Главная страница
Регистрация
Вход

Понедельник, 2018-02-26, 06:23
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
Страница 7 из 7«12567
Модератор форума: Netroep, Sky 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Ка'ат'ам (Небольшой подарок тем, кому уже вскружила голову весна!)
Ка'ат'ам
ЛиэнДата: Вторник, 2011-07-05, 21:19 | Сообщение # 121
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Предпоследняя запись в блоге...

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-07-05, 21:19 | Сообщение # 122
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Не прощаясь...

Я знал, что рано или поздно этот день настанет, и вот она — встреча с неизбежностью... Сейчас мне, как никогда, тяжело писать по-английски, но я делаю над собой усилие, переводя свои мысли с Юноа на язык моего любимого — ради его собратьев по расе. Мне кажется, они должны узнать то, о чём знаю я — отныне это знание подкреплено опытом...
Он ушёл в один из тех дней, когда жизнь утверждает своё торжество в мире особенно яркими лучами солнца, а небесная синева ослепляет глаза, обостряя зрение души. Когда тот, кого на Земле знали как Рональда Сандовала, покинул этот уровень, ничего не случилось — небеса не обрушились к моим ногам, и планета, которую я скоро оставлю ради манящей неизвестности космических просторов, вращается с прежней скоростью. Жизнь продолжается, только теперь мне предстоит научиться обходиться без него... За те годы, что мы провели вместе, я привык слышать его голос, ощущать исходящее от него тепло. Нам удалось главное — стать единым целым, сохранив при этом свою индивидуальность. И даже сейчас его голос продолжает звучать во мне...
Я подставляю ладони солнцу, струящемуся сквозь больничное окно. Между стеклами бьётся маленькая белая бабочка, и я выпускаю насекомое, провожая его взглядом.
— Что-то не выглядит она убитой горем... — осуждающе шепчет за моей спиной молоденькая медсестра. — Может, это и не любовь вовсе?
— Много ты понимаешь, — снисходительно осаждает её старшая коллега. — Я дежурила в тот день, когда привезли её мужа. Она ни на шаг от него не отходила, понимая, что им недолго осталось быть вместе. Эти двое не прощались, как у нас принято... Просто мне кажется, у неё другое отношение к смерти. Наверное, она верит в то, что ещё встретится с ним, только уже не здесь...
— Глупо это, — в голосе молодой женщины звучат насмешливые нотки, за которыми она пытается скрыть свою неуверенность, но зерно сомнения уже посеяно в её душе.
— Глупо думать, будто в этом мире всё давно изведано и изучено, — мечтательно возражает ей вторая медсестра.
Она права — та женщина, которая постарше. Однажды я точно так же перейду на другой уровень, как Рональд — не прощаясь. Без горечи, без боли — с лёгкостью в душе, очарованной предвкушением новых открытий. И я действительно верю в нашу встречу. В моей реальности нет ничего невозможного. Я больше не создаю на своём пути искусственных преград, поскольку знаю — те дороги, которые мы однажды не сумели пройти, рано или поздно снова лягут к нашим ногам. Поэтому душа моя не торопится на другой уровень — вдогонку за любимым, и я продолжаю своё путешествие по жизни...
— Да'ан... — рука Лиама участливо ложится на моё плечо. — Даже не знаю, что тебе сказать...
— Ничего не говори — и без слов всё ясно...
— Что ты теперь будешь делать? — с тревогой спрашивает он.
— Жить. Ждать. Только это вовсе не означает, что моя жизнь превратится в одно сплошное ожидание. На какое-то время я покину Землю — нам предстоит восстанавливать родную планету, и моё место, как правителя, там — с моим народом. Здесь останутся несколько Сподвижников, которые будут помогать землянам, не пытаясь навязать вам свой эволюционный путь. После всего, что пережили вместе наши расы, мы не можем оставить вас на произвол судьбы. Когда-нибудь я ещё вернусь на эту планету, однако сейчас мне хотелось бы сменить обстановку. Понимаешь, мы были счастливы здесь с твоим отцом. Я понимаю, что он не перестал существовать — лишь перешёл на новый уровень бытия. Но Рональда нет рядом со мной, и мне не хватает его осязаемого присутствия.
— Понимаю... — Кинкейд мнётся, как будто хочет ещё что-то сказать, но боится меня обидеть.
— Говори, — я подбадриваю его улыбкой, и он после непродолжительной паузы наконец-то решается заговорить.
— Да'ан... Отец говорил, что у тебя оставалась последняя доза крисса — ты доставал этот флакон, когда тебе нужно было собраться с духом перед каким-то решающим событием. Пожалуйста, отдай его мне. Только не подумай, будто я сомневаюсь в твоей силе воли — просто мне так будет спокойнее.
— Хорошо, ты получишь этот флакон, — соглашаюсь я. — Хотя лично я предпочёл бы оставить тебе на память что-нибудь более приятное.
— Прости меня — ты знаешь, за что. Наши отношения не всегда складывались гладко...
— Всё это уже позади, — мягко прерываю его я. — Ты сейчас так говоришь, словно завтра настанет этот ваш мифический конец света. Наверное, мы действительно больше не увидимся — на данном уровне, но жизнь продолжается, поэтому я предпочёл бы покинуть Землю, не прощаясь.
— Когда ты вернёшься, это будет совершенно другая Земля, — печально качает головой Лиам. — За время твоего отсутствия наши имена ещё больше обрастут легендами. Тебя встретят незнакомые люди...
— Но в памяти моей останутся все, кого я знал и кем дорожил...
Мы покидаем больницу вместе. Я впервые изменяю своей привычке и оглядываюсь. В этих стенах остался не тот, кто стал моей судьбой, а лишь оболочка, которую он сбросил. Я знаю, что смогу это принять и не «возьмусь за старое», как опасается перестраховщик Лиам. Меня не обижает его поведение, ведь это лишь своеобразное проявление заботы — дитя моего любимого просто не умеет выражать её иначе. Но сегодня я имею моральное право на потаённую печаль, хотя земляне могут счесть меня беззаботным до неприличия. Однако, при всём уважении к людям, я не могу вести себя так, как несвойственно представителю моей расы. Да и не должен этого делать — на моей личной территории я праве устанавливать собственные законы... И пускай кому-то я покажусь сумасшедшим — каждый из нас сам выбирает свою путеводную звезду и свой символ веры. Для меня это Любовь...

