Главная страница
Регистрация
Вход

Вторник, 2018-09-25, 21:31
| Вход | Регистрация
Прибежище тейлонов

[ Новые сообщенияУчастникиПравила форумаПоиск]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Netroep, Sky  
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Дурдом (как бы детектив про большие неприятности, настигшие Лиама)
Дурдом
ashatry_aДата: Суббота, 2011-01-29, 17:17 | Сообщение # 1
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Дурдом

Жанр: мне по-прежнему страшным образом не хватает фантастического детектива в организме.
Рейтинг: +15
Пейринг: пейринг тут есть! Но он настолько незаметный и детский, что я промолчу.
Краткое описание: Меньше всего Лиам ожидал, что его обвинят в убийстве ни в чем неповинного человека… а вот поди ж ты!!
Предупреждение: Матъ! Наркотики! Рокенроллъ! Духи Малдера и Дина Винчѣстера витаютъ надъ сиiмъ произведѣнiемъ!
А также – имеются отсылки (в лице непосредственных героев и событий) к «Помечтай немного обо мне» и «Homo homini lupus est», но незначительные и никак не влияющие на сюжет.

Курица - не птица, психушка - не больница, кимера – не человек.
(народная мудрость)

Окна в квартире были распахнуты настежь. Ветер лениво перебирал занавески, поднимал уголки бумаг, раскиданных по столу. Поскрипывала рама, на кухне жужжал холодильник, а из окна доносились голоса – какой-то мужчина очень громко и эмоционально обсуждал штраф за парковку в неположенном месте.
Рене медленно прошла по коридору, краем глаза заглянув на кухню, чтобы недовольно хмыкнуть, заметив груду посуды в раковине и целую батарею пустых бутылок на столе. Кто-то хорошо погулял вечером, а сейчас Рене предстояло этого кого-то привести в чувство.
Во сне Кинкейд выглядел очень умиротворенно, и даже немного по-детски. Можно даже было сказать, что Рене жаль его будить…
- Лиам! – рявкнула она. - Па-а-адьём!!! Вставай!
Кинкейд дернулся, разлепил один глаз и удивленно воззрился на Палмер.
- Рене? – спросил он сонно. – А ты здесь как?..
- Через дверь! Она у тебя открыта! – ответила Рене. – Ты что, с ума сошел? На работе не показываешься, глобал не берешь…
- Какого черта?.. – Лиам схватился за голову. – Ой, моя голова… Сколько сейчас времени?
- Четыре сорок вечера, вторник, - ответила Рене.
- Как вторник? – удивился Лиам, даже забыв про головную боль. – Должен же быть понедельник. Вчера, вот, воскресенье было…
- Вчера, дорогой мой, был понедельник, и народ с ног сбился, тебя разыскивая, а ты спишь тут, и в ус не дуешь! – ответила Рене. – Ты что, пил?
- В воскресенье, - убитым голосом ответил Лиам. – Вечером, в баре… Кстати, а где Шарлин?
- Какая Шарлин-Марлин? - переспросила Рене, оглядываясь. Два и два трезвая и веселая мисс Палмер складывала быстрее, чем мучающийся головной болью Лиам. – Друг мой, да тебя обокрали! Подчистую все вынесли. А я-то думаю, отчего у тебя так пусто, и телевизора нет…
- У меня всегда пусто. И телевизор у меня – есть! – резко ответил Лиам, садясь на кровати и оглядываясь. Выражение его лица в очередной раз претерпело ряд занимательных, но не поддающихся описанию изменений. – Твою мать! – севшим голосом выдавил Кинкейд. – Да меня обокрали!
- Аллилуйя! – Рене хмыкнула. – Покажи-ка мне свою шею, лебедь. И руки заодно, куда тебя укололи? Или вы тут еще чего-нибудь выпили? – спросила она, присаживаясь на кровать рядом с Кинкейдом и начиная его осматривать. – А то я там на кухне столько бутылок видела…
- Пили… кажется, - убитым голосом подтвердил Лиам. Рене, как раз рассмотревшая его сине-белые «семейки» с маленькими якорьками, хмыкнула. – Как же так?
- Вот так. Говорила тебе мама – не разговаривай с незнакомцами, и кредиткой не свети, - ответила Рене. – Ладно, все видимые места у тебя девственно чисты, а невидимые сам осматривай. Пойду гляну, может Шарлин-красавица забыла бокальчики помыть… Кстати, а она хоть красавица?
- Нора-Энн Спрингс, как живая. Во! – Лиам отвел руки сантиметров на тридцать от груди, будто обхватывая невидимое дерево.
- Да, пластическая хирургия нынче творит чудеса, - заметила Рене, заглядывая на кухню. – Это было большой ошибкой – поселить тебя над баром. И о чем Авгур думал? Я имею в виду – в воскресенье.
- А у него было дело. Тоже – во! – ответил Лиам из спальни. – Надо в полицию звонить. Ее лицо наверняка на камерах запечатлено в «Планете»…
- А зачем нам камеры? – ехидно спросила Рене. – Ты в полиции так и говори – так, мол, и так, меня обокрала Нора-Энн Спрингс…
- Язва ты, - грустно и с легкой обидой заметил Лиам. – А у меня, между прочим, даже мелочи в карманах не осталось.
- Ничего, кофе я тебе куплю, и за проезд заплачу, - Рене усмехнулась. – А в Посольстве, глядишь, и Сандовал мелочишки накинет…
Лиам молча ушел одеваться.
- Стильные шортики, Лиам! Носи почаще! – крикнула Рене ему вслед. Зайдя на кухню, она с любопытством стала оглядываться – не похоже было, что здесь часто готовили. Большая часть посуды, как девушка успела заметить, покоилась в раковине, и окна тоже были распахнуты, но даже несмотря на это в воздухе витал неприятный запах.
- Похоже у кого-то что-то протухло и… - начала Рене, огибая стол, чтобы рассмотреть на свет два стоящих отдельно высоких стакана – на одном явственно отпечаталась алая губная помада. Но мисс Палмер остановилась как вкопанная, увидев, что лежит за столом.
- Лиам! – позвала она напряженным голосом. – Лиам, твою мать, сюда!!!
- Рене! – Лиам появился на кухне незамедлительно, на ходу натягивая спортивные штаны и не переставая говорить – его лицо выражало крайнюю степень озабоченности. - …Там в ванной моя одежда, она в… - в этот момент он увидел то же, что и Рене, и продолжил через какое-то время, нервно сглотнув:
- Она вся в крови.
За тяжелым массивным столом прислоненная к тумбочке лежала девушка. Она была мертва, это было понятно любому – кровью была измазана дверца, темные волосы покойной на затылке слиплись, а когда-то светлый топ поменял цвет на бурый. Губы несчастной посинели, окоченевшие руки были прижаты к животу.
Налюбовавшись на это неприятное зрелище, Рене отвернулась прижимая руку ко рту.
- Это Шарлин? – тихо уточнила она.
Лиам кивнул, как в замедленной съемке двинувшись вперед.
- Стой! – Рене схватила его за руку. – Не трогай тут ничего. Нужно вызвать полицию, узнать, кто она такая… Боже, - Палмер пулей вылетела из кухни и, оказавшись в коридоре, тяжело оперлась на стену.
- Ты попал, Лиам, - тихо сказала она. – Не просто попал… если тот, кто это сделал, действовал аккуратно, тебе, мой дорогой, просто пиздец!.. Это ведь не ты? – Рене подняла расширившиеся глаза на все еще оглушенного такой новостью Кинкейда. – Это ведь правда не ты? Может быть вы приняли что-то вдвоем, а потом ты неадекватно среагировал… Господи, что я несу! – оборвала она себя. – Нужно срочно вызвать полицию, скорую, а еще Сэма Непса из Волонтерского Следственного Отдела… Иди в комнату, оденься, и постарайся как можно меньше до всего дотрагиваться, только до одежды. На ту, в которой был в выходные, даже не дыши!
- Да знаю я! – резко отозвался Кинкейд. – Не маленький!!
Он вышел из кухни, растирая виски.
- Я правда ничего не помню, - беспомощно сказал он, глядя в пол. – Абсолютно ничего.


