Главная страница
Регистрация
Вход

Среда, 2018-07-18, 07:27
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Ка'ат'ам (Небольшой подарок тем, кому уже вскружила голову весна!)
Ка'ат'ам
asantaДата: Среда, 2011-04-06, 17:33 | Сообщение # 41
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 161
Статус: Offline
Мда.Подайте,люди добрые ОЭ,кто сколько сможет!!!Ибо надо же мне чем то Лиэновой музе платить за уроки... biggrin

Логика, конечно, вещь замечательная. Но против человеческого мышления она бессильна
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-04-06, 17:37 | Сообщение # 42
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
asanta, она добрая - и за красивые глаза может давать уроки biggrin
Вот такая эстетка smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
asantaДата: Среда, 2011-04-06, 17:47 | Сообщение # 43
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 161
Статус: Offline
а если глаза у меня не красивые,а большие и зелёные??? biggrin

Логика, конечно, вещь замечательная. Но против человеческого мышления она бессильна
 
ЛиэнДата: Среда, 2011-04-06, 17:52 | Сообщение # 44
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Так это же красиво! smile

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
asantaДата: Среда, 2011-04-06, 18:06 | Сообщение # 45
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 161
Статус: Offline
Ну спасибо,утешили biggrin

Логика, конечно, вещь замечательная. Но против человеческого мышления она бессильна

Сообщение отредактировал asanta - Четверг, 2011-04-07, 12:04
 
ashatry_aДата: Среда, 2011-04-06, 18:29 | Сообщение # 46
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Я заметила странное стремление среди форумчан - те, кто не хочет убить Палмер, обязательно стараются загнать её на кухню )))
wink


 
ЛьессДата: Среда, 2011-04-06, 18:43 | Сообщение # 47
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 341
Статус: Offline
Я не стараюсь, она меня и так устраивает. v

Блин-нагад!!!
 
asantaДата: Среда, 2011-04-06, 18:59 | Сообщение # 48
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 161
Статус: Offline
Ну,я её не убивала,на кухню не пристраивала,я её вобще никак не трогала! biggrin

Логика, конечно, вещь замечательная. Но против человеческого мышления она бессильна

Сообщение отредактировал asanta - Четверг, 2011-04-07, 10:53
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-04-07, 09:17 | Сообщение # 49
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, хочешь сказать, для неё это смерти подобно? biggrin

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-04-07, 11:05 | Сообщение # 50
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Просто так...