На скромных похоронах присутствовали только я и мои дети, Лиам со своим многочисленным семейством и Авгур — последний осколок «старой гвардии». Немного усталый, но не утративший молодого блеска в хитровато прищуренных тёмно-карих глазах. Как обычно, броско одетый — сегодня это имело для меня особое значение, как для людей — их нелепый обычай облачаться в траурные одеяния. Ничего не изменилось — просто на этом уровне ладонь любимого больше никогда не коснётся моей щеки...
— Почему-то я думал, что он переживёт меня... — задумчиво произнёс он, теребя в руках тёмно-красные розы — такие пышные, что они казались неувядаемыми.
— Каждый из нас покидает этот уровень в своё время. Значит, ты ещё не выполнил до конца своё предназначение в нынешнем воплощении...
— Да'ан... — во взгляде Маркуса Деверо на мгновение проскользнули надежда и страх, однако он быстро взял себя в руки. — Ты действительно веришь в то, что именно так и будет? В отсутствие смерти и новое воплощение?
— Не просто верю — знаю, — сказал я, чувствуя, что мой ответ принёс успокоение мятежной душе знаменитого хакера.
Авгур предложил нам отправиться в «Плоскую планету» — туда, где мы с Рональдом провели столько замечательных вечеров. Но в этот день я не чувствовал себя комфортно в обществе моих земных друзей. Глаза Лили и Шиобан были мокрыми от слёз, а я не плакал бы, даже если б мог это сделать. Мне казалось, они понимают это, и впервые в компании близких мне людей я выглядел чужеродным элементом.
— Простите, я ненадолго отлучусь...
Меня никто не стал удерживать — в знак уважения к моим чувствам и потребностям. В конце концов, каждому своё, и если люди считают нужным оплакивать уходящих на новый уровень — это их право. Когда-нибудь земляне поймут, что в жизни есть много поводов для скорби, но этот — не из их числа... Мои потомки всецело были поглощены общением с людьми, не чувствуя себя чужими на этой планете. И это прекрасно, ведь в какой-то степени они и её дети. Я уверенно вёл шаттл туда, где земля встречается с небом. И усмирённый тихим закатом океан, раскинувшийся у моих ног, говорил со мной голосом Рональда... А потом смотрел на звёздное небо, стоя на вершине последней покорённой нами горы, и оно доверчиво жалось ко мне, приглашая в полёт. Затем пустыня нашёптывала мне свои знойные песни, созвучные моей печали, и я ощущал незримую поддержку планеты, изменившей мою жизнь. Скоро мы с ней расстанемся — не прощаясь. А пока я радовался возможности ещё раз ощутить ускользающую близость моего ушедшего любимого — как будто его частица осталась в этих местах, где мы шаг за шагом двигались навстречу друг другу, обретая своё трудное, но оттого ещё более ценное счастье... В моей душе живёт любовь — отныне и навсегда. И наша разлука, которая в масштабах Вселенной не более чем мгновение — не повод прощаться...
