден. У нас свои правила...
— Я богата, — торопливо отозвалась девушка.
— Дело вовсе не в этом, — возразила настоятельница, однако, слегка смягчившись.
— Женщины приходят сюда с определенной целью, в определенном состоянии... — сестра осеклась, взглянув в широко распахнутые голубые глаза, и ее осенило: — Ты беременна?!
Эльза кивнула.
— Да, и это будет особенный ребенок.
— Не сомневаюсь, — пробормотала Карен, мысленно прикидывая, что можно извлечь из этой ситуации.
— Я богата, — повторила девушка, точно услышав ее мысли. — Когда мне исполнится восемнадцать, я получу права на наследство. У меня будет рудник, туристическое бюро со старинным замком, земельные угодья...
— Постой-ка, постой, — перебила ее сестра, заметив теперь, когда девушка закончила есть, характерный гортанный акцент, а также странное употребление некоторых слов: «рудник», «угодья». Да еще старинный замок... — Ты откуда родом?
Эльза смущенно улыбнулась.
— Из Румынии.

***
— У нее действительно есть способности.
Сестра Вирджиния, прищурившись, смотрела сквозь прозрачную стеклянную дверь, как Эльза старательно раскладывает виртуальные фигурки в смоделированных уровнях инфопотока.
— Простой тест, но кто бы мог подумать, что тейлоны признают его, как доказательство нашей избранности.
— Он кажется простым только для нас, — Карен решительно закрыла программу фув’ла’ша. — Я оставляю ее здесь. Девочка перспективна.
— Карен, ты оставляешь ее только поэтому? У нас могут быть проблемы. Ей всего шестнадцать.
— Когда она залетала, то не думала о законах, — настоятельница быстро заполняла стандартную форму. — Наш особый статус дает нам некоторые преимущества.
Вирджиния покачала головой.
— Можешь считать это моей очередной паранойей, но девчонка еще задаст нам жару.
— Не бойся, никто нас не тронет. Тейлоны всегда будут вне законов, по крайней мере, до действительно серьезного повода. А эти толстые задницы из департаментов ставят нас на одну ступеньку с тейлонами. Эльза остается.

***
Две недели спустя.
— Сестры, собирайтесь у главного входа и становитесь попарно! — зычный голос
Карен эхом разносился по коридору. — Быстрее, быстрее, не заставляйте гостя себя ждать! Он будет с минуты на минуту.
Настоятельница стремительно пересекла залитый солнечными лучами двор. Рядом с ней раздался тонкий голосок:
— А я? Мне тоже становиться вместе со всеми?
Карен обернулась и с досадой посмотрела на догнавшую ее Эльзу.
— Уже и принарядилась... Хорошо, становись, пусть нас будет четное число. Но к
Сподвижнику я тебя не подпущу.
— Почему это?! — возмутилась девушка.
— Ты еще не готова.
— Вы же сами сказали, что у меня талант!
— Талант – это только полдела, — терпеливо пояснила настоятельница. — Нужно много работать над собой. Не расстраивайся, к следующему визиту тейлона мы научим тебя всему, что нужно.
— Я смогу! — взвилась Эльза. — Я хочу сейчас! Сегодня! — из ее глаз вдруг брызнули слезы обиды.
— Эльза, дорогая... — Карен взяла девушку за руку. — Не надо плакать. Это вредит малышу. Ты и без этого постоянно взвинчена, — пытливо взглянув в глаза своей подопечной, она доверительным тоном спросила: — Скажи, есть ли какая-нибудь особая причина для такой спешки? У тебя ведь уйма времени...
— У меня очень мало времени, — пробормотала Эльза. — Сестра, скажите, это правда, что о детишках, рожденных после пребывания матерей в Ордене, тейлоны заботятся почти как о собственных?
— Кто тебе это сказал? — нахмурилась настоятельница. — Вообще-то таких детей еще не очень много, Орден только набирает силу. Хотя... да, пожалуй, так оно и есть.
— Моему ребенку нужна защита, — прошептала девушка. — И мне тоже. А кто может обеспечить нам самую лучшую защиту, если не тейлоны?
Карен подбоченилась.