 
ashatry_aДата: Суббота, 2011-01-29, 17:18 | Сообщение # 2
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Считается, что перед законом все равны. Однако, как показывает опыт, некоторые все-таки равнее других, и в особенности это относится к тем, кто работает на тейлонов. Не будь Лиам Защитником Даана, вряд ли он сидел бы сейчас в кабинете Сэма Непса и тянул бы из стаканчика невкусный кофе из автомата в коридоре. Скорее всего, его бы гостеприимно усадили в обшарпанную комнатушку в полицейском участке, где были бы только стол, два стула, огромное зеркальное окно в пол-стены и лампочка, которую нельзя ни снять, ни погасить, забранная проволочной решеткой.
Но даже в кабинете Непса он не чувствовал себя спокойно. Куда там! В его квартире был обнаружен труп девушки, с которой его видели уходящим в воскресенье вечером. Вся ночь и весь следующий день начисто исчезли у Кинкейда из памяти.
Рука у него болела, потому что анализы были взяты дважды – следственной волонтерской группой и полицейским судмедэкспертом, голова не переставала раскалываться даже полдня спустя, и кофе, тем более такой мерзкий, ситуацию ничем не улучшал.
Лиам то и дело начинал бродить по тесному кабинету, от окна до двери, нервно поглядывая на часы.
Что же решит экспертиза? Возможно, ему уже сейчас следует готовиться к переводу в уютную камеру и примерять оранжевую форму? Но ведь не мог же он убить незнакомую девушку! Или мог? Человеческий мозг – загадка, и стоит чуть-чуть нарушить его работу, то следом начинается такое, что впору святых выносить. А уж если в геноме присутствует лишняя цепочка ДНК, то тем более.
Лиам в очередной раз прекратил бесполезное хождение по комнате и уселся на краешек стола, но тут же вскочил, едва открылась дверь и вошли Непс и Палмер. Лица у них были не то, чтобы сильно радостные, но и не слишком опечаленные – скорее очень серьезные.
- Пришел результат экспертизы, - объявила Рене, протягивая Лиаму папку. – В твоей крови, помимо алкоголя, обнаружено достаточно дорогостоящее психотропное вещество. Просто так его не достать, а в значительных дозах оно напрочь отшибает память. Плюс в том, что в таком случае проще узнать, где и кем был куплен наркотик. Минус – в том, что человек себя под ним совершенно не контролирует.
- Установлена личность девушки, - сказал Непс. – Шерри Лансдейл, двадцать три года, безработная, проживала в Александрии. В молодости имела пару приводов за нарушение комендантского часа, в остальном – ничего криминального. Убита семью ударами в живот острым колющим предметом, орудие убийства не найдено.
- Семь ударов, - повторил Лиам. – Похоже, кто-то не мог успокоиться…
- Да. В крови – тот же наркотик, но гораздо меньше, - продолжил Непс. – Родственники недавно закончили опознание. Кровь на твоей одежде – ее, но, похоже, будто рубашкой просто что-то вытерли, а потом бросили. Во всем доме кроме Лансдейловых и твоих отпечатков – еще два. Один, самый свежий, принадлежит Рене, и остался он на дверной ручке и стенах, второй – в нашей базе не учтен.
- Убийца? – спросил Лиам. Рене за спиной Непса покачала головой и одними губами сказала:
«Авгур».
- Кстати, нашли твой телевизор, - добавила девушка. - Его сперли два парня, которые приходили кафель перекладывать. Увидели открытую дверь, зашли, недолго думая вынесли телек и продали. Они сейчас тоже в участке, можешь сходить поздороваться. И твой кошелек до сих пор у них.
- Они кого-нибудь видели? – спросил Лиам. Рене покачала головой, а Непс ответил:
- Только тебя – кроме спальни и гостиной они никуда не заглядывали, схватили, что называется, первое, что под руку попалось. Камер в здании нет – вне клуба, я имею в виду -, поэтому установить, кто кроме вас заходил в квартиру, нельзя. Свидетелей тоже нет – кроме тех, что видели, как ты уходил с Лансдейл наверх.
- И что это значит? - мрачно спросил Лиам.
- Для тебя – ничего хорошего, - ответила Рене. – Официально – ты не под стражей, ибо дело ведет Сэм, а ты, вроде как, Защитник Сподвижника и работник Посольства, но от работы тебя временно отстранили. Тебя будут по очереди заменять другие Защитники. Тебе запрещено покидать Вашингтон, - девушка вздохнула. – Твой психофайл разбирают по кусочкам, проверяют, мог ли ты убить.
«Точнее, это психофайл майора Кинкейда, - подумал про себя Лиам, - а меня «на вшивость» никто не тестировал».
-Тебя будут проверять снова и снова, поэтому будь на связи и не выключай глобал, - сказал Сэм. – На этом все. Можешь идти.
- Я этого не делал. Клянусь, я никогда бы не стал убивать ни в чем неповинного человека, тем более так жестоко, - с нажимом заметил Лиам, глядя на Непса и Палмер.
- Мы тебе верим, - ответила Рене, но Лиаму в ее голосе почудилось сомнение.
Выйдя из полицейского участка, Лиам опустился на скамейку у автобусной остановки, бесцельно глядя перед собой в плывущие летние сумерки, разбавленные желтым светом фонарей. Произошедшее выбило его из колеи, но кимера был полон решимости разобраться в этом деле. Единственным препятствием было, что к уликам его не подпустят, а его собственная память стала самым натуральным врагом…
Рядом с ним на скамью опустилась Рене, тяжело вздохнув.
- Мне жаль, Лиам, - сказала она. – Я верю тебе, но… наркотики, особенно тяжелые, такое творят с людьми…
- Я не принимал и никогда не собирался принимать наркотики! – отрезал Лиам. – Как ты такое вообще могла подумать.
- Под «этим» делом соберешься сделать и не такое, - возразила Рене. – Тем более, что-то мне подсказывает, что эта Марлин Лансдейл была искушена в употреблении таких веществ. Сэм сказал, что они отыщут дилера и подробно его расспросят, а тебе лучше сесть и не высовываться. Давай я отвезу тебя домой…
- Погоди, - прервал ее Лиам. – Скажи, это ваше «Мнемо» вы сняли с производства? А куда дели готовые модели?
- Ну, часть разобрали, а часть… - начала Рене. - Зачем тебе вообще?
- Короче – у вас есть работающий аппарат? – напрямик спросил Лиам.
- Хочешь попытаться вытянуть воспоминания из подкорки? – спросила Рене. – Молодец. Но они будут очень спутанными, а разобраться в них сможет, наверное, только О’Лири. Наркотики искажают восприятие…
- Но даже искаженная картинка может дать ключ, - возразил Кинкейд. – Давай, колись, у вас же остались действующие «Мнемо»?
- Остались, - с неохотой заметила Рене. – Если честно, мы не совсем сняли их с производства. Немного подправили, но…
- Для кого же вы их производите?
- Для военных целей. В ограниченных количествах, только для своей страны… по крайней мере я на это надеюсь! ЦРУ много заплатило, чтобы иметь возможность копаться в чужих мозгах, не вскрывая череп.
Лиам отвернулся.
- Вы уроды продажные, вы в курсе?
- Более чем, - Рене поднялась, отряхивая юбку. - Пойдем, Лиам. Наша экспериментальная лаборатория находится у черта на куличиках, а личного шаттла тебя лишили на время расследования.


 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-01-31, 09:27 | Сообщение # 3
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, ну, заинтриговала! up
Такого ещё не было! И название - очень даже в тему. Там, где Лиам - там и дурдом.
Наш раззвездяй даже с девушкой нормально ночь провести не может - и тут вляпался biggrin Куда только агент Сандовал смотрит? И этот кимерийский алиментщик?!
А всё равно жалко...
Про-ды! smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Понедельник, 2011-02-07, 12:48 | Сообщение # 4
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Здорово! smile Лиаму как всегда не везет. Действительно, не может встретиться с девушкой без приключений! ashatry_a, жду продолжения детектива! Интересно же, кто нашего кимера подставил. (кстати, поговорка "кимера – не человек" просто супер!!! hands )
 
ashatry_aДата: Воскресенье, 2011-02-20, 20:00 | Сообщение # 5
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
- Вот скажи мне, почему на все эти ваши секретные объекты необходимо проникать ночью? – поинтересовался Лиам, когда они с Рене вышли из портала в маленькой экспериментальной лаборатории «Дорс Интернейшнл» в Миссури. Она находилась на самом краю Сент-Луиса, в промзоне и по вечернему времени там были лишь охранники, которые беспрепятственно пропустили посетителей, едва Рене показала им свое удостоверение.
- Наверное потому что тебя полдня держали в полицейском участке, - откликнулась Рене. – А так мы вполне могли бы и днем сюда наведаться. Но чем меньше нас народу видит, тем лучше. Ты же, вроде как, не должен покидать Вашингтон.
- И именно поэтому мы воспользовались муниципальным порталом? – уныло спросил Лиам.
- Только сначала, не привередничай. Здешний портал автоматически перенаправляет сигналы в наше вашингтонское отделение – официально лаборатории в Сент-Луисе не существует, - ответила Палмер.
Унылое это было место – внутри серой бетонной невыразительной коробки такие же невыразительные стены пастельных тонов и серый ковролин. Они прошли, наверное, через весь комплекс, прежде чем достигли небольшой комнаты, отделенной от других толстыми стенами и куполом виртуального стекла.
- Наша тест-машина, - пояснила Рене, подзывая дежурного техника и объясняя ему задание. – Усаживайся, Лиам.
И Кинкейд послушно уселся, хотя ему, конечно, не понравилось, что его руки крепко пристегнули к подлокотникам, а голову – к подголовнику. Ассистент техника ввел ему какой-то раствор в вену, и Лиам почувствовал, как огнем обожгло все кровеносные сосуды.
- Это поможет расслабиться и облегчить доступ к воспоминаниям, - ответила Рене на его удивленный взгляд. – А ремни – потому что многие испытуемые сильно дергаются. Так что не думай ни о чем и просто… - голос девушки становился все глуше и глуше, а перед глазами у Кинкейда все поплыло. - …расслабься…
А потом он погрузился в состояние искусственной дремы. Перед ним мелькала вереница образов – то веселое воскресенье, громкая музыка, яркие огни, огненные коктейли, девушки в мини, лицо Шарлин-Шерри, Авгур, наливающий им всем по очередной стопке текилы…
Потом Лиам вспомнил, как они с Шарлин поднялись к нему, стоило только отвернуться – а она уже разлила вино по бокалам и стоит, посмеиваясь, рассказывает какую-то небылицу. А потом все застлала беспросветная темнота. И страшно заболело в груди.
- …Раз, два, три!.. Еще кубик адреналина!..
- Ну, давай же, Лиам, сволочь! Приходи в себя!..
- …Отойдите!..
- …два, три!!