В город я вернулся лишь под утро — умиротворённый, с пониманием того, в каком направлении мне следует продолжать свой путь. Покой и свет царили в моей душе. Познавший любовь, я счёл своим долгом нести её всюду, куда бы ни забросила меня судьба. Парадоксы мироздания — тот, чьё имя некогда было синонимом зла, взял на себя миссию вестника добра... Я решил, что стану для Вселенной моей реальности счастливым проповедником любви и жизни, и принёс клятву верности безудержной силе священного чувства с именем Рональда на устах. Человека, научившего меня любить... Я познал высший смысл бытия, и буду делиться своим знанием с теми, кто повстречается на моём пути, даруя надежду. И когда-нибудь остановлюсь у звёздного порога, за которым настанет для меня новый день и... новая встреча...
Рассвет застал меня на мосту, где некогда любимый пытался удержать меня от опрометчивого поступка. Компания молодых людей уже разворачивала снаряжение для прыжков. При виде меня они зашептались, удивлённо переглядываясь, но, вероятно, решили не обращать внимания на сумасшедшего тейлонца, которому не сидится в Посольстве, на Носителе или в другом месте, где надлежит находиться представителю моей расы. Я с удовольствием наблюдал за их прыжками. Наконец, один из них, осмелев, подошёл ко мне.
— Хотите попробовать? — с улыбкой предложил он, испытующе глядя на меня.
— У меня уже есть подобный опыт, но я не отказался бы повторить.
Парень уверенно закрепил у меня ногах ремень и ещё один — страховочный — на талии. И вновь моя душа затрепетала, очарованная иллюзией свободного полёта. Я уже не боюсь ничего — даже непонимания и осуждения со стороны близких. Хотя уверен, они всё-таки меня поймут или, по крайней мере, не осудят. Сегодня я завершаю свой дневник и хочу быть предельно откровенным — как на исповеди. Пока ещё людям нужны определённые ритуалы, чтобы позволить себе роскошь быть откровенными. Возможно, мой пример кому-то облегчит путь к самому себе...
Я ещё застал в «Плоской планете» Авгура и семью Кинкейдов и своих детей — они провели здесь всю ночь, вспоминая о Рональде. И это роднило нас — таких разных. Даже Зо'ор, который сидел в стороне, смотрелся естественно в этой разношёрстной компании. Похоже, его до сих пор удивляло то, что некоторые люди испытывают к нему тёплые чувства, но он научился принимать эти проявления любви без настороженности, что уже очень важно.
— Скоро ты нас покинешь, да? — огорчённо спросила Шиобан.
— Ты ведь сама прекрасно понимаешь, почему я это делаю, — ласково ответил я этой женщине, ставшей моей верной подругой и соучастницей в ряде авантюр.
— Долг перед Сообществом?
— И не только это... Я внёс свой вклад в разжигание войны, уничтожившей жизнь на моей родной планете. Моя душа успокоится, лишь когда я ступлю на возрождённый Тейлон и пойму, что у моих детей отныне снова есть родина.
— Обещай, что будешь помнить о нас, — порывисто прижалась ко мне импульсивная дочь Лиама.
— Я никогда вас не забуду. И поэтому хочу попросить об одной вещи — давай, не будем прощаться. Как будто я просто ненадолго отлучился. Если однажды тебе станет грустно, просто закрой глаза и позови меня. И в своём сознании ты услышишь мой голос — где бы я ни был.
— Мне кажется, без тебя моя жизнь уже не будет прежней, — вздохнула Шиобан. — Но знай: пока жива я и мои дети — на Земле будут вспоминать о тебе с теплом.
— Спасибо тебе, — я сжал её руки в своих, переняв эту привычку у Рональда.
— Не прощаясь? — со слезами на глазах спросила она, когда я направился к выходу.
Я молча кивнул и, не оглядываясь, шагнул за порог — навстречу ещё одному солнечному дню...