Рональд очень огорчился, когда поездка на тихоокеанское побережье не привела меня в восторг. Нет, пейзаж был прекрасен, но... Такое большое количество воды подавляло меня. На моей родной планете никогда не было столь огромных водоёмов. Мне постоянно казалось, что мощная волна вот-вот захлестнёт нас, и я не мог избавиться от этого ощущения. Рональд почувствовал моё состояние и первым предложил вернуться на Носитель.
— Прости, я просто хотел доставить тебе удовольствие, — виновато посмотрел на меня он, когда мы уже сидели в шаттле.
— Ты меня прости. Эта вода... Понимаешь, её для меня слишком много. Она какая-то... дикая...
— А тебе нужна ручная? — улыбнулся любимый.
— Если таковая имеется — хотелось бы взглянуть...
На следующий день мы с утра направились на скучнейшую конференцию. Она настолько утомила меня, что на обратном пути я не сразу заметил, как Рональд внезапно изменил маршрут.
— Куда мы летим? — поинтересовался я, предчувствуя приятный сюрприз.
— Приручать воду, — хитровато подмигнул мне он.
Голос воды я услышал издалека. Она стремительным потоком падала с горы в узкую бурлящую реку, разбрасывая вокруг себя мириады брызг. Лучи предвечернего солнца, прощающегося с землёй, отражались в них, и каждая на мгновение превращалась в маленькую радугу. Зрелище было захватывающим. На какое-то время я замер, будучи не в силах вымолвить ни слова. Я осторожно протянул руку навстречу воде, ощутил на своей искусственной коже её нежное прохладное прикосновение и перевёл на Рональда благодарный взгляд.
— Спасибо тебе...
— Я рад, что тебе понравилось, — улыбнулся он, и глаза его светились от счастья.
— Если бы ты знал, как много сейчас для меня сделал...
Внезапно пробудившаяся память уносила меня в те далёкие времена моей ранней юности, когда у меня ещё была родина... Маленькая планета, климат которой землянину показался бы чересчур суровым. Её поверхность была сплошь покрыта высокими серовато-синими скалами, у полюсов посеребрёнными жемчужной наледью. Густой голубой туман клубился над тёмными шпилями скал, оседая в немногочисленных долинах, узких ущельях, на кружевных ветвях низкорослых деревьев и причудливых красноватых мхах, напоминающих очертаниями земные кораллы. Он окутывал планету так плотно, что звёзды можно было увидеть, лишь поднявшись на вершину скалы. Иногда я так и делал — карабкался наверх, преодолевая собственную слабость, и подолгу сидел на вершине, мечтая о дальних странствиях. Наградой мне было сияние небесных светил, и ощущение победы над самим собой — не над природой, окрыляло. Мне суждено было стать вечным странником, и сегодня я мечтаю совершенно о другом — однажды ступить на землю, давшую мне жизнь... К полюсам туман рассеивался, и там можно было полюбоваться рассветом. Красноватые блики нашего маленького старого солнца отражались в ледяной толще, и казалось, будто она загорается изнутри. Горящий лёд — завораживающее зрелище... Среди всех скал, которые манили меня своей высотой и гордой неприступностью, особенно выделялась одна — самая высокая. На её вершине был расположен ледник, который постоянно подтаивал, и ледяной поток струился к подножью, лаская крутые уступы. Я подбирался поближе и несмело подставлял ладонь сверкающим брызгам. И в шуме водопада мне слышался голос родной планеты...
Сейчас я точно так же вслушивался в голос другой планеты, волею судьбы ставшей моим вторым домом, даровавшем мне спасение и любовь. Вода — особенная стихия, она — своего рода информационное хранилище этого уютного мирка. Ощущая на своей ладони её мягкое прикосновение, я словно вступал в контакт с Землёй. Она не отвергала меня — чужака, едва не погубившего её детей, и доверие такой хрупкой и прекрасной планеты вселяло надежду.
— О чём ты сейчас думаешь? — с тревогой и заботой спросил Рональд, обнимая меня за плечи. Я протянул ему руку, делясь своими чувствами и видениями из прошлого.
Какое-то время мы стояли молча. Уже смеркалось, и вода стала намного светлее неба.
— Пора возвращаться на Носитель... — с сожалением произнёс я.
— Погоди... — порывшись в карманах, любимый вложил в мою руку маленький металлический кружок — я узнал в нём монету.
— Что это?
— Тебе, наверное, это покажется нелепым... — замялся Рональд. — Но у людей есть такая примета — если хочешь куда-то вернуться ещё раз, нужно бросить в воду монетку...
— Мне нравится ваша примета, — улыбнулся я, и монетка скрылась в серебристой пене.
Казалось бы, какой может быть смысл в данном ритуале? Но мне впервые в жизни не хотелось искать своим поступками рациональное объяснение. Я испытывал странную лёгкость — ощущение всепоглощающей свободы. Никогда бы не подумал, что это настолько приятно: совершать какое-либо действие не по велению долга или жизненной необходимости, а просто так...
На следующий день я вошёл в покои моего ребёнка. Внимательно меня выслушав, он недовольно поморщился.
— Вечно тебя посещают странные желания и идеи...
— Зо'ор, мне бы очень хотелось, чтобы ты это увидел.
— Если ты настаиваешь... — он нехотя поднялся со своего кресла, всем своим видом демонстрируя, что потакает моей «блажи» исключительно ради сохранения наших недавно восстановившихся отношений.
Полчаса спустя он, как зачарованный, любовался безудержным потоком. Я протянул ему руку, и он не оттолкнул её. По мере того, как мои чувства передавались Зо'ору, выражение его лица менялось со скептического на задумчивое. В момент прекращения контакта он выглядел притихшим, даже опечаленным. Когда я сказал, что нам пора, моё дитя ещё раз взглянуло на водопад, чтобы лучше запечатлеть его в своей памяти. В последний раз поймав ладонью хрустальные брызги, он направился к шаттлу, но я остановил его, протянув монетку.
— Брось это в воду, — попросил я.
— Зачем? — с подозрением поинтересовался Зо'ор, растерянно вертя в пальцах монету.
— Просто так. Видишь ли, у людей есть такая примета — чтобы ещё раз вернуться в полюбившееся место, нужно бросить в воду монетку.
— Какой в этом смысл? — удивился мой прагматичный ребёнок.
— Не нужно во всём искать смысл, — улыбнулся я. — Иногда следует просто наслаждаться жизнью и теми подарками, которые она нам преподносит.
— Чудак ты, — снисходительно взглянул на меня он, но просьбу выполнил, после чего заметно повеселел.
— Держись крепче, — скомандовал я, и шаттл описал в воздухе причудливую петлю.
— Что ты делаешь? — с лёгким испугом и восторгом спросил Зо'ор.
— Приручаю воздушное пространство Земли, — пояснил я. — Воду мы с тобой уже приручили...
— Но зачем?
— Просто так... — ответил я, вынуждая шаттл сделать три изящных оборота вокруг своей оси.
— Просто так... — задумчиво повторило моё дитя, расслабляясь и всецело отдаваясь сладостному ощущению полёта. И вид у него при этом был такой, словно ему внезапно открылся смысл жизни...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Четверг, 2011-04-07, 11:22
 