— Я все-таки подозревала, что ты рвешься в наши ряды ради какого-то особого статуса, но даже не предполагала, что тебе угрожает что-то серьезное. Это из-за твоего опекуна?
— Нет, это из-за моего... Из-за отца ребенка.
Настоятельница удивилась, но не успела расспросить подробнее. В небе раздался раскат гиперпространственного выхода, и во двор обители стал плавно опускаться шаттл.
— Сестра-а... – снова захныкала Эльза.
— Ну, хорошо, иди скорее к остальным, — отмахнулась от нее Карен. — Пойдешь последней. Сподвижник к тому времени уже устанет, и не будет обращать на тебя особого внимания.
В самом деле, раз уж девочка так хочет быть отмеченной тейлонской милостью, зачем раньше времени отказывать ей в этой чести?

***
Церемония шла своим чередом. Женщины в бирюзовых одеяниях и затейливых шляпках поочередно подходили к Сподвижнику. Все меньше оставалось ожидающих своей очереди, и все тяжелее поднималась для каждого нового Обмена тонкая рука тейлона.
Когда осталась одна только Эльза, к Сподвижнику приблизилась Карен.
— Да’ан, если вы слишком устали, то, может быть, не стоит продолжать? Эта сестра – новенькая, и еще недостаточно готова...
— Нет! — испуганный возглас девушки словно вывел тейлона из своеобразного транса, в котором тот пребывал несколько последних, самых утомительных минут.
Вздрогнув, Да’ан удивленно взглянул на бледное личико со следами недавних слез. Карен цепко схватила Эльзу за плечо и процедила ей в ухо:
— Изволь вести себя как подобает. Не видишь – Сподвижник едва держится на ногах. Потерпишь до следующего раза.
— Вы же обещали мне!.. — с отчаянием прохныкала девушка. — Мне нужно сегодня, сейчас же!
Все еще не понимая, что происходит, Да’ан на секунду прикрыл глаза и ровным голосом произнес:
— Если сестра Карен считает, что вам еще рано обмениваться энергией, значит, так оно и есть. Доверьтесь ее опыту.
Эльза раздраженно оттолкнула настоятельницу.
— Да я способнее всех сестер Ордена, вместе взятых! – заносчиво выпалила она. —
Моему ребенку нужна не столько энергия, сколько защита! — девушка подступила к тейлону вплотную и потянулась к его руке. — Да’ан, пожалуйста, я ведь много не прошу.
Я и сама могу поделиться с вами!
Слегка озадаченный подобной напористостью, Сподвижник отшатнулся и непроизвольным жестом сжал пальцы в кулачок. Агент Сандовал, до того равнодушно следивший за монотонной церемонией из уютной тени под увитой плющом беседкой, разом подобрался и шагнул в сторону назревающего скандала.
— Эльза! — возмущенно воскликнула Карен, поймав нахалку за запястье и оттаскивая ее назад. — Что за неслыханное поведение! Немедленно отправляйся в свою комнату. Трое суток ареста в наказание. Восемь часов медитаций в день. И только после того, как твое сознание очистится от дурных мыслей, тебе будет позволено вновь присоединиться к остальным.
Горящий взгляд Эльзы разом потух. Ссутулившись, девушка поплелась за настоятельницей. Та подтолкнула свою подопечную в направлении главного жилого здания, и с чувством выполненного долга вновь вернулась к Сподвижнику с заискивающей, полной невысказанных извинений улыбкой.
— Да’ан, я умоляю вас простить эту юную особу. Она пока еще совершенно не умеет себя вести. Несмотря на несомненный талант, который, конечно же, нужно развивать, я бы не рекомендовала ей участвовать в церемонии и в следующий раз тоже.
Психика девушки слишком неустойчива, Обмен может навредить и ей, и вам.
Умышленно или нет, но говорила настоятельница недостаточно тихо, и удаляющаяся Эльза прекрасно расслышала ее слова. Девушка обернулась и заплаканными глазами с ненавистью уставилась в спину недавней покровительнице. Остальные сестры, до этого недовольно наблюдавшие за устроенным новенькой представлением, теперь стали тревожно переминаться, видимо, ожидая, что дерзкая девчонка сейчас прямо при
Сподвижнике вцепится в волосы Карен.