***
Хотя Лиаму казалось, что мерзейшее пробуждение он уже испытал, выяснилось, что лимит мерзких пробуждений еще не исчерпан. И что предыдущая головная боль была – так, не болью даже, а легким недомоганием, потому что теперь, когда Кинкейд очнулся, казалось, что кто-то с дьявольской методичностью вколачивает ему в виски тупые гвозди. Ребра болели, словно по ним проехался грузовик, болела кожа на груди, и было тяжело дышать.
Лиам облизал пересохшие губы, с трудом поворачивая голову. А, знакомые безликие стены – видимо, он все еще в Сент-Луисе, в экспериментальном комплексе. Лежит он на чем-то мягком и высоком. Свет приглушенный, почти ничего не видно – какие-то темные фигуры по углам, просто пятна на периферии.
- Пить!.. – прохрипел Кинкейд. Одна из темных фигур зашевелилась, приобрела четкость и превратилась в Рене Палмер. Она моментально пересекла комнату, подхватила с прикроватной тумбочки резиновую «грушу» с водой и, заботливо поддерживая Кинкейда, дала ему напиться.
- Поздравляю – первая клиническая, - мрачно улыбнулась она. – Полторы минуты без пульса и дыхания.
- От чего так? - все тем же сиплым голосом спросил Лиам.
- Как-то не подумалось нам, что тебе после тяжелых наркотиков противопоказаны разного рода лекарства, если их не назначает лечащий врач, - Рене виновато развела руками. – Мы тебе немного синяков на груди поставили, но они быстро заживут. Зато получили твои воспоминания, довольно четкие, что странно, но короткие.
- Она подсыпала наркотик в вино? – спросил Лиам.
- Видимо да, - Рене кивнула, усаживаясь на кровать рядом с ним. – Тебя вырубило моментально. И это хорошо – значит убийство точно не твоих рук дело… если, конечно, прокурор не заявит, что воспоминания сфабрикованы.
- Ты так говоришь, будто вопрос с моей виновностью уже решен, - с обидой заметил Лиам.
- Я не сомневаюсь, что тебя потащат на суд, – ответила Рене. – А значит нужно найти как можно больше улик в твою пользу. Поверь, бухой и обдолбанный Защитник Сподвижника, не имплантированный, что странно, и наверняка злоупотребляющий своими полномочиями – взять тот же личный шаттл! -, на фоне невинно убиенной красавицы из пригорода, не закончившей колледж из-за нехватки средств, выглядит очень невыгодно. Даже если у красавицы все руки были в дырках от шприцов, и она подрабатывала проституткой у эмигрантов за кокс. Все зависит от того, как это повернут эти шакалы-юристы. Сподвижники и их люди последнее время все чаще появляются в невыгодном свете, и если газетчики еще не пронюхали о случившемся, завтра они узнают наверняка.
- Супер, - прокомментировал это Лиам. – Еще плохие новости?
- Пока нет. Отдыхай. Когда оклемаешься – вернемся в Вашингтон и покажем диск Непсу… - Рене умолкла, глядя куда-то наверх.
- Что случилось, Рене?
- Пожарная тревога, - ответила Палмер, кивая на алый мигающий «глаз» под потолком. – Но я не слышу сирены.
Она поднялась, выглянула в коридор и исчезла в дверях. Несколько долгих минут Лиам провел в одиночестве, заставив себя сесть на кровати и ожидая, пока комната перестанет ходить ходуном. Весьма вовремя – когда появилась Рене, она была очень обеспокоена.
- На комплекс напали, - сообщила она. – На первом этаже завязалась перестрелка, охранники не отвечают, - пошарив в ящиках медицинского столика, она нашла несколько прозрачных ампул, зарядила их в шприц и сделала Лиаму весьма болезненный укол. – Эта штука тебя взбодрит. Пора валить.
- На чем? Портал-то внизу, - возразил Лиам, сползая с кровати и оседая грузом на плече Палмер.
- Зато на крыше – площадка для шаттлов. Возьмем один, ничего с нами не случится. Они все равно казенные, - ответила Рене, всеми силами удерживая Кинкейда в вертикальном положении и ведя его к выходу.
- Откуда такая роскошь? – удивился Лиам, стараясь перебирать ногами с той же скоростью, что Палмер.
- ЦРУ одолжило, - отрезала Рене. – Молчи и дыши.
Они без особых приключений добрались до крыши, но там удача оставила их, на прощание сделав ручкой.
Выглянув из-за двери, Рене тут же нырнула обратно, отталкивая Лиама к стенке.
- Трое, вооружены, - сообщила девушка. – Есть идеи?
- Сказать им, что мы сдаемся, - предложил Лиам. – Слушай, а это нормально, что у меня все лицо горит и мне страшно жарко?
- Один пистолет против трех стволов, плюс кимера, который не может совладать со своими конечностями… кстати, как конечности? Шакарава искрит?
- Еле-еле, - Лиам поднял руку, разглядывая свою ладонь. – Может попробуем их уболтать? В конце концов, можно использовать эффект неожиданности, если ты, допустим, без блузки перед ними предстанешь…
- Кинкейд, - с угрозой начала Рене, - если бы я точно не знала, что ты сейчас под воздействием сильных лекарств, я бы тебе такой эффект неожиданности бы устроила – помнил бы долго.
- Конечно, издевайся над слабым, пользуйся тем, что я сдачи не дам! – откликнулся Лиам, ощущая странную веселость и легкость. Шевелиться по-прежнему было трудно, но теперь это не доставляло ему неудобств, скорее забавляло. – Хотя погоди, у меня же шакарава!
С ладони Лиама слетело несколько дохленьких искр, которые тут же погасли.
-Видимо переборщила, - пробормотала себе под нос Палмер. – Однако нам надо как-то выйти… В общем, ты идешь вперед, а я тебя прикрываю. В конце концов, если эта суета началась из-за тебя, то убивать сразу они тебя не станут… особенно в таком состоянии.
- У меня прекрасное состояние и отличная физическая форма, - Лиам сделал простое лицо.
- Вот и продемонстрируй, - Рене одной рукой ухватила его за рукав, а второй рывком открыла дверь и впихнула в дверной проем Кинкейда, который переваливался с ноги на ногу как медведь, не переставая нести какую-то бессвязную хрень.
Эффект неожиданности сработал на ура. По крайней мере для двух из трех товарищей стороживших шаттлы – пьяного, по всей видимости, мужика они успели воспринять, но не среагировать, потому что высунувшаяся почти сразу же за этим Рене быстро обнулила их шансы на удачную стрельбу.
Третий видимо сразу сообразил, что просто так шатающиеся дядьки на крышу не вываливаются, а потому, спрятавшись за одним из шаттлов, открыл огонь. Кинкейда, по счастью, не задела ни одна пуля, потому что он, сделав почти танцевальное па, упал за другой шаттл. А Палмер, оценив обстановку, дождалась паузы, на протяжении которой стрелок менял магазин, и одним стремительным броском покрыла расстояние до «избранного» Кинкейдом шаттла. Она успела лишь укрыться за его корпусом, как противник снова начал стрелять.
- У меня так кружится голова, - поделился Лиам, не делая попыток подняться с пола. – Что прям вообще!
- Лиам, пора вставать! – позвала Рене, выглядывая из-за шаттла. Стрельба снова прекратилась, и это было подозрительно. – И быстрее!!
Вдвоем они втиснулись в шаттл, потому что координация движений у Кинкейда была ни к черту, и в этот момент стрелок снова объявился, но уже гораздо ближе, и целился он прямиком в шаттл.
***
Шаттл довез их не совсем туда, куда планировалось, но, учитывая бедственное состояние простреленных двигателей, можно было порадоваться, что он вообще сел, не разлетевшись на куски еще в подпространстве.
К тому времени, как машина, исторгающая страшные звуки, приземлилась на землю с грацией летящего топора, Лиам почти полностью пришел в себя – во многом этому поспособствовал волшебный укол, который ему сделала Палмер. Выбравшись из искрящего и дымящегося шаттла, Кинкейд огляделся.
Шаттл упал на пустырь, заросший сухой травой – вокруг расстилались поля, изредка рассеченные лесополосами, а вдали линия электропередач пунктиром отмечала шоссе. В воздухе жужжала одинокая муха, от травы поднимались тяжелые, душные запахи, а от шаттла ощутимо тянуло горелым.
Вслед за Кинкейдом из шаттла выбралась Палмер, чертыхаясь и костеря на все лады универсум.
- И не стыдно тебе, Рене, такие слова вслух произносить? – с укоризной протянул Лиам, вместе с нею припуская подальше от шаттла, который дымил уж очень недвусмысленно.
- Стыдно, когда… - Рене осеклась, зажмурившись и начала громко считать:
- Один. Два. Три. Четыре…
- Ты что делаешь?
- Не мешай! Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять! Все. Аутотренинг это, - объяснила Палмер.
- Зоору порекомендуй, - съехидничал Лиам. – Ему это нужно больше.
- Ладно, - Рене обернулась на шаттл, который по-прежнему дымил, но взрываться пока не собирался. – Ну, и?
– Что – «ну и»?
- И как нам отсюда выбираться?
- Мисс Палмер, вы же у нас такая сообразительная, неужели тот факт, что мы всего в каких-то трех километрах от дороги не навел вас на раздумья?
- Майор Кинкейд, меня беспокоит не то, по какой дороге мы двинемся, а то, на чем мы это сделаем. Я что-то не замечаю оживления на этой трассе.
- Все в порядке, мисс Палмер, автобус №2 ходит всегда, нам только нужно определить направление. Хотя вам, думаю, будет сложно, учитывая длину ваших каблуков.
- Это был тонкий намек на то, что мы будем идти очень медленно, или на то, что я не в состоянии сообразить, в какую сторону нам идти?
- Ну, в последнем случае я бы обязательно упомянул цвет твоих волос… Да, мы будем идти слишком медленно!
- Ой, извини меня, что с утра я понятия не имела, что придется пересекать пешком… где мы сейчас?
- По-моему Канзас, но я не уверен…
- Вот! С утра, одеваясь и прихорашиваясь, я и понятия не имела, что мне придется спасать обдолбанного кимеру от дуриков с оружием и пересекать пешком Канзас!
- Ну, с вашей работой, мисс Палмер, следует быть всегда и ко всему готовой!!
- Да-ра-гой мой Лиам! Кто бы говорил! Что-то ты не проявил особой готовности, когда малолетка тебя опоила!
- Проявил! Но немного не в том плане!
- О, это я уже поняла!
Они некоторое время помолчали, переводя дух и сердито глядя друг на друга.
- Ладно, извини, я немного сорвался… - наконец сказал Лиам. – Но и ты вела себя… соответствующе.
- Извини, - процедила Рене. – Значит – идем? Только в какую сторону?
- На восток! – уверено ответил Лиам.
- Почему?
- Так позитивнее.