asantaДата: Четверг, 2011-04-07, 12:04 | Сообщение # 51
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 161
Статус: Offline
Да,Лиэн,поистине твоя проза-наилучший подарок тем,кому уже вскружила голову весна! И правда,многие человеческие приметы,если подумать, не несут в себе смысла,но мы настолько к ним привыкли,что даже этого маленького недоразумения не замечаем wink !
Нет,ну так и хочется написать"Аффтар пеши ищо" biggrin


Логика, конечно, вещь замечательная. Но против человеческого мышления она бессильна
 
IrianДата: Четверг, 2011-04-07, 12:59 | Сообщение # 52
Личный защитник
Группа: Пользователи
Сообщений: 182
Статус: Offline
Лиэн, ты просто очаровательный пришелец из касты писателей!!!

Мириа! (северелианский)
Sinnaue Euhura! (юнойа)
Здравствуйте! (русский)
Доброго Дня! (украинский)
Good Day! (английский)
Bon Jour! (французский)
Boa Tarde! (португальский)
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-04-07, 15:06 | Сообщение # 53
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
asanta, у меня круглый год весна!
И прода - будет! Меня теперь главный герой этого фика в покое не оставит - будет требовать дать ему возможность высказаться smile

Irian, спасибо - значит, есть контакт wink


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Четверг, 2011-04-07, 15:07
 
ashatry_aДата: Четверг, 2011-04-07, 20:19 | Сообщение # 54
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Эх, Лиэн, Лиэн!...
От описания Тейлона почему-то сердце защемило - была когда-то такая планета...


 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-04-08, 09:34 | Сообщение # 55
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, у меня иначе никак не получалось. Бывает так - персонаж сам начинает наделять себя воспоминаниями...

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Пятница, 2011-04-08, 11:23 | Сообщение # 56
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Укрощение строптивого

— Да'ан, ты куда собрался? — с подозрением взглянул на меня Рональд.
— В ангар, — кратко ответил я. Мне было немного неловко оттого, что у меня появился секрет от любимого. Одно утешало — это временно. Он должен понять...
— А из ангара куда? — настаивал он.
— Прости, но я пока не могу ответить на этот вопрос...
— Почему? — нахмурился Рональд.
— Скажи, разве я давал тебе повод усомниться во мне? — как можно мягче спросил я.
— Извини, я не хотел тебя обидеть. У людей так часто бывает — хочешь сказать или сделать одно, а получается совершенно другое. Ты... не подумай, будто я не доверяю тебе... Просто волнуюсь очень, — пальцы любимого нежно коснулись моей щеки.
— Я тоже волнуюсь, когда мы не вместе. Но сейчас мне не предстоит ничего опасного — скоро ты обо всём узнаешь.
— Сплошные загадки, — улыбнулся агент Сандовал, но во взгляде его больше не было ни недовольства, ни упрёка.