Я смотрел в панорамное окно, провожая взглядом удаляющуюся Землю. Всё-таки мне не удалось в полной мере осуществить своё намерение. Людям трудно было понять, почему мне так хотелось избежать прощальных сцен — они нуждались во всех этих объятиях и напутственных словах, я не счёл себя вправе лишить их привычного ритуала. Мне удалось найти компромисс — накануне моего отбытия мы устроили тихий семейный вечер с участием семейства Кинкейдов и всех моих детей, включая Зо'ора. Сейчас он пребывал в печальной задумчивости — я подозревал, что причиной его состояния был последний разговор с Шиобан. За отказ от любви всегда приходится платить, дитя моё — надеюсь, ты усвоил этот жестокий урок и больше не повторишь свою ошибку...
Когда вечер близился к концу, я незаметно выскользнул за ворота — не прощаясь. Лунный свет мягко струился к моим ногам, словно начало нового отрезка пути, и я устремился ему навстречу, не оглядываясь, унося с собой в памяти образы близких мне людей. На Земле остались несколько Сподвижников во главе с Та'иром, который уже успел обзавестись избранным из числе представителей политической касты. Наш с Рональдом первенец — дитя, одним фактом своего появления на свет подарившее тейлонской расе надежду на спасение. Теперь с ним были связаны чаяния землян, и я был уверен, что он справится со своей непростой миссией.
— Как ты? — спросил Зо'ор, становясь рядом со мной.
— Я в порядке — у тебя нет причин для беспокойства.
— Об одном тебя прошу — не сорвись, — почти взмолился он. Зо'ор одним из последних узнал о моём пристрастии к криссу и теперь боялся, как бы я вновь не натворил глупостей.
— Это исключено, — заверил его я.
— Рональд Сандовал занимал важное место в твоей жизни...
— И продолжает его занимать. Даже перейдя на новый уровень, он всё равно остался со мной.
— И у меня так могло бы быть... — с горечью произнёс мой ребёнок.
— И у тебя так будет, — без тени сомнения ответил я.
Сейчас я отправлю Шиобан Кинкейд эту запись, и дочь Лиама опубликует её в моём блоге — вместе с книгой, которую написали мы с Рональдом. Пусть люди Земли узнают правду — о тех, в ком они видели сначала богов, потом врагов, а нынче считают своими друзьями... Земляне привыкли жить в мире условностей и искусственных ограничений. Я всегда дорожил свободой, хотя далеко не всегда ощущал себя свободным. Только любовь развязала мои крылья, очистила сознание от всего наносного и сорвала пелену отчаяния с моих глаз, которые теперь смотрят на мир так же открыто и бесстрашно, как в детстве.
Впереди меня ждёт долгая дорога к дому, который ещё сравнительно недавно казался безнадёжно утраченным. Любовь стерла из моего языка слово «безнадёжность». Осталось только стремление жить и лететь навстречу Вселенной, открывая в космосе всё новые островки жизни. Теперь я имею полное право, ступая на чужую землю, сказать: «Мы пришли с миром...» Этот мир — во мне самом, в моей душе.
Надеюсь, мне не откажут в прощении те, кому я вольно или невольно причинил боль. Все мы несовершенны, и трудно ступить шаг, не рискуя вторгнуться на чужую территорию. Теперь я буду осторожным, как и подобает дипломату. Ошибки совершаются не для того, чтобы их повторять. Люди Земли, покидая вашу планету, я не прощаюсь с вами. Спасибо вам — за наше общение, за возможность во взаимодействии с вами лучше узнать самого себя. За всё, чему я научился у вас. Я не верю в случайности, и наша встреча тоже не была случайной. На Носителе царит тишина. В этот час у панорамных окон можно застать влюблённые парочки. Мои собраться постепенно учатся дарить друг другу любовь... Корабль-Носитель несётся навстречу звёздам, которые снова кажутся ближе. Но перед глазами у меня — синева земного неба и чернота глаз моего возлюбленного. Я не прощаюсь, потому что уверен — ты дождёшься меня, Рональд. И однажды вернёшься ко мне — пускай в другом обличье и под другим именем, но это уже не имеет значения. Важно другое — то, что я тебя люблю...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-07-06, 12:15 | Сообщение # 123
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Постскриптум