Сообщение отредактировал ashatry_a - Воскресенье, 2011-02-20, 20:00
 
ashatry_aДата: Воскресенье, 2011-02-20, 20:00 | Сообщение # 6
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Кимерийское чутье не подвело – когда окончательно рассвело, и солнце поднялось над равниной, они достигли покосившегося домишки. На проржавевшем почтовом ящике было не разобрать фамилии, двор перед домом был сплошь завален ржавой старой сельскохозяйственной техникой, а вокруг расстилались бесконечные надоевшие поля. В одном из окошек горел свет, а на обширной веранде возле потертого кресла-качалки хрипел старый приемник.
- По крайней мере, - выдохнула Рене, - отсюда можно будет с кем-нибудь связаться…
- Ты уверена? – Лиам с сомнением огляделся. Его все еще бодрили лекарства, и он был готов прошагать вдвое больше, чем они прошли до этого. Плюс с некоторых пор он испытывал легкую неприязнь к уединенным деревенским домишкам. – Я сомневаюсь, что они о прилёте тейлонов-то знают.
- Тогда дорогу спросим, - ответила Рене. – Пошли.
- А мы не слишком подозрительно выглядим? У таких ребят хорошие навыки обращения с оружием… или вилами, ну, ты понимаешь… - Лиам ухватил Рене за рукав.
- Лиам, нам нужно вернуться в Вашингтон и рассказать, что произошло, - Рене резко дернула рукой, вырывая рукав из его пальцев. – Все случившееся было четко кем-то спланировано, и, я боюсь, своим спасением мы не сильно нарушили его планы.
Одернув пиджак и пытаясь принять как можно более респектабельный вид, Рене первой направилась к дверям, осторожно переступая через железки. Лиам последовал за ней с самым скептическим выражением лица.
Пол веранды протяжно заскрипел, едва они на него ступили. Осторожно подойдя к дверям, Рене надавила на кнопку звонка – правда без особого результата.
- Эй! – она постучала в дверь, силясь рассмотреть хоть что-нибудь за маленьким грязным дверным окошком, забранным вдобавок сеткой.
- Может их все-таки нет дома? – спросил Кинкейд заглядывая в окно. Внутри было темно и видны были лишь разводы на стекле.
Палмер снова постучала, едва не отбив себе кулак от усердия. В ответ на ее старания послышались шаркающие шаги.
Рене цыкнула, подзывая Лиама обратно, и в этот момент дверь открылась. Пред очи заместителя директора «Дорс Интернейшнл» предстала молоденькая девушка лет так восемнадцати, отчаянно рыжая, с конопушками, одетая в когда-то белый вылинявший и застиранный сарафан и огромные не по размеру тяжелые ботинки, чем и объяснялась шаркающая походка.
- Вык-ка-аму? – протянула девчушка.
- Э-э, привет, - неловко поздоровалась Рене. – Мы с другом заблудились…
- Ага, - подтвердил Лиам, заглядывая внутрь из-за плеча Рене, - привет!
- Скажи пожалуйста, от вас можно позвонить? – спросила Палмер. – Или может твои родители смогут нам дорогу указать?..
- Ага, - девица, увидев Кинкейда, уже не спускала с него заинтересованный взгляд. – Ма-а-а! – позвала она. – Ма! – рявкнула она гораздо громче. – У нас гости!! Они заблудились! Хотят позвонить!
- Пусть пра-аходят!! – ответил ей почти идентичный окрик откуда-то из глубин дома.
Кинкейд и Палмер переглянулись, слегка обалдев.
- Вы идите, - сказала девчонка, обращаясь к Палмер. Резким кивком отбрасывая длинную челку со лба, она добавила:
- Т’лефон у кухни, Ма покажет. А я п’ка вашему другу объясню, чё тут куда ехать.
Лиам пожал плечами – все равно ему как-то не хотелось входить внутрь – и сказал:
- Иди. Только давай быстрее.
- Вы не оч’н-то торопитьсь, - сказала девушка. – Эт т’лефон. Им аще не пользуются. Так, стоит, пыль собирает.
Рене глубоко вздохнула и перешагнула порог, чувствуя себя так, словно вступает в львиное логово. Под ее ногами скрипели половицы. В глубине темного коридора яркой линией была отмечена приоткрытая дверь, откуда доносилось скворчание масла и запах жареного бекона. У Палмер предательски забурчало в животе, и она чуть ускорила шаг, стараясь не обращать внимания на манящие запахи.
А Лиам тем временем остался на веранде наедине с девчонкой. Затылок Лиаму жарило солнце, стоявшее высоко посреди выгоревшего безоблачного неба, а местная жительница рассматривала его с явным интересом, чуть покусывая губы.
- Сами-то а-аткуда? – спросила она.
- Из Вашингтона, по работе, - ответил Лиам. – Неудачно сломался автомобиль.
- А-а-а, - протянула девчонка. – Нравится здесь?
- Ничего так, очень… - Лиам огляделся, - мило.
- У нас, каэшн, не Ва-ашингтон, знаете, но у нас тут такое порой творится, - девушка заговорщицки огляделась и в два шага очутилась возле Лиама, хитро глядя на него прищуренными глазами.
- Чего? – насторожился Кинкейд. Место было глухое – под стать для тейлонских экспериментов….
***
Телефон действительно не работал, и Рене пришлось выслушать пространные объяснения миссис Стефофф, как и в какую сторону идти, а потом – «А чо ж я вам объясняю-то, давайте покажу!» - они вышли на веранду, где Стефофф показала, в каком направлении находится ближайший крупный город и по какой дороге будет быстрее добраться до трассы.
- Спасибо, миссис Стефофф, я не представляю, что бы мы без вас делали, - рассыпалась в благодарностях Рене. – Это просто чудо, счастливое совпадение, что мы набрели на ваш дом, спасибо огромное! Думаю, нам пора… - она огляделась, но с удивлением заметила, что Лиама нигде не видно. – И еще раз спа…
- От паганец-та!! От шва-а-аль!!
Дикий рев заставил Рене подпрыгнуть, а миссис Стефофф заохала. Обернувшись на крик, женщины увидели невысокого коренастого мужчину с красным лицом, в джинсовом комбинезоне, на коленях протертом до дыр. Широко размахивая руками, мужчина несся к дому, не прекращая ругаться.
- Пэгги! Где мое ружье?! – рыкнул он. – Этот яйцетряс поганый!! С нашей дочкой в сарае знашь шо вытворял? Скоти-ина!! Порешу!! Кастратом сделаю!!
- Ой-ё-о! – взвыла миссис Стефофф, добавляя происходящему какого-то напускного комизма. – Сорвал цветочек наш! Искуситель! Линчевать таких! Деточку обесчести-и-ил!!
Разгневанный отец – а в том, что это был он, сомневаться не приходилось – промчался мимо, оттолкнув Рене в сторону с такой силой, что она едва удержалась на ногах. Не дожидаясь, пока он найдет свое ружье, которое у таких элементов всегда где-нибудь под рукой, Палмер со всех ног бросилась в ту сторону, откуда он явился – к невысокому дощатому сарайчику, крытому выцветшей черепицей – лавируя меж разбросанных тут и там предметов сельского быта.
Её глазам, когда она приблизилась к сараю, открылась прекрасная картина – из дверей едва ли не кубарем вывалился Кинкейд с рубашкой в руках, с расстегнутым поясом и встрепанной башкой. На его лице читалось некоторое удивление.
- Лиам?! – выпалила Рене, вытаращив глаза. – Ты что…
- Рене, осторожно! – крикнул Кинкейд, бросаясь к ней и богатырским рывком утягивая девушку за стенку сарая. В этот момент грохнул выстрел, а из стены полетели щепки, живо напомнив о том, какой убойной силой может обладать шрапнель.
- Ты хоть знаешь, чью дочурку ты сейчас совратил?! – воскликнула Рене, укрываясь за стеной
- Извини, мы как-то были заняты другой темой… - Лиам выглянул из-за угла, стараясь определить, откуда придет угроза.
- Вот его!!! – слова Рене совпали со следующим выстрелом, а чуть позже до них донесся крик:
- Обесчестил, скотина!! Да тебя повесить за такое мало!!
- Обесчестил?! – истерично переспросил Лиам, исчезая за стенкой. - Да там, судя по ощущением, до меня побывало человек двадцать… Дай бог, чтобы не одновременно!
Грохнул очередной выстрел – судя по всему, у мужика был с собой дробовик, и стрелял он явно не солью.
- И как ощущения? – ехидно спросила Рене, стаскивая туфли.
- Ну… как… как ведро! – поделился Лиам. – А тебе-то что?
- Как ее хоть зовут?
- Её? Эми... Эмуляция.
- Как?!
- Ну, похоже ее родители не знали значения слова «Эмуляция».
- Это я к тому спрашиваю, что тут на балке написано: «Нам тут было харашо – Майки, Донни и Эми». И дата. А ниже – «Джош и Эми», и тоже дата.
Лиам слегка увял.
- Сдается мне, я угадал с ведром, - заметил он.
- Ладно, - Рене вздохнула, оглядывая лежащее перед ними поле, заросшее не совсем понятного происхождения растительностью, которая была Рене примерно по грудь. – Будем надеяться, что у них по полям не раскиданы капканы, гвозди или там ржавые мотыги…
- И мины первой мировой, - добавил Лиам.
- В противном случае ты потащишь меня на себе, - пояснила Рене. – Ну, побежали!!