…Я хорошо запомнил это место. Тем более, координаты остались в базе шаттла. Сейчас я снова стою на берегу океана, вслушиваясь в рёв воды, и он уже не кажется мне таким угрожающим. Сегодня мне удалось заставить себя подойти на полметра ближе. Ощущение близости стихии вызывает странное чувство — страх, переходящий в восторг. Колышущийся, дышащий, меняющий форму океан кажется мне живым существом. А с каждым живым существом при желании всегда можно подружиться.
Память вновь уносит меня в мою счастливую юность. Тогда я точно так же учился карабкаться по скалам — сначала лишь касаясь пальцами их поверхности, словно прося разрешения потревожить их покой, а после с каждым днём преодолевая всё большее расстояние. Современный ритуал Ка'арпа'адж происходит от древнего обряда инициации. Суть его заключалась в том, что будущий воин должен был покорить высокую скалу. И лишь стоя на вершине и наслаждаясь ощущением собственной силы, какого-то неизъяснимого внутреннего родства с небом, к которому был обращён его взгляд, он вдруг осознавал, что является неотъемлемой частью родной планеты, и приносил священную клятву. В ней были такие слова: «Клянусь быть хозяином своему оружию». И это верно: оружие должно служить воину, а не воин — ему... Покинув колыбель и став гражданами Вселенной, мы, подобно своим предкам, ощущаем себя единым целым. И даже потеряв родную планету — хочется верить, что не безвозвратно — продолжаем ей служить.
Изначально я избрал для себя военную касту, но со временем обстоятельства подтолкнули меня к мысли, что главное моё оружие — это слово... А тогда я, подобно своему далёкому предку, чьи пальцы некогда точно так же касались этих камней, упорно продвигался к своей цели. И мне касалось, будто скала сама помогает мне... Я чувствовал — она запомнит меня, как помнила многих моих предшественников. Люди не слышал голоса камней. Но тейлонцу даже мёртвые руины не покажутся немыми — они будут нести в себе память о тех, кто некогда наполнял их жизнью.
Океан плещется буквально в нескольких шагах от меня. Мы смотрим друг на друга, как будто знакомимся. Я привыкаю к нему и даю ему возможность привыкнуть ко мне. У меня получится преодолеть этот страх. Если есть что-то, что возможно осуществить — я это сделаю. И, как показывает опыт, в пятидесяти процентах случаев, сделаю также и невозможное. Меня охватывает азарт. Я подхожу ещё ближе, ощущая на своей щеке лёгкое покалывание холодных брызг. Хочется отпрянуть, но усилием воли заставляю себя не двигаться с места. Океан отвечает мне ленивым рокотом. Наклоняюсь и касаюсь пальцами поверхности воды. Она лижет мою ладонь, но мне известны повадки хищников, и это ещё больше раззадоривает меня. Будто удивлённый моей отчаянной решимостью, он подкрадывается ближе и вдруг накрывает меня волной, окатывая с ног до головы водой, но я стою, не шелохнувшись. И укрощённая волна уже плещется у ног, умиротворённо урча и лаская подошвы моих ботинок, но я знаю, что эта кротость — обманчива. Вот и подружились...
Я лежу на песке, глядя на небо — такое же ослепительно голубое, как океанская вода. Сразу и не разобрать, где заканчиваются владения одной стихии и начинается царство другой. В этот миг я счастлив, словно одержал очень важную победу. Так оно и есть — мне удалось одолеть самого себя. Рядом убаюкивающе нашёптывает какую-то очень древнюю песню мой новый друг. Вечность бы так лежать, но вся прелесть подобных минут заключается в том, что они истекают, оставляя в душе след в виде светлой щемящей грусти. Я поднимаюсь и иду к своему шаттлу, полюбовавшись на прощание стремительной пляской волн в изящном наряде из нежной кружевной пеной...

— Куда мы летим? — Рональд выглядит заинтригованным.
— Увидишь... — Я не намерен раскрывать свой секрет раньше времени. — Только, пожалуйста, закрой глаза. И не вздумай подглядывать.
— Как скажешь, — он с улыбкой опускает веки.
Когда шаттл приземляется, я беру его за руку. Он послушно идёт за мной.
— Можешь открывать глаза...
Мы стоим, обнявшись, на берегу океана — у самой кромки воды. Волны плещутся у наших ног, разомлевшие, заласканные солнцем, и я с благодарностью смотрю на них. Душа моя полна покоя. Океан любит сильных и бесстрашных — равных себе. Но умеющих дарить нежность и ласку — как это делает он сам...
— Ты больше не боишься? — удивлённо смотрит на меня Рональд. — Но как тебе это удалось?
— Пускай это останется моим маленьким секретом, — улыбаюсь я.
Он берёт меня за руку, и мы идём по берегу, оставляя за собой две цепочки следов. И, быть может, это лучший след, оставленный мною на Земле...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Пятница, 2011-04-08, 19:56 | Сообщение # 57
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
happy
Мне нравится, как философски тейлон воспринял тот простой факт, что его окатило волной. Прямо целый эксперимент построил ))))
Все, Даан инициировался... тьфу! акклиматизировался по полной! Наш! )))


 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-04-11, 09:42 | Сообщение # 58
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, а он во всём умеет разглядеть скрытый смысл wink

При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-04-11, 09:42 | Сообщение # 59
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Не такая…