Тейлон разрядил обстановку одной фразой:
— Я полагаю, на сегодня достаточно.
Тихий шелестящий голос оказался эффективнее окрика. Эльза опустила голову и, шмыгая носом, побрела прежней дорогой. Сестры, не сговариваясь, разом поклонились Сподвижнику, и гуськом потянулись в сад, на ранний ланч. Традиционный перекус после церемонии Обмена для беременных дамочек был скорее необходимостью, чем просто частью ритуала. Подождав, пока площадка опустеет, Да’ан обратился к Карен:
— Сестра, если вы не возражаете, я хотел бы переговорить с Эльзой наедине. У меня есть веские основания полагать, что девушка больше нуждается в понимании и участии, чем в воспитательных ограничениях.
— Простите, Да’ан, но я не считаю это хорошей идеей, — возразила настоятельница.
— Эльза сегодня преступила все мыслимые границы. Она, знаете ли, барышня со странностями; при ее таланте это простительно, но я не могу позволить ей ощутить полную безнаказанность. Кроме того, остальные сестры все видят и делают свои выводы.
А мой долг – неукоснительно поддерживать дисциплину...
Да’ан остановил ее речь мягким движением руки.
— Мне предельно ясна ваша позиция в данном вопросе. И все же, я настаиваю, чтобы для Эльзы сегодня было сделано исключение. Одно-единственное.
Настоятельница набрала в грудь воздуха для очередного возражения, но наткнулась на непреклонный взгляд тейлона и сдалась.
— Я надеюсь, вы знаете, что делаете, Да’ан. Только... не верьте всему, что она говорит. Порой это бывает просто нелепо. Девочка такая фантазерка...
Сподвижник чуть улыбнулся и плавной походкой направился вслед за Эльзой. Сандовал было заторопился следом, но тейлон сделал рукой изящный жест – и агент послушно остался во дворе.

***
На стенах маленькой комнатки, меньше всего напоминавшей монашескую келью, были повсюду развешаны почти обязательные в обителях постеры из Церкви Сподвижников. С ними умилительно соседствовала слегка помятая фотография светловолосой девочки, обнимавшей лохматую собаку. И куда ни глянь, везде были зеркала – большие и маленькие, расставленные на столике и полках, подвешенные в углах и над кроватью.
Эльза закрыла жалюзи и принялась зажигать свечи, готовясь к медитации. Девушка все еще никак не могла до конца успокоиться и жалела о том, что сама все испортила своей несдержанностью.
В проеме незакрытой двери появилась высокая фигура.
— Сестра Эльза?
Девушка обернулась и, тихонько ахнув, склонилась в церемонном поклоне.
— Да’ан! Простите меня за то, что я устроила...
— Не стоит, — заверил ее тейлон, входя в комнату и осматриваясь. — Думаю, вы уже достаточно себя наказали.
— Простите... — шепотом повторила Эльза, снова часто заморгав мокрыми ресницами.
Да’ан с любопытством вгляделся в старую фотографию.
— Это вы?
— Да, — губы девушки тронула слабая грустная улыбка. — Я и мой Бжедик. Давно.
Тейлон остановился прямо под собственным постером. Сейчас, в окружении многократно отраженных свечей, он казался в точности таким же, как и изображенный там обожествленный лик.
— Зачем вам столько зеркал, сестра Эльза?
Девушка вздохнула и принялась кусать губы. Сподвижнику показалось, что она занервничала.
— Это такая привычка, — тихо пробормотала она, спрятав руки за спину. — Я люблю смотреть на свое отражение.
— Боюсь, что это неправда, — так же тихо отозвался тейлон. — Я заметил, что вы избегаете встречаться в них с собственным взглядом.
Глаза девушки заметались против ее воли. Но она быстро взяла себя в руки.
— Вам просто показалось, Да’ан. Наверное, это потому, что сейчас я здесь не одна.
Тейлон подошел к самому большому зеркалу в резной раме, полюбовался собой и перевел взгляд на отражение Эльзы.
— Вы не умеете лгать, сестра, — покачал он головой. — Возможно, это только предположение, но... ваша сегодняшняя эскапада – она ведь произрастает из того же корня, верно?