 
ashatry_aДата: Воскресенье, 2011-02-20, 20:01 | Сообщение # 7
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек… и дорог. Особенно дорог. Вот правильно Керуак сказал: Америка – страна дорог. Преимущественно пустых.
Лиам убедился в этом к третьему часу пути. Они уже даже не разговаривали – Рене молчала, лишь изредка ойкая, когда под босые ноги ей попадал камень, а Лиама мутило из-за лекарственного коктейля в крови. Солнце нещадно пекло им шеи и затылки, над дорогой клубилось марево, отражая синеву неба. Страшно хотелось пить, а воспаленное воображение рисовало где-то «там» прохладные кондиционируемые помещения, холодную воду и мягкие кресла.
- Если доживем до дома – я неделю из квартиры не выйду, - тихо заметила Рене.
- Доживем, - уверенно ответил Кинкейд, прикладывая руку козырьком ко лбу. – Там, кажется, заправка впереди.
Несчастные путники с удвоенной силой пустились вперед – одна только мысль, что они окажутся в тени и смогут попить воды, придавала им сил. Но чем ближе они подходили, тем яснее становилось, что заправка давно закрыта – провода были обрезаны, жалюзи опущены, а дверь – закрыта.
- Может там хотя бы колонка с водой есть? – с надеждой спросила Рене.
- Обязана! – ответил Лиам. – Иначе они бы тут не выжили!
Колонка действительно была, хоть и проржавевшая, и когда страдальцы напились и умылись – Рене очень долго лелеяла под холодной водой ступни, а Лиам просто подставил голову под струю воды – ими овладела жажда деятельности, и открылось второе дыхание.
Пока Палмер отходила в тени, Лиам обошел заправку кругом, и понял, что его ирландская удача к нему возвращается – за основным зданием под навесом стоял старый раздолбанный «шеви-импала» шестьдесят седьмого года выпуска, когда-то черный, но теперь, учитывая слой пыли на нем – скорее серый.
Вряд ли он был нужен кому-то, оставалось надеяться, что в нем еще оставался бензин, или хотя бы какие-нибудь карты – разбив стекло и открыв дверь, Лиам попытался завести колымагу, используя лишь ловкость рук.
- Не знала, что ты у нас мастер по угону со взломом, - заметила Палмер, тихо подошедшая сзади.
Лиам хмыкнул:
- У меня был о-очень талантливый отец.
- Буду знать, - усмехнулась Рене, - если агент Сандовал вдруг решит угнать мою машину.
Долго ли, но двигатель вроде бы заработал, прочихавшись перед этим и наполнив пространство вокруг клубами черного дыма. Бензина в баке было – еле-еле, но, если верить указателям и карте из бардачка, до ближайшего мотеля с видеофоном должно было хватить.
- Знаешь, - заметил Лиам, когда Рене уселась на пассажирское сиденье. – Я чувствую себя как Дин Винчестер.
- Кто?
- Ты не смотрела «Сверхъестественное»? Это же новая классика!
- Кинкейд, тебе не чудится некое противоречие в словосочетании «новая классика»?
- Нет, не чудится.
- Тогда поехали, - Рене вздохнула, откидываясь на сиденье и закрывая глаза.
За окном проносился однообразный пейзаж – поля, деревья, редкие домики, а когда «импала» выбралась на шоссе, стали чаще попадаться машины, в основном легковушки или крепкие полугрузовички местных, потому что все грузовые перевозки уже давно осуществлялись через портальную систему. Они миновали несколько дорожных знаков, уверивших, что путники на правильном пути, когда в моторе «шеви» что-то заскрежетало и застучало, и он начал терять скорость.
«Импала» не дотянула до мотеля совсем чуть-чуть, и Кинкейд с Палмер без особого сожаления бросили ее на дороге, ибо перед ними встала проблема, несоизмеримо большая, чем расстояние.
Проблема явилась в виде небольшого новостного экрана у входа в мотель, по которому в режиме нон-стоп крутили последние новости – так сказать, дешево и сердито: чтобы узнать о событиях в мире даже не обязательно включать телевизор, новости найдут вас сами.
Сам по себе экран не был проблемой. Проблемой была бегущая строка, в которой прямым текстом сообщалось, что вечером в Вашингтонское Посольство вломился один из Защитников Сподвижников, Лиам Кинкейд, и похитил Североамериканского Сподвижника Даана. Народ негодует, власти лютуют.
Приехали.
- Приехали, - повторил Лиам, глядя на свою фотографию, жизнерадостно лыбящуюся ему с экрана, и белые буквы на красном фоне, в красках расписывающие его злодеяния. Рене, стоявшая рядом, некоторое время молчала, а потом подошла к экрану и, оглядевшись, безжалостно вырвала из его нутра кабель. Экран тут же погас.
- Помнишь, ты говорила, что мне п*здец? – продолжил Кинкейд. – Так вот, мне кажется, что вы, девушки, всегда склонны преуменьшать грозящие неприятности… типа – вода в карбюраторе, а машина в бассейне и все такое…
- Да уж, - мрачно сказала Рене. – Звонить сейчас в Посольство или Непсу было бы неразумно. Выверни карманы.
- Зачем? Ты думаешь, там могло заваляться доказательство моей невиновности? – спросил Лиам.
- Нет, я думаю, что в моих карманах наличными наберется, дай бог на половичок у входа, а нам нужен как минимум одноместный номер с душем, чтобы привести себя в порядок, - ответила Рене. – Давай, поторопись, я же с утра одалживала тебе достаточно крупную сумму…
- Могла бы разменять – и сумма была бы некрупной, - огрызнулся Лиам, начиная шарить по карманам. – Весело будет, если деньги остались в шаттле или в Сент-Луисе…
- Если бы я разменяла, сейчас у нас не было бы возможности снять номер, - Рене снова огляделась – парковка была пуста, никакого оживления в такую жару не наблюдалось. Все двери были плотно закрыты. Если и были тут постояльцы, то они явно скрывались от июльского солнца.
– А еще нам нужно как-то замаскировать мое лицо, чтобы не очень в глаза бросалось… - добавил Лиам, выгребая из карманов мелочь и скомканные купюры. Рене тяжело вздохнула:
- Ты где их разменивал?
- Когда кофе покупал. И не смотри на меня такими глазами – мой кошелек был у тех кафельщиков.
После подсчета финансов, стало ясно, что на крышу над головой им все-таки хватает. Оставив Лиама скрываться в тени буйной растительности у входа, Рене вошла в мотель, напоследок ехидно заметив:
- А банкоматы Сандовал вскрывать не умел? Нам бы сейчас так пригодились его навыки…
- Рене, иди уже! – отмахнулся Лиам. – Пока меня не увидели.
После недолгого разговора с хозяином и манипуляций с бессмертным удостоверением личности на имя Анны Роджерс, Рене вернулась, позванивая ключами на потертом картонном брелке.
- Номер одноместный, - сказала Палмер, обращаясь к Лиаму, - но там есть диванчик.
- Надеюсь, тебе на нем будет удобно, - тут же отозвался Кинкейд. – Мужик не обратил на меня внимания?
- Лиам, он даже на мою грудь внимания не обратил – дядя настолько стар, что удивляюсь, как он кнопки кассового аппарата может разглядеть, - ответила Рене, устремляясь к их комнате. – Его даже не смутил мой потрепанный вид.
Номер действительно был более чем скромный – квадратная комната, разделенная полупрозрачной перегородкой, малюсенький смежный санузел. Впрочем, в своем нынешнем состоянии за душ и таблетку аспирина Лиам бы дьяволу душу отдал, не говоря уже о возможности вытянуть уставшее тело на кровати. Хотя у них с Палмер вышел короткий спор, по поводу того, кто первым пойдет в душ: Рене выиграла, мотивируя это тем, что она слабая женщина, а если Лиам не уступит, то помимо обвинения в убийстве и похищении получит еще и иск о харрасменте и ущемлении прав – Лиам не сильно расстроился, пользуясь возможностью поваляться на свежих простынях. В желудке у него требовательно бурчало, а необходимость скрывать свою личность значила одно – кто-кто, а уж Кинкейд точно за едой не пойдет.
Пока Рене шумела водой в душе, изредка глухо на кого-то ругаясь (Лиам так и не понял, на кого), Кинкейд позвонил с видеофона первому человеку, который мог хоть что-то прояснить – очаровательному агенту ФБР Леа Уэббер, которая, по совместительству, работала на Сопротивление.
Агент Уэббер ответила после второго гудка. Ее лицо на экране выражало беспокойство и возмущение одновременно.
- Лиам?! – шепотом воскликнула она. – Тебя все ищут! Ты в курсе, что тут творится?
- Вот поэтому тебе и звоню, - пояснил Лиам. – Я до последнего момента не знал, что творится в мире, только что посмотрел новости и открыл для себя много нового.
- Где ты был? – прошипела Уэббер, нервно оглядываясь.
- Долгая история – в общем, мы с Палмер вытащили мои воспоминания о той ночи. Я не убивал девушку, меня опоили и подставили! А еще кто-то уничтожил лабораторию «Дорз Интернейшнл» в Сент-Луисе, чтобы замести следы, когда мы там были, – ответил Лиам. – И теперь кто-то валит на меня еще и исчезновение Даана. Что там творится?
- Кто-то проник в покои Даана в Посольстве, используя твою ДНК и твой код, оглушил Защитника и выкрал тейлона - Сообщество подтверждает, что он еще жив. Этот кто-то ловко обошел систему защиты – ни одна камера не работала, а те, что работали, дают нечеткое изображение, но этот человек очень похож на тебя, - ответила Уэббер. – Подняли всех собак, Защитников и просто людей, близких к Сподвижникам, в срочном порядке имплантируют всех. Детектив в интервью прямо заявил, что ты, скорее всего, сидишь на наркотиках.
- А что Зоор? Сопротивление? Кто-нибудь взял ответственность на себя? – спросил Лиам.
- Молчок. Зоор не прокомментировал случившееся, Сопротивление тоже молчит. Ни предложений выкупа, ни угроз не поступало, - Уэбер пожала плечами. – Это вполне вписывается в схему «Сумасшедсший Защитник».
- Ну, спасибо! – сердито откликнулся Лиам. – А что с тем дилером, который продал наркотик, на который я, по словам детектива, подсел?
- Драгдилер убит в перестрелке, - ответила Уэббер, - и узнать, кому именно он продал свою дурь, уже невозможно. Но, у Лансдейл была соседка, Анни Галлахер. Вполне возможно, они сидели на этой хрени вместе, потому что Галлахер сейчас в психушке - Шервудская психиатрическая больница. С ней говорить никто не собирается, но если тебе дорога твоя репутация и свобода – я бы порекомендовала с ней побеседовать, - Уэббер глянула на Лиама исподлобья. – Правда я не знаю, как ты попадешь в психушку.
- О, думаю сумасшедшему защитнику это проще простого. Главное, чтобы не отправили на Носитель, - Лиам грустно улыбнулся. – Кстати, хорошо выглядишь.
- Нашел время, - Леа улыбнулась в ответ. – Могу порекомендовать пару человек, которые смогут достать тебе фальшивые документы. Твое лицо не настолько известно… пока.
- Спасибо, - Лиам вздохнул. – Скидывай свои адреса на глобал Рене.
Леа исполнила его просьбу. Когда Лиам отключился, она сделала запись в компьютере и повернулась к тем, с кем в данный момент делила небольшой, ярко освещенный кабинет в здании Эдгара Гувера.
- Агент Сандовал, - обратилась к имплантированному Уэббер, полуобернувшись и демонстрируя изящный профиль, - на связи был Кинкейд.
- Засекла его? – спросил Сандовал. Он стоял у окна, вертя в пальцах авторучку. Тейт, сидящий рядом на краешке стола, откровенно разглядывал Уэббер, но Сандовал был спокоен и холоден как лед.
- Да. Я могу подтвердить его рассказ – взрыв в Сент-Луисе действительно был, - ответила Леа, работающая не только на Сопротивление, но и на бравого агента. – Он просит помощи – собирается расследовать это дело самостоятельно.
- Хорошо, - прокомментировал Сандовал. – Мы хотя бы знаем, где он будет. А что Палмер?
- Направится в Вашингтон, вероятно, - отрапортовала Уэббер. – Она не под подозрением.
- Перехватите ее, я хочу с ней встретиться, - ответил Сандовал. – Тейт – в Канзас. Проследи, чтобы Кинкейд попал по назначению, а если кто-то попытается выйти на него – информируй меня и наблюдай за ними тоже. Уэббер, ты будешь всецело помогать нашим Сопротивленцам, - Сандовал обвел своих подчиненных взглядом. – Нам действительно нужно узнать, кто это сделал, и зачем.
А тем временем в мотеле Рене, наконец, освободила душ и прошествовала в комнату, завернувшись в огромное полотенце.
- Я уж думал, что ты там утонула, - недовольно ответил Лиам. – Я звонил Уэббер, - он бросил Рене глобал. – Она сбросила мне информацию. Судя по всему, единственный человек, который может пролить свет на дело – это некто Анни Галлахер, обитательница вашингтонского дурдома. Что и говорить - мне по пути.
- Твое второе удостоверение с тобой? – переспросила Рене. – Если что, я могу…
- Не надо, - Лиам покачал головой. – Лучше подыщи мне адвоката и промой мозг Непсу насчет медэкспертизы, - он направился к душу, на ходу стягивая куртку. – Мне всегда было интересно, как ты на работе объясняешь свое отсутствие?
- С фантазией, - ответила Рене, листая на глобале файл, сброшенные Уэббер. – Сильно горячую воду не включай!
Видимо Лиам ее все же не послушался, потому что через несколько минут из ванной донесся вопль, а за ним – возмущенный крик:
- Двадцать первый век! Человечество на Луну слетало, на Марс… А трубы нормально развести не в состоянии!!




Сообщение отредактировал ashatry_a - Воскресенье, 2011-02-20, 20:01
 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-02-21, 10:26 | Сообщение # 8
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, диалоги, как всегда, неподражаемы!

Quote (ashatry_a)
- Номер одноместный, - сказала Палмер, обращаясь к Лиаму, - но там есть диванчик.
- Надеюсь, тебе на нем будет удобно, - тут же отозвался Кинкейд. – Мужик не обратил на меня внимания?
- Лиам, он даже на мою грудь внимания не обратил – дядя настолько стар, что удивляюсь, как он кнопки кассового аппарата может разглядеть, - ответила Рене, устремляясь к их комнате. – Его даже не смутил мой потрепанный вид.

biggrin biggrin biggrin
Уползла под стол... А там холодно!!!

Чего-то меня судьба Да'ана тревожит... Уж лучше бы его выкрал Лиам...


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
EsperaДата: Четверг, 2011-02-24, 11:56 | Сообщение # 9
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 280
Статус: Offline
Quote
- Стыдно, когда… - Рене осеклась, зажмурившись и начала громко считать:
- Один. Два. Три. Четыре…
- Ты что делаешь?
- Не мешай! Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять! Все. Аутотренинг это, - объяснила Палмер.
- Зоору порекомендуй, - съехидничал Лиам. – Ему это нужно больше.

Это точно! Зоору бы очень помогло! biggrin biggrin biggrin
Quote
- Извини, - процедила Рене. – Значит – идем? Только в какую сторону?
- На восток! – уверено ответил Лиам.
- Почему?
- Так позитивнее.

Это вообще без комментариев! Сижу и смеюсь. biggrin biggrin biggrin
Quote
Ты не смотрела «Сверхъестественное»? Это же новая классика!
- Кинкейд, тебе не чудится некое противоречие в словосочетании «новая классика»?
- Нет, не чудится.

ashatry_a, твой Лиам просто очарователен! Я в восторге!
Думаю, мы подходим к сути. Вся эта история задумана для того, чтобы умыкнуть Даана, а Лиама оставить виноватым. Только кому понадобился Даан и для чего? Загадки, загадки...
 
ЛьессДата: Среда, 2011-03-02, 22:22 | Сообщение # 10
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 341
Статус: Offline
Quote (ashatry_a)
- Двадцать первый век! Человечество на Луну слетало, на Марс… А трубы нормально развести не в состоянии!!

ИСТИННО ТАК! АМИНЬ!!! biggrin


Блин-нагад!!!
 
ЛиэнДата: Четверг, 2011-03-03, 10:33 | Сообщение # 11
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
А... прода где?!!
Про-ды, про-ды! smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ЛьессДата: Четверг, 2011-03-03, 13:06 | Сообщение # 12
Аватар
Группа: Пользователи
Сообщений: 341
Статус: Offline
Ыгы.