Утро началось со звонка Кинкейда. Женившись на Рене Палмер, он пожелал сменить работу, и Рональд сумел устроить его в ФБР. «Хочу отдохнуть от тейлонцев!» — заявил Лиам. А уж как некоторые из нас хотели бы отдохнуть от него… Но лично мне, к примеру, об этом остаётся только мечтать…
— Да'ан… — осторожно начал Лиам, и я насторожился. Этот тон был мне хорошо знаком, и он не предвещал ничего хорошего.
— Только не говори, что хочешь попросить меня о помощи в расследовании какого-нибудь дела, — я сразу попытался пресечь нежелательный вариант развития событий.
— Боже упаси! Я лишь хочу, чтобы ты поговорил с моей женой. В последнее время она какая-то не такая…
Ох, уж эти мне туманные человеческие формулировки! А ведь Лиам — наполовину кимера, и при желании мог бы выражаться яснее…
— Не такая относительно чего или кого?
— Относительно себя, — пояснил Кинкейд. — Так поговоришь, да? Ну, спасибо, ты — настоящий друг!
Кажется, меня одолели моим же оружием. А ведь я ничего ему не обещал… Но с Рене всё-таки связался. Как говорят люди, на свою голову. Почему именно на голову? Впрочем, иногда представители земной расы в своих поговорках упоминают и другие части тела, что звучит ещё более странно.
— Как дела? — спросил я у Рене, которая выглядела усталой.
— Хорошо, — механически ответила она и тотчас же спохватилась. — Вернее, плохо.
— Что именно плохо? — уточнил я.
— Всё! — обречённо вздохнула миссис Кинкейд.
— Абсолютно всё не может быть плохо, — резонно заметил я.
— Да'ан, ты мне друг и всякое такое, но… Не грузи, а?
— У тебя, наверное, голова болит? — с сочувствием посмотрел я на измученную женщину.
— С чего ты взял? Конечно, мне хреново, но у меня ничего не болит, — возразила она.
— Вот видишь! Ничего не болит — это уже хорошо. Знаешь, я, наверное, сейчас к тебе прилечу.
— Прямо в офис?
— А что здесь такого? Ты же находишься в офисе?
— Хочешь парализовать работу фирмы? — возмутилась Рене. — Сначала весь персонал, независимо от пола, побросает все дела, чтобы поглазеть на тебя. А потом до конца дня будут обсуждать, чем тейлонец отличается от человека и почему лучше влюбляться в вас, чем в представителей своей расы.
— Это элементарно, — снисходительно улыбнулся я. — В нас лучше влюбляться, потому что мы недосягаемы и, следовательно, гораздо ниже риск разочароваться в объекте симпатии.
— Ну, и кто ты после этого? — расхохоталась миссис Кинкейд.
— Глава Синода — Зо'ора пока вполне устраивает должность Североамериканского Сподвижника.
— И как прикажешь тебя встречать — с цветами, фанфарами и красной дорожкой?
— К чему весь этот официоз? — поморщился я. — Достаточно будет и одних цветов.
Рене снова рассмеялась — судя по всему, она смирилась со своей участью и с неизбежностью моего визита.