(Запись, оставленная в блоге Да'ана Шиобан Кинкейд)

Сегодня она покинула Землю. Знаю, что не навсегда, но человеческая жизнь слишком коротка, чтобы однажды мы могли встретиться вновь — в моём нынешнем воплощении, как сказал бы она... Я знала её с самого рождения. Впоследствии мы сдружились, и иногда мне казалось, будто она всегда будет присутствовать в моей жизни. Но я понимала, что это невозможно... В своём блоге Глава Синода писала о себе в мужском роде — по большому счёту, это не имело для неё принципиального значения. Однако для меня это всегда была «она» — мудрая, чуткая, проницательная...
Облетев напоследок вокруг Земли, Носитель растаял в небе, словно чудесное видение. У меня остались только воспоминания о ней и наши совместные фотографии с акций протеста.
— Да'ан, зачем тебе это нужно? — недоумевала моя сестра Лили после таких мероприятий.
— Хочу показать людям, что бороться следует не за своё место под солнцем, как это принято у людей, а за вашу общую планету, которая вращается вокруг этого солнца, — отвечала она, и была совершенно права.
Она сделала для землян очень много, своим примером вдохновляя их на благие деяния. Иногда мне казалось, что судьба человечества заботит мою тейлонскую подругу больше, чем самих людей. Ей даже удавалось проявлять к нам удивительное снисхождение, относясь почти как к равным, хоть мы и не всегда этого заслуживали. Глава Синода однажды сказала, что искупает свою вину перед землянами, но куда в большей степени мы сами были виноваты перед собой. Наша дружба в корне изменила мою жизнь. Теперь прежде, чем совершить какой-либо поступок, я буду пытаться представить себе, а что сказала бы по этому поводу она... Взгляд этого удивительного создания, жесты, манера говорить ещё настолько свежи в моей памяти, что, закрывая глаза, я отчётливо вижу перед собой её образ. Который, точно знаю, не померкнет с годами...
Наверное, мы проявили эгоизм, не позволив ей улететь, не прощаясь, как она намеревалась. Но все те, кто близко знал Главу Синода хотели напоследок ещё хоть пару часов побыть в её обществе, и она согласилась провести с нами вечер. На который пришла не одна, а со своим «выводком», как называет отец её многочисленное потомство. Я уже знала, что Та'ир решил остаться на Земле. Внешне он — её копия, вплоть до знаменитого наклона головы, который заставлял биться чаще не одно земное сердце. И всё-таки она неподражаема... Когда смотришь в эти бездонные голубые глаза, то кажется, будто в них отражается Вселенная. Сначала с нами хотел остаться и её младший, Не'ир. Однако в последний момент он передумал. Этот молодой тейлонец был слишком привязан к своему второму родителю и тяжелее всех переживал его уход.
— На этой планете всё напоминает мне о нём... — сказал он, когда мы сидели в саду, который отец разбил вокруг «родового поместья Кинкейдов». Это определение — маленькая месть подруги моему отцу за многочисленные прозвища, которыми он в шутку её награждал. «Королева Тейлонская» (Рональд, соответственно, «агент Её Величества») и ещё много чего в том же духе. В её отношениях с моим отцом было множество нюансов. Из книги, которую написали Да'ан с Рональдом, я узнала некоторые подробности, многое расставившие по местам. Мне кажется, она относилась к нашему отставному полковнику как к своему ребёнку — с теплом и заботой, что не мешало ей проявлять строгость, когда это требовалось.
— Если бы ты знала, как мне не хочется тебя отпускать... — я позволила себе заключить её в объятья. Обычно мы — те, кого она допускала на свою территорию — старались быть осторожными в физических проявлениях своих чувств, хотя она принимала их без недовольства. Но сейчас мне хотелось в последний раз ощутить под пальцами её живую прохладу и подарить в ответ немного тепла. — Не подумай, я понимаю,что ты не должна жить нашей жизнью — у тебя своя судьба и свой путь. Только знай, что мы будем вспоминать о тебе с любовью — пока живы.
— Я тоже буду вспоминать о вас, — улыбнулась она, и её глаза выглядели такими светлыми, как будто в них стояли слёзы.
Я окинула взглядом стройную фигуру в тёмном комбинезоне. При всей своей внешней хрупкости, моя тейлонская подруга никогда не выглядела слабой. Напротив, облик Главы Синода излучал такую внутреннюю силу, что порой просто зашкаливало, но от этого лишь крепло желание её защитить. Я смотрела на тонкие руки с длинными пальцами, и возникало ощущение, будто они способны удержать целую Весенную, если та однажды зависнет над пропастью.
Прочитав последнюю запись в блоге, Лили встревожилась.
— Тебе не кажется, что Да'ан немного не в себе после смерти Рональда? Все эти рассуждения об их предстоящей встрече...