Блин-нагад!!!
 
ashatry_aДата: Вторник, 2011-04-12, 20:34 | Сообщение # 13
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
экзамены провоцируют приливы творчества, чесслово wacko
***
- Я полагаю, - с явным удовольствием заметил Сандовал, - что давно стоит пересмотреть условия контракта с «Дорс Интернейшнл». Вы не находите, мисс Палмер, что более тесное сотрудничество тейлонов и корпорации приведет к значительному успеху? Учитывая, какие технологические перспективы у «Дорс Интернейшнл»…
- Агент Сандовал, мы вроде бы занимались пропажей Даана, - ответила Рене.
- Если не хотите сотрудничать, мы просто переманим у вас наиболее ценных служащих, - добавил Сандовал, просматривая распечатки, сплошь пестрящие какими-то расчетами, графиками, диаграммами.
- Попробуйте, - посоветовала Рене, листая на компьютере подобные документы. – Пришел анализ почвы, органических и неорганических остатков. На поиск совпадения уйдет время, но, благодаря вашим агентам мы знаем место переправки и направление, а это уже хорошо. Вычислена примерная зона, в которой может находиться Даан… однако охват в несколько десятков километров.
- Не страшно, - отозвался Сандовал. – Зато у меня есть новости о нашем драгоценном Кинкейде.
Рене умолкла, ловя каждое слово агента.
- Чтобы открыть двери в посольстве и активизировать протоколы, была использована его ДНК, но результат показал, что использованные клетки были мертвы. Благодаря вашим инженерам, мы все-таки напали на верный след – нашли несколько чужеродных клеток, а анализ, сделанный на тейлонском оборудовании – кстати, нами предоставленном! – показал, что они посвежее будут, нежели кинкейдовы. Совпадение в базе всего одно – это не единожды привлекавшийся активист антитейлонского общества «Человек превыше всего»* с религиозным уклоном.
- ЧПВ? – заинтересованно протянула Рене. – Разве их деятельность не прикрыли?
- Официально – да, за разжигание межрасовой розни. Проблема в том, что его труп нашли практически сразу после похищения Даана, выглядит всё как пьяная драка.
- Сомневаюсь, что религиозные ЧПВшники напиваются до поросячьего визга в барах, - ответила Рене. – И, как я полагаю, вы уже проверили, не расположено ли где их логовище?
- Проверил, - Сандовал отложил бумаги. – Нам с вами, мисс Палмер, предстоит небольшая поездка и короткий деловой разговор.
***
Анни Галлахер рассеянно следила за чем-то в воздухе, изредка поводя головой. Может быть она и правда что-то там видела, а может быть это была неосознанная реакция, вроде постукивания пальцами по столу или покачивания ногой. Доктор Рэнсом переговорила с ней, постаравшись привлечь внимание девушки к Кинкейду, и теперь мнимый детектив минут пятнадцать пытался добиться от неё разумных объяснений. Сначала Галлахер не хотела отвечать, но когда начала… Лучше бы она молчала! То из её глаз катились слёзы, при упоминании имени подруги, то она начинала нести бессвязный бред:
- Наркотики. Анни, где вы их доставали? Где Шерри доставала их?
- Шерри, Шерри… - бормотала Анни. – Шерри любила волшебника, и я любила волшебника, а он любил всех нас. Добрый, и руки у него были волшебные…
- Анни, - Кинкейд тяжело вздохнул. Все-таки, идея была не столь хороша, как ему казалось в начале. С другой стороны, способ есть, но… Лиам воровато огляделся – их оставили вдвоем, но кто поручится, что тут нет камер?.. Хотя какие к черту камеры в этой больничке! Он помахал рукой перед лицом девушки. – Анни, ты меня…
- Прямо тут! – Галлахер неожиданно быстрым движением схватила его за руку и ткнула в центр ладони указательным пальцем с коротко стриженными ногтями. – Прямо тут! Он снимал боль! Он убирал боль, когда нам было плохо!! Мы бы все ради него сделали!!
Она снова с силой надавила на ладонь Лиама. Кинкейд охнул от боли, а его шакарава рефлекторно выпустила несколько легких искорок. Эти искры произвели на Галлахер удивительно впечатление. Она застыла, крепко сжимая ладонь Лиама. Её глаза прояснились.
- Ты тоже, - радостно прошептала она. – Ты тоже убираешь боль? У тебя тоже волшебная рука?
У Лиама в голове щелкнуло. Немного поднапрягшись, он заставил свою ладонь засветиться, и Анни засмеялась, как маленький ребенок.
- Точно так! Ты тоже возьмешь меня в один из своих домов? У него много домов по всему свету, но чаще он любил приходить к нам, - Галлахер взглянула ему в лицо, и в её глазах был такой щенячий, чистый и неприкрытый восторг, что у Лиама сердце защемило.
- Анни… - сказал он. – Этот колдун… Он давал вам деньги на наркотики? Или просил сделать что-то?
- Пустяковая плата за волшебные руки, - фыркнула Анни. – Иногда он, иногда его помощник, неразговорчивая рожа! Сделай то, отнеси это… А взамен, когда он приходил… Он столько всего рассказывал, ты знаешь? Ты ведь тоже должен знать!
- Как его зовут, Анни? – спросил Лиам.
- Резидент. Он резидент, он не говорил своего имени, и мы его так и звали, - ответила Галлахер.
- А где он живет?
- То тут, то там. У него много домов. Он жил у нас. Жил у неразговорчивой рожи. Я однажды была у него дома, но я не знаю, что это за место, - Анни пожала плечами, не отрываясь от руки Лиама, поглаживая ее, рассматривая каждую светящуюся линию на ладони.
- Была дома? – Лиам задумался. – Анни, дай, пожалуйста, свою руку?
- Зачем? – Анни нахмурилась.
- Я хочу посмотреть, где ты была, - честно ответил Лиам. – Но нужно, чтобы ты успокоилась. Это не больно, это просто… - он притушил шакараву и приложил свою ладонь к ладони Галлахер. – Вот так. Просто… думай о том месте.
Техника ментального контакта была знакома Лиаму благодаря дружбе с Дааном. Но он не был до конца уверен, получится ли такую штуку провернуть с человеком. Однако Анни раскрылась перед ним, как цветок в лучах солнца, словно этого и ждала. В вихре её эмоций, в её тоске, Лиам видел лицо того странного человека, Резидента, и оно было ему знакомо. Он видел заброшенное здание, где-то в Мэриленде, видел шоссе, ведущее к нему – значит, найти будет не проблема.
А то, что он увидел потом, запомнилось ему надолго. Глазами Анни он видел, как этот Резидент, невыразительный высокий блондин в черном, ладонями, на которых ярко полыхала шакарава, залечивал порезы на руках Шерри, которая в воспоминаниях Анни была живой и очень смешной.
«Он всегда приходил, когда нам было плохо! – думала Анни. – Всегда помогал нам, лечил, смешил нас, если нам было грустно… Он был всем!»
Контакт оборвался. Анни тихо всхлипнула и снова принялась тискать руку Лиама. А Кинкейд сидел, погруженный в раздумья.
«Где ж ты был, гад! – зло думал он. – Где ж ты был, когда она умирала у меня на кухне?! Где ты был, и зачем послал её на верную смерть?!»
Злость клокотала в нем, но это было не все. Он вспомнил, где видел этого блондина, этого Резидента, это узкое, спокойное лицо, темные очки и черная одежда.
Весной, когда Рене попалась в лапы маньяку, когда тейлоны проштрафились с очередным своим гениальным проектом… когда Леа Уэббер отказала в свидании ему, Лиаму, сославшись на дела. Именно с Резидентом она сидела в кафе, именно он был на распечатках, человек, которого нет в базах данных.
Кем бы ни был этот Резидент, он не человек. И он очень прочно подкопался подо всех них – под тейлонов, под Сопротивление, и один Бог знает, для чего ему Даан!
- Спасибо, Анни, - Лиам накрыл узкие тонкие кисти девушки своей ладонью. – Я пойду. Мне пора.
Галлахер вздрогнула всем телом – худощавая, больше похожая на подростка, маленькая и дрожащая, как птичка.
- Но ты ведь еще придешь? – спросила она с нарастающей паникой в голосе. – Еще раз?
Лиам тяжело сглотнул, глядя в испуганные глаза Галлахер.
- Конечно, - ответил он. – Разумеется. Каждую неделю.
- Тогда хорошо, - Галлахер вздохнула, с неохотой отпуская его руку. – Я буду ждать. Они делают мне столько уколов, а дырки залечить некому…
Уходя, Кинкейд ощущал неприятную тяжесть в солнечном сплетении. И, почему-то, чувствовал себя виноватым.
***
Голова Ричарда Неймхаузера нелепо мотнулась, когда Сандовал наотмашь ударил его принесенным с собой кейсом. Рене, наблюдавшая эту картину молча, сумела сделать несколько удивительных выводов.
Во-первых, с означенным Неймхаузером, главой ЧПВ, Сандовал был знаком, потому как поехал сразу к нему. С кейсом.
Во-вторых, Неймхаузер Сандовала ждал, и встретил его не так, как заклятому антитейлонисту полагается встречать Защитника Сподвижника – Неймхаузер улыбался, норовил пожать ручку и масляными глазками поглядывал на кейс.
«Вот и думай, - размышляла Рене, глядя, как Сандовал продолжает лупить высоченного, худого и нелепого, как глиста, Неймхаузера кейсом, задавая попутно интересные вопросы и грозясь тюрьмой, судом и всеми карами небесными, - кем на самом деле финансируется Сопротивление. Сколько в наших рядах двойных агентов? Откуда знать, может быть сам Зоор лично выделяет золото на Сопротивленческие нужды, чтобы отвлечь людишек от чего-то главного?»
Рене еле сдержала улыбку, представив себе Зоора, отсчитывающего золотые слитки в тот самый кейс. Смех смехом, однако от таких мыслей становилось нехорошо. Сопротивление слишком большая организация, чтобы знать всех в лицо, и доверять всем безоговорочно. И если Неймхаузер, икона антитейлонистов всех мастей, на жалованье у Сандовала, то что говорить о других, ему подобных?
Неймхаузер наконец пришел в себя и отскочил подальше от разошедшегося агента, зажимая кровоточащую ссадину на лбу.
- Но агент Сандовал! – взывал он. – Указания пришли с вашим человеком! Он назвал условный код, знал отзывы… Я ничего не заподозрил!
- Где Сподвижник? – рычал Сандовал. – Как вы достали ДНК сотрудника службы безопасности?!
- Это все он! Ваш человек! Больше я ничего сказать не могу!
- Опишите его! Найдите мне фотографию, составьте фоторобот – я должен знать, кто это сделал!! – бушевал зооров защитник. Неймхаузер кивал и соглашался.
- Сподвижника перевезли в старое здание в Мэриленде, - ответил он. – Вы знаете, там раньше базировался наш тренировочный центр, а теперь – пусто. Там вся опергруппа и тейлон. Условия приемлемые, никакой антисанитарии – просто закрытое помещение, в котором его держат.
- Отзовите людей, - приказал Сандовал.
- Я не могу. Операция выполнялась через посредников. Но к утру, я обещаю… - начал Неймхаузер. Сандовал приподнялся на цыпочки, максимально приблизив свое лицо к побледневшему неймхаузеровскому, покрытому испариной, и с угрозой сказал:
- Отзовите людей. Сейчас же.
Его тон, низкий, спокойный и страшный, пробудил в Рене какие-то первобытные инстинкты, заставляющие сжиматься в комочек все внутренности и провоцирующие дрожь в коленках. Сандовал вполне мог забить Неймхаузера этим чертовым кейсом. А Неймхаузер… кто знает, что произошло бы, попытайся он защищаться, но Рене еще раз уверилась в том, что вести дела с Сандовалом – верный путь сначала к кабале, а там и вовсе к могиле.
Неймхаузер собрался, коротко кивнул и отошел в сторону, набирая кого-то на глобале. Сандовал достал платок и начал методично вытирать кейс.
- Далее, я думаю, ваша помощь не потребуется, мисс Палмер, - сказал он. – Хотя я опасаюсь, что ваш друг Кинкейд может порушить все планы по освобождению Даана.
- Тот тренировочный центр… Там даже охранение не выставлено? Почему? – неосторожно спросила Рене. Сандовал смерил её презрительным взглядом, будто Рене опустилась на пару пунктов в каком-то его личном рейтинге.
- Мисс Палмер, - мягко сказал он. – Вы же… занимаетесь бизнесом, - он опустил словечко «бизнес-вумен». – И вы должны понимать, что это нерационально – оставлять хорошо оборудованное, удобное помещение простаивать просто так. Разумеется, оно использовалось иногда. Иногда нами, иногда ими… но в охране никогда не нуждалось.
Рене кивнула. Однако вопросы у нее не кончились:
- Агент Сандовал, - начала она, - а вы можете поручиться, что точно знаете, кто и когда пользовался этим помещением? Раз у вас у самого такие утечки информации.
Сандовал замер, слово только сейчас осознал, что Палмер присутствовала при этом допросе.
- Подождите здесь, мисс Палмер, - мягко попросил он, ставя кейс на пол и направляясь к Неймхаузеру, ожесточенно спорящему с кем-то по глобалу.
«Никаких дел с Сандовалом. Без исключений», - подумала Рене, нервно переступая с ноги на ногу. «Лиам, надеюсь, с тобой всё в порядке!»