Эльза быстро опустила голову. Да’ан приблизился к ней и, плавно жестикулируя, медленно сказал:
— Готовясь к Обмену энергией, каждая из сестер должна отдавать себе отчет в том, что многие из ее мыслей – как поверхностных, так и более глубоких – будут неизбежно вытащены наружу. Люди еще не достигли того уровня ментального развития, когда появляется возможность легко спрятать сокровенное от постороннего разума – уровня, на котором находится тейлонское Сообщество.
Девушка встревоженно нахмурилась. Да’ан продолжал:
— Вы желаете обрести защиту тейлонов и в то же время боитесь открывать нам свою душу. Но одно без другого невозможно. Это и есть своеобразная плата за покровительство.
— Я этого не знала, — расстроено протянула Эльза.
— Теперь знаете, — тейлон наклонил голову набок. — Решение за вами. Итак, готовы ли вы к откровенности?
После пары минут мучительной внутренней борьбы Эльза вдохнула полной грудью и сказала:
— Я боюсь своего отражения. Точнее... боюсь однажды его не увидеть. Поэтому постоянно смотрю... проверяю...
Да’ан недоуменно повел рукой.
— А почему ваше отражение должно исчезнуть?
— Я не знаю. Вообще-то не должно. Но вдруг...
Она замялась, не в состоянии объяснить свои страхи. Тут Да’ан протянул к ней руку.
— Вернемся к тому, с чего начали? — предложил он с легкой улыбкой. — Откройте мне свою тайну, а я постараюсь помочь.
Словно не веря своим глазам и ушам, Эльза растерянно перевела взгляд с сосредоточенного лица тейлона на его открытую ладонь, уже подернувшуюся сетчатой голубоватой дымкой. Девушка было двинулась навстречу, но тут же нервно сцепила пальцы рук.
— Разве не этого вы хотели? — спросил Сподвижник.
— Вы же устали.
— Я уже отдохнул. Не волнуйтесь о пустяках.
Эльза нерешительно подняла руку и, поколебавшись немного, прижала ее к ладони Да’ана, одновременно настраивая себя внутренне так, как учила настоятельница.

***
Это было иначе, чем с другими. Как правило, сестры приступали к Обмену, уже научившись перестраивать частоту излучения своего тела близко к тейлонской. Излучение тела Эльзы было совершенно иным. Но дело было вовсе не в неопытности. Импульсы шли изнутри. У крошечного живого комочка во чреве уже была собственная частота, не поддающаяся перестройке. Он не отвергал чужую энергию, но не отдавал взамен свою. И тейлону вдруг стало не по себе.
Да’ана захватил поток бессвязных мыслей и путаных воспоминаний. Главным лейтмотивом был страх. С него начинались и им же заканчивались все нити сознания. Из страха росло мучительное любопытство, неуверенное стремление к чему-то необычному и удивительному. Эльза пыталась идти навстречу Обмену, но что-то в ней продолжало упорно сопротивляться, предостерегая... от чего? И тогда тейлон надавил на ее подсознание, преодолел блокировку, нырнул глубже... и его захлестнул поток поистине пограничных эмоций.
Жажда... Дикая, ненасытная, разрушающая все возводимые барьеры, заражающая своей необузданностью. Неистовое желание, перемешанное с неописуемым ужасом. Эльза буквально разрывалась между абсолютно противоположными полюсами, и объектом столь противоречивых чувств был один и тот же человек.
Нет, не человек. Мертвец. Нечисть, темная сила. Неупокоенное существо. Вампир...
Да’ан услышал испуганный крик Эльзы, и через мгновение понял, что слышит и себя тоже. Он почувствовал, как кто-то хватает его и оттаскивает от девушки. С трудом вырвавшись из жуткого кошмара, которым был пронизан их недолгий контакт, тейлон без сил упал на руки Сандовала.
— Да’ан! Да’ан! — настойчиво звал его не на шутку встревоженный агент. В первый миг соприкосновения он, благодаря киберимпланту, успел уловить отголосок потрясения, из-за которого Сподвижник лишился человеческого фасада и теперь тяжело оседал безвольной светящейся куклой. Прежний безмятежный облик был искажен до неузнаваемости. Огненно-красные и малиновые всполохи то и дело стремительно прочерчивали энергетическую матрицу.