— Не кажется, — осадила я свою сестру, которая каждому явлению упорно пытается подобрать понятное ей и удобное объяснение — порой вопреки здравому смыслу. — Она не сумасшедшая, если ты об этом. Просто, тейлонцы гораздо больше нашего знают о жизни. И о том, что мы называем смертью.
Я перечитываю ту запись и, как Да'ан, верю в их встречу. Такая любовь не могла прерваться, нет. Она ведь любила моего деда так, как нам, людям, ещё только предстоит учиться любить. Почему-то я уверена, что Рональд Сандовал ушёл в свою следующую жизнь счастливым. Быть может, он уже родился на одной из планет, которая однажды встретится на её пути. И они непременно узнают друг друга — с первого мгновения, с первого взгляда...
Мне было больно расставаться с этим неземным созданием. Она многому меня научила, в том числе самому главному. Смысл жизни заключается в том, чтобы познавать этот мир — через самого себя. Но не нужно при этом пытаться втиснуть своих близких в собственную систему координат. Ибо каждый из нас — проекция Вселенной, которая многомерна и многообразна...
Никогда не забуду я и последний разговор с Зо'ором. Моя любовь... Моё счастье — хоть даже мы ни минуты не были вместе. Сердце моё сжималось от боли, когда я видела печаль в его глазах. В какой-то момент мы оказались рядом — между нами сидели двое его «братьев», которые умчались любоваться розами. Я не была готова к этому и лишь молчала, пытаясь запечатлеть в памяти его образ — до мельчайших подробностей.
— Прости меня... — он первым нарушил молчание, и я знала, каких усилий ему стоило произнести эту фразу.
— Я не обижена на тебя... — и это была правда, ведь любовь не терпит рядом с собою обид. Да и как на него можно было обижаться? Только сострадание наполняло мою душу, когда я видела, что давнее решение моего любимого не принесло ему ни счастья, ни даже вожделенного покоя.
— Шиобан, хочешь, я останусь? — вдруг торопливо выговорил он, глядя на меня так, словно искал поддержки.
— Тебе лучше лететь со всеми, — ответила я. В прежние времена я бы дорого отдала за то, чтобы услышать эти слова. Но, как любила повторять моя подруга, главные слова должны произноситься вовремя. И сейчас было не время что-либо менять.
— Что теперь с нами будет? — с отчаянием, даже со злостью воскликнул он.
— Если чувства, которые мы испытываем друг к другу, подлинные, то однажды мы с тобой встретимся. Об одном лишь прошу: когда это произойдёт, найти в себе силы пойти за любовью.
— Я... найду, — глухо произнёс он и, развернувшись, побрёл по дорожке сада, озарённой светом фонарей.
Я провожала взглядом высокую фигуру, вдруг осознав в этот миг, что он — моя судьба. И наша разлука просто необходима — для того, чтобы Зо'ор научился ценить любовь.
Потом завязался общий разговор. В центре внимания — естественно, Да'ан. Тонкий ум и приятные манеры Главы Синода делали её приятным собеседником. «Я — эгоцентристка», — не раз говорила она о себе. Наверное, но любовь к себе не мешала ей любить других. Она, без преувеличения, уникальна — из тех редких личностей, которые творят историю и способны противостоять антиподу жизни. Не смерти, но отсутствию движения...
Я не заметила, как она выскользнула за ворота. Только услышала их скрип и увидела тёмный проём, за которым начиналась ночь, но в тот момент мне показалось, будто оттуда на меня взглянула Вселенная. И лунный свет мягко струился на траву, слегка примятую её шагами. Она всё-таки ушла, не прощаясь...
У меня осталась их с Рональдом книга, а также логин и пароль к её блогу, в котором обнаружились некоторые скрытые записи. Она сказала: «Поступай с моим дневником так, как сочтёшь нужным». Я перечитываю его и как будто бы снова слышу её негромкий, спокойный голос, который говорит мне, что ничего невозможного нет, и у меня нет оснований в этом сомневаться.
В добрый путь, Да'ан. Не знаю, что тебя ждёт в космосе, который всегда был твоим родным домом. Но уверена, что ты достойно пройдёшь все испытания, которые может уготовить тебе судьба, ведь в твоей душе живёт любовь. Когда-нибудь ты вернёшься на эту планету, которая приняла тебя как родную. Мой отец верно сказал, что это уже будет совершенно другая Земля. И другая история... Спасибо тебе — за то, что была в моей жизни. И за этот дневник, который позволит людям посмотреть на себя твоим глазами и, возможно, увидеть то, что мы сами не замечали или не хотели замечать. Да хранит тебя твоё вечное звёздное небо, на котором самым ярким светилом горит Любовь...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Среда, 2011-07-06, 21:02 | Сообщение # 124
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Трогательно. flower flower flower
И приятно, что Зоор и Шиобан возможно встретятся happy
вот так и надо завершать саги )))