 
ЛиэнДата: Среда, 2011-04-13, 09:26 | Сообщение # 14
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
ashatry_a, класс! up
В напряжении держит от первой до последней строчки.
Представила себе Сандовала с кейсом. Маленькая, но очень опасная бойцовская собачка.
И Лиам - путающий все карты...
Буду ждать проды!


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
ashatry_aДата: Воскресенье, 2011-05-29, 17:24 | Сообщение # 15
Сподвижник
Группа: Пользователи
Сообщений: 819
Статус: Offline
***
Лиам нашел это здание не без труда, но быстро. Оно значилось в полицейской базе данных, как бывший тренировочный центр организации «Человек превыше всего». Этих фанатиков Лиам знал, и недолюбливал. Какой-то русский классик (а может и не классик, а какой-то революционер, или может и вовсе Сталин) сказал: «Самые жестокие люди – это ультрарелигиозники»**, и Лиам был с ним полностью солидарен. ЧПВ комплектовался на всю голову стукнутыми радикалами, которые, считали тейлонов порождением Сатаны, а Главу Синода – едва ли ни его младшим братишкой (впрочем, с этим утверждением Лиам мог бы и согласиться).
Их лавочка была быстро прикрыта, и ЧПВ перешло на нелегально положение. Когда-то Сопротивление надеялось использовать их как подспорье в борьбе, но агрессивные и неконтролируемые ЧПВшники не подходили для продуманных операций, а на любом тейлонском приспособлении видели дьяволову печать.
И теперь Лиам, попытавшийся пройти на территорию «бывшего тренировочного центра» без приглашения, столкнулся с охранным тейлонским устройством. От обнаружения Кинкейда уберегла одна лишь удача, а вот миф о том, что ЧПВшники не переносят тейлонской техники, это подразвеяло. Да и самого Лиама в кондицию привело.
По территории он старался передвигаться тихо и незаметно, благо никакой охраны не было видно. А войдя в здание, Лиам прислушался.
Где-то капала вода, гулко отдаваясь в пустых коридорах. Внутри было прохладно, пахло сыростью и нежилым помещением. Кинкейд медленно двигался по коридору, готовый среагировать на любой подозрительный шорох, и искал следы пребывания здесь Даана.
Он нашел оставленную впопыхах черную полевую униформу в одной из комнат, стол, на котором еще даже не остыла разогретая еда. Смятая пачка сигарет, раздавленный окурок, грязные следы на полу, разворошенные спальные матрацы. Кто-то в спешке покидал это место, и Лиаму оставалось лишь надеяться, что Даана эти люди не прихватили с собой.
Услышав в одном из коридоров легкий грохот, Лиам двинулся на шум, но никого не застал. Лишь один раз ему показалось, что он слышал приглушенное цоканье каблуков, но сколько он потом ни прислушивался – ничего не услышал.
Плутая по комплексу, он ощущал странное, тянущее чувство. Это был не какой-то внутренний компас или волнительные бабочки в животе. Наоборот – словно какое-то дурное предчувствие не давало ему покоя и гнало прочь из этого места.
«Найду Даана – и мотаем отсюда!» - решил Лиам.
Даана он все-таки обнаружил – забредя в спортивный зал, Лиам увидел зарешеченную подсобку, в которой хранился разного рода инвентарь. На горе матов сидел, выпрямившись, как школьник на первой парте, Даан - стройный, как деревце, и печальный. Увидев Лиама обеспокоенное лицо сподвижника осветилось голубыми бликами энерголиний.
- Лиам… - начал он.
- Даан! – перебил его Кинкейд, бросаясь к подсобке. – Слава богу! – он торопливо оглядел запирающий механизм. - Даан, все в порядке, я вытащу тебя! – пообещал Лиам. – Только… Только где тут?..
- Лиам, - Даан вскинул руку. – Сзади!
Лиам инстинктивно пригнулся, поворачиваясь, и очень вовремя, потому что прямо над его головой полыхнула белая вспышка. Развернувшись, Кинкейд встретился взглядом с высоким, светловолосым мужчиной в черной одежде. Взгляд у мужчины был равнодушный, скучающий даже. Лиама он рассматривал с тем же интересом, с каким, к примеру, смотрят на посетителей, пришедших невовремя. В руках у него не было оружия, зато он держал их точно так же, как и Лиам – повернув раскрытыми ладонями к противнику. Центры ладоней мягко светились.
- Здравствуй, Лиам Кинкейд, - поздоровался мужчина. – Нам еще не доводилось встретиться во плоти. Я Резидент.
- А я – майор, - ответил Лиам. – Кто ты такой? Ты… - он сглотнул. – Ты кимера? Или ты гибрид?
- Я кимера, - ответил Резидент. – И мне стыдно от одного факта, что ты существуешь.
_____________________________________________________________________________
** - Герцен это сказал. Но Лиаму, понятное дело, до фонаря – зато фраза красивая.
_____________________________________________________________________________
***
- Значит, Леа Уэббер, - задумчиво заметил Сандовал, когда его шаттл опустился на территории лагеря ЧПВ. – Этого следовало ожидать, - добавил он, жестом приказывая пилоту ждать внутри, - предатель есть предатель…
- Это вы говорите, основываясь на собственном опыте? – поддела его Рене. Сандовал промолчал, смерив её ироничным, взглядом, говорящим живее любых слов.
- Но на кого она работает? – продолжил агент. – Не на Сопротивление… возможно, на тейлонов?
- Я полагала, что вы знаете о том, что задумал Зоор, - осторожно заметила Рене.
- Помимо Зоора у Даана достаточно врагов, - возразил Сандовал, одним движением убирая виртуальное стекло и покидая шаттл. – И, будем надеяться, что это, все же, дело рук недалеких землян.
Рене последовала за ним, призадумавшись. Даан был не тем тейлоном, который легко заводил врагов - в противовес Зоору или Ттану. Наоборот, Даан гораздо быстрее добивался расположения, а если и были недовольные, он любого мог успокоить или даже обернуть их недовольство себе на пользу. Лиам никогда, ни разу, ни одним словечком не обмолвился о том, что Даану может что-то угрожать, кроме козней Главы Синода. А знал ли он об этом вообще? Рене была в курсе, что Кинкейд часто судил о вещах поверхностно, но, чем дальше заводила их эта сопротивленческая тропинка, тем быстрее следовало менять свои привычки и оценки.
***
Лиама оскорбило такое обращение. Во-первых, он не видел повода, которым мог застыдить этого кимеру, во-вторых – он просто не терпел, когда с ним разговаривали в снисходительном тоне.
Поэтому он встал, загородив собою Даана, хотя последнему вроде бы ничего не грозило, и спросил:
- Зачем тебе понадобился Даан?
- Разве это непонятно? Мне понадобился, в основном, ты, а не Даан, - пояснил Резидент, слегка раздраженный вопросом Лиама.
- А я зачем? Неужели тебя настолько смущает мое существование? – Лиам медленно двинулся вперед.
- Честно говоря – в основном именно из-за этого, - поделился Резидент. – Приготовься, Кинкейд, - руки кимеры засияли ярче. Лиам рыбкой прыгнул в сторону, чтобы Даан не попадал на линию огня, торопливо размышляя, чем он мог не угодить цельному киммерийцу. Которые вроде бы вымерли. И, видимо, не до конца.
Яркая вспышка бухнула буквально у него под ногами, и Лиам откатился еще дальше, чувствуя себя слегка дезориентированным.
- Зачем же такие жертвы? – спросил он. – Могли бы просто поговорить…
- Я уже достаточно изучил тебя, - ответил Резидент. Изловчившись, Лиам бахнул было в него шакаравой, но противник словно испарился, секундой спустя материализовавшись гораздо ближе.
- И результаты этого исследования меня не удовлетворили, - добавил кимериец, медленно и плавно, по-тейлонски поднимая руку.
Лиам почувствовал странное гудение в голове, щекотку, медленно переросшую в навязчивый, даже болезненный зуд. Казалось его кости вибрируют. Что-то теплое потекло у него из носа - Лиам несколько раз шмыгнул, не отрывая взгляда от неподвижного Резидента, потом утерся рукавом и увидел на манжете кровь. Зуд усиливался - словно невидимая бормашина сверлила ему череп. Трудно было ориентироваться, и даже просто держать голову прямо - неимоверным усилием Кинкейд приподнялся на локтях, чувствуя, что это большее, на что он сейчас способен.
***
Агент Уэббер отыскалась быстро – Сандовал отправил Рене через главный вход, а сам притаился у запасного. Как и следовало ожидать, агентша, избегая прямого столкновения, решила покинуть здание незаметно – и крупно просчиталась.
Когда Рене прибыла на место действия, столкнувшись, попутно, с Тейтом, который тоже околачивался вокруг центра ЧПВ, там уже вовсю разыгралась крупная трагедия: Уэббэр заламывала руки и брови, взывая к Сандовалу, который наблюдал за этой пантомимой чуть прищурившись, от чего его глаза казались еще уже и темнее. Понять по непроницаемому лицу азиата было невозможно, подействовал ли на него этот театр экспрессивной мимики.
- …я была вынуждена это сделать, агент Сандовал! Вам ли не знать, что это такое – давление извне, понукание…
Рене почувствовала непреодолимое желание закатить глаза. Кажется, Лиам был в восторге от этой кошки несчастной, аж на свидания напрашивался целый месяц – и удивлялся, когда ему отказывали. Странно, что отказывали – какой источник могла получить Уэббер, захомутай она этого кимеру недоделанного…
Палмер отогнала злобные мысли и медленно приблизилась на пару шагов.
- Вы участвовали в нападении на члена Синода, агент. Вы подготовили его.
- Не по своей воле!
- Давайте поступим так, агент Уэббер – я попрошу своих людей проверить все ваши счета: не получали ли вы крупных денежных подарков, не были ли замечены в растратах - и мы разберемся, давили на вас или вы сами… прогнулись, - ответил Сандовал с наимерзейшей ухмылкой на лице. Палмер эту ухмылку знала, и даже тот факт, что Сандовал зубоскалил не в её сторону, не успокаивал.
- Разумеется! – видимо Уэббер решила разыграть оскорбленную невинность. – И вы туда же!– в её глазах блеснули самые натуральные слёзы и она всхлипнула. - Мужчина!!
- Действительно, Сандовал, - процедила Рене, отодвигая агента плечом, - мужчинам тут делать нечего, - с этими словами она отвесила Уэббер короткую оплеуху, коя оказала на агентшу живительное действие – Леа тут же умолкла и перестала рыдать, а ее глаза засверкали пуще прежнего. Рене последовала за ним, призадумавшись. Даан был не тем тейлоном, который легко заводил врагов - в противовес Зоору или Ттану. Наоборот, Даан гораздо быстрее добивался расположения, а если и были недовольные, он любого мог успокоить. Лиам никогда, ни разу, ни одним словечком не обмолвился о том, что Даану может что-то угрожать, кроме козней Главы Синода. А знал ли он об этом вообще? Рене была в курсе, то Кинкейд часто судил о вещах поверхностно, но, чем дальше заводила их эта сопротивленческая тропинка, тем быстрее следовало менять свои привычки и оценки. Причем взгляд этот Рене не понравился - были в нем холодная злоба и обещание сделать что-нибудь нехорошее ей, Рене Палмер.
Сандовал тем временем достал магнитные наручники и продемонстрировал их коллеге.
- Мы оставим вас здесь ненадолго, - сказал он, - а это – гарантия того, что вы не убежите. Где Даан?
- На складе рядом со спортивным залом, - сквозь стиснутые зубы прошипела Уэббер.
- Всегда приятно с вами работать, Леа, - вежливо улыбнулся Сандовал, защелкивая наручники. – Спасибо за сотрудничество, я обязательно отмечу это в будущем. Мисс Палмер?..
И они с Рене покинули разозленную агентшу, быстрым шагом направляясь к спортзалу.
***
- Твое создание было ошибкой, - сообщил Лиаму Резидент, глядя на него сверху вниз безразличными глазами. – И я её исправлю.
Он поднял руку, и Лиам приготовился встретить удар.
- Ни с места! Стоять! Руки за голову!
Кинкейд радостно повернул голову – в помещение ввалились Рене и, что удивительно, Сандовал, вооруженные и, соответственно, опасные.
- Руки за голову! – повторила Палмер. – Отойди от него.
Резидент тонко улыбнулся и медленно поднял обе руки.
- Рене, на пол! – рявкнул Лиам, с силой пиная Резидента в голень. Яркая сдвоенная вспышка, сорвавшаяся с ладоней кимеры, ударила в стену, прямо над головами Сандовала и Палмер. Агент не заставил себя долго ждать и ответил выстрелом из скрилла. Резидент с нечеловеческой скоростью отпрыгнул в сторону и, подарив Кинкейду на прощание многообещающий взгляд, в прямом смысле испарился – телепортировался или переместился, неясно. Пропал, словно его не бывало.
Лиам со стоном опустил голову на землю и прикрыл глаза. Под веками у него бродили цветные круги, голова гудела, как колокол.
- Кинкейд, где Даан? – окликнул его Сандовал.
- В подсобке. Он в порядке, - Лиам тяжело вздохнул, не открывая глаз. Он услышал торопливые шаги, а секунду спустя рядом с ним на колени опустилась Рене Палмер.
- Лиам, ты жив? С тобой все порядке? – обеспокоенно спросила она, ощупывая гибрида.
- Рене… - слабо произнес Лиам, открыв глаза. – Рене… Я тебя люблю.
- Лежи уже, бедная голова, до приезда скорой помощи, - Рене стащила пиджак, свернула его и подложила Кинкейду под голову. – Одни неприятности от тебя, Кинкейд. И женщин ты выбирать не умеешь.
***
Когда прибыли волотеры, полиция, скорая помощь и журналисты, Лиам уже пришел в себя. Даан не спешил покидать здание, и даже сделал для прессы заявление, оправдав Лиама перед всем миром и призвав людей быть более лояльными и толерантными. Неделя ненависти по отношению к ЧПВ по всем новостным каналам была обеспечена. Уэббер никто ни в чем не обвинял, но, судя по тому, как пристально следил за ней Сандовал, «сладкая» жизнь красавице-агенту была обеспечена. За ней тенью следовал Тейт, похоже получавший от этого занятия несказанное удовольствие.
Лиам и Рене ждали, пока все разъедутся, чтобы можно было спокойно и незаметно покинуть территорию бывшего тренировочного лагеря. Лиам сидел на ступеньках лестницы, подперев рукой свою многострадальную голову, а Рене стояла рядом, выслушивая его рассказ о Резиденте, Анни Галлахер и прочих злоключениях. Это все очень интересно согласовывалось с тем фактом, что помимо Резидента и Сопротивления, ЧПВшникам также финансово помогал Сандовал.
- С этим надо разобраться, - заметила Рене. – Какие планы на конец недели?
- Увы, уикенд у меня занят, - ответил Лиам. – У меня встреча.
- Да? – Рене прищурилась. – И с кем же?
- С девушкой.
- Э-эх. А говорил, что меня любишь!
- Я вас всех люблю, - Лиам снова перевел взгляд на небо. – Абсолютно всех.
- Да я уж помню, - поддела его Рене. – Особенно ту… как её? Эмансипация?
- Эмуляция, - мрачно ответил Кинкейд. – И ничего такого. Милая девушка, милая местность… подумаешь, небольшое недопонимание с родителями? Ты просто ничего не понимаешь в прелестях простой жизни, Рене.