Настоятельница вцепилась в смертельно побледневшую Эльзу.
— Глупая девчонка, — простонала она, с тревогой глядя на бесчувственного тейлона. — Что ты с ним сделала? Я же велела тебе...
— Он сам предложил, — пискнула девушка. — Я не хотела все рассказывать, но он сказал, что без этого нельзя.
— Дура! — взревела Карен. — Зачем я только взяла тебя?!
Мгновенно сориентировавшись, Сандовал определил для себя наиболее логичного виновника инцидента, достал глобал и отдал короткое распоряжение. Через пять минут во двор обители спустился еще один шаттл. Да’ана положили на носилки и увезли на корабль. Два невозмутимых волонтера арестовали Эльзу и отправили следом.

***
Сподвижник пришел в себя еще в шаттле. К тому времени, как его доставили на носитель, он уже восстановил свой фасад и принялся уверять Сандовала в своем превосходном самочувствии. Но отказываться от визита к целителю не стал.
Мит’гаи быстро произвел осмотр и заключил:
— Ты пережил сильный стресс, и это не пройдет бесследно. Я бы порекомендовал сейчас временно отойти от своих обязанностей в посольстве и отдохнуть.
— Я не думаю, что это понадобится... — начал Да’ан.
— Это необходимо, — возразил Мит’гаи. — Твоя энергия истощена так сильно, будто ты делился ею с атавусом.
Очевидно, целитель намеревался своеобразно пошутить. Но Да’ан неожиданно расцвел от волнения разноцветными огнями и задрожал. Мит’гаи изумленно покосился на монитор.
— Ну, вот что: я не рекомендую, я настаиваю на отдыхе, — проскрипел он и немедленно включил над Да’аном энергетический душ.
Тут вспыхнул инфопоток.
— Мне доложили о том, что произошло, — отрывисто сказал с экрана Зо’ор. Глава Синода выглядел обеспокоенным. — Я не раз высказывал свое мнение по поводу разделения энергии с человеческими существами, но Синод не счел нужным прислушаться к нему должным образом. Теперь вы сами видите результат.
— Я не вижу в самом разделении ничего, что могло бы нам серьезно угрожать, — заявил Мит’гаи. — Да’ан истощен не только из-за Обмена. Похоже, что причиной основного дисбаланса стал страх.
— Страх? — Зо’ор пытливо вгляделся в Североамериканского Сподвижника. — Перед чем?
Мит’гаи скупым жестом развел руками.
— Полагаю, это реакция на некий совершенно абстрактный объект из чужого сознания.
— Агент Сандовал сообщил, что Да’ан буквально кричал и бился в конвульсиях вместе с одной из сестер Ордена. До этого девушка нагрубила настоятельнице из-за того, что ее не допустили к церемонии вместе со всеми.
— Ты прикасался к ней? — спросил Мит’гаи у Да’ана. Вид у того был совершенно безучастный.
— Да, — тихо ответил он. — Но лучше бы я этого не делал.
— Сестру Эльзу сейчас допрашивают, — монотонно проговорил Зо’ор, внимательно наблюдая за Да’аном. Тот внезапно оживился.
— Она здесь?! Мне нужно срочно с ней поговорить.
Тейлон резким движением встал и направился к выходу.
— Куда ты? — растерялся Мит’гаи, все еще держа в руке сканер. — Я велел тебе отдыхать!
Но Да’ан уже скрылся за дверью. Целитель беспомощно переглянулся с Зо’ором.

***
— Итак, сестра Эльза, — начал Сандовал, медленно обходя съежившуюся на неудобном стуле девушку. — Что вы можете сказать в свое оправдание?
В голосе агента слышалась холодная ирония, и Эльза почувствовала это.
— Мне не в чем оправдываться. И не надо посмеиваться надо мной, как над маленькой дурочкой. И обращаться, как с преступницей – тоже.
Сандовал встал перед ней и отрывисто произнес, словно читая с экрана:
— Эльзара Христина Ромэску, дочь писателя Александра Ромэску, загадочным образом погибшего вместе с супругой год назад. Несовершеннолетняя, сбежавшая от законного опекуна, и разыскиваемая в Румынии вот уже три месяца...