 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-07-07, 09:41 | Сообщение # 125
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, почему-то сама собой родилась именно такая концовка.
Спасибо! flower


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
YullДата: Понедельник, 2011-07-11, 14:42 | Сообщение # 126
Защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 117
Статус: Offline
первая часть комента
Вот и добралась я до коммента. Как, ты уже знаешь, я очень привязана к этому фику. Здесь показана жизнь во всех ее проявлениях. Я рада, что Даан постепенно открыл ее для себя. По-моему, тут он(она) нашел не просто любовь, а то, что у тейлонов тоже пропало- семью. Даан стал во главе целого клана, он не просто наблюдал за человеческими жизнями, а стал непосредственным участником в судьбе каждого человека и тейлона, которые составили его весьма разношерстную семью. Он смог помочь и поддержать каждого, кто его окружал. Кроме любви он познал и другие человеческие чувства, даже ревность.
В первых рассказиках в основном описаны чувства, очень яркие описания, трогают до глубины души, иногда кажется, что это мои собственные чувства.
Quote (Лиэн)
Прогулка

В рассказике прогулка описано как люди не замечают простых и естественных вещей, но при этом придают значение тому, что на самом деле не так важно как кажется. Соглашусь с Дааном, по-моему, иной раз нужно просто остановиться вдохнуть воздух полной грудью и посмотреть на весенние цветы. Если это сделать, то иной раз можно решить все свои проблемы, в такие минуты приходит довольно простое решение "безвыходной ситуации".
Quote (Лиэн)
Прощение