Окинув критическим взглядом кабинет Рене, я первым делом поднял жалюзи и распахнул окно, впуская в помещение воздух и солнечный свет. Затем сгрёб со стола бумаги и переложил их на стеллаж. Получилась такая кипа, что один её вид даже меня чуть было не поверг в депрессию.
— А стены ты перекрасить не хочешь? — едко поинтересовалась миссис Кинкейд, оценивая масштаб разрушений, причинённых моим вторжением.
— Вряд ли это им поможет — они безнадёжны… Мёртвый кабинет — похож на палату земной больницы. Лично мне было бы некомфортно работать в такой обстановке. Вот что, собирайся — идём гулять, — заявил я тоном, не признающим возражений.
— Куда? — ужаснулась Рене.
— Куда-нибудь. Просто побродим по городу в поисках красивых мест.
— Посреди рабочего дня?
— Разве у тебя есть дела важнее общения с другом? — с притворной обидой осведомился я, и Рене сдалась.
— Может, лучше пройдёмся по магазинам? — с надеждой взглянула на меня супруга Лиама.
— По магазинам ты пройдёшься с мужем. Тем более, радость, которую доставляют людям покупки, слишком недолговечна. Ты знаешь, что тебе доступна любая вещь, поэтому новое приобретение не приносит удовлетворения, и к нему быстро теряется интерес…
Вскоре жители города могли наблюдать забавную картину: по тротуару медленно шёл тейлонец, волоча за собой прихрамывающую блондинку. Но прохожие были чересчур озабочены своими делами, чтобы обращать внимание на нас.
— Давай, присядем, — взмолилась Рене. — В этих туфлях невозможно ходить!
— Зачем тогда ты их носишь? — удивился я. — Насколько мне известно, обувь нужна именно для того, чтобы в ней удобно было ходить
— Ничего ты не понимаешь, — обиделась миссис Кинкейд. — Моё положение в обществе обязывает меня быть красивой.
— Если бы ты могла увидеть со стороны хромающую женщину со страдальческим взглядом, едва ли это зрелище показалось бы тебе красивым, — покачал головой я. Но сжалился над Рене и выбрал для нас скамейку напротив живописного фонтана.
— Смотри, как сверкают на солнце эти брызги, — заметил я. — Как будто они — его осколки… Оседая на лепестках цветов, вода продлевает этим прекрасным растениям жизнь и даёт им возможность радовать нас своей красотой…
— Всё-то ты замечаешь… — с грустью посмотрела на меня Рене.
— А что тебе мешает? Глаза есть — так в чём проблема?
— Тебе не понять… — отмахнулась она.
— Я попытаюсь, — заверил её я. И тут мою приятельницу словно прорвало.
— Если бы ты знал, как я устала! Каждый день одно и то же: переговоры, заключение контрактов, вечный страх, что кто-то меня обставит… Не жизнь, а прямо какая-то пытка. Ничего не успеваю…
— Может, потому и не успеваешь, что слишком торопишься?
— Да если я дам себе послабление и приторможу хоть немного, меня просто вычеркнут из жизни конкуренты! — в отчаянии воскликнула Рене.
— Какая разница, если сейчас ты это делаешь сама?
— Хочешь сказать, я сама вычёркиваю себя из жизни? — наморщила лоб миссис Кинкейд, не находя логики в моих словах.
— А кто пять минут назад сравнил своё существование с пыткой?
— Всё-таки ты не сможешь меня понять, — вздохнула она. — Тебе легче живётся…
— Конечно, — согласился я. — Только и успеваю пресекать попытки Президента Дорса решить за мой счёт государственные проблемы путём формирования у меня комплекса вины. Ворджак в любую минуту может развязать войну на нервной почве. Членов Синода нужно постоянно чем-то занимать, чтобы они вплотную не занялись друг другом. Зо'ор периодически припоминает все свои обиды — реальные и надуманные. Та'ир задаёт такие беспощадные вопросы о моей жизни, что порой чувствуешь себя, извини, полным идиотом. Четверо старших до сих пор в стасисе…
— Прости… — с раскаянием в голосе произнесла Рене.
— Не извиняйся… Ты права — мне действительно легче живётся. Разница — лишь в отношении к жизни. Я умею делать себя счастливым, а ты — несчастной. Я живу для себя, а ты — даже не знаю, для кого. Какой смысл в деньгах, ради которых ты жертвуешь собой, если они не доставляют тебе радости? Ты точно так же не можешь позволить себе роскошь отправиться в кругосветное путешествие, как и последний бедняк из латиноамериканских трущоб. Недавно мы с Рональдом были в горах… Ты когда-нибудь встречала рассвет в горах? Это потрясающее зрелище — когда небо, такое близкое, что кажется, будто можно дотянуться до него рукой, вдруг вспыхивает ярким заревом. Каких только оттенков нет в палитре солнца… У горизонта небесный холст бархатистый, дымчато-лиловый. Там, где вместе с первыми лучами зарождается новый день — золотисто-оранжевый и ярко-алый. Чуть дальше — нежно-розовый, а прямо над головой сквозь перламутр облаков уже проглядывает робкая голубизна. По твоим глазам вижу, что тебе это незнакомо… Так зачем тогда вообще жить, если не замечать ничего вокруг?
Супруга Лиама сидела молча — заметно было, что мои слова её взволновали.
— Что же мне делать, Да'ан? — по-детски беспомощно посмотрела на меня Рене.
— Доверься мне, — подмигнул я ей. — Только ни слова о курсе доллара и торгах на бирже.
Уже совсем стемнело, когда я доставил миссис Кинкейд домой. Она выглядела усталой, но счастливой. Злосчастные туфли были благополучно забыты под скамейкой в Луна-парке.
— Спасибо тебе! — улыбнулась она, прощаясь. — Я уже и забыла, что это такое — кататься на чёртовом колесе… Ты как будто дал мне выходной. У меня появилось время подумать и посмотреть на себя со стороны. И не скажу, что увиденное мне понравилось.
— Всё в твоих руках — ты ещё можешь изменить свою жизнь. Если, конечно, захочешь... — сказал я, понимая: Рене сама должна найти выход из собственноручно построенного лабиринта.
А спустя пару часов позвонил Лиам.
— Что ты сделал с моей женой? — с тревогой спросил он.
— А что с твоей женой? — удивился я.
— Она… какая-то не такая! Представляешь, потребовала, чтобы я взял на завтра выходной — хочет встретить рассвет в горах.
— Не вижу повода для беспокойства, — бесстрастно изрёк я. — Она же не спрашивает у тебя, почём нынче баррель нефти.
— Ты ведь одолжишь мне шаттл, да? Спасибо, я всегда знал, что могу на тебя рассчитывать!
И он отключился прежде, чем я успел дать оценку его методам психологического воздействия. Сидя на крыльце в объятьях Рональда, я смотрел на звёзды, и казалось, будто они подмигивают мне: Да'ан, ты — на верном пути. Сердце любимого учащённо билось, подчиняя себе ритм моей Вселенной. Я знаю, что однажды за горизонтом покажется край неба, и Земля перестанет быть моим домом. Но пока рано об этом думать, ведь здесь и сейчас у меня есть повод чувствовать себя счастливым…