— Это неправда! — возмутилась Эльза. — Я никому не нужна, и меня там никто не ищет!
— Ну разумеется, — едко заметил вскользь Сандовал и продолжил прежним тоном:
— Кроме всего прочего, по заключению семейного доктора, психически нездорова и подвержена лунатизму...
— Ложь! — взвизгнула девушка, раскрасневшись. — Старый пень не видит дальше собственного носа! Это все опекун, он заплатил доктору, чтобы упечь меня в клинику...
— Где вам как раз - самое место, — отрезал Сандовал и слегка наклонился вперед. — Вы въехали в Соединенные Штаты без разрешения властей, без регистрации.
Возникает вопрос – каким образом? Вы не пользовались порталами, не летели самолетом, не брали билет ни на один корабль... Неужели вплавь по океану и автостопом до Хотспрингса?
— На велосипеде через Китай, — огрызнулась Эльза. Сандовал с каменным лицом придвинулся ближе, почти нависнув над девушкой, и она сжалась еще больше.
— Вы напрасно не желаете сотрудничать, мисс Ромэску, — угрожающим тоном произнес агент. — А вот я с легкостью могу вменить вам попытку покушения на
Североамериканского Сподвижника. Раз вы утверждаете, что здоровы, значит, вас можно осудить и приговорить.

Эльза побледнела.
— Но я ни в чем не виновата! Да’ан попросил меня быть с ним откровенной. Я просто открыла ему свое сознание. Я доверилась ему, — уже тише добавила она. — Мне нужна защита тейлонов – мне и моему ребенку.
— И она у вас будет! – раздалось от дверей. Сандовал резко обернулся.
— Да’ан, вы напрасно покинули медблок.
Тейлон был собран и решителен.
— Агент Сандовал, предоставьте мне самому решать, что будет лучше. Прекратите этот фарс, никакого покушения не было. Оставьте нас.
Бросив на Эльзу предостерегающий взгляд, Сандовал неохотно вышел. Девушка вскочила.
— Да’ан, вы... в порядке? — с беспокойством в голосе спросила она. Тейлон пропустил мимо ушей риторический вопрос и сразу перешел к главному:
— Эльза, кто он вам?
Девушку словно ударили. Она отступила и снова опустилась на стул. Да’ан слегка наклонил голову.
— Это он – отец ребенка?
Эльза мелко закивала и втянула голову в плечи. Сподвижник смотрел перед собой невидящим взглядом, словно заново прокручивая в своем сознании отголоски чужих воспоминаний.
— Но разве это не... противоестественно? — прошептал он. — Желать мертвого... Тянуться к существу, внушающему отвращение и ужас. Подчиниться тому, кто играючи убил самых близких. Любить и ненавидеть одновременно.
В шелестящем голосе звучало искреннее потрясение, вызванное ее возмутительным, но непреодолимым влечением.
— Это так, — еле слышно ответила девушка. — Но я ничего не могла с собой поделать. Он играл мною, как кошка с мышью. Ему ничего не стоило заставить меня забыть страх, и тогда во всем мире оставался только он... Только он один... и я... единственная...
Под аккомпанемент ее дрожащего шепота тейлон медленно подошел вплотную, словно притянутый магнитом, и будто в трансе, потянулся к руке девушки. Та автоматическим движением подставила ему ладонь. Слова были бесполезны, это просто звуки, пустые и бессмысленные. Эльза стремилась выплеснуть свою боль и радость на только что найденном новом уровне. И Да’ан не смог устоять. Свежая память о жажде была слишком сильной...

***
Трое волонтеров вслед за Сандовалом ворвались в помещение корабля, где размещалась арестованная сестра из обители. Агент уже отработанным движением оттащил в сторону ярко светящегося тейлона и знаком велел подчиненным успокоить вопящую Эльзу.
— Он придет за мной! — билась в припадке девушка. — Он уже идет по следу! Он найдет нас и убьет, обоих!
Один из волонтеров быстро приставил к ее шее инъектор. Девушка тут же умолкла и обмякла. Да’ана опять отправили к целителю.