Очень трогательный отрывок. Вообще тонко описаны отношения родителя и ребенка, на самом деле чаще всего, что бы ни произошло, чаще всего любовь сохраняется. Я еще со времени просмотра сериала думала, что Зоор осознает чувства своего родителя и помирится с ним, в оригинале была не судьба, а тут оправдались мои лучшие ожидания. Рада, что эти двое поняли друг друга biggrin
Quote (Лиэн)
Нежность

Quote (Лиэн)
До сих пор моя жизнь складывалась так, что я просто обязан был быть сильным. Даже тогда, когда слабость одолевала меня. Сегодня я могу позволить себе быть слабым, и моя слабость не вызывает у меня чувства стыда. Напротив, я наслаждаюсь ею, черпая в ней силы для того, чтобы продолжать свой путь — всё такой же тернистый, но озарённый сиянием звёзд.

Да, если вдуматься, то Даан жил всю свою жизнь ради сообщества, а на себя времени было мало. Может поэтому в какой-то момент и их с Зоором отношения разладились. Когда ты вынужден быть постоянно сильным, на другое не остается сил и времени. Именно Земля и люди, Бун вчастности, пробудили в нем то, что сало где-то в глубоко в его сознании.
Quote (Лиэн)
После нашей с тобой встречи ни одна планета уже не станет моим приютом — сила земного тяготения не властна над теми, кто обрёл крылья, откликнувшись на вечный зов Любви.

Да, именно земля стала его домом, мне просто пришло на ум, что подобное могло произойти не только с ним, но и с любым другим тейлоном. Даже покинув Землю, по-моему, он будет всегда стремиться сюда, и в итоге осознает это.
Quote (Лиэн)
Логика

Читала этот отрывок и улыбалась про себя. Если люди разного пола не всегда понимают логику друг друга, то, как ее объяснить Даану? Все очень тонко подмечено wink
Quote (Лиэн)
Просто так...

Quote (Лиэн)
Укрощение строптивого

Интересно как твы передаешь свое отьношение к стихии Даану, как я говорила, я тоже не очень люблю море, мне лучше речка или озеро, но вот без ванной и душпа жить не могу wink ;) wink ;) wink
Quote (Лиэн)
Не такая…

Quote (Лиэн)
— Если бы ты знал, как я устала! Каждый день одно и то же: переговоры, заключение контрактов, вечный страх, что кто-то меня обставит… Не жизнь, а прямо какая-то пытка. Ничего не успеваю…

Это отражает мое сегодняшнее настроение и состояние на все 100%, устала, хочу в отпуск. Понимаю Рене. Ну, это, конечно шутка. На самом деле важно отвлечься от проблем и взглянуть на мир под другим углом зрения и все получится.
Quote (Лиэн)
Свобода слова

Quote (Лиэн)
У входа в ангар мы столкнулись с Та'иром. — Снова на поиски приключений? — снисходительно посмотрел на меня будущий дипломат. — На культурное мероприятие, — я очень надеялся, что такое пояснение его удовлетворит. — В клуб «Кобэ», что ли? - нет, ну это уже слишком...

Обожаю детей Даана, они все такие разные, но очаровательные, да и шило есть у каждого, только разного размера biggrin :D biggrin
biggrin :D biggrin :D biggrin :D biggrin :D biggrin :D biggrin
ну а на встрече выпускников, он был просто неотразим, такая лапочка. Понимаю мужиков, он такой красивый, ласковый, понимающий, и особо денег не требует.


Сообщение отредактировал Yull - Понедельник, 2011-07-11, 15:05
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-07-11, 15:00 | Сообщение # 127
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Yull, спасибо тебе за тёплый отзыв flower
Трогает до слёз... Это важно - когда кто-то смог прочувствовать написанное тобой...
Я сама полюбила этот персонаж... В какой-то момент он вдруг начал жить собственной жизнью и подсказывать мне, как хочет поступить в той или иной ситуации smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Ка'ат'ам (Небольшой подарок тем, кому уже вскружила голову весна!)
Страница 7 из 7«12567
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007