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛиэнДата: Вторник, 2011-04-12, 12:41 | Сообщение # 60
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Свобода слова

— Да'ан, оторвись на минутку от своего блога и удели внимание мужу! Имей же совесть! — Рональд проявлял нетерпение, и пришлось ему уступить. А у нас с Маркусом Деверо как раз наклёвывалась содержательная дискуссия «Меняет ли супружеская жизнь характер и привычки разумной особи». Конечно, меняет: раньше у меня не было привычки вести дневник — наверное, собственная жизнь тогда не казалась мне столь значимой... Я быстренько свернул окно. Рональд покачал головой — он утверждает, что «френды» Лиама на меня «дурно влияют».
— Что означает это выражение «имей совесть»?
— То, что она в принципе должна у тебя быть!
— Кому должна? — вежливо уточнил я. Любимый обречённо махнул рукой, традиционно, оставив мой вопрос без ответа.
— Лучше скажи, мне идёт этот галстук?
— Слишком тёмный для чёрного костюма. Надень голубой с золотистыми полосочками.
— Я буду похож в нём на клоуна, — ужаснулся агент Сандовал.
— А в тёмно-синем — на подчинённого Рене, у неё на фирме все такие безликие...
— Ну, спасибо! — рассмеялся Рональд. — Ладно, пускай будет по-твоему. В конце концов, я же иду на встречу выпускников, а не на приём к Президенту Дорсу. Слушай... А хочешь со мной?
— А это будет удобно? — усомнился я.
— Почему нет? Все придут со своими невыносимо скучными супругами, у которых все разговоры о распродажах. Ты своим присутствием хоть немного облагородишь это сборище.
Я согласился — мне всегда интересно наблюдать за людьми. По личному опыту знаю, что на подобных мероприятиях сначала все думают о том, как выглядят со стороны, а потом расслабляются и становятся собой.
— Везёт тебе — не нужно думать, что надеть, — с лёгкой завистью взглянул на меня Рональд.
— И тратить время на причёску, — я с недоумением посмотрел на его тщательно уложенные волосы. Зачем он это делает, если ему больше к лицу быть слегка растрёпанным?
В этот момент у него сработал глобал — как всегда, кстати.
— Лиам... — горько вздохнул любимый. Да, дети — они такие...
— Куда это вы намылились вдвоём? — поинтересовался Кинкейд.
— На встречу выпускников, — коротко ответил Рональд.
— Да'ана решил взять с собой? Правильно. Никто не удивится — тебя же только тейлонец в состоянии выдержать.
— А тебя — только блондинка, которой пренебрёг бы даже дикий атавус, — парировал мой любимый.
У входа в ангар мы столкнулись с Та'иром.
— Снова на поиски приключений? — снисходительно посмотрел на меня будущий дипломат.
— На культурное мероприятие, — я очень надеялся, что такое пояснение его удовлетворит.
— В клуб «Кобэ», что ли? - нет, ну это уже слишком...
— Ты сделал всё, что тебе задал твой наставник? — осведомился я.
— Зо'ор велел мне подготовить сценарий мирных переговоров на примере первой джаридо-тейлонской войны. Я составил — в двух вариантах, — отчитался мой ребёнок.
— Вернусь — посмотрю, что ты там составил, — угрожающе пообещал я.
— Знаю я, как это будет — раскритикуешь, а потом скажешь, что с учётом моего возраста и опыта получилось совсем неплохо.
Я задумчиво посмотрел ему вслед. Вот где он этого набрался — неужели, от Зо'ора? Сомневаюсь, что тот учил своего первого воспитанника плохому...
— Твой ребёнок становится неуправляемым, — заметил Рональд.
— Можно подумать, к твоему прилагается пульт управления, — я вспомнил его недавний разговор с Лиамом. Любимый предпочёл деликатно промолчать. А что тут скажешь?..