Час спустя Мит’гаи держал отчет перед Главой Синода.
— Да’ан в очень плохом состоянии, — заявил он. — Его необходимо полностью оградить от любых контактов с сестрой Эльзой. Разделение вызвало странные видения, которые действуют разрушающе. Не знаю, заметил ли ты, Зо’ор, но присутствие Да’ана в
Сообществе теперь почти не ощущается. Думаю, ему следует отправиться в сады ка’арпа’адж для очищения ауры и обновления энергии.
Зо’ор кивнул целителю, взмахом руки закрыл инфопоток и повернулся к Сандовалу.
— Эту женщину нужно убрать отсюда, и немедленно. Отправьте ее на Землю.
— Вернуть ее в Орден? — скептически поинтересовался агент. — Пожалуй, они ее теперь не примут. И правильно сделают.
— Нет, — подумав, произнес Зо’ор. — В лабораториях Комтека сейчас достаточно свободных помещений.
Кивнув в знак понимания, Сандовал напоследок добавил:
— У сестры Эльзы наблюдаются признаки паранойи, которая, впрочем, может быть вполне обоснованной. Что если ее и в самом деле кто-то ищет? Некто, представляющий собой угрозу до такой степени, что паранойя передалась даже Да’ану.
Зо’ор лишь слегка усмехнулся.
— Ну что ж. Не вижу причины вмешиваться. Если этот некто и в самом деле существует... — усмешка стала злорадной, — ...пусть он ее найдет.

***
В ангаре Сандовал встретил Кинкейда.
— Майор, почему вы не с Да’аном? Вы же прекрасно знаете, что ему сейчас требуется усиленная охрана.
Тот стоял вполоборота, но агент мог бы поклясться, что заметил, как забегали глазки этого выскочки. Ага, в шаттле уже с комфортом устраивалась расфуфыренная мисс Палмер. И с каких это пор защитники исполняют роль постоянных извозчиков?
— Да’ан поручил мне одно дело, — неохотно сказал Лиам и торопливо добавил: — Вас оно не касается.
«Врет, и даже не скрывает этого», — недовольно подумал Сандовал. Не следовало бы сегодня отпускать майора, иначе придется решать все проблемы самому. Но ему вовсе не хотелось посвящать Кинкейда в свои ближайшие планы. Агент не был суеверным, но давно заметил — стоит только поделиться информацией с этим наглым щеголем, и пиши пропало любой секретной операции против Сопротивления. А на завтра как раз было намечено одно важное дельце... Хитрый шпион этот Кинкейд, или просто его, Рона, персональная карма, но пусть уж он лучше завтра держится подальше.
— Ну раз так, майор, то я не вижу причин вас задерживать, — легко согласился Сандовал. Лиам сел в шаттл и улетел. Вскоре появились волонтеры, конвоирующие Эльзу. Девушка еле плелась, и ее приходилось то и дело подталкивать в спину.
— Давайте-ка пошевеливайтесь, — нетерпеливо сказал ей агент. — Я не собираюсь возиться с вами до самого вечера.
Через полчаса, пристроив Эльзу в одну из палат Комтека, больше напоминавшую одиночную камеру, Сандовал собрался обратно. Но на главном посту охраны его задержал сигнал тревоги.
— Это ваша новенькая, — связавшись с лабораторией, сообщил агенту один из сотрудников. — У нее сильный припадок.
Пришлось вернуться. Заглянув через маленькое застекленное окошко внутрь палаты, Сандовал с досадой понаблюдал, как санитары связывают Эльзу и дают ей успокоительное. Тут сработал внутренний гиперпространственный портал Комтека, доступ к которому имелся только у тейлонов. В коридор вышел Да’ан — торопливый, нервный, с то и дело проблескивающей матрицей.
— Да’ан! — Сандовал направился навстречу. — Зачем вы здесь? Вам ведь нельзя приближаться к мисс Ромэску.
— Не нужно указывать мне, что я должен делать! — отрезал Сподвижник. Сандовал посторонился, донельзя удивленный. Да’ана, всегда такого уравновешенного, было просто не узнать. Тейлон направился прямиком к палате Эльзы. Агент вздохнул, ясно поняв, что уйти теперь удастся нескоро. Он достал глобал.