Эпилог
Солнечные лучи путались в изумрудной листве и бросали редкие блики на траву. В жарком июльском воздухе тихонько трещали стрекозы, ветер доносил приятный запах жарящегося на углях мяса, и во всем мире царило такое спокойствие и благолепие, что и не описать словами.
Кинкейд оттер пот с загорелого лба и с удовольствием посмотрел на результат своих трудов: ровный белый забор сиял в солнечных лучах, досочка к досочке, ровный белый штакетник, огораживающий его, Лиама, личное пространство. До чего же было приятно потрудиться для себя, точно зная, что в холодильнике его ждет холодное пиво, а на столе – вкусный обед.
- Эй, Ронни! – окликнул Кинкейд своего старшего. – Бери инструменты и неси в гараж. И маме скажи, чтобы поторопилась!
- А что мне за это будет? – нахально спросил мальчуган.
«Весь в деда», - подумал Лиам, а вслух сказал:
- Я точно знаю, чего тебе за это НЕ будет. Подзатыльника.
Сохраняя максимально независимый вид, Ронни взял ящик с инструментами и потащил в дом. Его младший брат Маркус, совсем недавно научившийся ходить, сделал несколько нетвердых шагов по траве и в качестве опоры выбрал свежепостроенный забор. После чего поднял голову и, глядя на Лиама, беззубо улыбнулся. Внутри у Кинкейда все сжалось от умиления. Он совершенно не жалел, что жизни в городе выбрал привольную жизнь в Канзасских полях. Как-никак ближе к природе.
Подхватив сына на руки, Лиам зашагал к дому, весело насвистывая.
На летней веранде маленькая Лили уже расставляла чашки и тарелки, а Рон привычно филонил. Заметив, что отец собирается сесть за стол, он торжествующе наставил на него палец и спросил:
- Руки мыл?
- А ты? – спросил в ответ Лиам, осторожно усаживая Марка на специальный стульчик.
- Сначала ты ответь, - уперся Рон.
- Так, ну-ка быстро все идите мойте руки и садитесь за стол! Или я за себя на отвечаю!
С этими словами, словно лебедь, выплыла она – единственная! Медленно и важно, шелестя пышкой юбкой, в милом розовом передничке в белый горошек, на веранду вышла супруга Лиама, Рене - уже совсем не Палмер, а Кинкейд! – неся в руках поднос с источающими божественный запах…
…Лиам проснулся, чувствуя, как по его вискам течет холодный пот. Он задремал в кресле, пока Рене бесконечно долго разговаривала с кем-то по глобалу, и теперь, судя по тому, что за окном стемнело, был уже глубокий вечер. Документы, которые Лиам принес, служили ему подушкой и вид у них сейчас был не самый официальный. По квартире разносился приятный запах жареного мяса со специями.
- Рене, ты тут? – позвал Кинкейд, неловко поднимаясь с кресла. В животе у него требовательно забурчало.
- Да! – отозвалась Палмер с кухни. – Проспался, спящий красавец?
- Проспался, - ответил Лиам, потягиваясь на ходу и заворачивая на кухню. - Могла бы и разбуди… Ы-ы-ы!!!
- Что с тобой, Лиам? – недоуменно спросила Рене, поворачиваясь к нему. Её хрупкие руки, облаченные в огромные варежки-прихватки, держали источающую заманчивые запахи сковороду, а на самой Рене был надет…
- Это…
- Это передник, - снисходительно заметила Палмер, ставя сковороду на стол и кокетливо поправляя завернувшийся краешек розового передника в белый горошек. - Знаешь, люди с планеты Земля надевают его, чтобы не испачкать одежду во время готовки. Тебе придется привыкать к таким, если ты собираешься тут остаться.
Лиам с облегчением вздохнул. Это был всего лишь сон.
- Конечно, - миролюбиво сказал Кинкейд (не забывая, конечно, с интересом поглядывать на сковороду). – Конечно…
f.
:))))


 
ЛиэнДата: Понедельник, 2011-05-30, 09:26 | Сообщение # 16
Представитель синода
Группа: Пользователи
Сообщений: 1233
Статус: Offline
Уже говорила, но повторюсь...
Нравятся мне твои фики - душевные они... smile


При помощи Ша'бры и шакаравы можно сделать больше, чем при помощи лома и такой-то матери))
 
Форум » Фантворчество » Литературное творчество » Дурдом (как бы детектив про большие неприятности, настигшие Лиама)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Авторские права на дизайн, оригинальные тексты и переводы, а также на подбор и расположение материалов
принадлежат «Прибежищу тейлонов» Все права защищены и охраняются законом. © 2004-2007