Кинкейд оказался прав — моё появление никого не удивило. Правда, Рональд поначалу держался немного скованно.
— Можно? — спросил он, когда друзья по колледжу протянули ему фужер с шампанским.
— После того, как я подкорректировал твой CVI, можно.
Рональд не кривил душой — супруги его товарищей действительно говорили о распродажах. В результате я получил столько совершенно бесполезной с точки зрения тейлонца ценной информации... Интересно, что можно будет потребовать в обмен на неё у Рене и Лоры — может, поход в кино?
— Эй, Сандовал, твоя очередь хвастаться достижениями, — толкнул Рональда под бок какой-то суетливый полноватый мужчина, взявший на себя роль распорядителя торжества.
— Моё главное достижение — рядом со мной, — указал он на меня.
— Хорошее достижение — спокойное и симпатичное, — вздохнул распорядитель, с тоской глядя на свою супругу, которая ежеминутно о чём-то бурно дискутировала со своими собеседницами. — Предлагаю за это выпить.
— За тебя, моя прелесть, — подмигнул мне Рональд. Помнится, в первый раз они пили за встречу, во второй — за всех присутствующих, теперь, похоже, решили персонально за каждого, а нас здесь где-то с полсотни. Между прочим, до сих пор бокал моего супруга стоял нетронутым...
— Повезло Сандовалу — он всегда отхватывал себе самое лучшее, — ко мне подсел какой-то нескладный долговязый мужчина. — Теперь живёт припеваючи, никто ему мозг не выносит...
— Куда выносит? — спросил я.
— За пределы тела, — глубокомысленно изрёк мой собеседник.
— Ваша жена — хирург?
— Моя жена — палач! — с гордостью ответил он. Пожалуй, лучше не уточнять, что он имеет в виду...
— Пожалуйста, ответьте на один вопрос — он давно меня мучит... Зачем люди пьют?
— Наверное, чтобы почувствовать себя свободными, — произнёс он после непродолжительной паузы. — Позволить себе роскошь говорить и делать то, что хочется.
— Свободными от чего или от кого?
— От самих себя... — в его голосе звучала неприкрытая горечь.
В это время распорядитель попросил минуточку внимания и предложил игру — чтобы мужчины признались в любви своим супругам. «Ты у меня самая красивая», «Спасибо Богу, что наградил меня чудесной женой», «Целую ручку самой хорошей хозяйке...» Надо же, когда люди придумывают оправдания своим поступкам, они проявляют куда больше изобретательности. Похоже, алкогольная «сыворотка правды» не очень-то на них действует... Наконец, очередь дошла до Рональда. Он осторожно взял меня за руку, и глаза его в этот момент светились от нежности. На мгновение мне показалось, что мы совершенно одни, и вокруг нет этих людей, которые так ждали этой встречи, а теперь не знают, чем себя занять. Я чувствовал: мой любимый не боится сейчас показаться смешным, и меньше всего его заботит, что подумают о нём окружающие.
— Иногда судьба преподносит нам такие встречи, после которых вдруг осознаёшь: жизнь начинается только сейчас, а до сих пор было лишь предисловие. Когда я впервые тебя увидел, всё, что прежде казалось мне важным и ценным, утратило всякий смысл. Я тянулся к тебе, как к лучу света, и сейчас моя жизнь озарена твоим присутствием. Люблю тебя, и не боюсь говорить об этом во всеуслышание. Пускай весь мир знает — я тебя люблю...
Воцарилась тишина, только кто-то из женщин растроганно всхлипнул, а потом на нас обрушился шквал аплодисментов. «А ведь он почти не пил», — раздался рядом чей-то шёпот. Странные люди... Ведь в действительности ни одно химическое вещество не способно подарить человеку ощущение свободы, но им так удобнее — верить в притягательные своей иллюзорной рациональностью современные мифы...
— А можно пригласить тебя на медленный танец? — руки любимого нежно и властно легли на мою талию.
— Можно, — улыбнулся я, и в тот же миг нас как будто подхватили воздушные, но сильные крылья. Два взгляда — как опровержение смешной земной теоремы о непересекающихся параллелях. Есть только ты и я, и мы — одно целое, объятые музыкой и нашей любовью...
— Можно тебя поцеловать? — спросил Рональд несколько минут спустя, когда мы стояли под раскидистым деревом в сквере за танцевальной площадкой. Примечательно, что галстук, на выбор которого было потрачено минут сорок, был благополучно упрятан в карман.
— Можно... - я опустил глаза, украдкой следя за выражением его лица. Мне так нравится видеть, как сквозь смуглую кожу проступает трогательный румянец смущения...
Сегодня тебе можно всё. Я знаю, что такое подлинная свобода — слов, действий, поступков. И химия здесь не причём, поскольку подарить это сладостное ощущение разумному существу может только Любовь. Не верите? А я верю. Живое доказательство тому сейчас стоит рядом со мной, и в глазах самого дорогого мне существа я читаю ответ на самый главный вопрос. Когда-нибудь эти люди тоже смогут обрести свободу — если найдут в себе силы не противиться тому лучшему, чем наделила их природа. Я люблю тебя, Рональд, и целая Вселенная, пленённая силой наших чувств, повторяет за мной эти слова. Я тебя люблю...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))

Сообщение отредактировал Лиэн - Вторник, 2011-04-12, 17:09
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Ка'ат'ам (Небольшой подарок тем, кому уже вскружила голову весна!)
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007