— Зо’ор, вы в курсе, что Да’ан сбежал сюда, в Комтек? Само собой, Глава Синода был не в курсе и немедленно разозлился.
— Заберите его оттуда и верните обратно!
Выполнить поручение оказалось не так-то просто. Да’ан вел себя на редкость агрессивно, и наотрез отказался вернуться. Потратив время зря на бесполезные уговоры, агент решил вызвать в Комтек Мит’гаи. Целитель оперативно прибыл тем же порталом, и Сандовал с облегчением сдал ему на руки Североамериканского Сподвижника. Поспорив немного, тейлоны пришли к компромиссу. Да’ан остался в Комтеке при условии держаться подальше от девушки. Его разместили отдельно, и пока все было тихо. Но Сандовалу так и не удалось уехать. Зо’ор распорядился, чтобы агент лично охранял Да’ана. Ему в помощь отправили Тейта и нескольких волонтеров.
Вернувшись в лабораторию, Сандовал застал Мит’гаи говорящим с Зо’ором. — ...у меня есть предварительное заключение, — обернувшись к экрану, спокойно говорил целитель. — Каким бы странным это ни казалось, Да’ан... как бы это сказали представители человеческой расы, гонится за острыми ощущениями. Объяснить этот факт с рациональной точки зрения я не могу, но пока состояние Да’ана стабильно. Будем наблюдать. *** — Вы, кажется, хотели со мной поговорить? Сандовал остановился в двух шагах от койки, к которой была привязана девушка. Эльза вздрогнула и открыла глаза. — Да. Спасибо, что пришли. — Что вам нужно? – нетерпеливо осведомился агент. Эльза немного помялась. — В обители остались кое-какие мои вещи... — Ваша сумка находится в соседней комнате, — перебил ее агент. — Что конкретно вам нужно? Фотография? — Нет. Мне нужны мои зеркала. Пару секунд Сандовал пытался понять, о чем она. Потом киберимплант напомнил ему о десятках собственных отражений в комнатенке Эльзы. — Зачем они вам? — Нужно, — по-детски упрямо набычилась девушка. Сандовал пожал плечами. — Ладно, нет проблем. Сейчас доставят. Эльза довольно улыбнулась и закрыла глаза, давая понять, что разговор окончен. — У меня тоже есть к вам вопрос, мисс Ромэску, — тихо произнес агент. — Кто вас ищет? Спокойную расслабленность девушки точно ветром сдуло. В глазах промелькнуло прежнее паническое выражение. — Вы мне не верите? Зря. Он найдет меня и здесь. — Верю, верю, — попытался успокоить ее Сандовал. — Но скажите, по крайней мере, кого нам ожидать? Эльза шумно выдохнула и откинулась на подушку, покосившись в окно. — Пока никого, — тихо ответила она и загадочно добавила: — Еще светло... Сандовал на всякий случай проверил ремни, удерживающие ее на койке. Но девушка неожиданно вцепилась пальцами в его руку, больно сдавив суставы. Агент резко высвободился и угрожающе наставил на нее скрилл. — Лежите смирно! Эльза даже не обратила на это внимания. Она криво усмехнулась и произнесла: — Ты скоро умрешь. Сандовал лишь поморщился и повернулся к двери. — Ты думаешь, что когда-нибудь умрешь от этой штуки в голове, — пробормотала девушка, будто про себя. — Но твоя кровь убьет тебя раньше. Агент машинально замедлил шаг. — С чего вы взяли? — бесцветным голосом спросил он, не оборачиваясь. — Скоро, — глухо повторила Эльза. — Твоя кровь уже начинает разрушаться. Рональд повел плечами и быстро вышел. Странные слова и уверенный тон Эльзы почему-то задели его. — Усилить охрану Да’ана, — раздраженно велел он Тейту. — А девчонки? — спросил Фрэнк. Словно в ответ на его слова, из палаты Эльзы раздались испуганные крики на румынском – у девушки начался новый припадок. — Обойдется! — с неожиданной злостью ответил Сандовал. — Тоже мне, предсказательница...

Другие материалы по теме
Категория: Sky | Добавил: Lea (2009-07-26)
Просмотров: 566 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007